Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ТЕХНОЛОГИИ есть новые публикации за сегодня \\ 17.10.17

У ИСТОКОВ СОВЕТСКО-ФРАНЦУЗСКИХ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ

Дата публикации: 04 июля 2017
Автор: А. А. ИВАНОВСКАЯ
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: ТЕХНОЛОГИИ
Номер публикации: №1499187140 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. А. ИВАНОВСКАЯ, (c)

найти другие работы автора

В последние годы заметно возрос интерес к проблемам истории развития культурного сотрудничества СССР с зарубежными странами. Появились книги и статьи общего характера, рассказывающие о международных культурных связях СССР в целом и в том числе с Францией1 . Особое внимание советские историки, занимающиеся периодом становления этих связей, уделяют роли В. И. Ленина и КПСС 2 . В указанных работах приведен материал и о советско-французских культурных контактах. Этой теме посвящены и специальные статьи3 (в них, как правило, рассматривалась деятельность советских и французских обществ культурной связи либо частные вопросы научных контактов4 , преимущественно дооктябрьского периода) и публикации документов5 . Однако проблемы становления советско-французских научных контактов в первое десятилетие после Октября остались неизученными.

В период Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны русско-французские культурные и научные связи были искусственно нарушены реакционными правительствами Клемансо и Пуанкаре. Прогрессивная научная общественность Франции решительно осуждала эту близорукую политику, шедшую вразрез с коренными национальными интересами страны. Приступив после окончания гражданской войны к ликвидации военной разрухи, восстановлению промышленности и сельского хозяйства, Советское правительство, возглавляемое В. И. Лениным, считало одним из важных условий ускоренного развития экономики всемерное использование новейших научно-технических достижений как отечественных, так и зарубежных. Вот почему В. И. Ленин придавал большое значение командировкам ученых за границу. По его инициативе Советское правительство в начале 1921 г. командировало в ряд европейских стран первую группу советских ученых, представителей Российской АН, в состав которой входили А. Н. Крылов, А. Ф. Иоффе, П. Л. Капица и Д. С. Рождественский. Из них только акад. А. Н. Крылов, математик и кораблестроитель, смог посетить Францию в январе 1922 года.


1 С. К. Романовский. Международные культурные и научные связи СССР. М. 1966; А. Е. Иоффе. Международные культурные и научные связи Советского Союза 1917 - 1932 гг. "Вопросы истории", 1969, N 4; его же. Научные и культурные связи Страны Советов. М. 1972; его ж е. Международные связи советской науки, техники и культуры. М. 1975; Е. Д. Лебедкина. Международный совет научных союзов и Академия наук СССР. М. 1974, и др.

2 А. М. Гак. В. И. Ленин и развитие международных культурных и научных связей Советской России в 1920 - 1924 гг. "Вопросы истории", 1963, N 4; А. Е. Иоффе. В. И. Ленин и развитие международных научно-технических и культурных связей Советской страны. "Ленинская внешняя политика Советской страны". М. 1969; М. С. Кузьмин. Деятельность партии и Советского государства по развитию международных научных и культурных связей СССР. 1917 - 1932. Л. 1971, и др.

3 А. Н. Соловьев. Из истории франко-советских культурных и научных связей в 1931 -1935 гг. "Вестник истории мировой культуры", 1960, N 1; Л. С. Никольская. Установление советско-французских контактов в области науки и культуры (1919 - 1928 гг.). "Французский ежегодник 1970". М. 1972, и др.

4 "Русско-французские научные связи". Публикация А. Т. Григорьянак А. П. Юшкевича. Л. 1968; Е. С. Кулябко. Научные связи И. П. Павлова с французскими учеными. "Французский ежегодник 1967". М. 1968; О. В. Бароян, П. Лепин. Эпидемиологические аспекты современной иммунологии. М. 1972, и др.

5 "В защиту Советской республики". Публикация Л. М. Зак. "Вопросы истории КПСС", 1957, N 3; "Из истории развития советско-французских культурных связей-1918 - 1927 гг.". Публикация Н. В. Тимофеевой. "Исторический архив", 1961, N 3, и др.

стр. 196


Руководители Коммунистической партии и Советского государства не раз подчеркивали готовность к восстановлению дружественных контакте" с Францией во всех областях. Об этом убедительно свидетельствует высказывание В. И. Ленина в 1922 г. о том, что "всякое сближение с Францией для нас чрезвычайно желательно". В. И. Ленин высоко оценивал визит сенатора Э. Эррио в нашу страну в 1922 г. "Несомненно, - говорил он, - мы чрезвычайно высоко ценим и прием Эррио в Москве и тот шаг к сближению с Францией или к переговорам с ней, которые стали теперь возможными, вероятными и, хотелось бы думать, необходимыми"6 .

Первые шаги в налаживании контактов были сделаны советскими учеными, хотя вначале эти связи носили единичный и случайный характер. Среди немногих ученых, выезжавших тогда в европейские страны, только несколько человек были во Франции, официальные власти которой не ставили в то время виз на советские паспорта. Первыми учеными, посетившими Францию, были филологи: в 1919 г. специалист по древнерусской литературе проф. Б. М. Ляпунов, а в 1920 г. академики Н. Я. Марр, известный языковед и археолог, и Ф. И. Щербатской, выдающийся востоковед-индолог. Н. Я. Марр изучал тогда западную литературу и живые языки Франции, работал в научных библиотеках и институтах Парижа и Бретани, читал лекции и устанавливал контакты с французскими учеными7 . Ф. И. Щербатской также читал в Париже лекции по истории и литературе народов Азии, издал там несколько своих работ, вызвавших большой интерес. В 20-е годы во Франции увидел свет его трехтомный труд по истерии индийской философии, охвативший историю буддийской философской мысли за 1500 лет, с VI в. до н. э. и до конца X в. н. э. Известный индийский ученый Д. Шастри назвал этот труд "величайшим произведением по индийской философии за последние 250 лет", "шедевром Щербатского" 8 . Советский ученый был членом французского Азиатского общества в Париже. В 1922 г. он участвовал в Международном съезде ориенталистов в Париже, занимался закупкой научной литературы и лабораторного оборудования. Первые поездки советских ученых во Францию могли осуществляться благодаря стремлению их французских коллег к восстановлению контактов. Известно, например, что П. Ланжевен успешно хлопотал о разрешении акад. П. П. Лазареву в 1923 г. посетить Францию, а акад. В. И. Вернадский в 1922 г. смог поехать во Францию для чтения лекций студентам Сорбонны по приглашению ректора Парижского университета.

В налаживании научных контактов самым трудным был период до официального признания Советской страны Францией. После окончания гражданской войны ученым обеих стран приходилось преодолевать "культурную блокаду", поддерживаемую французскими официальными кругами. О стремлении ученых к налаживанию научных контактов в этот период свидетельствует высказывание секретаря Французского комитета научных связей с Россией, председателем которого был знаменитый физик, большой друг нашей страны П. Ланжевен: "Каково было наше разочарование, какова была наша растерянность, особенно в конце войны и с 1919 по 1923 г. приблизительно, когда мы были лишены прямого общения с русской наукой... Русская книга тогда стала у нас редкостью, и усердие, с которым мы искали ее, свидетельствует о том, как была она нам нужна и как мы ее ценили" 9 .

Несмотря на большие трудности, в 1922 г. во Франции побывали в командировках академики А. Н. Крылов, В. И. Вернадский, Н. И. Вавилов, П. П. Сушкин, а также проф. И. И. Иванов, который одним из первых русских ученых возобновил связи с Пастеровским институтом, работая там в 1922 и затем в 1924 - 1925 годах. В 1923 г. во Франции побывали академики П. П. Лазарев, С. Ф. Ольденбург, Ю. М. Шокальский, проф. М. И. Неменов и первая научная делегация в составе академиков И. П. Павлова, Д. К. Заболотного и проф. Л. А. Тарасевича, выезжавшая на празднование 100-летия со дня рождения Л. Пастера. В том же году в Париже по-


6 В. И. Ленин ПСС. Т. 45, стр. 237.

7 В. А. Михалкова. Н. Я. Марр (жизнь и деятельность). М. -Л. 1949; А. Е. Иоффе. Начало международных научных связей Советской страны. "Вестник АН СССР", 1967, N 10.

8 В. И. Кальянов. Академик Ф. И. Щербатской, его жизнь и деятельность. "Индийская культура и буддизм". М. 1972.

9 ЦГАОР СССР, ф. 5283. оп. 8, ед. хр. 32, лл. 12, 13.

стр. 197


бывала первая советская научно-техническая делегация 10 , которая приняла участие в конференции западноевропейских железнодорожных организаций. Участие в работе конференции стало возможным лишь после того, как Г. В. Чичерин заявил протест в связи с тем, что в октябре 1922 г. такая же конференция проходила без участия России. В 1924 г. во Франции побывали академики В. А. Стеклов, А. Ф. Иоффе, проф. Е. В; Тарле и другие ученые.

Следовательно, еще до официального признания нашей страны Францией более 20 советских ученых, преимущественно академиков, ездили во Францию и наладили контакты с представителями различных областей науки. Научные связи осуществлялись тогда и в эпистолярной форме. П. П. Лазарев, например, переписывался приблизительно с 50 французскими учеными11 . Среди его корреспондентов были такие известные в науке люди, как П. Ланжевен, М. Склодовская-Кюри, Ж. Перрен и его сын Ф. Перрен, П. Пенлеве, А. Лакассань и другие. С. Ф. Ольденбург переписывался более чем с 20 французскими учеными, преимущественно востоковедами, и таким же количеством научных учреждений, обществ, издательств и редакций научных журналов 12 .

Находясь в командировках во Франции, советские ученые вели большую работу, обычно совмещая свои научные интересы с организационными и практическими делами. Они не только занимались в научных библиотеках, публиковали свои труды во французских изданиях, участвовали в съездах и конференциях, но и знакомились с постановкой дела в научных учреждениях, с внедрением в практику научных достижений, занимались закупкой нового лабораторного оборудования, приобретением научной литературы. Читая лекции во Франции (почти все они хорошо владели французским языком), беседуя и обмениваясь мнениями со своими коллегами о научных достижениях, они сообщали правду о научной жизни в Советской России и свидетельствовали, что наука в нашей стране, несмотря на трудности и лишения военного времени, продолжала развиваться, доказывали, что от взаимного общения советские и французские научные круги только выиграют. Их деятельность во многом содействовала общему улучшению советско-французских отношений.

Таким образом, инициатива и первые шаги в установлении научных связей с Францией принадлежат советским ученым. Именно они, преодолевая трудности отсутствия официальных отношений между странами, начали налаживать первые научные контакты со своими французскими коллегами. Французские ученые в первые годы после Октябрьской революции в Советскую Россию почти не приезжали, если не считать единичных исключений, когда представители научного мира Франции входили в состав миссий, кстати, также очень редко посещавших тогда нашу страну. Так, в 1923 г. в состав первой французской торгово-промышленной делегации входил известный ученый экономист Ш. Жид.

"Новым стартом" в развертывании научно-технических связей между СССР и Францией послужило установление дипломатических отношений между ними 28 октября 1924 года. С 1925 г. представители различных отраслей французской науки начинают регулярно посещать Советский Союз: только за первые три года в СССР побывало более 10 французских ученых. Среди них были известные ориенталисты - проф. С. Леви и академик П. Пеллио, медик проф. А. Лакассань и другие 13 .

Французские ученые, судя по их переписке со Всесоюзным обществом культурной связи с заграницей (ВОКС), выражали стремление к обмену профессорами-лекторами, считая, что наряду с книжным обменом это - лучшая форма возобновления связей. Летом 1925 г. профессор эстетики Сорбонны В. Баш14 предложил обменяться лекторами на ближайший учебный год. Он считал, что


10 "Известия", 19.V.1923.

11 Архив АН (ААН) СССР. ф. 459, оп 4-а.

12 ААН СССР, ЛО, ф. 208. оп. 2, 3.

13 Подробности об их пребывании см.: ААН СССР, ЛО, ф. 12, оп. 5, ед. хр. 26, лл. 69, 109, 155, 201, 215, 236; ед. хр. 27, л. 211; ед. хр. 30, лл. 71, 72, 116, 144; "Информационный бюллетень ВОКС", 1925, N 15, стр. 18, 1926 N 24, стр. 11 и N 27, стр. 11.

14 Деятельный участник движения за признание СССР во Франции, он возглавил в 1924 г. литературно-художественную секцию в обществе "Новой франко-русской дружбы", которая объединила литературно-художественную французскую интеллигенцию, стремившуюся к налаживанию контактов с советскими деятелями литературы и искусства. Впоследствии ученый стал президентом Лиги прав человека и был зверски убит фашистами во время оккупации Франции.

стр. 198


приезд во Францию к первому семестру для чтения курсов лекций в Сорбонну и другие вузы хотя бы трех первоклассных советских ученых, хорошо говорящих по-французски, произвел бы положительное впечатление на научные круги 15 . Однако точка зрения ВОКС на обмен профессорами-лекторами в эти годы была несколько иной. ВОКС справедливо считал, что такой обмен учеными-лекторами не получит большого развития по ряду причин, и главным образом из-за 'незнания массой наших студентов иностранных языков, в том числе французского, а французскими учеными - русского. Выход из этого положения ВОКС видел в том, чтобы развивать взаимные обмены по линии совместных, не требующих совершенного знания языка работ советских и французских ученых в научных учреждениях обеих стран. В письме своему представителю в Париже от 7 июля 1925 г. ВОКС подчеркивал это свое мнение, а также просил непременно сообщить о тех французских ученых, которые захотели бы приехать в СССР', так как "из Франции до сих пор почти никто не приезжал"16 .

Научные контакты в 1925 - 1927 гг. не только заметно оживляются и превращаются в двустороннее, но и формы общения становятся разнообразнее, а с 1926 г. научный обмен между обеими странами приобретает более планомерный, систематический характер. Многие французские ученые в 1926 - 1927 гг. выражали желание посетить СССР и вели об этом переговоры с советскими учеными, находившимися в Париже17 , либо писали об этом своим коллегам в СССР18 .

Установлению тесных научных контактов способствовало несколько событий. Одним из них явилось создание летом 1925 г. ВОКС, в задачу которого входили культурные связи, в том числе и научные. Для налаживания культурных связей с Францией в ВОКС был организован специальный отдел, в котором на первых порах сосредоточилась вся переписка со многими организациями и отдельными лицами из Франции. Позднее были созданы секции по разделам культуры. Другое важное событие - это большой международный праздник науки в СССР, состоявшийся в сентябре 1925 г. в связи с 200-летием Российской академия наук. Это был первый международный конгресс ученых, собравшийся в нашей стране после Октября. Акад. П. П. Лазарев отмечал тогда, что "первым международным общением, которое мы должны назвать вполне удавшимся, было празднование юбилея нашей Академии Наук" 19 . В приветствии Наркоминдела СССР в связи с 200-летием АН подчеркивалась ее большая роль в установлении международных научных контактов: "Во время бешеной борьбы всех капиталистических правительств против Советского Союза последнему пришлось выдержать, между прочим., и научную блокаду. Наши славные академики сыграли крупную роль в борьбе научных работников России против культурной блокады, за сохранение научных достижений и их дальнейшее развитие в обстановке самых тяжелых испытаний" 20 .

Переговоры с французской Академией наук об ее участии в праздновании 200-летия Российской АН велись начиная с 1922 года. В декабре 1921 г. ,миссия первого официального приглашения французских ученых на юбилей была возложена на акад. А. Н. Крылова 21 , который знал президента, французской Академии наук М. Бертена и ее секретаря Э. Пикара еще с 1892 года. Приехав в январе в Париж, он договорился с "ими и выступил по этому вопросу на общем собрании академии. Его речь была встречена одобрительно, напечатана во многих французских газетах, и даже наиболее враждебные из них воздержались от


15 ЦГАОР СССР, ф. 5283, оп. 7, ед. хр. 1, л. 212 (письмо представителя ВОКС в Париже от 6.V11.1925).

16 Там же, л. 210.

17 В 1926 г. во время пребывания физиолога проф. Г. П. Зеленого в Париже группа французских коллег из Пастеровского института (А. Кар до, А. Ложье, Е. Бахрах, Ж. Безансон) выразила желание познакомиться с достижениями советской науки и поработать в лаборатории И. П. Павлова. Об этом писал советский ученый в ВОКС 11 июля 1926 г. (там же, ед. хр. 3, л. 45).

18 В 1926 г. французский авиатор П. Алляр писал акад. С. А. Чаплыгину о своем желании посетить СССР и познакомиться с работой наших авиационных учреждений. Советское научно-техническое общество в своем письме в ВОКС поддержало просьбу французского авиатора и просило организовать его приезд (там же, л. 31).

19 П. П. Лазарев. О международных научных отношениях. "Научный работник", 1926, N 3, стр. 8.

20 "Документы внешней политики СССР". Т. VIII. М. 1963, стр. 521.

21 А. Н. Крылов. Мои воспоминания. М. 1945.

стр. 199


ее критики. В последующие годы советские ученые, приезжавшие во Францию, неоднократно напоминали о приглашении в беседах с президентом академии и другими ее членами. Так, в сентябре 1924 г., возвращаясь (из Канады) с международного конгресса математиков и геофизиков на родину, вице- президент Российской АН акад. В. А. Стеклов остановился на 5 дней в Париже. В своей книге22 он подробно рассказал, как 29 сентября он и акад. А. Н. Крылов посетили заседание французской Академии наук и снова передали ее членам приглашение на юбилей.

Однако летом 1925 г. французская правительственная и белоэмигрантская пресса начала кампанию, направленную против участия делегации французских ученых в праздновании 200-летия Российской АН. Наиболее резким и тенденциозным выступлением этих кругов была статья в "Journal des Debats", вызвавшая опубликованные в печати возражения советских академиков (В. И. Вернадского, В. А. Стеклова, С. Ф. Ольденбурга, А. Е. Ферсмана, проф. И. И. Иванова). Несмотря на враждебность реакционных кругов Франции, Российская АН получила к своему юбилею ряд приветствий: от французской Академии наук, Коллеж де Франс, Наполеоновского общества, а также известных ученых А. Олара, П. Буайе и других23 . В своем приветствии французская Академия наук подчеркивала: "Уже два века ваша АН занимает в развитии культуры и в истории человечества место, которым она вправе гордиться" и в то же время выражала "сожаление, что существующая обстановка мешает послать нам делегацию на торжества вашей Академии наук" 24 .

Несмотря на отсутствие официальной делегации от ученых Франции, на юбилейных торжествах присутствовали в качестве гостей известные французские ученые. На торжественном заседании 6 сентября 1925 г. в честь АН СССР, а затем на банкете в Мраморном зале Русского музея, которые открывал М. И. Калинин и где находилось 114 иностранных ученых, были С. Леви и П. Пеллио, выступавшие с речами. С. Леви приветствовал Академию наук СССР от имени французских ученых и французского правительства, высказав при этом удивление, что в списке адресов академии отсутствует приветствие от французского правительства и что специально назначенный французским министром просвещения для участия в торжествах представитель не прибыл вовремя в Ленинград25 . Французские ученые принимали участие и во многих мероприятиях, запланированных на время юбилея. Они выступали перед советскими людьми в разных аудиториях, например, на торжественном заседании Ленгубисполкома, посвященном 200-летию АН СССР, на фабрике "Трехгорка"26 . В Москве французские гости приняли участие в торжественном заседании, состоявшемся в Большом театре, которое было встречей рабочей общественности Москвы с советскими -и иностранными учеными.

С. Леви и П. Пеллио вернулись по окончании юбилейных торжеств в Ленинград, решив задержаться там на 10 дней для научных занятий в Эрмитаже и других учреждениях АН СССР, прочитать несколько лекций. Две лекции синолога П. Пеллио состоялись в Институте восточных языков и собрали большую аудиторию. В прениях по его докладам выступали известные советские ученые-востоковеды академики Ф. И. Щербатской, С. Ф. Ольденбург, Н. Я. Марр, профессор В. М. Алексеев и другие. Накануне отъезда С. Леви и П. Пеллио, во Францию было устроено их чествование, в котором принимали участие многие советские ученые27 . Французские ученые остались довольны пребыванием в СССР и знакомством с советской наукой. Они увидели заботу Советского правительства о развитии советской науки и узнали о том, какие практические задачи были поставлены перед ней.

Пребывание французских ученых на юбилейных торжествах АН СССР стало переломным моментом в налаживании регулярных контактов между советскими и французскими учеными. Приехавшие из Франции гости убедились в том, что "разрушения" и "гибели" русской науки не произошло. Возвратившись на родину, С. Леви и П. Пеллио рассказали о действительном положении дел в советской науке. По их инициативе в Сорбонне 24 ноября 1925 г.


22 В. А. Стеклов. В Америку и обратно. Впечатления [Л.]. 1925.

23 ДАН СССР, ЛО, ф. 12, оп. 1, ед. хр. 17, лл. 4, 12. 17, 54.

24 "Вечерняя Москва", 11.VIII.1925.

25 ААН СССР, ЛО, ф. 12. оп. 1. ед. х,р. 43, л. 109; "Информационный бюллетень БОКС", 1925, N 15, стр. 18.

26 ЛГАОРСС, ф. 1000, оп. 59, ед, хр. У. лл. 50 - 52.

27 "Правда", 18.IX.1925; "Известия", 21.IX.1925.

стр. 200


состоялось знаменательное в истории советско-французских научных связей собрание. Оно положило начало созданию научного общества сближения между Францией и СССР. На этом первом организационном его собрании присутствовало более 25 ученых, в том числе С. Леви, П. Пеллио, П. Ланжевен, М. Склодовская-Кюри, Л. Леви-Брюль, П. Буайе и другие. В нем приняли участие два советских представителя, а том числе управляющий делами Совнаркома Н. П. Горбунов. Он рассказал о развитии советской науки и о том, какие трудности ей пришлось пережить в годы войны и блокады. Н. П. Горбунов сообщил французским ученым, что АН СССР учредила специальную комиссию по международным связям с участием в ней ее иностранных членов и членов-корреспондентов. Он предложил также разработать список тем для совместного с французскими учеными изучения и рассказал о научных обществах и совместных начинаниях с другими странами. Собрание постановило учредить комитет для создания постоянного общества франко-советского научного сближения. Председателем "Французского комитета научных связей с Россией" был избран выдающийся физик П. Ланжевен. Основание комитета положило начало систематическим франко-советским научным связям.

Комитет был тесно связан с АН СССР и с ВОКС. Из его писем в АН СССР28 , а также многочисленных корреспонденции в ВОКС29 видно, как постепенно, шаг за шагом налаживались двусторонние научные контакты между научными учреждениями, редакциями научных журналов, обществами, а также отдельными представителями ученого мира обеих стран. В письмах в ВОКС, например, не только рассказывалось о деятельности комитета, но и посылались списки литературы, которую хотели бы приобрести путем обмена французские научные учреждения, некоторые документы, например, обращение к ученым Франции принять участие в работе комитета. В последнем документе французские ученые выразили свое стремление к восстановлению советско-французских научных связей и подчеркнули, что временное прекращение этих связей отрицательно сказалось на всех отраслях знаний. Отмечалось также, что развитие науки как во Франции, так и в СССР затрудняет отсутствие новых трудов советских и французских ученых в библиотеках обеих стран. Комитет подчеркивал, что он будет всячески содействовать облегчению пребывания советских ученых: во Франции. Обращение подписали председатель комитета П. Ланжевен и многие другие известные французские ученые. Французский комитет устанавливал и поддерживал регулярные связи не только с АН СССР и ВОКС, но и с некоторыми другими советскими учреждениями - Наркомпросом, Наркомздравом, а также предпринимал шаги к установлению контактов с: научными кругами ряда советских республик - Украины, Белоруссии, Азербайджана.

В 1925 - 1927 гг. не только продолжают укрепляться уже налаженные научные контакты, но и идет становление связей в новых областях науки. Значительно расширяется круг научных проблем и отраслей науки, в которых советские и французские ученые начинают сотрудничать. Так, к 1925 г. относится возобновление контактов с французскими медиками, и связано оно с поездкой в Париж наркома здравоохранения Н. А. Семашко, который сумел преодолеть консервативное отношение медицинских кругов Франции к Советскому Союзу. Н. А. Семашко сделал в парижских медицинских учреждениях ряд докладов о состоянии советской медицины, имел много личных встреч и бесед с французскими медиками, был представлен премьер-министру А. Бриану и министру просвещения. Его доклад на медицинском факультете Парижского университета, прочитанный им 25 октября 1925 г. на французском языке, имел большой резонанс30 . Он рассматривался в научном мире как признание французской наукой советской медицины, как заметный рубеж в налаживании двусторонних контактов в этой важной области. С 1925 г. во Франции начинает выходить медицинский журнал на двух языках - французском и русском. Глазным редактором его был профессор Пастеровского института А. М. Безредка, ученым секретарем - А. Н. Рубакин. Были сформированы две редакции. Во французскую входили видные медики - А. Роже, А. Гартманн, Р. Лериш и другие. Об установлении постоянных контактов говорит и такой факт, как назначение в


28 ААН СССР, ЛО, ф. 208, оп. 3, ед. хр. 360, лл. 1 - 22.

29 ЦГАОР СССР, ф. 5283, оп. 7, ед. хр. 3, лл. 206 - 241.

30 А. Н. Рубакин. Над рекою времени. Воспоминания. М. 1968, стр. 117 - 144.

стр. 201


1926 г. Совнаркомом СССР своего представителя в постоянной комиссии международного Бюро обществ гигиены в Париже31 .

Налаживаются более тесные контакты и между советскими и французскими химиками. Этому способствовали подготовка и празднование в октябре 1927 г. 100-летия со дня рождения знаменитого французского химика М. Бертло. Советские ученые горячо откликнулись на предложение принять участие в международном чествовании известного ученого32 . В СССР был организован специальный комитет по празднованию 100-летия М. Бертло, в который вошли многие видные химики. В юбилейных торжествах, состоявшихся в Париже с 23 по 26 октября 1927 г., участвовала большая делегация советских ученых во главе с наркомом просвещения А. В. Луначарским. В ее состав входили академики А. Н. Крылов, П. П. Лазарев, профессора А. Е. Чичибабин, В. Е. Тищенко, Н. Д. Зелинский, А. Е. Арбузов и другие. Пребывание в Париже советские ученые старались использовать с максимальной пользой. Они посещали лаборатории, мастерские, заводы, а также музеи, исторические места, встречались со своими коллегами. Торжества во многом содействовали налаживанию связей и новым знакомствам с французскими учеными разных специальностей, обмену трудами и информацией. Проф. В. Е. Тищенко справедливо считал, что, "являясь выражением глубокого уважения к памяти мирового ученого, эти празднества имели и другое, весьма важное значение. Под знаменем науки, перед памятью ее служителя М. Бертло, замолкла вражда, возбужденная войной, и восстановились добрые отношения между химиками воевавших государств"33 .

100-летие М. Бертло было отмечено в СССР выходом в свет сборника статей памяти французского ученого, в котором участвовали крупнейшие химики М. И. Коновалов, И. А. Каблуков, Н. А. Меншуткин и другие. АН СССР получила благодарственное послание из Франции по поводу этого издания. 4 декабря 1927 г. состоялось торжественное заседание в конференц-зале Академии наук СССР в Ленинграде. Вступительное слово произнес акад. А. П. Карпинский. Он рассказал о значении работ М. Бертло. Выступали также вернувшиеся с празднования акад. П. П. Лазарев и проф. В. Е. Тищенко, авторы юбилейного сборника. На заседании присутствовал посол Французской республики34 . Советская пресса посвятила 100-летию М. Бертло ряд статей как популярного, так и научного характера.

В 1926 - 1927 гг. значительно участились командировки советских ученых во Францию. Для налаживания контактов туда выезжают не только академики и члены-корреспонденты АН СССР, но и научные сотрудники институтов, профессора и преподаватели вузов, молодые научные работники различных специальностей. По данным французского Комитета научного сближения с Россией, в 1926 г. во Франции побывало около 100 советских научных работников, а в 1927 г. уже свыше 100 представителей советской науки знакомились с достижениями своих французских коллег35 . Формы научных контактов становятся более разнообразными. Происходит не только обмен между отдельными деятелями науки. В контакты вступает ряд научных учреждений обеих стран. Делегации советских ученых принимают участие во многих международных конгрессах и конференциях в Париже. В частности, к этому периоду относится начало первых технических контактов, которые носили еще односторонний характер. Они сводились главным образом к поездкам во Францию отдельных советских представителей разных отраслей техники и немногих технических делегаций.

В 1925 г. президиум ВСНХ командировал во Францию и другие европейские страны ряд советских специалистов для осмотра металлургических заводов36 ; один из преподавателей Московского механического института имени Ломоносова. С. И. Вишняков, в 1926 г. был командирован во Францию для изучения автомобильного дела37 . В 1926 г. в Париже побывали две советские делегации технических специалистов: одна- на Международном конгрессе по дорожному


31 Им был назначен проф. А. Н. Сысин ("Информационный бюллетень ВОКС", 1926, N 24, стр. 10).

32 Научные достижения и общественная деятельность М. Бертло были хорошо известны в России. Свыше 30 лет он состоял членом-корреспондентом Российской АН (с 1876 г.) и поддерживал тесные научные связи с русскими учеными (см. К). С Мусабеков. Марселей Бертло. 1827 - 1907, М. 1965).

33 Цит. по: Ю. С. Мусабеков. Указ. соч., стр. 50.

34 "Известия", 6.XII.1927.

35 "Информационный бюллетень ВОКС", 1927, N 3, стр. 1.

36 Там же. 1925, N 15, стр. 6.

37 Там же. 1926. N 15, стр. 14.

стр. 202


делу 38 , другая - от Моссовета. Последняя по возвращении представила доклад на заседании президиума Моссовета о средствах передвижения во французской столице и состоянии городского пассажирского транспорта. Интересно, что в Париже три фирмы, участвовавшие в сооружении там метро, предлагали свои услуги в постройке Московского метрополитена. Делегация отметила также желание одного из крупнейших французских архитекторов принять участие в строительстве жилых домов для рабочих в Москве и рассказала об осмотре крупных французских заводов39 , В 1926 г. налаживаются контакты и переписка между Союзом ?инженеров и техников Франции (УСТИК) и Межсоюзным бюро инженеров и техников СССР. Бюро пригласило в Советский Союз двух-трех французских инженеров, чтобы те смогли познакомиться с развитием в нашей стране техники. Это приглашение было сделано несмотря на то, что советская техническая делегация, приглашенная ранее УСТИК на их очередной конгресс в Париж40 , не была пропущена во Францию.

В связи с претворением в жизнь ленинского плана электрификации становление советско-французских контактов в этой области происходило особенно заметно. Летом 1925 г. директор Высшей школы электричества в Париже, приглашая на конференцию по радиотелеграфу советских специалистов41 ,. писал, что школа снова предлагает направить им несколько советских инженеров для учебы, как это уже имело место в предыдущие годы42 . В 1926 г. Высшая школа электричества в Париже снова обратилась к А. В. Луначарскому с предложением направить к ним на учебу советских инженеров43 . В 1926 г. во Францию был командирован также проф. Вятского педагогического института П. К. Мейер для изучения электрификации сельского хозяйства44 . В сентябре 1927 г. в работе Международной электротехнической конференции в Париже участвовала советская делегация. Наши ученые выступили там с докладами о Волховстрое, Днепрогэсе и Свирьстрое. Осуществление ленинского плана электрификации СССР, о котором они рассказали, вызвало большой интерес. Многие французские электротехники выразили желание посетить СССР45 .

Фундамент советско-французских научных и технических связей, заложенный в 1925 - 1927 гг., создал возможность для их дальнейшего развития. Успехи в этой области способствовали укреплению дружбы между народами СССР " Франции.


38 Там же, N 22, стр. 15.

39 Там же, N 3, стр. 13.

40 "Известия", 10.VI. 1926.

41 АВП СССР, ф. 197, оп. 3, д. 128, п. И, л. 7.

42 В 1919 - 1920 гг. в это известное учебное заведение Франции было направлено по одному, в 1922 г. - уже 3, а в 1923 г. - 4 советских слушателя.

43 "Информационный бюллетень ВОКС", 1926, N 31 - 32, стр. 10.

44 Там же, 1926, N 3, стр. 14.

45 "Известия", 15.IX. 1927.

 

Опубликовано 04 июля 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?