Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ТЕХНОЛОГИИ есть новые публикации за сегодня \\ 23.09.18


ПЕРВЕНЕЦ СОВЕТСКОЙ ФЕРРОСПЛАВНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Дата публикации: 14 февраля 2018
Автор: Н. М. КУТЕПОВА, Н. П. ШМАКОВА
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: ТЕХНОЛОГИИ
Номер публикации: №1518610144 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Н. М. КУТЕПОВА, Н. П. ШМАКОВА, (c)

найти другие работы автора

Социалистическая реконструкция народного хозяйства в годы первых пятилеток предъявляла особые требования к металлургии. Создававшиеся тогда в нашей стране новые отрасли промышленности - химическая, электротехническая и особенно авиационная выдвинули перед металлургией - этой основой индустриализации - важную задачу: не только расширение производства, но и обеспечение значительных качественных сдвигов. Механические свойства обыкновенных углеродистых сталей уже не удовлетворяли возросших запросов. Требовались новые сорта металла - более прочные, жароупорные, кислотоупорные и т. д., то есть высококачественные легированные стали, а для их изготовления необходимы ферросплавы - сплавы железа с другими металлами: хромом (феррохром), кремнием (ферросилиций), вольфрамом (ферровольфрам) и пр. Ферросплавы продлевают жизнь металлу мощных авиационных моторов, придают необходимые качества снарядной и броневой стали, выдерживающей огромные давления, нержавеющей, кислотоупорной, сверхпрочной, жаростойкой, инструментальной. Ферросплавы - это основа развития современной качественной металлургии.

В царской России не было своей ферросплавной промышленности, хотя страна располагала ресурсами для ее развития, имея значительные месторождения хромитов, кварцитов, марганца. В 1913 г. доля России в мировой добыче марганцевой руды составила 54%1 , но почти вся она экспортировалась. Иностранные предприятия, которые поставляли русским металлургическим заводам ферросплайы, работали на уральской хромистой руде. В 1908 г. на порогах р. Сатки на Южном Урале французской фирмой все же было начато строительство электрометаллургического завода по производству ферросплавов. Там имелись крупные залежи кварцита, основного сырья для выплавки ферросилиция; большие лесные массивы для обжига древесного угля, употребляемого в шихту электропечей; наконец, удобное место для строительства плотины. Предприятие размещалось в небольшом каменном здании и было пущено в 1912 году. В его двух электропечах выплавлялось всего 500 т ферросилиция в год2 . Рядом действовала небольшая гидроэлектростанция.

На заводе работали знаменитые уральские умельцы, которые могли безошибочно, "на глаз" определить содержание кремния или хрома в сплавах. Углеродистый феррохром получали также на Саткинском металлургическом заводе, а на юге страны было организовано доменное производство низкосортного ферромарганца. Однако покрыть внутренние потребности в ферросплавах отечественной продукцией Россия не могла и вынуждена была ввозить их из-за границы, покупая на золото. С 1909 по 1912 г. она закупала ежегодно в среднем по 12,3 тыс. т ферросплавов, в 1913 г. -21,9 тыс. т на сумму более 12 млн. рублей3 .


1 К. П. Григорович, В. С. Емельянов. Опыт выплавки ферромарганца в электропечах. Вып. III. М. 1932, стр. 1.

2 Такое количество ферросилиция сейчас выдает одна печь Челябинского электро-металлурпического комбината за восемь суток (В. Гусаров. Незабываемые годы. Челябинск. 1965, стр. 7).

3 Е. А. Канделаки. Экономические проблемы горной металлургии Грузинской ССР. Тбилиси. 1968, стр. 187; "Внешняя торговля СССР за 20 лет (1918 - 1937 гг.)". М. 1939, стр. 74.

стр. 79


Возможность создания отечественной ферросплавной промышленности появилась только после победы Великой Октябрьской социалистической революции в результате успешного восстановления народного хозяйства и претворения в жизнь ленинского плана индустриализации страны. 1(5 апреля 1924 г. по указанию ВСНХ СССР начала работать ферромарганцевая комиссия Грузии. Через год она представила проект строительства завода в Кутаиси мощностью в 25 тыс. т4 с использованием чиатурской марганцевой руды, ткибульского угля и электроэнергии проектируемых Закавказской и Рионской гидроэлектростанций. Позднее местом строительства предприятия избрали железнодорожную станцию Зестафони. Выдвигались также предложения о сооружении ферросплавного завода мощностью 90 тыс. т при проектируемой Днепровской электростанции5 .

Октябрьский Пленум ЦК и ЦК К ВКП(б) 1927 г., развивая линию партии на освобождение страны от иностранной экономической зависимости и укрепление ее оборонной мощи, постановил: "При разработке пятилетнего плана уделить максимальное внимание быстрейшему развитию тех отраслей народного хозяйства вообще и промышленности в частности, на которые выпадает главная роль в деле обеспечения обороны и хозяйственной устойчивости страны в военное время"6 . Пленум поставил задачу организации новых производств, в том числе и ферросплавного. Весной 1928 г. группа советских инженеров во главе с Я. В. Дашевским (консультанты К. II. Григорович и М. С. Максименко) начала проектирование ферросплавного завода в Запорожье. Позднее в этой работе участвовали французские специалисты. Завод был задуман как часть "Запорожстали" - комбината с полным металлургическим циклом. Его проект получил одобрение в конце 1930 года.

Еще в апреле 1929 г. было принято специальное решение о строительстве Челябинского электротермического комбината "с целью концентрации и развития на нем ферросплавного производства"7 . Сооружение его было тесно связано с развитием Урало-Кузбасса, новой мощной индустриальной базы на востоке страны. Наряду с созданием таких гигантов тяжелой индустрии, как Магнитогорский и Кузнецкий металлургические комбинаты, Уральский завод тяжелого машиностроения, Челябинский тракторный и другие, в этом районе предполагалось начать и производство высококачественных металлов. Вопрос о строительстве Челябинского ферросплавного завода был решен в минимальные сроки, хотя этот объект не значился ни в пятилетнем плане Уралмета, утвержденном в октябре 1928 г., ни в первых вариантах пятилетнего плана развития Урала. Оперативность объяснялась огромной потребностью страны в высококачественных сталях. Ведь поднимались корпуса новостроек первой пятилетки - Ново-Краматорского машиностроительного завода в Донбассе, Уралмаша, Березниковского и Соликамского химических комбинатов, Челябинского и Харьковского тракторных заводов, Московского и Горьковского автомобильных, Саратовского завода комбайнов и др. Учитывалось и то, что откладывалось строительство Зестафонского и Запорожского заводов в связи с отсутствием электроэнергии, так как Днепрогэс должен был дать ток в 1932 г., а Рионская ГЭС - на год позднее, в то время как Челябинская ГРЭС вступила в строй 15 сентября 1930 года.

Напряженная международная обстановка, экономический нажим мирового капитала на Советский Союз, возникновение очага войны неподалеку от советского Дальнего Востока - все эти внешние факторы также обязывали партию и советский народ неустанно укреплять обороноспособность страны, срочно направлять значительные средства на развитие жизненно необходимых отраслей промышленности. Летом 1929 г. группа советских инженеров во главе с К. П. Григоровичем разработала проект Челябинского ферросплавного завода. Григорович вел тогда в московской Горной академии кафедру электрометаллургии и был одним из немногих специалистов в этой отрасли. Среди других в группу по начальному проектированию входил выпускник Горной академии, один из пионеров отечественной ферросплавной промыш-


4 "Ферромарганец и "белый уголь" Грузии". Тифлис. 1925, стр. 3.

5 К. П. Григорович. Челябинский электрометаллургический комбинат. М. 1935, стр. 9.

6 "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК". Изд. 8-е. Т. 3, стр. 507.

7 ЦГАКХ СССР, ф. 3429, оп. 57, д. 327, лл. 291 - 292.

стр. 80


ленности, позднее главный инженер Челябинского ферросплавного завода, его технический директор в 1935 - 1937 гг., ныне чл. -корр. АН СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат Государственных премий СССР, известный ученый-металлург В. С. Емельянов8 . Техсовет стройкома ВСНХ СССР утвердил строительную часть проекта 21 сентября 1929 г., а весь проект - 21 января 1930 года.

Завершение работ над проектом совпало с важным событием в освоении Урало- Кузбасского экономического района. 15 мая 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постановление "О работе Уралмета". В нем подчеркивалось, что индустриализация страны не может опираться в дальнейшем только на одну южную угольно-металлургическую базу и "жизненно необходимым условием быстрой индустриализации страны является создание на Востоке второго основного угольно-металлургического центра СССР путем использования богатейших угольных и рудных месторождений Урала и Сибири"9 . В связи с этим особое внимание обращалось на ускоренное строительство Магнитогорского и Кузнецкого комбинатов, а также предусматривались сооружение Нижне-Тагильского и Бакальского металлургических предприятий, реконструкция ряда старых заводов. XVI съезд партии одобрил линию ЦК на создание Урало-Кузбасса, передвижение промышленного развития страны на Восток. В. В. Куйбышев в докладе на съезде отмечал, что такое перемещение необходимо как по общехозяйственным мотивам, так и по военно- политическим10 .

Решения Коммунистической партии и Советского правительства о создании второй угольно-металлургической базы на востоке страны внесли коррективы в проект строительства Челябинского ферросплавного завода. Первоначально он задумывался как часть электротермического комбината (ЧЭТК), объединяющего несколько производств: ферросплавов; угольных и графитированных электродов, без которых немыслима выплавка электростали; абразивов для обдирки стальных, железных и чугунных -слитков при обработке металла на машиностроительных заводах. Идея объединения разных предприятий в один комбинат принадлежала Г. К. Орджоникидзе11 . Первую очередь завода в составе семи электропечей мощностью в 18 550 т ферросплавов намечалось пустить в октябре 1930 года. При определении профиля Челябинского завода учитывался принцип специализации: производство ферромарганца планировалось на Запорожском и Зестафонском заводах, ферросилиция и феррохрома - на Запорожском и Челябинском, В Челябинске предусматривалось получение также всех остальных ферросплавов - ферровольфрама, феррованадия, ферротитана и др. Через 10 - 15 лет три завода должны были полностью удовлетворить потребность отечественной качественной металлургии в ферросплавах.

Первенцем ферросплавной промышленности в нашей стране стал Челябинский завод. В июне 1929 г. еще до утверждения проекта предприятия было организовано управление строительством Челябинского электротермического комбината, а в июле в степи, за Челябинской ГРЭС, появились первые строители. Вот как писал об этих днях главный инженер будущего завода С. В. Семенов: "Тихо в Челябинской степи. За ЧГРЭСом степь особенно знойная. Одиноко и сонно проедет казак, и опять никто не нарушает векового покоя беспредельного моря ковыля и выгорелой травы. Но вот появились люди с трубками на треногах, со стальными лентами и рейками с красными и белыми расцветками. Степь -от этих голосов ожила. Проезжие казаки, перекидываясь фразами с землемерами, узнавали, что на этом месте будет завод... Наконец участок земли был отведен. Началась подвозка бревен, проволоки и досок... Идут маршрутные поезда с лесом, пиломатериалами, кирпичом, рельсами, шпалами, цементом и железом"12 .

Партийные и советские организации, понимая всю важность создания новой отрасли промышленности, с первых дней стремились оказать всестороннюю помощь


8 См. подробнее В. С. Емельянов. О времени, о товарищах, о себе. М. 1968.

9 "Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам". Сборник документов. Т. 2. М 1957, стр. 175.

10 "XVI съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б)". Стенографический отчет. М. 1931, стр. 495 - 496.

11 К. П. Григорович и др. Ферросплавы. М. -Л. 1934. стр. 9.

12 Государственный архив Челябинской области (ГАЧО), ф. 870, оп. 1, д. 5, лл. 1 - 2.

стр. 81


Феррострою. 28 августа бюро Челябинского окружкома В1Ш(б) определило обязанности окружных и городских партийных, советских и хозяйственных органов по оказанию помощи стройке и набору рабочей силы. По согласованию с окружной инспекцией труда на строительстве устанавливался 10-часовой рабочий день13 . В сентябре окружной комитет партии решил вопрос о передаче в ведение завода ферросплавов кирпичного завода и лесопилки. Уральский обком ВКП(б) поставил во главе Ферростроя старого большевика, крупного хозяйственника и замечательного организатора Н. Ф. Захарова. Потомственный рабочий, он овладел профессией сталевара, сражался в рядах Красной Армии на фронтах гражданской войны, затем был директором ряда металлургических заводов Урала - Каслинского, Чусовского, Ашинского и др.

Главным инженером стал С. В. Семенов, специалист своего дела, обладающий разносторонними техническими знаниями и опытом работы. Родился он в семье служащего, в 1908 г. окончил Петербургское техническое училище. В 1919 г. партия направляет его на восстановление разрушенных заводов на Урале. В 1923 г. по проекту С. В. Семенова был реконструирован Нытвенский завод, увеличивший свою производительность вдвое. В 1924 г. Семенов уже на строительстве подводных сооружений Волховской гидроэлектростанции. В 1927 г. он руководил строительством первой высоковольтной линии электропередач на Урале Лысьва - Чусовая. Но его проектам полностью реконструированы электростанции заводов Теплой Горы, Лысьвенского, Чусовского, Юго-Камского; выстроено трубовоздуходувное хозяйство Чусовского завода. "Тов. Семенов пользуется огромным авторитетом среди инженерно-технических работников", - говорилось в его трудовой характеристике14 .

В августе 1929 г. начала работу партийная организация Ферростроя. Ее возглавил рабочий, член ВКП(б) с 1918 г. С. М. Титаренко. В сентябре на строительстве оформилась и комсомольская ячейка. Коммунисты и комсомольцы повели борьбу за рекордные темпы строительства, за своевременный пуск завода. День 7 ноября 1929 г. навсегда вошел в летопись Челябинска. Под звуки "Интернационала", под гром аплодисментов был заложен фундамент будущего завода. На митинге строители дали слово ровно через год, к XIII годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, пустить в эксплуатацию первую электропечь и дать первый ферросплав15 . Предстояло выполнить значительный объем работ. Было создано два участка: промышленное и жилищное строительство. Основными объектами первого являлись главный корпус - для выплавки ферросплавов в электропечах; промежуточный корпус - подготовительный, для смешивания и дозировки шихты; шихтовый двор и различные вспомогательные сооружения. На втором участке развертывалось сооружение жилых домов, предприятий общественного питания, прокладывались канализация, водопровод и т. д. Начальником промышленного строительства был назначен техник-строитель с 20-летним стажем И. Т. Свинолобов - человек исключительной энергии, энтузиаст, отличный организатор и горячий участник битвы за пуск завода.

Стройки первой пятилетки требовали огромного количества рабочей силы. На сооружение первенца ферросплавной промышленности прибывали люди с Челябинской биржи труда, жители уральских деревень, семьями ехали из башкирских сел. Вот одно из характерных условий найма того времени: "Вербованные и доставленные Башнаркомтруда коновозчики-землекопы для управления Ферросплава должны быть физически здоровыми, не ниже 18- летнего возраста и не свыше 50 лет, вполне способные выполнять земляные работы на своих лошадях и со своим транспортом"16 . Это были в основном грабари, представители одной из самых распространенных профессий в начальный период строительных работ. Это они в осеннюю распутицу и в сорокаградусные морозы, отогревая застывшую землю кострами, готовили площадки и котлованы под фундаменты зданий и оборудования. В ту пору на Феррострое, вспоминает В. Н. Гусаров, нынешний директор Челябинского электрометаллургиче-


13 Там же, д. 3, лл. 1, 8; Челябинский областной партийный архив (ЧОПА), ф. 92, оп. 1, д. 631, л. 205.

14 "Челябинский рабочий", 25.VI. 1931.

15 "Челябинский рабочий", 12.ХI.1929.

16 ГАЧО, ф. 870, оп. 1, д. 22, л. 51.

стр. 82


ского комбината, можно было встретить украинца и казаха, белоруса и башкира, представителей других национальностей нашей необъятной страны.

С начала 1930 г. управление строительством перешло к организованному набору рабочих. На основании договоров, заключенных Челябинской окружной инспекцией труда, представители ЧЭТК выезжали в Татарию, Башкирию, Поволжье, Центрально-Черноземный район. Значительная часть рабочих пришла на стройку по путевкам Челябинского горкома ВЕП(б). Особенно много прибыло посланцев с железной дороги. В 1929 г. по путевке городского комитета партии приехал на стройку Василий Рубцов. Из крестьянской семьи, сирота, он с юных лет познал, что такое труд, храбро сражался за Советскую власть в годы гражданской войны, участвовал в разгроме врангелевцев. На Феррострое В. Ф. Рубцов сначала был чернорабочим, потом окончил курсы подготовки кадров для завода, организовал первую бригаду плавильщиков "Коммунистическая печь", к моменту пуска ЧЭТК стал мастером ферросплавного цеха. Человек кристальной большевистской честности, Рубцов был первым партийным вожаком коммунистов ферросплавного завода 17 . По путевке горкома ВКП(б) трудился и Андрей Поддужный, впоследствии один из лучших плавильщиков и организаторов производства. В числе первых строителей были П. А. Шакурин - каменщик, ударник; Г. М. Панков - арматурщик, бетонщик, старший артели, взявший обязательство работать на Феррострое до конца пятилетки; И. Н. Зыборев, каменщик, член президиума постройкома, и многие другие.

Рабочих рук не хватало: на Урале возводились крупные промышленные объекты, да и вся страна превратилась в огромную стройку. Обеспеченность Ферростроя кадрами в июне 1930 г. составляла лишь 35%, в ноябре - 39% 18 - Особенно трудно было с квалифицированными рабочими - плотниками, столярами, каменщиками, бетонщиками. Пополнение коллектива стройки шло в основном за счет выходцев из деревни. Для многих из них стройка была первой производственной школой. Кроме того, почти половину строителей составляла молодежь, не имевшая специальности. Большинству рабочих начинать приходилось с ликвидации неграмотности. На стройке развернулось движение за овладение строительными профессиями. Уже в начале 1930 г. руководство Ферростроя докладывало городской партийной организации: "В области переквалификации рабочей силы приняты следующие мероприятия: на местных курсах Центрального института труда (ЦИТ) подготавливаются бригадиры-каменщики, штукатуры. Работают курсы на стройплощадке. В следующем году будет обучено 1276 строителей, в том числе 353 женщины"19 . Челябинский окружной комитет ВКП(б) в январе 1930 г. установил плановые задания по обучению строителей, перед Окрпрофбюро была, в частности, поставлена задача подготовить 5100 человек для Челябтракторостроя и Ферростроя20 . Весной на строительство ферросплавного завода прибыло 18 инструкторов по обучению каменщиков и штукатуров, несколько десятников и прорабов21 . Осенью 1930 г. начала работу школа фабрично-заводского ученичества для подготовки строителей. Партийная организация стройки контролировала ход учебы, оказывала помощь учащимся. Большую роль сыграли при этом специально созданные партийные посты.

Трудности в создании отечественного ферросплавного производства, как и других отраслей промышленности, были связаны не только с нехваткой строительных рабочих. Недоставало материалов, особенно цемента и металла. Плановый отпуск Феррострою материалов был ниже фактической потребности и составил в 1930 г. по кирпичу - 41%, извести- 53%, бутовому камню - 63% 22 . Местные партийные органы рекомендовали организовать хозяйственным способом заготовку песка, гравия, бутового камня, леса 23 . Коммунисты Ферростроя призвали рабочих соблюдать строгий режим экономии, возглавили специально созданные бригады по заготовке материалов. Производство кирпича было налажено непосредственно на строительстве. В июле


17 Там же, оп. 3, д. 11, л. 22; "Челябинский рабочий", 25.VII.1931.

18 ЧОПА, ф. 92, оп. 1, д. 1, л. 9; ГАЧО, ф. 870, оп. 5, д. 16, л. 21.

19 ГАЧО, ф. 870, оп. 1, д. 4, лл. 18 - 24; оп. 2, д. 12, лл. 1 - 7.

20 ЧОПА, ф. 892, оп. 1, д. 1, л. 20.

21 ГАЧО, ф. 870, оп. 5, д. 4, л. 57.

22 Свердловский областной партийный архив (СОПА), ф. 4, оп. 7, д. 16, л. 189.

23 Таи же, д. 17, лл. 272 - 274; ГАЧО, ф. 870, оп. 1, д. 3, л. 9.

стр. 83


1930 г. здесь вошел в строй второй кирпичный завод. Нормальный ход работы тормозился отсутствием техники, жилья и медицинской помощи. Строительство велось с помощью кайла и лопаты, рабочие селились во временных каркасно- засыпных бараках.

Тяжелым выдался на Феррострое первый зимний строительный сезон. Ранние уральские морозы в ноябре 1929 г. сковали землю, трудно было вести кладку на подогретом растворе. Приходилось выбирать: или прекратить ее до начала весны, или укрыть главный корпус тепляком и продолжить его сооружение. Строители приняли решение проводить бетонирование основного здания. В январе 1930 г. был готов тепляк. Строящиеся цехи обшивали тесом и внутрь вводили паровоз, чтобы его паром обогревать место работы24 . Бетонирование фундаментов, колонн и стен главного корпуса велось днем и ночью. Между тем в городе ходили слухи, что в тепляке - мороз и вся постройка весной развалится. В мае тепляк раскрыли. Над степью возвышались два этажа железобетонного корпуса, высота северной части которого равнялась 18 метрам. "Первый зимний сезон, - говорилось в рапорте председателя правления "Востокостали" Я. П. Иванченко на имя С. Орджоникидзе, - был опытным и в условиях уральской зимы, и в части ведения железобетонных работ (по основным зданиям в тепляках) и все же дал блестящие результаты. Выстроенные зимой цеха дали возможность летом вести оборудование" 25 .

При строительстве и оборудовании Челябинского завода было решено использовать новейшие достижения зарубежной науки и техники. По договору от 22 ноября 1929 г. между управлением Ферростроя и немецкой фирмой "Альтебауг", зарубежные специалисты брались осуществлять общее руководство сооружением главного корпуса26 . Однако фирма приступила к работам только через два месяца, вела их крайне медленно и некачественно. От ее услуг пришлось отказаться. Проект завода был составлен в расчете на американское оборудование, но в начале 1930 г. после длительных переговоров американская сторона отказалась его продать. Наркомторг СССР в феврале-марте срочно размещал заказы в Западной Европе. Оборудование обязались поставлять немецкие фирмы: для электропечей - "Сименс-Шуккерт", электрокраны для шихтового двора - "Зиммеринг", дробилки для шихты - "Бергер и Крупп", шихтосмесители - "Рансон". В феврале 1930 г. управление Ферростроя получило телеграмму из Москвы: "Остановить бетонировку первого этажа (главного корпуса), т. к. германские размеры оборудования электропечей резко отличаются от американских в сторону увеличения в весе и всех габаритных размерах"27 . В проектном бюро Ферростроя развернулась лихорадочная работа: пересчитывались размеры фундаментов, колонн, перекрытий, изыскивались пути размещения немецких агрегатов без переделки корпусов, без остановки строительства. Были изобретены добавочные конструкции, которые смогли принять дополнительную нагрузку на перекрытия второго этажа. Всего на три дня остановилась стройка. Однако срок пуска завода, намеченный на октябрь 1930 г., был сорван, так как немецкие фирмы предполагали поставить оборудование только в сентябре-октябре.

Летом 1930 г. объем строительных работ значительно возрос. Продолжалось сооружение главного корпуса, химлаборатории, вспомогательных сооружений, прокладывались железнодорожные пути, велось жилищное строительство. Газета "Челябинский рабочий" 30 июля 1930 г. писала: "В районе строительства идет громадная работа по закладке отдельного рабочего городка, рассчитанного на 12 - 13 тысяч человек. Здесь будут выстроены десятки четырехэтажных домов, столовые, магазины, кино, театр, клуб, больница. Первые шесть домов должны быть закончены осенью

1930 года, к февралю 1931 года - еще 9. Центральная котельная должна обеспечить отопительную систему всего социалистического городка". Великая энергия созидания воплощалась в социалистическом соревновании. Трудовой порыв на строительной площадке возглавляли, как и ранее, коммунисты. С января по октябрь 1930 г. партийная организация Ферростроя увеличилась с 32 до 114 человек, то есть более чем втрое. Однако партийная прослойка сократилась за это время с 6,3% до 3%. Это


24 "Челябинский рабочий", 30.VII. 1930.

25 ГАЧО, ф. 870, оп. 3, д. 11, лл. 2 - 3.

26 Там же, д. 14, лл. 3 - 8.

27 Там же, оп. 1, д. 5, л. 3.

стр. 84


объяснялось тем, что рост партийной организации шел медленнее, чем увеличение числа строителей. К моменту пуска завода коммунисты составляли 19% от числа работающих28 , но именно они выступали организаторами массового социалистического соревнования.

Наиболее эффективной его формой на Феррострое, как и во всей стране, стало ударничество. Число ударных бригад быстро увеличивалось. В апреле 1930 г. их было только б, в октябре - 2529 . Лучшей бригадой землекопов руководил коммунист А. Я. Якубов; на 130 - 140% выполняла задания бригада электриков, возглавляемая членом ВКП(б) А. С. Ермолаевым; на самые ответственные участки строительства послала партийная организация испытанных большевиков А. Г. Поддужного, В. Ф. Рубцова и других. Активное участие в борьбе за ударные темпы строительства принимали комсомольцы. За весь период строительства ферросплавного завода ни один комсомолец не ушел с производства и не допустил ни одного прогула. Котлованы под цехи, многие бетонные работы комсомольцы сделали во внеурочное время. Лучшей комсомольской ударной бригадой на строительстве стала бригада А. Андросенко. Энтузиазм коммунистов и комсомольцев поддерживали беспартийные, рабочие различных специальностей: плотники, слесари, чернорабочие, столяры, кровельщики. Весной и летом 1930 г. первенство среди плотников держала бригада А. Буланова, выполнявшая производственные нормы на 170 - 190%; члены ее закрепились работать до конца строительства. Ударная бригада Мальшакова, созданная в марте 1930 г., в полном составе работала на стройке до пуска завода.

Партийная организация повела решительную борьбу за экономию материалов, за повышение производительности труда. В мае-июне 1930 г. по решению Челябинского окружкома ВКП(б) на Феррострое был организован строительный рейд. На всех участках строительства прошли собрания по разъяснению его задач, были скомплектованы рейдовые группы во главе с коммунистами, налажен регулярный выпуск газеты по итогам рейда. На первом этапе рейда осуществлялась проверка обеспеченности стройки материалами, были выяснены причины, тормозившие строительство завода. На втором и третьем этапах в центре внимания рейдовых групп стояли вопросы обеспечения Ферростроя рабочей силой, технического обучения, трудовой дисциплины. Все это способствовало развитию социалистического соревнования.

15 июля 1930 г., в 11-ю годовщину освобождения Урала от Колчака, рядом с ферросплавным заводом был заложен абразивный. Фронт работ увеличился в несколько раз. Труднее всего было в июле - сентябре, когда значительная часть строителей ушла в деревню, на полевые работы. Не хватало 1200 человек. Критическим становилось и снабжение отдельными материалами. Требовалось 1,5 млн. штук кирпича, получили в 10 раз меньше. Управление ЧЭТК отмечало: "Затруднения во многом зависят от того, что Феррострой не включен в список ударных объектов, в то время как все внимание обращается на удовлетворение потребностей таких ударных строек, как ЧТЗ и Магнитогорский металлургический комбинат"30 . И, наконец, стало известно, что электропечи от фирмы "Сименс-Шуккерт" поступят не в сентябре-октябре 1930 г., а только в феврале следующего года.

Местные партийные и советские организации стремились сделать все возможное для снабжения рабочих, чтобы сохранить кадры строителей. Расширялась сеть магазинов, открывались столовые, увеличивалась мощность хлебозавода, организовывались подсобные хозяйства. Осенью 1930 г. Феррострой был переведен на центральное рабочее снабжение. Управление строительством решило законсервировать менее важные объекты, чтобы сосредоточить усилия на самых ответственных участках и использовать все возможности для замены отсутствующего строительного материала. Отмечая исключительную инициативность руководства Ферростроя, смелость технических решений и новаторство, трест "Востокосталь" писал в рапорте на имя Г. К. Орджоникидзе: "Строители на свой риск приступили к постройке громадного шихтового двора исключительно деревянной конструкции, оборудованного мостовым краном, впер-


28 ЧОПА, ф. 92, оп. 1, д. 49, л. 9; д. 45, л. 164; д. 372, л. 11; ГАЧО, ф. 870, оп. 2, д. 24, л. 22.

29 ГАЧО, ф. 870, оп. 2, д. 22, л. 66.

30 Там же, оп. 3, д. 14, лл. 3 - 8.

стр. 85


вые применяемым в Союзе. Это здание зарекомендовало себя с наилучшей стороны"31 . Первые деревянные шихтовые дворы послужили электрометаллургам не одно десятилетие. Благодаря организаторской работе партии и самоотверженному труду строителей за лето был выполнен значительный объем работ. На 1 октября готовность главного корпуса составила 58%, складских помещений - 60%, механической мастерской - 70%32 .

В ходе строительства создавались и кадры электрометаллургов. В отличие от угольной, металлургической и металлообрабатывающей промышленности, в которых трудилась значительная часть потомственных рабочих (в 1929 г. на Урале среди металлистов эта группа составила 75%), в ферросплавной отрасли кадры формировались заново33 . "Выплавка высокопроцентного ферросилиция в больших печах, малоуглеродистого феррохрома в печах высокой частоты и ферровольфрама в дуговых печах является своеобразной и будет производиться в СССР в промышленном масштабе впервые", - писал директор завода Н. Ф. Захаров в правление Уралмета и "Востокостали" 34 . Вставали проблемы: где отработать технологическую сторону производства, опробовать ведение плавок, проверить обработку продукта?

Еще до начала строительства ферросплавного завода правительством СССР был заключен договор с фирмой Круппа, по которому советские специалисты могли ежегодно проходить практику на немецких заводах по качественной стали и ферросплавам. За несколько лет более 300 человек познакомились с немецкими заводами качественной металлургии, но этого было мало. В январе 1930 г. партийное бюро Ферростроя разработало план подготовки кадров для собственного производства. Программа обучения предполагала теоретические курсы и практику на Порогах и Саткинском заводе. С каждым курсантом администрация ЧЭТК заключала трудовой договор: "Я, курсант, обязуюсь посещать аккуратно все занятия, после прохождения теоретических и практических занятий обязуюсь проработать на заводе ферросплавов не менее двух лет"35 . Слушатели получали стипендию, обеспечивались спецодеждой, учебными пособиями и канцелярскими принадлежностями. На курсах плавильщиков занимались лучшие строители завода: коммунисты В. Ф. Рубцов, А. Г. Подлужный, А. Я. Якубов, комсомолец М. М. Дробинин, беспартийные И. П. Козырев, И. А. Подивилов, А. Данилов. Многое для обучения будущих ферросплавщиков сделали главный металлург комбината А. П. Сергеев и инженер Б. М. Струнский.

Занятия начались 1 июня 1930 года. Трудно приходилось курсантам, когда они овладевали секретами электроплавки. Ведь многие имели образование 5 - 7 классов, а некоторые были совершенно неграмотны. А. Г. Подлужный вспоминал: "Я пришел на курсы, но даже расписываться не умел. Только на курсах научился читать и писать, все должен был брать на память. Но громадное было желание выучиться. Когда приехали в Пороги, сразу стал к печи, каждый момент хотел использовать, чтобы овладеть плавкой"36 . И Подлужный стал ферросплавщиком! Его избрали секретарем партийной ячейки на печи N 7, он передавал свои знания другим рабочим. В числе первых электроплавильщиков был и Абдулла Якубов. Башкир, батрак, полуграмотный землекоп, он не только овладел техникой ферросплавного производства, но, постигнув тайны профессии, подготовил 12 ферросплавщиков. Эрудированным специалистом в области производства феррохрома стал П. С. Колпаков, пришедший на строительство комбината малограмотным рабочим. Неутомимый новатор, человек технической смекалки, он долгие годы работал старшим мастером в первом цехе, постоянно совершенствуя методы выплавки стали. Имя Колпакова широко известно советским ферросплавщикам. Его заслуги перед Родиной отмечены несколькими орденами и медалями, он лауреат Государственной премии СССР.

К моменту пуска первой электропечи в ноябре 1930 г. было подготовлено 40 плавильщиков, а к вводу ферросплавного завода в строй (июль 1931 г.)-еще 100


31 Там же, д. И, л. 3.

32 Там же, оп. 2, д. 11, л. 13.

33 В. Н. Зуйков. Создание тяжелой индустрии на Урале (1926-1932 гг.). М. 1971, стр. 67.

34 ГАЧО, ф. 870, оп. 2, д. 22, лл. 20 - 24.

35 Там же, оп. 1, д. 22, лл. 3 - 4.

36 "Челябинский рабочий", 22.VI.1931.

стр. 86


человек. "Многие из них, - как вспоминает В. Н. Гусаров, - имели в трудовой книжке только одну запись о трудовом стаже: работал плавильщиком на Челябинском заводе ферросплавов"37 . Решению проблемы кадров плавильщиков во многом способствовал пуск первой электропечи.

В августе главный инженер С. В. Семенов и главный металлург А. П. Сергеев, объезжая курсантов в Порогах и Сатке, обнаружили на одном из заводов старую электропечь фирмы "Сименс-Шуккерт". ВСНХ СССР разрешил Уралмету перевезти ее в Челябинск. За два месяца предстояло демонтировать оборудование в Сатке, отправить его в Челябинск, приспособить и достроить часть здания главного корпуса для установки печи, произвести монтаж, уложить канализацию, водопровод, получить сжатый воздух и электроэнергию. Работа велась в три смены. За шесть дней были проложены тысячи метров труб разного назначения. Бетонирование фундамента проводила ударными темпами бригада Г. М. Панкова, установку электрооборудования - коммунисты-монтеры с ЧГРЭС, руководили монтажными работами главный механик строительства Г. Ф. Дунаев и начальник монтажного отдела Г. В. Павлов.

7 ноября 1930 г. первая электропечь дала металл. В. Н. Гусаров вспоминает: "Директор комбината разрезал красную ленту. В 11 часов 45 минут с ЧГРЭС был дан ток. Через 5 минут был пущен трансформатор. Ровно в 12 часов ток поступил на электроды печи. Между кусками кокса вспыхнули электрические дуги. Дирижер военного духового оркестра вознес над головой руку, и в цехе зазвучал "Интернационал". Это были радостные, незабываемые минуты" 38 . Плавку вели Гусаров (он был тогда мастером), плавильщики Рубцов и Подлужный, главный металлург А. П. Сергеев. Первая партия ферросплавов была отправлена Серовскому металлургическому заводу. Строители сдержали свое слово. День XIII годовщины Великого Октября стал днем рождения советской ферросплавной промышленности, а Челябинск - родиной первых в стране ферросплавов.

Электропечь N 7 явилась лабораторией по разработке и освоению технологического процесса выплавки ферросплавов и стала школой подготовки кадров электрометаллургов. Уже второй месяц работы дал неплохие результаты. Если в ноябре печь выплавила 10 т феррохрома, то в декабре - 17,6 т, при этом расход электродов сократился почти в 2 раза, а электроэнергии - в 1,5 раза39 . Вскоре анализы показали, что Челябинский феррохром по качеству не уступает продукции знаменитых сталелитейных заводов Крупна. Когда Верх-Исетскому заводу на Урале для производства динамного железа потребовался ферросилиций, рабочие ЧЭТК справились и с этой задачей. Электротехническая промышленность получила необходимые ферросплавы, были сэкономлены тысячи рублей валюты. В 1931 г. на Феррострой прибыла бригада инженеров металлургической лаборатории Московского института стали во главе с А. М. Самариным и В. П. Елютиным40 , которая провела исследовательские работы по выплавке углеродистого феррохрома. Полученные данные прочно вошли в отечественную техническую литературу о производстве феррохрома.

Наступала вторая строительная зима. На Феррострой поступили сведения, что часть оборудования для электропечей отправлена из Германии и прибытия его можно ожидать в январе. Встал вопрос, как быть с недостроенными железобетонными и кирпичными корпусами. Делать тепляки - не хватало леса, лишние затраты, потеря времени. Но достроить корпуса нужно было во что бы то ни стало, иначе завод не мог вступить в строй. Состоялось техническое совещание, на котором Управление строительством приняло решение вести бетонирование без тепляков. Были созданы боевые участки по главному и промежуточному корпусу, шихтовому двору. Партийная организация организовала 14 партгрупп, чтобы возглавить строителей на зимних работах.

20 ноября 1930 г. при 30-градусном морозе возобновились бетонные работы.


37 В. Гусаров. Незабываемые годы, стр. 17.

38 В. Н. Гусаров. Родина советских ферросплавщиков. Челябинск. 1971, стр. 33 - 35.

39 "Челябинский рабочий", 25.VII.1931.

40 А. М. Самарин (1902 - 1970 гг.) - академик, металлург с мировым именем. В. П. Елютин - чл. -корр. АН СССР, министр высшего и среднего специального образования СССР.

стр. 87


"Герои-ударники, - писал главный инженер завода С. В. Семенов, - без теплой одежды, в лаптях, в парусиновых рукавицах, обливая их холодной водой, день и ночь укладывают бетон. Ва безумном ветру плотники и арматурщики возводят опалубку, каркас. Долго работать на морозе совершенно не представляется возможным. Каждые 15 минут рабочие отогревают свои закоченелые руки, ноги, сушат одежду, И опять на буйный ветер, мороз, в ночную темь: шаг за шагом, метр за метром укладывается бетон"41 .

11 декабря 1930 г. бюро Урадобкома ВКП(б) обсудило вопрос о состоянии строительства Челябинского ферросплавного завода. В работе бюро участвовал представитель ЦК ВКП(б) В. В. Косиор. В принятом решении предусматривалось оказание всемерной помощи Феррострою и определялись ориентировочные сроки пуска отдельных объектов завода. В ЦК партии была направлена докладная записка о состоянии дел на стройке42 А там с новой силой развертывалось соревнование, и 1 ноября 1930 г. действовала уже 41 ударная бригада (750 человек), к январю 1931 г. их стало 68(915 человек)43 - Рождались новые формы трудовой активности: сквозные ударные бригады, встречный промфинплан, общественный буксир, хозрасчет и другие. Первой перешла на хозрасчет ударная бригада бетонщиков Г. М. Панкова. Она выполняла производственные задания на 137 - 140%.

К началу января 1931 г. основные бетонные работы были завершены. Теперь нужно было замороженный бетон оттаивать и дать ему конструктивную крепость. Для этого возводились временные переносные затепления, устанавливались железные печи. И так, по частям, корпуса оживали, становились пригодными для принятия нагрузки. "Эти работы по своим методам не имели примера не только на Урале, но и в Союзе. И вполне успешное выполнение их позволило приступить к монтажу оборудования" 44 . Оно стало поступать в феврале. Однако в конце месяца пришло известие, что Ленинградский порт замерз и грузы отправлены в Мурманск. Управление ЧЭТК принимало все меры для своевременной их доставки на стройку, направив специальных уполномоченных, чтобы ускорить прохождение грузов по железной дороге. В результате в конце мая удалось наладить отправку оборудования.

15 мая на строительство ЧЭТК прибыл председатель СНК РСФСР Д. Е. Сулимов. На состоявшемся совместном совещании руководителей стройки с представителями советских и партийных организаций города был определен окончательный срок пуска завода - июль 1931 года45 . Челябинский горком партии направил с различных предприятий города 600 человек для проведения монтажных работ. Были выделены лучшие ударные бригады. Рабочие отказывались от выходных дней, работали ночами. Четвертая смена электропечи N 7 объявила себя коммунистической, послала на помощь монтажникам печей NN 5 и 6 буксирную бригаду практикантов и ко дню пуска завода обязалась выдать сверх плана 5 т феррохрома. Бригада монтажников В. Калашникова решила закончить монтаж электропечей NN 1, 2, 3 к 25 июня вместо 1 июля по плану.

Трудности не пугали рабочих. Так, при монтаже электропечей не оказалось контроллеров. Выход нашел мастер электрик М. Сивков. Он изменил схему регулирования печи, и вместо контроллера поставили кнопочное управление. Не поступали дозаторы, необходимые для определения весовых частей шихты. Инженер Г. В. Павлов изобрел для временного пользования простейший дозатор. При испытании он показал хорошие результаты. Находчивость рабочих и высокие темпы монтажа оборудования вынуждены были отметить даже немецкие специалисты, которым приходилось устанавливать оборудование фирмы "Сименс-Шуккерт" во многих странах. 10 июня 1931 г. был опробован главный подземный кабель от ЧГРЭС, 16 июня электроэнергию получили электропечи X°N 5 и 6, и монтажники сосредоточили все внимание на пуске громадных печей ферросилиция - NN 3 и 2.

Торжественный пуск завода состоялся 25 июля 1931 года. На праздник прибыли многочисленные гости - представители Уральского обкома партии, треста "Востоко-


41 "Челябинский рабочий", 25.VII.1931.

42 СОПА, ф. 4, оп. 8, д. 29, лл. 206 - 207.

43 ГАЧО, ф. 870, оп. 5, д. 16, лл. 15 - 16.

44 Там же, од. 3, д. 11, л. 2.

45 СОПА, ф. 4, оп. 9, д. 34, л. 153.

стр. 88


сталь", Наркомтяжпрома. Д. Е. Сулимов поздравил строителей ферросплавного завода и назвал пуск предприятия "первым крупнейшим достижением на пути разрешения важнейшей проблемы всего Советского Союза - создания Урало- Кузнецкого комбината"46 . В приветственной телеграмме А. М, Горького говорилось: "Создавая крепости индустрии, вы примером вашим, трудовым вашим героизмом воспитываете и вооружаете пролетариат всех стран. За прекрасными успехами вашей работы следят десятки миллионов ваших друзей. Вашей работой вы убедительнее всех и всяких слов говорите им, как быстро рабочие учатся быть полными и единственными хозяевами своей страны. Вашей мужественной работой доказываете всему трудовому народу, что рабочий может и умеет строить свое социалистическое государство. Строя ваши новые заводы, вы строите новую историю, создаете новых людей" 47 . Строителей приветствовали рабочие ленинградского завода "Большевик", строители Кузнецкого и Магнитогорского металлургических комбинатов, Институт металлов, бойцы Особой Краснознаменной Дальневосточной Армии и другие.

Партия и правительство высоко оценили самоотверженный труд строителей, которые в рекордно короткие сроки, менее чем за два года, воздвигли первый в стране завод ферросплавов. Орденом Ленина были награждены директор строительства Н. Ф. Захаров, главный инженер С. В. Семенов, главный металлург А. П. Сергеев, каменщик-ударник П. А. Шакурин, бригадир- монтажник А. С. Ермолаев. Многие из строителей были награждены орденами Трудового Красного Знамени; среди них лучшие ударники Н. Н. Зубарев, Г. М. Панков и др. 7 сентября 1931 г. на митинге трудящихся города, посвященном пуску ферросплавного завода, строителей от имени Советского правительства приветствовал нарком по военным и морским делам К. Е. Ворошилов. Рабочие и инженерно-технические работники ЧЭТК приняли обязательства по строительству второй очереди завода и других промышленных предприятий комбината, по освоению ферросплавного производства. Приказом по "Спецстали" от 29 октября ЧЭТК был переименован в Челябинский электрометаллургический комбинат (ЧЭМК).

После пуска завода перед коллективом встала ответственная задача: освоить производство различных марок ферросплавов и полностью освободить страну от импорта этой продукции. Рабочие ЧЭМК успешно справились и с этим заданием. В освоении нового производства большое значение имела первая Всесоюзная научно-практическая конференция по ферросплавам, которая состоялась в июне 1932 г. в Челябинске. В ней приняли участие видные электрометаллурги страны К. П. Григорович, В. С. Емельянов, А. М. Самарин, П. П. Шипулин, А. П. Сергеев и др. На конференции были подведены итоги научно-исследовательской работы в области ферросплавов, намечены пути - дальнейшего развития этой отрасли промышленности, установлены стандарты по производству ферросплавов, утверждены рекомендации по изучению и использованию сырьевой базы. Участники конференции проанализировали и обобщили опыт Челябинского ферросплавного завода, чтобы использовать его при освоении предприятий в Запорожье и Зестафони.

К годовщине пуска Челябинского ферросплавного завода коллектив его добился значительных успехов в освоении технологического процесса: была решена проблема использования челябинского бурого угля вместо кузнецкого кокса и древесного угля, налажена качественная выплавка рафинированного феррохрома на необогащенных рудах, разработано применение 300-мм графитированных электродов вместо угольных, освоено получение ферросилиция на печах большой мощности и промышленное производство ферровольфрама. На октябрьском (1932 г.) Пленуме ЦК партии в резолюции, принятой но докладу Г. К. Орджоникидзе, отмечались успехи Челябинского ферросплавного завода и подчеркивалась необходимость дальнейшего развития этой отрасли промышленности48 . В 1932 г. челябинские электрометаллурги перекрыли проектную мощность завода, выпустив 15 229 т ферросплава вместо 12 тыс.


46 "Челябинский рабочий, 25.VII.1931.

47 Там же.

48 Г. К. Орджоникидзе. Статьи и речи. Т. 2. М. 1957, стр. 400 - 404; "Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам". Сборник документов, стр. 358, 361.

стр. 89


тонн49 . В следующем году коллектив предприятия освоил 5 марок сплавов и выполнил годовое задание на 122%. До конца 1933 г., когда вступили в строй первые печи Зестафонского и Запорожского ферросплавных заводов, ЧЭМК являлся единственным поставщиком ферросилиция, феррохрома и ферровольфрама народному хозяйству страны.

Славный путь прошел коллектив Челябинского ферросплавного завода от первой плавки до мирового признания. В годы Великой Отечественной войны ЧЭМК являлся основным поставщиком ферросплавов на металлургические предприятия страны. Ныне СССР занимает первое место в мире по производству ферросплавов и является крупным их экспортером на мировой рынок. Самоотверженный труд электрометаллургов высоко оценили Коммунистическая партия и Советское правительство. Коллектив комбината награжден орденом Ленина, ему вручено на вечное хранение Красное Знамя ВЦСПС и Министерства черной металлургии. В настоящее время Челябинский электрометаллургический комбинат - крупнейшее в стране предприятие по производству ферросплавов и электродов. Продукцию с маркой "ЧЭМК" получают сейчас более 1,5 тыс. предприятий Советского Союза, она экспортируется в 30 стран мира, в том числе в такие высокоразвитые капиталистические, как ФРГ и Англия.

Главное богатство комбината - это люди, которые достойно продолжают славные традиции героев первых пятилеток. Здесь трудится многотысячный отряд ударников коммунистического труда. Многие передовики производства, борцы за технический прогресс занесены в заводскую "Ленинскую трудовую книгу". Среди них - старший плавильщик печи N 14 второго цеха В. А. Балыков, мастер-металлург того же цеха А. Е. Кручевский, старший плавильщик пятого цеха Е. М. Александров, инженер-исследователь химической лаборатории Л. И. Гагарина и другие. В этом списке и ветераны труда, те, кто стоял у истоков ферросплавного производства, кто начинал работать в годы первых пятилеток. Это И. С. Липкин - инспектор жилищно-коммунального хозяйства, А. Г. Федосеев - ветеран завода, сотрудник управления комбината, В. Н. Гусаров - один из пионеров отечественной ферросплавной промышленности, лауреат Государственной премии, Герой Социалистического Труда, Почетный гражданин города Челябинска, Н. К. Огуй - начальник плавильного цеха N 4, В. В. Образцов - мастер тарного участка ремонтно-механического цеха, Я. Н. Ходоровский - начальник БРИЗ и многие другие. Своим самоотверженным трудом они, как и весь коллектив комбината, вносят достойный вклад в успешное выполнение заданий десятой пятилетки.


49 "Индустриальный Челябинск". Челябинск. 1934, стр. 71.

 

Опубликовано 14 февраля 2018 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.


Ваше мнение?


Загрузка...