Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ТЕХНОЛОГИИ есть новые публикации за сегодня \\ 19.11.17

ДЕЛО О ГОРЕ МАГНИТНОЙ

Дата публикации: 04 августа 2017
Автор: Г. И. МИШКЕВИЧ
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: ТЕХНОЛОГИИ
Источник: (c) Вопросы истории, 1977-03-31
Номер публикации: №1501863176 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Г. И. МИШКЕВИЧ, (c)

найти другие работы автора

Всему миру известна героическая эпопея возведения г. Магнитогорска и его металлургического комбината - знаменитой Магнитки1 . Но не многие знают, какая длинная история скрывается за двумя короткими словами: "гора Магнитная". В 1900 г. Д. И. Менделеев, совершив поездку по горным предприятиям Урала, писал: "Магнитную гору никто не разведывал, но все видевшие единогласно говорят, что такой громадной массы магнитного железняка в одной массе нигде не видано, а потому здесь считать запас надо... не миллионами, а миллиардами пудов"2 . С горой Магнитной связаны и возникновение первых горнозаводских предприятий на Урале, и Крестьянская война под руководством Е. И. Пугачева, и многие другие события. Имеет к ней отношение и совершенно необычный, длившийся полтора столетия судебный процесс "за право владения горою Магнитною, она ж Атачь".

Белорецк - один из старейших чугуноплавильных и железоделательных центров Урала. Здесь, в верховьях р. Белой, в 1762 г. возник металлургический завод. Его основателями были купцы И. Твердышев и И. Мясников. При сооружении завода его владельцы "купили" у башкир 179 тыс. десятин земли, уплатив за нее по трети копейки за десятину! И "правительство закрепило за заводчиками в монопольное владение богатейшие месторождения руд, в том числе гору Магнитную, ставшую сырьевой базой Белорецкого завода"3 . Гора Магнитная территориально находилась на землях Оренбургского казачьего войска. Казачьи атаманы, считавшие ее своею собственностью, с 1753 г. вступили в долгую тяжбу с хозяевами Белорецких заводов за право владеть этим колоссальным месторождением железных руд. Объект спора - гора, да какая! Высота - 616 метров. Богата гранитами, магнитным железняком.

Основанному в 1734 г. Оренбургскому казачьему войску была дарована в 1755 г. обширная территория в 7,5 млн. десятин. В 1840 г. Николай I утвердил положение об Оренбургском казачьем войске и его границах; гора Магнитная при этом оказалась на его землях. Этим положением казачьи атаманы не раз оперировали в своих спорах с заводчиками, приводя также межевые бумаги середины XVIII в. в качестве доказательства своей правоты4 . Значит, гора Магнитная принадлежала Оренбургскому казачьему войску? Однако ответчики Мясников и Твердышев утверждали, что они первыми поставили заявочные столбы на горе Магнитной и первыми начали разрабатывать ее рудные залежи, получив на это формальные права гораздо раньше Оренбургского казачьего войска: "Иван Мясников 14 октября 1752 г. донес Оренбургской губернской канцелярии, что по данному ему, обще с Иваном Твердышевым, из губернской канцелярии указу, они, Мясников и Твердышев, отыскали много железных рудников, в том числе отысканные в 1747 году уже осмотрены, и из них многие оказались благонадежны, особенно за рекою Яиком в горе, именуемой Атачь, магнитная самая и добрая железная руда, которой по ширфовке явилось великое множество"5 .

Оренбургская губернская канцелярия 27 ноября 1752 г. заключила с заводчиками контракт, в котором говорилось: "Сколько ими, Твердышевым и Мясниковым, до сего времени сыскано рудников, оные все, в каком бы расстоянии они ни были, записать за ними, Твердышевым и Мясниковым"6 . Спустя три дня инженерного корпуса кондуктор Ф. Менц произвел межевание железных рудников. Всего было отмежевано 382 рудных места и поставлены заявочные столбы на разных склонах горы. Итак, еще за 3 года до пожалования казакам земель и за 88 лет до указа Николая I гора Атачь уже принадлежала Мясникову и Твердышеву, но никак не казачьему войску? Однако атаманы не могли примириться с таким "своеволием" заводчиков и принесли в губернскую канцелярию жалобу на Мясни-


1 См. о ней: В. Ф. Романов. Магнитогорский металлургический. "Вопросы истории", 1975, N 9.

2 "Уральское горное обозрение", 1900, N 16, стр. 4; см. также А. Н. Заварицкий. Гора Магнитная и ее месторождения железных руд. "Труды" Геологического комитета, новая серия, 1927, вып. 122.

3 И. Ф. Ушаков. Белорецкое горнозаводское хозяйство дворян Пашковых в первой половине XIX века. Л. 1953, стр. 9.

4 ЦГИА СССР, ф. 1330, оп. 10, д. 2452, л. 22.

5 Там же, л. 6.

6 Там же, л. 6 об.

стр. 205


кова и Твердышева. Канцелярия отписала казакам: "Гора Атачь еще в... 1747 году, яко рудник записана была со стороны заводчика Твердышева и в ... 1752 году в ноябре месяце и отвод оной руде учинен, почему она Твердышеву присвоена"7 .

В 1799 г. казачий атаман вновь принес челобитную на заводчиков, на этот раз в Правительствующий сенат. К тому времени Белорецкие заводы и прилегавшие к ним железные рудники перешли во владение помещицы Д. И. Пашковой. Новая хозяйка Белорецких заводов еще прирезала от башкир 125 тыс. десятин земли, построила на р. Тирляни молотовой завод, источила гору Атачь новыми штольнями. День и ночь скрипели по дороге возы: то везли гужом за 90 верст руду с горы Магнитной на пашковские заводы. Оборотистая и жестокая коллежская асессорша Пашкова (она лично запарывала до смерти крестьян) добилась проведения в 1787 г. нового межевания земель, и гора Магнитная опять оказалась в ее собственности. В свою очередь, и оренбургский казачий атаман не расстался с мыслью, чтобы владеть горой и продавать руду заводчице.

Снова вспыхнула "горная вендетта". Казачьи атаманы плохо знали искусство тяжбы. Зато Пашкова была в нем достаточно искушена. Она не пожалела денег для подкупа нужных чиновников, в том числе и в сенате, который решил: "Бесспорно отказать Беларецкому железоделательному заводу все рудники, отведенные и неотведенные, а только заявленные, разработанные и неразработанные, состоящие как внутри отмежеванной... к тому заводу даче, так и в других местах, а также лежащими за рекою Уралом"8 . После смерти Пащковой во владение заводами вступил ее сын Иван. Ему тоже пришлось столкнуться со старыми претендентами на гору Магнитную - оренбургскими казачьими атаманами. Новую тяжбу рассматривал в 1834 г. Бирский уездный суд, ибо спорная гора территориально находилась в сфере его юрисдикции. Суд 1 ноября 1834 г. пришел к заключению: "Предоставить гору Атачь со всеми промыслами в единственное и потомственное владение Пашковых к Белорецким заводам"9 .

Казачий атаман и на этот раз обратился с жалобой в Петербург, в Главное управление казачьих войск. А оно, в свою очередь, подало кассационную жалобу на постановление Бирского уездного суда в Правительствующий сенат. Мы не знаем, какую взятку дал Пашков, чтобы повернуть дело в сенате так же, как оно прошло в Бирском уездном суде. Зато известно, что 16 февраля 1849 г. 4-й (межевой) департамент сената подтвердил постановление Бирского суда. Проиграв дело в сенате, Главное управление казачьих войск направило жалобу на "высочайшее имя". Александр II повелел рассмотреть вопрос о горе Магнитной Государственному совету.

Тем временем И. Пашков умер, а во владение Белорецкими заводами вступили его сыновья и дочери. Вместе с заводами Пашковы (равно как и новые поколения казачьих атаманов) получили в наследство и тяжбу. В начале 1869 г. Государственный совет обсудил жалобу казачьего войска, выслушал объяснения ответчика и решил: "В настоящее время единственный вопрос, подлежащий рассмотрению, заключается в том, кому следует начать дело о восстановлении нарушенного владения", а также признал, что "дело о принадлежности рудников (рудников, а не горы! - Г. М.), как разрабатываемых ныне, так и тех, которые разрабатывались Пашковыми до возбуждения настоящей переписки, должно начать Оренбургское войско"10 .

Это решение 26 мая 1869 г. было утверждено царем. Итак, чтобы доказать бесспорность своего права владения горой Атачь, казакам нужно было обратиться по инстанции в суд. Постановление Государственного совета и монаршее соизволение, таким образом, наталкивали оренбургских казачьих атаманов на новую тяжбу, и они опять начали ее. В иске, поданном в 1877 г. в Оренбургскую судебную палату, снова приводились доводы о "пожалованных некогда казачеству царем землях", о "незаконных захватах этой земли с находящейся на них горою Магнитною" заводчиками Мясниковым и Твердышевым, а затем и их наследниками Пашковыми. Оренбургское казачье войско ходатайствовало не только о возврате своих "законных владений", но и предъявило заводчикам иск о взыскании денег за добытую железную руду. Казачьи атаманы подсчитали, что с 1841 по 1873 г. вла-


7 Там же, оп. 11, д. 997, л. 193.

8 Там же, оп. 10, д. 2542, л. 11.

9 Там же, л. 20.

10 Там же, оп. 11, д. 997. лл. 195. 197.

стр. 206


дельцами Белорецкого завода было взято на горе Атачь более 12 млн. пудов железной руды, и требовали уплаты 132 667 руб. 32 коп. (по копейке за пуд), да еще по 4238 руб. 4 коп. ежегодно с 1874 года.

11 июля 1877 г. дело о горе Магнитной слушалось в Оренбургской губернской судебной палате. И Фемида опять отвернулась от Оренбургского казачьего войска. На этот раз казачьему атаману противостояли уже не Пашковы. Хозяевами заводов (их было уже четыре: Белорецкий, Кагинский, Тирлянский и Узянский) стали немецкие промышленники Г. М. Вогау, К. К. Бонза и... гвардии отставной ротмистр С. Пашков11 . Основной капитал акционерного Общества Белорецких заводов находился теперь в руках Вогау и Бонза, купивших вследствие несостоятельности прежних владельцев Белорецкие заводы с торгов в 1873 году. Заводы нового акционерного общества, работавшие на железной руде горы Магнитной, к концу XIX в. выплавляли до 2,7 млн. пудов чугуна ежегодно.

Вот с кем встретился представитель Оренбургского казачьего войска полковник С. Зуев 11 июля 1877 г. в губернской судебной палате. Позиция заводчиков была старой: рудник горы Магнитной еще в 1747 г. был закреплен за Твердышевым и Мясниковым. Это подтверждено решениями ряда судебных инстанций, а также указом Правительствующего сената и постановлением Государственного совета. Кроме того, казачье войско утеряло право на гору Атачь, так как срок для обжалования постановления сената истек. Казачий атаман выдвинул свою аргументацию: при межевании в 1752 г. Мясникову и Твердышеву была отведена не вся гора, а только три рудника на ней. К тому же, доказывал Зуев, "план составлен (Менцом. - Г. М.) в ноябре месяце, то есть зимою, когда гора покрыта толстым слоем снега. Стало быть, межевание велось не на месте, а наобум, почему запись или неверна, или подложна"12 . Далее полковник заявил, что 12 декабря 1840 г. Николай I утвердил "Положение об Оренбургском казачьем войске", в котором говорилось, что войску пожалованы "все земли, прирезанные от киргизской степи"13 , в том числе и гора Магнитная, как стоящая на этих землях. А посему полковник Зуев требовал присудить ее Оренбургскому казачьему войску "по принадлежности".

Как только в зале суда прозвучала ссылка на "Положение", адвокат заводчиков заявил протест: истец произвольно толкует монаршую волю и даже искажает ее; там дословно написано следующее: "Оренбургскому казачьему войску принадлежат все земли прирезанного от киргизской степи участка, но за исключением земель помещичьих и заводских"14 . Так кому же принадлежит гора Магнитная? По мнению акционеров, Белорецким заводам. В ответ полковник попросил суд обратить внимание на § 62-й того же "Положения", где говорится, что "войско не имеет права на устроенные частные владения, если последние утверждены за владельцами законными актами" 15 . А Пашковы незаконно захватили целиком гору, а не только отведенные им рудники на ней. Вот в чем суть вопроса. Но и на этот раз судебный процесс закончился в пользу промышленников.

В середине 90-х годов спор о праве владения горой Магнитной разгорелся вновь. Новый наказной атаман Оренбургского казачьего войска, он же оренбургский губернатор генерал-майор В. И. Ершов подал в 1896 г. кассационную жалобу на постановление судебной палаты в Правительствующий сенат. По-видимому, толчком к возобновлению старого спора послужило то обстоятельство, что объявился новый претендент на богатства горы Магнитной - бельгийский капиталист Юз. Он, обосновавшись в Донецком бассейне, вошел в правительственные сферы с предложением возить железную руду с Урала в Донбасс при помощи вновь построенной железной дороги. Но его проект был отклонен.

Практичнее оказался столичный делец нефтепромышленник А. Е. Сувчинский, разработавший план "штурма" горы Магнитной. По его указанию горный инженер Р. Р. Леш два года тайком вел разведку на горе Магнитной и в ее окрестностях. Результаты были такими: "Урал заключает в своих недрах не изведанную еще и поистине неисчерпаемую массу богатейших рудных залежей. Эта масса так велика, что изыскания нигде не проводятся на глубину, превышающую 5 сажен, ввиду практической ненужности их... Поверхностный десятисаженный слой горы Магнитной


11 Там же, ф. 1364, оп. 3, д. 1010, л. 2.

12 Там же, ф. 1330. оп. 10, д. 2542, л. 26.

13 Там же, лл. 68 - 69.

14 Там же.

15 Там же.

стр. 207


может доставить 20 миллиардов пудов руды"16 . Леш присмотрел у одного казачьего урядника богатый рудою участок на склоне горы Атачь и откупил право на заявочный столб за 60 руб. серебром. Так к двум прежним претендентам на гору Магнитную прибавился еще один - петербургский промышленник Сувчинский, прозванный "магнитным кавалером". Узнав, что правление Оренбургского казачьего войска собирается обратиться с новой кассационной жалобой в Правительствующий сенат, Сувчинский решил опередить события и подал в Главное управление казачьих войск прошение о сдаче ему, Сувчинскому, горы Магнитной в аренду.

Сувчинского принял начальник управления генерал-лейтенант П. О. Щербов- Нефедович. Проситель заверил генерала, что гора - ваша, казачья, но ее богатства присваивают заводчики, и поэтому желал, чтобы гору Магнитную передали ему в аренду сроком на 99 лет. За каждый пуд добытой руды он был готов уплатить по четверти копейки, и многие тысячи рублей поступят в доход казачьего войска. Спустя же 99 лет, если управление того пожелает, контракт может быть расторгнут, и все рудники безвозмездно станут собственностью казачьего войска. После визита коммерсанта в Главное управление казачьих войск в Петербург был вызван наказной атаман из Оренбурга. Обсудив предложение Сувчинского, в управлении решили: пусть добывает руду, все равно оренбургским казакам никогда не быть рудокопами, а доход все же предвидится. Но чтобы гору сдать в аренду, казачеству надо сначала утвердиться в правах на владение ею. И так как постановления Бирского уездного суда и Оренбургской судебной палаты не утратили своей силы, то отменить эти решения вправе лишь Правительствующий сенат.

Щербов-Нефедович был уверен, что на этот раз дело в сенате будет разрешено в пользу казачества. Незадолго до этих событий он был принят Николаем II. Докладывая о нуждах вверенного ему войска, генерал сказал, что Оренбургское казачество выражает недовольство тем, что у него отняли права на гору Магнитную, и собирается обратиться в сенат с жалобой. Царь заверил его, что интересы казачьего войска дороги ему. И тогда в кассационный департамент сената пошло прошение

Главного управления казачьих войск о разрешении давнего спора относительно горы Магнитной. Ответчик - Вогау и К0 - опять не пожалел денег на судебную тяжбу. Сувчинский тоже не поскупился. Дело о горе Магнитной было назначено к слушанию во втором общем собрании сената на 17 января 1897 года. В те январские дни среди посетителей ресторана Кюба (что располагался на Большой Морской в Петербурге), где, как свидетельствуют современники, находился "главный штаб русской промышленности", обретался не только Сувчинский, но и люди из акционерного общества Вогау и К0 . "Играли" они более крупно, чем петербургский нефтепромышленник. И выиграли, чему способствовали события, происшедшие непосредственно перед разбирательством дела о горе Магнитной в сенате.

В начале января 1897 г. Николай II принял военного министра генерал- адъютанта П. С. Ванновского, который в числе прочих дел доложил о двух поступивших жалобах - от Общества Белорецких заводов и Оренбургского казачьего войска. Жалобщики претендовали на право владения горою Атачь. Николай II осведомился о сути спора. Министр сообщил, что промышленники сетуют на несговорчивость Оренбургского казачьего правления, не желавшего отводить свои земли в окрестностях горы Магнитной для устройства новых рудников и заводов. Ванновский обратил внимание на следующие слова из прошения заводчиков: "Несмотря на горнопромышленную горячку на Южном Урале и массу поступающих заявок и предложений по рудному делу, войсковое правление казаков не выработало еще оснований для сдачи казачьих войсковых и поселковых земель под горные промыслы, так что все заявления лежат без движения, никто ничего не может добиться и вообще царят растерянность и полный хаос, который может привести к множеству недоразумений, тяжб и жалоб. Неужели нет способов понудить правление чем-нибудь отвечать назревшей потребности в эксплуатации недр казачьих земель? Теперь в газетах пишут вполне справедливо об оскудении казачества. Не своевременно ли поэтому помочь ему путем выгодной сдачи земель под горные промыслы, когда сами обстоятельства промышленности подсказывают это?"17 . В каждой строчке этой реляции был виден


16 "Оренбургская газета", 11.IV.1899, А6 632.

17 "Уральское горное обозрение", 1899, N 21, стр. 8.

стр. 208


почерк акционеров Вогау и К0 . То было частью продуманного плана захвата окрестностей горы Магнитной, еще остававшихся во владении казачьего войска.

Промышленники верно рассчитали, что их жалоба военному министру не останется втуне. Докладывая царю о претензиях заводчиков, Ванновский от себя добавил, что Белорецкие заводы ежегодно дают свыше 1 млн. пудов отличнейшего чугуна, выплавляемого на древесном угле из руд горы Магнитной. Он напомнил также, что недавно банк предоставил акционерам ссуду в 519 тыс. руб. на расширение доменного и сименс-мартеновского производства и что из всех 60 частных заводов на Урале Белорецкие - в числе лучших по выполнению заказов казны. И если сенат лишит их законного права владеть горой Магнитной, то может прийти в упадок важный центр железоделательной промышленности Урала, а военное ведомство лишится отменного поставщика. Вместе с тем министр уверял, что ему дороги также интересы казачества. Царь, выслушав доклад, пообещал "выяснить, рассмотреть и надлежаще устроить".

17 января 1897 г. второе общее собрание сената начало рассматривать спор о горе Магнитной. Сенатор А. И. Пятницкий, изложив суть дела, резюмировал: Оренбургское казачье войско, своевременно не воспользовавшись правом обжалования приговоров, не раз пропускало законные 10-летние сроки подачи кассаций; к тому же истец не представил сенату никаких новых, ранее не известных доказательств бесспорности своих притязаний. В подобных условиях трудно принять иное решение, кроме как принятое предыдущими судебными инстанциями. Почти единогласно спор о горе Магнитной был решен в пользу Вогау и К0 ... Давно не видывали стены ресторана Кюба такого банкета, какой организовали акционеры Вогау и Бонза на масленицу 1897 года. Ордена, бриллианты, шитые золотом мундиры, сенаторские треуголки с плюмажами... Рекою лилось дорогое французское вино, звучали речи, звенели бокалы. Счет был оплачен Вогау и К0 .

Два года спустя вновь разгорелись страсти по поводу горы Магнитной. Военный министр А. Н. Куропаткин (сменивший в 1898 г. Банковского) отказался подписать определение сената от 26 января 1897 г. о горе Атачь. Тем самым новый министр не пожелал признать это определение законным. Вогау и К0 снова направили жалобу в сенат: прошло уже 20 месяцев, а военный министр не возвращает подписанного определения; тем самым постановление сената не может вступить в силу18 . Тогда сенаторы в специальной "Записке" по делу о горе Магнитной заявили, что действия военного министра "направлены на ниспровержение законной силы решения и есть прямые удары в твердыню решения"19 . И сенат еще раз повторил то, что угодно было акционерам: "Всю область фактического владения Белорецких заводов войско присваивает себе". И далее: "Войско вообще не имеет законного основания ни простирать права на разрабатываемые Белорецкими заводами рудники, ни требовать платы за добываемую и добытую руду из означенных рудников"20 .

Управление казачьих войск, проиграв дело об Атачь-горе в высшей судебной инстанции империи, вновь обратилось к царю. Вскоре последовали меры: 6 мая 1899 г. наказной атаман Оренбургского казачьего войска генерал-майор В. И. Ершов был награжден орденом Владимира 2-й степени. Вопрос же о горе Магнитной был решен совсем неожиданно для претендентов на нее. Министр земледелия и государственных имуществ А. С. Ермолов и министр двора и уделов граф В. Б. Фредерике доложили царю, что дело о горе Магнитной получило скандальную огласку в прессе. Брошена тень на Правительствующий сенат. Оба министра предложили разрубить узел одним ударом - гору Магнитную отобрать в казну! Вскоре было официально объявлено, что гора Магнитная отчуждается в казну. Итак, казна завладела третьим крупным железорудным месторождением Урала. Первым было Бакальское, на западной стороне Южного Урала (оно давало в год до 4 млн. пудов руды); вторым - гора Благодать. Теперь к ним присоединялась гора Магнитная. Рескрипт по этому поводу был составлен дипломатично: казна "приобретает" у Оренбургского казачьего правления гору Магнитную не навечно, а только на 99 лет. Правление получило от казны хорошее вознаграждение. Кроме того, окрестности горы были объявлены собственностью казачества. Не остались в обиде и


18 ЦГИА СССР, ф. 1330, оп. 11, д. 708.

19 "Записка по делу Общества Белорецких заводов Пашкова о горе Магнитной". СПБ. 1902, стр. 5.

20 Там же, стр. 6.

стр. 209


заводчики. Ведь к казне отошла Магнитная за исключением рудников, которые уже принадлежали Обществу Белорецких заводов. Не остался в убытке и Сувчинский: за заявочный столб он получил от казны отступные - 300 тыс. рублей.

Пять раз в Зимнем дворце решалось дело о горе Магнитной. И лишь в шестой раз, 7 ноября 1917 г., при штурме Зимнего дворца, истинными хозяевами горы, как и всех других народных богатств, был окончательно решен этот вопрос. Самое высочайшее повеление - воля трудового народа - обратило ее в собственность Советской республики.

Опубликовано 04 августа 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?