Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ТЕХНОЛОГИИ есть новые публикации за сегодня \\ 19.12.18


В СЕРДЦЕ РУДНОГО ПРИТАЙМЫРЬЯ

Дата публикации: 19 декабря 2017
Автор: В. Н. ЛЕБЕДИНСКИЙ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ТЕХНОЛОГИИ
Номер публикации: №1513683995 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. Н. ЛЕБЕДИНСКИЙ, (c)

найти другие работы автора

В 1866 г. Таймыр посетили экспедиции геолога И. А. Лопатина и геолога-палеонтолога Ф. Б. Шмидта1 . Из их отчетов стало известно, что Норильские месторождения каменного угля и медной руды открыли и застолбили еще в 1865 г. дудинские промышленники К. М. и П. М. Сотниковы2 . К отчету Шмидта приложена карта, на которой обозначены "Сотниковские угольные и меднорудные штольни". Здесь-то и построили заводик, выплавлявший медь3 . В 1893/94 г. А. К. Сотников добыл и вывез в Дудинку на оленях 30 тыс. пудов угля для гидрографической экспедиции4 . В 1915 г. А. А. Сотников (третье поколение Сотниковых) организовал первую геологическую экспедицию в Норильск, по материалам которой в марте 1919 г. он с помощью геолога Н. Н. Урванцева послал доклад с описанием месторождения, подсчетами запасов и экономическими соображениями о выгоде его эксплуатации5 . В апреле 1919 г. в Омске при тамошнем министерстве торговли и промышленности создается Комитет Северного морского пути6 , который решил провести геологоразведочные работы в районе Норильска для обеспечения углем морских судов. В июне на Таймыр выехала экспедиция Н. Н. Урванцева, подтвердившая благонадежность Норильского месторождения7 .

С 1920 по 1930 г. в Норильске работали геологические экспедиции Н. Н. Урванцева8 , П. С. Аллилуева, Б. Н. Рожкова9 . В норильской руде, кроме меди, обнаружили никель, кобальт, платиноиды и другие металлы. Но выявленные запасы руды не обеспечивали длительной работы предприятия. Урванцев писал: "Промышленный Норильск пока что являлся отвлеченной идеей"10 . В 1930 г. была организована "Норильская промысловая контора", геологи которой А. Е. Воронцов и А. Ф. Новиков бурением скважин в истоке Угольного ручья вскрыли новый рудный пласт мощностью 15 метров11 . Это открытие изменило отношение к Норильскому месторождению как к якобы маломощному. Были выделены средства, оборудование, в 1933 г. подсчитаны запасы руды и угля, и Воронцов выехал в Москву для их утверждения. Утвердили 60 млн. т медно-никелевой руды, сотни тыс. т меди, немало иных руд. Можно было ставить вопрос о промышленном освоении Таймыра12 . 21 января 1932 г. открылась I партконференция Таймырского национального округа. Выступая на ней, первый секретарь окружкома ВКП(б) А. Е. Пермяков говорил: "Перед большевиками стоит большая задача - освоить и индустриализировать полярный Север, выполнить предначертания Ильича... немедленно начать прокладывать железную дорогу от Дудинки к Норильску, чтобы широко вести строительство Норильского комбината, добывать в этом районе уголь, плавить металл". Пермяков рассказывал делегатам о том, каким станет Таймыр в недалеком будущем: мощные ма-


1 И. Л. Клеопов. И. А. Лопатин. Иркутск. 1964, стр. 19, 107.

2 См. "Memoires de l?Academie imperiale des sciences de St. -Peterbourg", Vile ser., t. XVIII, 1872, N 1, pp. 3 - 14.

3 Н. Н. Урванцев. Норильск. М. 1969, стр. 30 - 31.

4 А. А. Сотников. К вопросу об эксплоатации Норильского (Дудинского) месторождения каменного угля, медной руды. Томск. 1919, стр. 17.

5 Там же.

6 Т. Шепелева. Использование интервентами Северного морского пути. "Красный архив", 1941, N 1 (104), стр. 154.

7 "Отчет о деятельности Сибирского Геологического комитета за 1919 г.". "Известия" Сибгеолкома, т. I, 1921, вып. 6, стр. 30 - 31.

8 Н. Н. Урванцев. Предварительный отчет о работах Норильской экспедиции в 1920 г. "Горнозаводское дело Сибири", т. 1, 1921, стр. 62 - 63.

9 Б. Н. Рожков. Новые данные по геологии Северо-Западной окраины Енисейско- Ленской платформы. "Бюллетень" Московского общества испытателей природы, т. XI, 1932, стр. 268 - 293.

10 Н. Н. Урванцев. Норильск, стр. 65.

11 А. Е. Воронцов. Геологи идут на Север. "Заполярная правда", 18.XI.1964.

12 П. И. Мельников. Они придут завтра. Якутск. 1970, стр. 206.

стр. 204


шины добывают руду и уголь в горах, рекой льются медь и никель13 .

В марте 1935 г. Воронцов был приглашен в Москву, и там после его доклада было принято решение строить в Норильске комбинат. В 1935 г. было опубликовано постановление о возведении Норильского никелевого комбината; стройку объявили ударной. Будущий почетный гражданин Норильска, награжденный орденом Ленина в 1943 г. за открытие новых месторождений, Александр Емельянович, делавший этот доклад, был сыном одесского слесаря. 15-летним юношей он вступил в апреле 1918 г. в партию и в ряды Красной Армии, был дважды ранен в боях за Советскую власть, окончил рабфак, Московскую горную академию и затем направлен на работу в цветную металлургию. В 1951 г. он был удостоен Государственной премии 14 . Начальником Норильскстроя назначили В. З. Матвеева, главным инженером - А. Е. Воронцова, руководителем геологоразведочных работ - А. Ф. Шабрака, главным геологом - проф. А. Н. Розанова. Проектировать комбинат поручили Ленинградскому институту "Союзникельоловопроект" (СНОП). Проектанты заложили в проект подземный рудник, обогатительную фабрику и металлургический завод на выпуск полуфабриката - файнштейна. Извлечение из него чистых металлов планировали производить на Волге, где собирались возвести ГЭС.

Первые строители летом 1935 г. из Дудинки в Норильск добирались пешком по тундре. Ближе к осени караваны барж, плывя через Карское море, р. Пясину, оз. Пясино и р. Норилку и с трудом преодолевая мели и пережаты, дошли до поселка-фактории Валек, откуда к Норильску начали тянуть узкоколейку. В январе 1936 г. безмолвие тундры возле Норильска нарушил первый гудок паровоза. Теперь перед норильчанами встала еще более трудная задача - построить железную дорогу от Дудинки до Норильска протяжением 112 километров. Вот что писала в ту пору газета "Правда": "В бескрайней тундре Таймырского полуострова, где зимой морозы доходят до 60 градусов, строится крупнейший полиметаллический комбинат. Он будет давать медь, никель, кобальт, платину. Через три года тундра начнет передавать стране свои сказочные богатства. У подножия Норильских гор, одна из которых - чистый уголь, а другая - склад медно- никелевых руд, будут построены мощная обогатительная фабрика, металлургический завод, электростанция, ремонтно-механический завод, пылеугольная фабрика. Вблизи комбината раскинется красивый, благоустроенный город с 25-тысячным населением. Для комбината уже намечена строительная площадка. Любопытна ее история. Первоначально было избрано место с устойчивым грунтом глубиной 4 метра. Один из работников комбината, однако, по своей инициативе продолжал бурение. На глубине 25 м он обнаружил пласт вечного льда. Ошибка была предупреждена, для комбината избрана новая площадка. В Норильске открываются новые страницы строительного искусства. В процессе работы здесь теоретически и практически решают совершенно новые проблемы строительства в условиях вечной мерзлоты. В зимние пуржистые ночи была проложена по снегу узкоколейка протяжением 112 километров. Грузы с Енисея были переброшены по ней в Норильск. А в сентябре будет открыта постоянная железная дорога, построенная на твердом грунте... Строительство в тундре - героический подвиг. Широкая тропа ведет на вершину горы Рудной. Зимой люди поднимаются по ней, связавшись друг с другом веревкой. Иначе нельзя - ветер сдует в пропасть. На горе возвышается над всей тундрой буровая вышка. В мае эта вышка высотой 13 метров в течение двух часов была совершенно занесена снегом. Люди только на следующий день выбрались на поверхность. Но бурение не прекращалось ни на минуту. Ни мороз, ни пурга, ни ночь, никакие трудности не останавливают строителей комбината. Они бодры и уверены в своей победе"15 . В 1936 г. осенью произошло знаменательное событие: А. Е. Воронцов и А. Н. Розанов открыли новое рудное месторождение "Медвежий ручей", крупнейшее в районе. Рудник, возведенный там, до сих пор дает комбинату отличную руду. 15 мая 1937 г. был соединен последний стык на узкоколейке Дудинка - Норильск. Зима 1937/38 г. выдалась суровой. Снегозаносы и морозы остановили работу на строительстве. План первых четырех месяцев 1938 г. строители выполнили менее чем на 10 процентов. По


13 "Ярче северного сияния". Сборник статей. Красноярск. 1976, стр. 40 - 41.

14 В. Лебединский. Главный геолог. "Заполярная правда:", 3.II.1973.

15 П. Синцов. Строительство в тундре. "Правда", 27.VIII.1937.

стр. 205


плану на снегоочистке должны были быть заняты постоянно лишь 464 человека, работали же фактически до 5 тыс. из 6035, насчитывавшихся на комбинате16 . К тому же проектирование в Ленинграде шло медленно. Руководство констатировало: "Несмотря на продолжительность ведения проектных работ по Норильскому никелевому комбинату, состояние проектирования не позволяет строить пока ни одного основного цеха"17 .

Было принято решение о назначении на комбинат инициативных людей. В апреле 1936 г. его начальником стал А. П. Завенягин. Он родился в 1901 г. в семье паровозного машиниста. Член партии с ноября 1917 г., Завенягин в 1919 г. работал в партийных органах Рязанской губ., создавал комсомольскую организацию в Скопине, затем стал начальником губернского Политотдела. Позднее он был председателем ревкома и секретарем укома и окружкома РКП (б) в Донбассе. В 1930 г. окончил металлургический факультет Московской горной академии, где вместе с А. Е. Воронцовым являлся помощником ректора И. М. Губкина. Затем Завенягин работал директором института по проектированию металлургических заводов, заместителем начальника Главного управления металлургической промышленности ВСНХ СССР, директором Днепровского металлургического завода имени Дзержинского в Каменском (Ныне Днепродзержинск) и директором Магнитки. Авраамий Павлович удачно сочетал в себе такие качества, как глубокие инженерные познания, масштабность мышления, умение организовывать работу научных, исследовательских, строительных и производственных коллективов. Он не боялся ответственности, смело шел на разумный риск, был прост в обращении с людьми. В марте 1935 г. его наградили орденом Ленина, а в марте 1937 г. назначили первым заместителем наркома тяжелой промышленности.

В ту пору особенно остро стоял вопрос о никеле. В январе 1934 г. партия поставила задачу: "Добиться особенно быстрых темпов развития и технического перевооружения в цветной металлургии... Организовать производство олова, никеля, магния"18 .

Первый советский никель был получен в Уфалее в ноябре 1933 года19 . В 1935 г. было принято исключительно важное решение о строительстве на Кольском полуострове в Мончетундре комбината "Североникель". Первые его агрегаты были пущены в 1938 году. Вслед за тем началось строительство комбината "Южуралникель". И все же эти предприятия не обеспечивали страну никелем, и до двух третей его потребности приходилось удовлетворять за счет закупок за рубежом20 .

Никель, добавленный в сталь в небольшом количестве, необычайно меняет ее свойства: сталь становится особо прочной, упругой, нержавеющей и морозостойкой. Это позволяет снизить вес машин и конструкций, увеличивает их надежность, долговечность и ресурсы. Покрытие изделий никелем не только придает им красивый вид, но и предохраняет от коррозии. Особую роль играет он при производстве броневой стали. Такие отрасли промышленности, как автотракторная, авиационная и некоторые другие, вообще не могут развиваться без никеля. Поэтому зависимость СССР от ввоза этого металла из-за границы необходимо было преодолеть как можно скорее.

Что же увидел Завенягин, когда в конце апреля 1938 г. прибыл в Норильск? У отрогов Норильских гор раскинулся небольшой поселок. Жилые дома и бараки, занесенные снегом кое-где до крыш, располагались не только по сторонам двух улиц, но стояли как попало и за их пределами. Огибая поселок, извивалась узкоколейная железная дорога. На горизонте возвышались горы, покрытые снегом. Вдалеке дымил небольшой кирпичный завод, а рядом с поселком на берегу озера стоял сарай, на котором огромными буквами значилось: НОРВЭС-1 (Норильская временная электрическая станция N 1). Тут же возводилась более мощная ВЭС-2, похожая на ангар для дирижабля. В Норильске тогда вообще не было никаких фундаментальных построек.

Первые дни пребывания в Норильске Завенягин посвятил знакомству с людьми. У него было правило: выслушивать каждого до конца, не перебивая. Ему понравилась группа молодых инженеров - коммунистов и комсомольцев; в их числе - И. М. Перфилов, строитель, избранный секретарем


16 Ведомственный архив Норильского комбината, папка приказов за 1938 г., приказ по Норильскому комбинату N 228 от 14.V.1938.

17 Там же, приказ N 214 от 4.V.1938.

18 "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК". Изд. 8-е. Т. 5, стр. 135.

19 "Советская металлургия. 1917 - 1967". М. 1967, стр. 123.

20 См. В. Лебединский. Норильский никель - для победы. "Енисей", 1975, N 2, стр. 51.

стр. 206


комсомольской организации; коренастый, с волевым лицом С. М. Енин, руководивший сооружением опытной обогатительной фабрики; Н. Н. Рознатовский, стоявший во главе строительства ВЭС-2; невысокий с интеллигентным лицом К. Д. Васин - горный инженер, пока что отвечавший за культурно-воспитательную работу. На реплику Васина "Когда же я буду по специальности-то работать?" Завенягин ответил: "Воспитательная работа не менее важна, да и потруднее, ее не всякому поручишь!". Могучего сложения, рукопожатия которого все побаивались, горняк Г. М. Баскаев был начальником технического снабжения; с пышной черной шевелюрой, высокий Л. А. Савва работал начальником дорожных и земляных работ; в длинном сером плаще и резиновых сапогах пришел К. И. Ярцев - гидрогеолог и одновременно старший пионервожатый местной школы. Вместе с Д. К. Волошиным и еще десятком гидрологов он выявлял водные ресурсы Норильска. Завенягин познакомился также с начальником угольной штольни С. Х. Хромченко и другими горняками - И. Е. Товкачем, В. Г. Вишняковым, А. П. Вихревым, Ф. Н. Карлюковым, М. Д. Фугзаном, П. И. Слепцовым. Пришли к Завенягину представиться и руководитель подсобных предприятий З. П. Зарапетян и инженер- обогатитель А. Е. Шаройко, избранный председателем профкома. Долго беседовал Завенягин с руководителем Желдорстроя В. В. Ершовым и секретарем парторганизации рабочим Л. П. Матанцевым. В тесном помещении проектного отдела трудились десятки талантливых специалистов во главе с орденоносцем В. Р. Бородулиным. Среди проектировщиков Завенягин особенно отметил топографа А. П. Сорокина, горных инженеров И. Д. Горовца и П. А. Ткачева, геолога А. Л. Самбурского, обогатителя А. М. Муравьева, архитекторов Ф. М. Усова и Н. Я. Извекова, металлурга С. Ф. Одоевского.

Нового начальника поразило обилие горняков, строителей и почти полное отсутствие металлургов. Но знакомство с людьми изменило его первое впечатление о Норильске: главное - есть с кем работать! Большую радость доставил ему разговор с геологами и буровиками, среди которых собрались опытные, преданные своему делу люди. Воронцов и Розанов рассказали об открытии "Медвежьего ручья". Розанова Завенягин знал давно. Алексей Николаевич был профессором Московской горной академии, читал там общий курс геологии и сыграл выдающуюся роль в открытии "Второго Баку". Он же возглавлял геологоразведочные работы по Московскому метрополитену, а главный инженер Метростроя А. И. Гертнер тоже работал тогда на Норильском руднике. Узнав, что "Медвежий ручей" открывает огромные перспективы перед никелевой промышленностью страны, Завенягин добился подготовки проекта крупнейшего в СССР никелевого комбината. Основные положения проекта сформулировали и отправили в Ленинград. А прежний вариант отвергли.

Норильчане считали, что комбинат должен выдавать не полуфабрикат, а чистый металл. СНОП же утверждал, что, поскольку на Севере все дорого, строить надо минимум, и ссылался на опыт Канады. Норильчане полагали, что омертвление на девять месяцев полуфабрикатов нерационально, ибо чистые металлы можно вывозить самолетом (и потом это подтвердилось); что, не отрицая в принципе роль подземных рудников, основную массу руды следует добывать открытым способом. Стоимость руды снизится вдвое, производительность труда повысится в 2,5 раза, потери уменьшатся в 6 раз, численность рабочих можно снизить на 3600 человек. СНОП ссылался на то, что суровые климатические условия парализуют зимой работу открытых рудников. Он заложил график строительства таким образом, что прежде всего должны были построить весь комбинат, потом пустить его. Норильчане предложили построить сначала рудники по богатым жилам и металлургическую часть, добывать металлы без обогащения, а затем достраивать остальные предприятия и переходить на постоянную схему переработки вкрапленных руд. СНОП считал, что в Норильске должны жить мужчины-холостяки, причем не более трех лет, тогда можно будет не строить родильных домов, школ и детских учреждений. Между тем женщины уже "проникли" в Норильск и добились того, что были выделены средства на школу, детсад, ясли, а теперь требовали родильного дома. К чести ленинградцев, проектировщики быстро поняли свою ошибку и согласились на строительство не "мужского" предприятия, а социалистического города.

18 июня 1938 г. произошло знаменательное событие: на опытной металлургической установке проплавили руду и получили 1,5 т первого файнштейна, полупродукта, из которого продувкой в конверторе удале-

стр. 207


ны посторонние ингредиенты - сера и железо. Если не считать сотниковских плавок, это была первая плавка в Норильске. Завенягин стал фактическим руководителем проектного отдела. Он часами, а то и по ночам сидел с проектировщиками. В. Я. Бурштын, которого все уважали за исключительную трудоспособность (он мог трудиться по трое суток подряд), рассказывал мне в мою бытность в Норильске: "Мы пользовались в работе основным и почти единственным источником знаний - Авраамием Павловичем. Эрудиция его была потрясающа! Мне, например, пришлось проектировать конверторы и ватер- жакеты (шахтные печи). Я буквально все сделал так, как советовал он. И вы сами видите, что все это работает хорошо". Вскоре Завенягин назначил А. Е. Шаройко главным инженером проекта комбината и города. Именно Александру Емельяновичу досталось доказывать, что ленинградские проектировщики неправы. Его миссия удалась, норильский вариант утвердили, и вот уже несколько сотен чертежников и вычислителей прямо в Норильске зашелестели листами ватмана и закрутили ручками арифмометров, готовя проект высокомеханизированного гигантского предприятия самой совершенной в те годы технологии.

В марте 1939 г. на малом металлургическом заводе задули первый промышленный ватер- жакет и выдали первый штейн на очередной фазе высокотемпературного метода извлечения металла. А 5 апреля Завенягин докладывал в Москве о перспективах развития Норильска. Он просил ускорить строительство, и было решено утвердить предложения норильчан и форсировать строительство, увеличив его объемы.

А перед норильчанами по-прежнему стояли труднейшие бытовые проблемы. Приходилось постоянно бороться со снегозаносами. Что могли сделать 14 тыс. человек, вооруженные лопатами и кайлами, против миллионов кубометров снега, несущегося со скоростью 40 м в секунду? Но нашелся человек, который, образно говоря, заставил пургу подметать дороги, а не засорять их. То было открытие огромного значения для Севера. Его автор М. Г. Потапов родился в бедной семье железнодорожника, и ему одному только из многих братьев и сестер удалось стать инженером путей сообщения. Его пытливый ум постоянно находил простые и надежные решения разных вопросов. Проведя желоб на лопате, он сделал ее негнущейся. Он же стал автором "щитов Потапова", которые "собирали" ветер и спрессовывали его в могучую струю, заставляя выметать с дороги даже мелкие камни, а не только снег. Гораздо труднее была проблема: как строить на вечной мерзлоте? Да еще в морозы? Какими прочностными характеристиками должны обладать строительные материалы, чтобы выдерживать ветры до 50 м в сек. и нагрузку многометровых снежных заносов? Как прокладывать водотеплопроводы и канализацию, если нормами предусмотрено вести их ниже глубины промерзания почвы, а в Норильске почва промерзла на глубину до 100 метров? И все эти проблемы решили, хотя и потребовались годы труда, изобретательства и мучительных раздумий. Сотни людей принимали участие в их решении.

В 1939 г. приехали в Норильск два архитектора: Л. В. Миненко и В. С. Непокойчицкий, жена и муж. Лауреат Ленинской премии, кандидат архитектуры, главный архитектор проекта Норильска как города рассказывает, как постепенно перестраивался этот проект: "Первоначальная демографическая гипотеза, относящаяся к 1936 г., установила численность населения Норильска в количестве 18800 чел. Через два года эта цифра была увеличена до 49000. В 1939 г., при составлении первого проекта планировки Норильска, численность населения была принята в количестве 80000, а в 1945 г., в связи с повышением производственной мощности Норильского комбината, увеличена до 95 тыс. человек. При пересмотре проекта планировки города, произведенном в 1949 г., предусматривалась возможность роста населения основных жилых районов города до 120000 человек"21 .

Еще в 1939 г. Завенягин издал приказ, ограничивающий работы на открытом воздухе при морозе свыше 40° или при ветре более 22 м в секунду. В действительности же в цехах ремонтно-механического завода шла круглосуточная работа. Эти цехи, например металлоконструкций, представляли собой огороженную площадку с крышей из неба. В кострах грели железо и гнули, клепали и варили Н. И. Глуховеров, Ф. Г. Черепанов, Т. А. Стеблянко, М. П. Ковалев и другие котельщики, сварщики и слесари. Механический цех занимал сарай. Самый большой из трех токарных станков,


21 В. С. Непокойчицкий. Планировка и застройка селитебной территории в городах Крайнего Севера (на примере Норильска). Канд. дисс. М. 1967, стр. 1.

стр. 208


ДИП-300, в сарае не поместился, и его задняя бабка высовывалась наружу. Позже над нею сделали навес.

В Норильск в большом числе стали прибывать люди. Среди них были и выдающиеся работники, сыгравшие важную роль в становлении комбината и развитии города. Инженер-металлург В. С. Зверев, назначенный главным инженером комбината, в 1948 г. стал его директором. С. И. Ботвинов явился одним из организаторов механической службы. Бывший золотоискатель С. И. Сердаков, занесенный в Норильск слухами о тамошних богатствах, молодым парнем осенью 1938 г. остался без денег и был согласен на любую работу. Став учеником на опытной металлургической установке, потом горновым на малом заводе и мастером на большом металлургическом, он превратился в старшего мастера рудно-термических печей. В 1961 г. ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда. И вот почетный металлург С. И. Сердаков в 1965 г. держал знамя комбината, когда заместитель Председателя Совета Министров СССР Н. А. Тихонов прикреплял к знамени орден Ленина. 30 лет простоял Сергей Иссакович у металлургической печи. А таких, как Сердаков, прошли через Норильск сотни и тысячи.

Много споров было при решении вопроса об этажности домов. Новаторы потеснили консерваторов, боявшихся вечной мерзлоты, и в 1942 г. возвели первый трехэтажный многоквартирный дом. Это строение называли тогда "домом со всеми неудобствами": полы были только обструганы и не крашены, отсутствовали вода, канализация, тепло, электричество, телефон и радио. Окрыленные удачей, ибо дом не упал и не провалился, строители заложили еще два дома. Не успели их достроить, как на стенах появились трещины. Консерваторы возликовали. Расследование показало, что дело не в этажах, а в низком качестве строительства и неудачном применении материалов. Не так давно сообщалось, что "отныне в Норильске и его поселках будут возводиться жилые дома в девять этажей"22 .

К середине 50-х годов Норильск стал городом краевого подчинения. Это один из самых северных городов мира. Он имел тогда свыше 100 тыс. жителей и горно- металлургический комбинат, в состав которого входят ныне горные, обогатительные, металлургические, транспортные, энергетические, строительные, ремонтно-механические, пищевые предприятия, проектный институт, научно-исследовательский комплекс, вычислительный центр, своя железная дорога до Дудинки и Талнаха, порт на Енисее с причалами для морских и речных судов. Под Норильском добывают - теперь уже в основном подземным способом - никель, кобальт, медь, металлы платиновой группы, уголь, нерудные полезные ископаемые. В 1965 г. вступил в строй рудник "Маяк", в 1971 г. - "Комсомольский", в 1974 г. - первая очередь "Октябрьского". Никель марки Н-1 и кобальт марки К-0 имеют государственный Знак качества.

Согласно планировке В. С. Непокойчицкого, улицы в городе расположены перпендикулярно к направлению ветров и имеют перепады осей для ослабления ветровой силы. Сплошная застройка образовала замкнутые дворы, защищенные от снежных заносов. С 1961 г. город развивается по новому генеральному плану. Горожане и соседние жители располагают драматическим театром, Дворцом культуры, плавательным бассейном, крытым катком, получают высшее образование в вечернем индустриальном институте и музыкальном училище. Норильский научно-исследовательский институт сельского хозяйства Крайнего Севера дает свои рекомендации всем районам от Кольского полуострова до Чукотки.

Главная гордость города - его комбинат носит имя А. П. Завенягина, дважды Героя Социалистического Труда, кавалера шести орденов Ленина, члена ЦК КПСС, заместителя Председателя Совета Министров СССР, скончавшегося в ночь на 31 декабря 1956 года. В Норильске стоит памятник этому замечательному человеку. Его открыли 15 июля 1960 г., в день 25-летия комбината. Завенягин, воплощенный в камне, стоит спиной к Норильским горам, где при его руководстве и участии были сооружены впервые в Заполярье мощные рудники открытых работ и другие крупные предприятия. Лицом же он обращен на север, где раскинулся социалистический Норильск. И знаменательно, что в тот же день, 15 июля 1960 г., геологи лауреаты Ленинской премии В. Н. Егоров, Е. Н. Суханова, В. С. Нестеровский, В. Ф. Кравцов и их товарищи открыли на берегах Талнаха, ранее безвестной речки с топкими и глинистыми берегами, новое рудное месторождение мирового значения.


22 "Растут этажи". "Труд", 24.X.1976.

 

Опубликовано 19 декабря 2017 года




Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама