Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ТЕХНОЛОГИИ есть новые публикации за сегодня \\ 21.07.17

СОЛИГАЛИЧСКАЯ СОЛЬ

Дата публикации: 15 июля 2017
Автор: Л. М. БЕЛОРУССОВ
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: ТЕХНОЛОГИИ
Номер публикации: №1500112732 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Л. М. БЕЛОРУССОВ, (c)

найти другие работы автора

Соль-Галицкая (Солигалич) наряду со Старой Руссой, Солью-Переяславской, Нерехтой и Тотьмой была одним из древнейших центров солеварения на Руси. Благоприятными условиями для возникновения и развития соляного промысла в Соли-Галицкой были неглубокие залегания здесь соляных рассолов, обилие древесного топлива, возможности для постоянного внутреннего сбыта соли, а также сбыта ее на сторону.

Впервые о солигаличских колодцах и варницах упоминается в 1332 г. в духовном завещании великого князя Ивана Даниловича Калиты1 . В 1380 г., когда Галич и Соль-Галицкая были уже в составе Московского княжества, Дмитрий Донской при назначении сыну своему Юрию Галича приказал отделить Соль-Галицкую своей супруге Евдокии Дмитриевне, а соляные колодцы и варницы Соли-Галицкой и с. Борисовское с деревнями передать московскому Симонову монастырю. В дальнейшем наследники некоторые деревни ("Гнездниковскую, Верховье да в Жилине Погорелую и пустоши в Раменске на Горне и Слиде"), что существовали на земле Соли-Галицкой, завещали Троице-Сергиеву монастырю для выварки соли. В 1462 г. великий князь Василий II Темный передал Соль-Галицкую своему старшему сыну Ивану. Тот подтвердил все права, дарованные его предшественниками на владение варницами монастырям Симонову и Троице-Сергиеву, а в 1504 г. завещал Соль-Галицкую сыну Василию 2 .

В Соли-Галицкой на протяжении ряда столетий в разное время разрабатывался 21 рассольный колодец. Каждый колодец имел свое название: Верхний, Великий, Середний, Торговый, Чертолом, Соха, Коробкинский, Дмитриевский, Зобыкинский, Кашлевский, Костромитинский, Замостный, Успленский, Молошский, Неволя, Бочкин, Вага, Швак, Малый Детинец, Шевелинский, Розипинский3 . Соль добывалась из подземных соляных рассолов, образовавшихся в результате попадания пресной воды на подземные соляные пласты. Рассолы располагались под пластами известняка, прослоенного синеватой глиной и красным песчаником. Верхние пласты соляных растворов залегали от поверхности земли на глубине 8 - 12 саженей4 (1 сажень = 2,1336 м). Техника соледобычи была относительно несложной: соляной рассол извлекался из колодцев, глубина которых достигала от 8 до 10 саженей. Только в начале XIX в. она была доведена до 50 саженей, и тогда скважины стали фонтанировать. Рассол извлекался из колодцев бадьями (цепнями) вместимостью около 3,5 ведра (по весу около 2,5 пуда). Цепня поднималась и опускалась при помощи очепа (журавца). Из цепней рассол выливался в колоду (большое корыто), а из нее по желобу поступал в варницу. Варница - это бревенчатый сарай, покрытый тесом, без просветов, с одною дверью и квадратным отверстием в крыше вместо трубы. Размер ее - от 25 до 50 кв. саженей. В центре варницы копали яму, бока которой выкладывали особым дресвяным (диким) камнем, а дно усыпали песком. Диаметр такой ямы был до 20 аршин (1 аршин = 71,12 см), глубина - до 5,5 аршина. То была варочная печь. По углам ямы ставили столбы, на которые помещали пере-


1 См. "Памятная книжка Костромской губернии на 1862 год". Кострома. 1862, стр. 333.

2 Там же, стр. 336, 337; "Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV -XVI вв.". М. -Л. 1950, стр. 34, 74, 194, 356.

3 С. Шумаков. Обзор "Грамот коллегии экономии". Вып. 4. М. 1917.

4 "Горный журнал" (СПБ), 1826, N 2, стр. 96.

стр. 216


кладины, на них с помощью дуги или цепи подвешивали над ямой квадратный железный ящик (црен), в котором кипятили соляной рассол.

Самый процесс солеварения был примерно таким: после того, как црен был наполнен рассолом, 3 яме разводили огонь. По мере испарения воды в црене начинала выкристаллизовываться соль. При появлении первых кристалликов в црен напускали свежую порцию рассола. Так проделывали несколько раз, пока не получался насыщенный рассол - густой засол. Тогда огонь в печи уменьшали, и соль начинала оседать. Осевшую соль выгребали из црена греблом и помещали для просушки на полатях (помост из досок над цреном). Время варки соли не превышало полутора суток. На одну "варю" в црен напускали от 1200 до 1500 ведер рассола, что давало в XVI - XVII вв. 120 - 140 пуд. соли. Один колодец обычно обслуживал две варницы.

Колодцы и варницы высоко ценились. На выварку соли расходовалось много дров (на их заготовку уходило от 3/5 до 2/3 всех расходов промысла). Употреблялись главным образом сосновые и еловые дрова. В XVI-XVII вв. солигаличский промысел потреблял ежегодно примерно 30 тыс. саженей дров, которые заготовлялись крестьянами окрестных сел и деревень5 . Для монастырских варниц дрова доставляли крестьяне, приписанные к монастырям. Из одного списка, относящегося к 1476 - 1477 гг., видно, что у Троице-Сергиева монастыря в эти годы в разных местах было заготовлено 720 саженей дров 6 . Много дров сплавлялось к варницам по рекам Костроме и Святице. Место, где выгружали "плавные дрова", называлось исадами. В документах упоминаются Троицкие исады, принадлежавшие Троице-Сергиеву монастырю. Дровяными кладбищами назывались в то время склады дров.

Между работными людьми, обслуживавшими соляной промысел, существовало разделение труда. Среди них были солевары (повара), подварки (их помощники), водоливы, дровосеки, цыренщики (чинили црены) и кузнецы7 . На большинстве варниц в Соли-Галицкой в XVI-XVII вв., по-видимому, было занято по 11 -12 рабочих на каждой. Набирались рабочие из малоимущих посадских людей, окрестных крестьян, пришлых (гулящих людей), промышляли около варниц и "ярыжки" (беднейшие). Условия труда были тяжелые. Здесь всегда стоял дым, от дыма и испарений слезились глаза. Работа водоливов, вытаскивавших из колодцев тяжелые бадьи с рассолом, была особенно изнурительной. Солевары Соли-Галицкой славились как хорошие специалисты. Правительство посылало их иногда на другие промыслы с целью наладить там солеварение. Так, грамотой царя Алексея Михайловича вызывались из Соли-Галицкой в Москву восемь поваров и подварков для посылки их в Переяславль и Ростов. Охотно принимали их на свои промыслы крупные солепромышленники и в других местах. Так, на Сереговском соляном промысле в Яренском уезде, Архангельской губернии, большинство солеваров были выходцами из Соли- Галицкой8 .

В Соли-Галицкой, как и во всех русских средневековых городах, различались собственно город (укрепленная часть) и посад, который располагался по правую сторону р. Костромы. Здесь-то и находились колодцы и варницы, здесь-то и жили ремесленники, солепромышленники и торговцы. "Колодцы " варницы, занимая одну из лучших местностей Солигалича, не отличались в своих постройках ни чистотою, ни правильностью, отчего эта часть города представлялась самою неопрятною и при постоянном чаде от курева в варницах смрадною, большие склады дров около варниц, между которыми беспрестанно струились ручьи излишнего рассола, делали эту местность грязною, почти непроходимою" 9 . Грязи прибавлялось после дождей. Поэтому около варниц устраивались деревянные настилы и водоотводные трубы для стока воды.

Наряду с великими князьями еще в XIV в. заводят здесь свой солеварный промысел и бояре. В конце века "на Подолце" были колодец и варницы боярина С. Ф. Морозова. В XV в., пользуясь поддержкой княжеской власти, начинают усиленно развивать соляной промысел у Соли-Галицкой Троице-Сергиев и Симонов монастыри, а также Воскресенский, Авраамиев Городец-


5 С. Шумаков. Указ. соч., N 646.

6 "Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси". Т. I. М. 1952. N 454.

7 С. Коломинский. Торговля солью на Руси в XVI-XVII вв. и общее состояние соляных промыслов в указанный период времени "Киевские университетские известия", 1912, N 12.

8 Н. В. Устюгов. Солеваренная промышленность Соли-Камской в XVII веке. М. 1957, стр. 7.

9 "Памятная книжка Костромской губернии на 1862 год", стр. 242.

стр. 217


кий (в Чухломе), Александров Спасский на р. Воче (у с. Коровново) и другие10 . Монастырское солеварение расширялось за счет вкладов в монастырь ("на помин души"), купли, мены, пожалованных колодцев и варниц. Помогали монастырям развивать и укреплять свои соляные промыслы княжеские и царские жалованные грамоты, освобождавшие эти промыслы от различных пошлин, сборов и повинностей. Так, Симонову монастырю в 1565 г. Иван IV дал такую тарханную грамоту: "У Соли- Галицкие верным целовальником и таможником и пудовщиком с тое их монастырской соли, что из двух колодязей в пяти варницах варят, пудовые и таможные и за мытные и отвозные и рублевых и всяких пошли ни имати не велел"11 . В XVI в. в слободках Соли-Галицкой было 45 дворов беспашенных людей, принадлежавших Троице-Сергиеву монастырю. Это была городская беднота, эксплуатируемая монастырем и работавшая на его варницах. Работой на монастырских варницах занималось и население села Гнездникова и 18 деревень в округе, которые "тянули" к этому селу. Варницы Симонова монастыря также обслуживались жителями принадлежавших ему слободок, сельца Борисовского и ряда деревень: Лошкино, Лебедеве, Якимцево, Бабино, Крапцово, Колопатино и другие. К середине XVII в. примерно около трети соляного промысла в Соли-Галицкой было сосредоточено в руках монастырей.

Основным занятием посадского населения Соли-Галицкой стало солеварение. Колодцы и варницы часто располагались на дворах посадских людей и обслуживались членами их семей и родственниками. Так как устройство колодцев и варниц требовало затраты значительных средств, которыми часто не располагали посадские люди, мелкие промышленники, то они объединялись в небольшие артели, товарищества, внося каждый свой пай. Членов таких товариществ называли шабрами (сябрами), а их пай (долю) - вытью, жеребьем. Паи в процессе производства обычно исчислялись количеством цепен рассола. Свои паи владельцы могли продать, заложить, променять, подарить или завещать любому лицу. Такая форма совместного владения была широко развита на соляных промыслах Соли-Галицкой. Об этом красноречиво говорят документы, относящиеся к XVI-XVII векам. Например, в документе от 1576- 1578 гг. обозначено: "А в шабрах варница с Осипом Киселевским да с Федором Рыловым, а колодезь в шабрах с Осипом же да с Федором, да с Дурашем Успленским, да с Иваном Семеновым и с иными товарищами"12 . В этих солеваренных "складничествах" участвовали не только посадские люди и крестьяне, но и гости (купцы) и монастыри.

Некоторые из посадских людей, разбогатевшие от солеварения, включались правительством в гостиные и суконные сотни. Члены этих сотен играли большую роль во внутренней и внешней торговле. Еще, по- видимому, в XVI в. были взяты в гостиную сотню такие крупные солепромышленники, как Гнездниковы, в начале XVII в. включили в суконную сотню солепромышленника "Третьяка Герасимова Косаткина, на Галицкой Соли посадского человека, сведенца московского жильца"13 . Таким образом, в XV-XVII вв., в период расцвета солигаличского солеварения, колодцы и варницы принадлежали здесь посадским людям, боярам, великим князьям московским, а потом царям, монастырям, высшим церковным иерархам и богатым торговым людям. Крестьян-солепромышленников было мало.

Поступавшая на рынок соль облагалась пошлинами. Помимо них, владельцы варниц платили особый оброк. Виды пошлины, взимавшейся на протяжении XV - XVII вв., были разнообразны: тамга, мыт, плошки и т. д. В 1653 г. был издан Таможенный устав, по которому при продаже соли взималась гривна (10 коп.) с рубля. В зависимости от оброка с варниц, пошлин на соль, спроса и предложения находилась и рыночная цена соли, отличавшаяся крайней неустойчивостью. В Москве в 1580 г. пуд соли стоил 20 денег (деньга = 0,5 коп.), а то поднимался до 34 денег, в Костроме в 1668 г. -14 денег, в Тотьме в 1680 г. - 12 денег, в Соли-Галицкой в 1686 г. -14 денег, в Соликамске в 1624 г. -10 денег. Средняя цена пуда соли в XVII столетии была 20 - 21 деньга14 . Сбор пошлин с соли, поступавшей на рынок, производился таможенными головами и целовальниками. Из документов того времени видно, что соляные пошлины были высоки и обременительны. Даже монастырям, экономически более мощным, чем мелкие


10 С. Шумаков. Указ. соч., NN 103, 373.

11 Там же, N 585.

12 С. Коломинский. Указ. соч.

13 С. Шумаков. Указ. соч., N 104.

14 С. Коломинский. Указ. соч.

стр. 218


солепромышленники, иногда приходилось, если они не имели соответствующих жалованных грамот, из-за пошлин закрывать свои варницы. В 1663 г. по челобитью Симонова монастыря была прислана грамота "с прочетом" воеводе Соли-Галицкой Е. К. Котенину об освобождении 19 660 пуд. монастырской соли от всяких пошлин, так как "от тех де пошлин запустели у них три варницы"15 .

Количество добываемой соли колебалось в зависимости от крепости соляного рассола, продолжительности варничного года и других причин. На посаде Соли-Галицкой в соляном ряду шла оживленная торговля, которая регулировалась правительственными распоряжениями. Когда продавалась соль с княжеских варниц, то остальные солепромышленники не имели права в это время торговать своей солью. Исключение делалось только для некоторых монастырей. В одной великокняжеской жалованной грамоте (1453 - 1455 гг.) говорится: "А коли яз, великая княгиня, велю соль свою продавати у Соли и тогда всем солеварам заповедают соль продавати. А троецкому соловару не заповедывают соль продавати"16 . Много соли вывозилось за пределы Соли-Галицкой. Ее отправляли преимущественно по р. Костроме с выходом на Волгу. В одном документе так говорится о торговом значении этой реки: "Место же то пусто, дебри имуще непроходны, точию един путь прилежащь от града, нарицаемого Соли-Галицкие, рекою Костромою струги ходят с солию и со инеми товары купецкими". Но этот речной путь был связан с опасностями при переходе через порог, находившийся против Благовещенского монастыря при устье р. Монзы и называвшийся "Баран"17 . На Волге солигаличская соль конкурировала в XVI в. с северной солью, которую доставляли через Вологду, а в XVII в. - с пермской (из Соли-Камской).

В XVII в. в Русском государстве растет товарное производство, зарождается единый всероссийский рынок. Вместе с ростом товарного производства развивается конкуренция, борьба между частными товаропроизводителями. На соляном промысле Соли-Галицкой формы конкурентной борьбы были различными. Документы свидетельствуют, что в этих целях предпринимались порча варниц и варничного оборудования, дорог к варницам, водоотводных труб, ограбление, насилие, вплоть до увечий и убийств. В 1632 г. возникли распри между Симоновым и Тронце-Сергиевым монастырями. В качестве усмирителя пришлось выступить патриарху. Из патриаршей грамоты (1633 г.), присланной в связи с этим воеводе Ф. О. Олябьеву, видно, что солевары Симонова монастыря старец Павел и слуга Б. Григорьев причинили большой убыток троицкому промыслу и совершили насилие над троицким старцем Тихоном и слугой Г. Опочининым. Расскажем об этом языком грамоты. Солевары Симонова монастыря "в прошлом,, де в 140 году (1632 г.) апреля 1-го числа умысля... лукавством хотя троецкому соляному промыслу учинити поруху и убытки, варницу запустошили, заклали своими исадными дровами государеву проезжую дорогу, где ездить к троецким варницам всяким людем для соленые покупки, " дрова плавные возить, нелзе, для того, чтоб им однем свою соль продавати дорогою ценою... Да в нынешнем де в 141 (1633 г.) году ноября в 21 день троецкие старцы Тихон да троецкий слуга Гаврила Опочинин шли з дровяные покупки мимо их варниц к гроецкой варнице. И тот ж ... Богдан учал их лаять всякою неподобною лаею и крикнул из своих варниц многих незнаемых людей ярыжных и учали де того троецкого старца и слугу бить и грабить" 18 .

Трудности, выпадавшие на долю солеваров и солеторговцев, в значительной степени объяснялись злоупотреблениями местной администрации. В княжение Ивана III управитель Соли-Галицкой Федко Корова чинил большие притеснения троицким варницам. Он приказывал троицкому солевару старцу Александру "на себя наряжати пиры", требовал от него подарков, запрещал населению наниматься вывозить из лесу монастырские дрова, вследствие чего варницы монастыря оказались без дров. Люди Коровы перебили поваров в троицкой варнице, разбили и сожгли два монастырских црена. Великокняжеская грамота указывала Корове, что чинить все это "не гораздо" 19 . В XVII в. притеснения солеваров продолжались.

Благодаря соляному промыслу Соль-Галицкая уже к началу XVII столетия превратилась в богатый город. Во время польской


15 С. Шумаков. Указ. соч., N 601.

16 "Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси". Т. I, N 248.

17 М. Н. Тихомиров. Россия в XVI столетии. М. 1962, стр. 224.

18 С. Шумаков. Указ. соч., N 641.

19 "Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси". Т. I, N 361.

стр. 219


интервенции начала века солигаличане уплатили 250 руб. откупа, по тем временам - большие деньги. В 1967 г. под Солигаличем, в лесу Племяньково, был найден клад, содержащий около 5 тыс. серебряных копеечных монет, которые чеканились на Руси в XVI-XVII веках. Этот клад был зарыт между 1610 - 1613 гг., когда в "7121, а от рождества Христова в 1613 году у Соли-Галицкой на посаде литовские люди вреда много сотворили, град пожгли, а людей многих поломили и порубили"20 . Около середины XVII в. в Соли-Галицкой начинается каменное строительство. В это время были возведены каменные пятиглавые храмы с шатровыми колокольнями - прекрасные памятники русского зодчества: Рождественский собор (1668 г.), Воскресенский (1669 г.), Богоявленский (1681 г.) и Никольский (1688 г.). Храм Николы на наволоке (Никольский) построен на средства посадских людей 21 .

С конца XVII в. солигаличский промысел начинает приходить в упадок, что стало явным в XVIII веке. Основная причина этого - возросшая конкуренция со стороны пермской, а затем самосадочной (илецкой и эльтонской) соляной промышленности. Подрыву промысла содействовало и введение в 1705 г. соляной монополии. Указом о соляной монополии, дававшим право торговать солью только казне, велено было продавать соль из казны вдвое дороже той цены, которую она платила поставщикам соли. Цена на соль, продаваемую ими, устанавливалась правительством22 . Введение соляной монополии сказалось отрицательно на экономическом положении промышленников. Соляное производство Соли-Галицкой начинает сокращаться.

По словам И. И. Георги, солигаличские "варницы поставили (казне. - Л. Б. ) в 1749 году 16922 пуда соли, в 1750 году-22 173 пуда и с 1751 по 1754 год, когда варка по неожиданному приказу была запрещена, - 232 913 пудов белой мелкой хорошей соли" 23 . Во второй половине 50-х годов XVIII в. выварка соли прекратилась. Соль-Галицкая, когда-то обеспечивавшая солью значительную часть Костромского края, должна была ввозить соль. Указом Главной соляной канторы было определено поставить на 1761 г. для Соли-Галицкой эльтонской соли 15 тыс. пудов. После пожара 1808 г., истребившего почти весь город, многие колодцы были засыпаны, и территорию, на которой находились колодцы и варницы, застроили. В 1811 г. был опубликован манифест о вольной продаже соли, и правительство после этого начало отдавать солигаличское усолье в содержание частным промышленникам. Усолье переходило из рук в руки до 1821 г., когда оно решением Государственного совета было отдано в вечное и потомственное владение купцу М. И. Кокореву "для учреждения на оном солеваренного производства" с правом вывариваемую соль обращать на вольную продажу, не платя 10 лет акциза24 . Братья Кокоревы вели крупные торговые операции в Макарьеве, Тотьме, Солигаличе. В Тотьме "м принадлежал солеварный завод. На полученной ими земле были расчищены заброшенные колодцы, но, поскольку рассол в них оказался очень слабым (около 3%), они были оставлены, за исключением 1 - 2 колодцев, разработка которых продолжалась. Эти колодцы в конце 30-х годов XIX в. давали только около 10 тыс пуд. соли в год. Поэтому правительство настаивало на глубоком бурении в надежде получить более крепкий рассол. В 1832 г. приступили к такому бурению, но был обнаружен источник минеральной воды. Солеваренный же завод закрыли в 1839 г., так как солеварение становилось убыточным. Выварка соли как промысел прекратилась здесь навсегда.


20 "Летопись Солигаличского Воскресенского монастыря". "Труды Археографической комиссии". Т. III. М. 1913, стр. 303.

21 А. А. Тиц. На земле древнего Галича. М. 1971, стр. 91 - 115.

22 Б. Розен. Северная соль. Архангельск. 1957, стр. 87.

23 "Заметки к путешествию по Российской империи в 1773 и 1774 годах". Т. II. СПБ. 1775, стр. 886.

24 А. П. Бородин. Солигаличские солено-минеральные воды. "Московские ведомости", 1859, N 130.

 

Опубликовано 15 июля 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?