Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ТЕХНОЛОГИИ есть новые публикации за сегодня \\ 22.06.18

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ БОГОСЛОВСКОГО ГОРНОГО ОКРУГА В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX в.

Дата публикации: 16 мая 2018
Автор: [И. Ф. Гиндин]
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: ТЕХНОЛОГИИ
Номер публикации: №1526468356 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


[И. Ф. Гиндин], (c)

найти другие работы автора

Изучение истории одного из старейших горных округов Урала - Богословского, представляет интерес для понимания особенностей горнозаводской промышленности Урала. В последние 30 лет своего дореволюционного развития 1 этот округ - один из самых северных на Урале и потому находившийся в неблагоприятных географических условиях - вышел из длительного застоя и превратился в крупнейшее многоотраслевое предприятие Урала 2 . Округ, не производивший ранее черных металлов, занял в 1900 г. на Урале второе место (6,2% от общеуральского производства) по выплавке чугуна и первое (9,3%) по готовому прокату, а в 1913 г. вышел на первое место, производя 20% чугуна и 17,5% готового проката 3 . Вместе с тем в 1908 - 1911 гг. Богословский округ являлся крупнейшим медеплавильным предприятием Урала. Ниже делается попытка выяснить, какими путями было достигнуто подобное, наиболее успешное в то время на Урале, развитие металлургии и какую роль сыграла при этом правительственная поддержка.

Первый этап сравнительно быстрого развития округа приходится на 1890 - 1906 годы. С конца 80- х годов черная металлургия переживала невиданное за весь XIX в. оживление, связанное со строительством Сибирской железной дороги. Впервые правительство начало форсировать уральское производство стали и рельсов 4 . Владельцы Богословского округа 5 , одними из первых осознав открывающиеся возможности, в 1891 г. приступили к строительству крупного металлургического Надеждинского завода 6 , и округ как поставщик рельсов стал


1 О предшествующей истории округа см.: Брейтерман А. Д. Медная промышленность СССР и мировой рынок. Ч. 3. Л. 1930, с. 166 - 169; Гиндин И. Ф. Государственный банк и экономическая политика царского правительства (1861 - 1892 годы). М. 1960, с. 182, 286 - 290.

2 См.: Буранов Ю. А. Хозяйственно-экономическое положение Богословского горного округа в конце XIX - начале XX в. В кн.: Из истории партийных организаций Урала. Вып. 8. Свердловск. 1967; его же. К. вопросу о правительственной поддержке уральских заводчиков в конце XIX - начале XX в. В кн.: Вопросы истории Урала. Вып. 10. Свердловск. 1970.

3 Проценты исчислены автором по: Сигов С. П. Очерки по истории горнозаводской промышленности Урала. Свердловск. 1936, с. 235 - 237.

4 В 1890 г. на Урале было выплавлено 2,5 млн. пуд. стали и 14 млн. пуд. железа, в 1900 г. - 18,5 млн. пуд. стали и 11,4 млн. пуд. железа. Производство рельсов за 90-е годы поднялось с 1,4 до 5,1 млн. пуд., т. е. в 3,6 раза (см. Гливиц И. Железная промышленность России. СПб. 1911, прил., с. 13, 16 - 18).

5 С 1884 г. округ принадлежал H. M. Половцовой, приемной дочери и наследнице крупнейшего банкира А. Л. Штиглица, супруге статс-секретаря А. А. Половцова, фактически распоряжавшегося ее состоянием.

6 На то, что этот завод, в отличие от более старых, Катавского и Нижне-Тагильского, окажется вдалеке от железных дорог и должен будет вывозить продукцию - сотни тысяч пудов рельсов - по порожистым и мелеющим после паводка рекам, Половцовы, видимо, не обратили внимания. Позднее это обстоятельство явилось одной из причин серьезных финансовых затруднений.

стр. 41


объектом не только традиционной для Урала правительственной опеки, но и особой системы поощрения, выработанной еще в 60 - 70-е годы XIX в. при насаждении первых рельсовых заводов (снабжение их оборотными капиталами, авансирование под будущие заказы и пр.). Это поставило Богословский округ в более выгодное положение даже по сравнению с новыми металлургическими заводами Юга. В середине 1893 г. правительство заключило с ним договор на поставку в 1894 - 1900 гг. 5 млн. пуд. рельсов (по 700 тыс. пуд. в год) на общую сумму 8,7 млн. рублей. Цена рельсов (1 р. 75 коп. за пуд) в полном соответствии с практикой 60 - 70-х годов XIX в. учитывала предстоящие повышенные расходы Надеждинcкого завода во время освоения нового производства 7 . Кроме того, договор с Богословским округом предусматривал авансирование оборотных капиталов в размере 50 коп. за пуд рельсов 8 , т. е. до 2,5 млн. руб., погашаемых в дальнейшем постепенно путем удержания из платежей за поставляемые рельсы.

Вскоре, когда Надеждинский завод уже действовал (хотя, как выяснилось позднее, строительство было еще далеко от завершения), государственное финансирование округа получило и другую форму. В январе 1895 г. министр финансов С. Ю. Витте оформил разрешение царя на "открытие торгово-промышленного кредита супруге статс-секретаря Половцовой". В его всеподданнейшем докладе указывалось, что кредит предназначается "для оборотных средств состоящего в исключительном ее владении Богословского горного округа с находящимися в оном заводами, а равно для усиления оборотного капитала мукомольных мельниц и винокуренных заводов в имениях Половцовой в Тамбовской и Воронежской губерниях" 9 . Этот крупнейший за 90-е годы XIX в. кредит из средств Государственного банка - 3 млн. руб. - в 6 раз превосходил предусмотренную уставом банка в 1894 г. предельную величину ссуд на пополнение оборотных средств, а срок погашения вообще не был точно определен заранее, и назначение его, по существу, предоставлялось на усмотрение Витте 10 .

Кроме того, Богословский округ пользовался вексельным "торговым кредитом" Государственного банка в 5 млн. руб., причем только незначительное число векселей имело "исключительно торговый характер", остальные же были выданы Половцовой и имели вторую подпись тех предприятий, где она состояла "главной участницей или почти собственницей всего дела" 11 . Практически это был такой же кредит поД финансовые векселя, что и 3-миллионная промышленная ссуда. К концу 1895 г. за Половцовой числились следующие непогашенные долги казначейству и Государственному банку: из долгов, перешедших на нее при покупке Богословского округа, - 3,1 млн., по "торго-вому кредиту" - 1,7 млн. и по неуставной ссуде 1895 г. - 2,9 млн., всего - 7,7 млн. рублей.

В конце 1895 г. Половцовы реорганизовали Богословский округ из единоличного в акционерное предприятие (Богословское горнозаводское


7 Для сравнения укажем, что Донецкому обществу рельсы тогда же были заказаны дешевле (в среднем на 23 коп.), причем договор был заключен только на три года, а в следующее трехлетие общество вынуждено было понизить цены еще на 20 копеек. Правда, и с Богословским округом следующий договор (в 1900 г.) был заключен по цене 1 руб. за пуд.

8 ЦГИА СССР, ф. 274, оп. 4, д. 1, лл. 66, 87, 98.

9 ЦГИА г. Москвы, ф. 450, оп. 11, д. 12, лл. 4 - 5.

10 Ссуда обеспечивалась векселями Половцовой и паями Товарищества Невской ниточной мануфактуры - одного из самых доходных текстильных предприятий Петербурга, преобладающая часть паев которого в то время принадлежала также Половцовой (Пушкин Н. Статистика акционерного дела в России. Вып. 3. СПб. 1898, с. 397).

11 ЦГИА СССР, ф. 587, оп. 33, д. 1503, лл. 19 - 22. Речь идет о Компании Невской бумагопрядильной мануфактуры, Товариществе Нарвской льнопрядильной мануфактуры и Товариществе на вере ртутного дела А. Ауэрбаха и К о .

стр. 42


общество) с уставным капиталом в 12 млн. руб., выпустив кроме того облигации на 8,2 млн. руб. для образования оборотных капиталов. Все акции общества остались во владении Половцовой, но теперь она могла вкладывать капиталы в предприятие в качестве не собственника, а формально постороннего кредитора, выступая одновременно в двух лицах. В результате ее наследственное состояние, которое в 90-х годах XIX в. было еще огромным (Невская ниточная мануфактура, в частности, оценивалась в 24 млн. руб.), освобождалось - за исключением средств, вложенных в акции, - от юридической ответственности за долги Богословского округа.

Теперь Богословское общество могло получить новые средства только путем реализации облигаций. Облигации акционерных обществ, как долгосрочный долг, первоочередной среди прочих долгов, полагалось обеспечивать залогом всего недвижимого имущества. Но имущество округа уже находилось в залоге казначейства и Государственного банка по долгам, перешедшим к Половцовой от С. Д. Башмакова при покупке округа в 1884 году. Следовательно, до 40% облигаций приходилось отвести на покрытие этих долгов. По ходатайству Половцовой в 1896 г. Комитет министров согласился эти долги казначейству и Государственному банку перевести с Половцовой на новое общество, которое в обеспечение долгов передало казне облигации на 4,5 млн. рублей. Правда, срок погашения переводимых долгов был назначен обществу лишь годовой, а не пятилетний, которого просила Полов-цова. Но в 1897 - 1898 гг. она дважды исхлопотала полугодовые отсрочки, и "башмаковский" долг был погашен только к концу 1898 года 12 .

По первому опубликованному балансу Богословского общества на конец 1896 г. его имущество оценивалось в 15,3 млн. рублей. При этом земельные владения Общества (505 тыс. дес.) 13 были оценены в 6,2 млн. руб., т. е. менее 13 руб. за дес., в остальные же 9,1 млн. руб. входила стоимость сооружений и оборудования старых и Надеждинского заводов, а также речных судов и узкоколейной дороги, связывавшей Турьинские рудники с Богословским заводом. Материальные запасы составляли 4,3 млн., другие активы - 1,3 млн. рублей. Кроме старых долгов, обеспеченных облигациями, Общество имело до 4,5 млн. руб. новых, включая задолженность Государственному банку.

Между тем к концу 1896 г. строительство Надеждинского завода еще не было завершено и продолжалось нарастающими темпами в неблагоприятных хозяйственных условиях, требуя дальнейших вложений. Выручка за реализованные облигации была использована на погашение старых долгов и на новые капитальные затраты. Вся стоимость земель и функционирующих основных капиталов по активу баланса на конец 1905 г. достигла 22,3 млн. руб., что превышало сумму уставного капитала и облигационных займов по пассиву баланса - 20,3 млн. рублей. К тому же из-за систематического занижения амортизационных отчис-


12 Там же, лл. 40 - 42; д. 38, л. 36; оп. 56, д. 18, лл. 38 - 39. Облигации Общества в 1897 г. были введены в котировку на петербургской бирже. Однако, судя по тому, что около половины из них осталось в распоряжении Половцовой, они были "размещены" либо в ее предприятиях, либо в Центральном училище технического рисования им. А. Л. Штиглица, основанном на крупные средства, пожертвованные последним. Председателем комитета училища был А. А. Половцов. В 1893 г. по просьбе Витте комитет приобрел на 5 млн. руб. государственных бумаг (см. Витте С. Ю. Воспоминания. Т. 1. М. 1960, с. 528, комментарий) и ему ничего не стоило разместить таким же способом часть облигаций общества.

13 В 1894 г. Половцовы купили у Общества Коломенского завода соседнюю с округом Сосьвинскую лесную дачу (120 тыс. дес.) с небольшим чугуноплавильным заводом. После этого владения Богословского округа достигли 505 тыс. дес. (вместе с арендованными на длительные сроки казенными дачами - примерно 900 тыс. дес.).

стр. 43


лений возникли скрытые убытки, достигшие к концу 1902 г. 2 млн. рублей 14 .

В свете сказанного неудивительно, что, несмотря на полученную за 1897 - 1900 гг. валовую прибыль примерно в 1,9 млн. руб. 15 , предприятие уже с 1900 г. испытывало трудности. Тогда же Витте оформил выдачу новой неуставной ссуды в 1 млн. руб. на усиление оборотных средств под финансовые векселя Общества с поручительством Половцовой и обеспечением акциями Общества. В 1902 г. ему был открыт кредит в 1,2 млн. руб. под "акты", что означало авансирование платежей, причитавшихся Богословскому обществу за принятые железными дорогами, но еще не оплаченные рельсы. Кроме того, ссуды под залог металлов, т. е. нереализованной готовой продукции, достигли в 1901 г. 1,7 млн. рублей. Долг Половцовой по неуставному финансированию 1895 г. все еще составлял 1 млн. рублей. Все открытые Государственным банком кредиты Богословскому обществу к 1902 г. составили в совокупности 5 млн. при фактической задолженности в 3,5 - 4 млн. рублей.

Иммобилизации заемных средств в капитальных вложениях и общему ухудшению дел способствовали, как выяснилось позднее, нерациональность капитальных затрат и общая бесхозяйственность. В мощностях взаимосвязанных производств наблюдались значительные диспропорции 16 . Когда в 1909 - 1910 гг. резко увеличились заказы на рельсы, выяснилось, что прокатные станы устарели. Это привело к ухудшению качества рельсов и вынудило Министерство путей сообщения потребовать, чтобы Богословское общество заменило часть поставленной продукции 17 . Общее руководство делами округа заметно ухудшилось, когда А. А. Ауэрбаха в роли председателя правления Общества сменил бывший чиновник министерства финансов П. С. Хитрово (тот самый, кого после банкротства С. И. Мамонтова Витте поставил во главе Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги). Однако в 1902 г. еще могло казаться, что неблагополучие объясняется лишь влиянием кризиса и, главное, возрастающей трудностью вывоза продукции по воде.

Пользуясь этим, Общество в 1902 г. поставило вопрос о сооружении узкоколейной железной дороги, соединяющей Надеждинский завод с общей железнодорожной сетью. Без такой дороги, как утверждали его представители, нельзя обеспечить рост и удешевление продукции, привлечь новые капиталы и погасить долги Государственному банку. Определяя ее стоимость в 5,7 млн. руб., владельцы Общества добивались, чтобы строительство железной дороги было оплачено полностью за счет казны. Поскольку же чистого дохода будущей дороги не могло хватить для ежегодной выплаты процентов и погашения ссуды, Общество соглашалось доплачивать казначейству всю разницу (до 145 тыс. руб. в год). Одновременно оно просило выдать ему, ввиду испытывае-


14 ЦГИА СССР, ф. 1229, оп. 16, д. 4, л. 7 об. За 1897 - 1900 гг. капиталовложения Общества увеличились на 1,5 млн. руб. и к концу 1903 г. составили 13,2, к концу 1904г. - 14,3 и к концу 1905 г. - 16,1 млн. рублей. Как видим, темп роста капиталовложений от подъема к кризису и к особенно тяжелым для уральской металлургии годам "депрессии" все ускорялся: за 1904- 1905 гг. капиталовложения возросли в 2 раза больше, чем за последние 4 года подъема (кризис на Урале сказался в конце 1900 г., т. е. почти годом позже, чем в южной металлургии). При этом функционирующие оборотные капиталы за те же 9 лет возросли с 4,7 млн. до 8,3 млн. руб. (большей частью за счет дебиторов, т. е. долгов покупателей продукции округа).

15 Там же, лл. 7 об., 11 об. - 12.

16 Даже на Надеждинском заводе мощность прокатного цеха в 1904 г. была в 1,3 раза больше, чем сталеплавильного, и в 2 раза превышала мощность доменного цеха. Домны ремонтировались редко и нуждались в больших затратах на капитальный ремонт.

17 ЦГИА СССР, ф. 588, оп. 2, д. 402, лл. 42 - 43; ф. 266, оп. 1, д. 804, лл. 3 - 4.

стр. 44


мых финансовых затруднений, еще одну "промышленную" неуставную ссуду в 1 млн. рублей. Поддерживая Половцовых, Витте созвал для обсуждения вопроса Особое совещание 18 .

Департамент железнодорожных дел счел смету крайне заниженной и исчислил стоимость будущей дороги в 1,5 раза большую - 8,5 млн. рублей. Эксплуатационные расходы должны были составить 360 тыс. руб. в год, а доход (учитывая незначительное в первые годы использование дороги) - 446 тыс. рублей. Подсчет показывал, что ежегодная сумма платежей процентов и погашения по строительной ссуде составит 344 тыс. рублей. При чистом доходе дороги в 86 тыс. руб. это означало ежегодную доплату не 145 тыс., а 260 тыс. рублей. Но Хитрово легко согласился и на такую доплату, обещая, что после проведения железной дороги увеличится производство металлов, а вместе с тем и доходность предприятия.

Совещание, состоявшее из ближайших помощников Витте, все же не признало за будущей дорогой "особого государственного значения", считая, что она окажется полезной лишь для заводов Богословского и отчасти Тагильского округов да для казенных лесоразработок на Северном Урале. Сомнения вызывала и возможность роста продукции Надеждинского завода в условиях общего "перепроизводства" черных металлов. Однако приходилось учитывать, что в случае отказа предприятие может прекратить платежи по облигациям, а это "крайне вредно отразится на нашем кредите и поколеблет доверие к нашим промышленным ценностям". Банкротство Богословского общества причинило бы ущерб его главному кредитору - Государственному банку и лишило заработков 35-тысячное население округа и окрестностей. Поэтому совещание решило, что предоставить Богословское общество "своей участи" не в интересах государства, и высказалось за строительство железной дороги на выдвинутых Обществом условиях. Для облегчения финансового положения предприятия было также предложено: 1) обеспечить его заказом на рельсы на 5 лет по 2 млн. пуд. в год по установленной для южных заводов льготной цене в 1 руб. 25 коп. за пуд, распространив эту цену (как то было сделано и для южных заводов) задним числом на всю продукцию, сданную поставщиком с января 1900 г., 2) выдать ему авансом под пятилетний заказ 1 млн. руб. с удержанием из платежей по 40 коп. с каждого пуда рельсов.

Льготная цена разрабатывалась с учетом того, что себестоимость рельсов на южных заводах составляла 1 руб. 08 - 1 руб. 10 копеек. Добавление амортизационных отчислений и "нормальной" прибыли в 8% как раз и давало 1 руб. 23 коп. - 1 руб. 25 коп. Но себестоимость рельсов Надеждинского завода составляла тогда 98 коп. - 1 руб. 03 копейки. Поэтому при распространении на Богословское общество той же льготной дены оно должно было получать ежегодный добавочный доход 540 тыс. руб., в 2 с лишним раза превышающий предполагаемую доплату Общества (260 тыс. руб.) по ссуде на строительство железной дороги.

Предложения эти были пересмотрены созванным по распоряжению царя Совещанием для обеспечения мер содействия Богословскому горнозаводскому обществу. Оно решило строить дорогу хотя и на облегченных условиях, но по типу обычных ширококолейных. Предприятие должно было отвести для нее землю, отпустить лесоматериалы (бесплатно), рельсы по 1 руб. за пуд; для образования капитала железной


18 В нем участвовали директора кредитной канцелярии и департамента железных дорог, представитель управления железных дорог МПС, управляющий Государственным банком и председатель правления Богословского общества (дальнейшее изложение работы и выводов совещания основано на его журнале: ЦГИА СССР, ф. 273, оп. 9, д. 959, особенно лл. 21 - 23 об.).

стр. 45


дороги Обществу выдавалась казенная ссуда в 8,5 млн. руб. с оплатой ежегодно 4,3%, включая погашение основной суммы долга. В случае недостаточности 8,5 млн. для строительства Обществу разрешался дополнительный выпуск облигаций и привилегированных акций - еще на 3,5 млн. рублей. Обществу возмещалась разница от переоценки поставленных казенным дорогам рельсов до 1 руб. 25 коп. за пуд и выдавался аванс в 1 млн. руб. под предстоящие заказы на рельсы. Эти решения были санкционированы царем 28 июня 1902 года 19 .

После этого Государственный совет понизил сумму ежегодных доплат предприятия казначейству до 227 тыс. руб., причем в случае нехватки наличных Обществу разрешалось рассчитываться облигациями. На подготовку строительства дороги ему был выдан аванс в 490 тыс. рублей. Подтверждалась и выдача "промышленной ссуды" в 1 млн. руб. с погашением ее при расчете за рельсы, изготовляемые в 1903 году. Но уже в марте 1903 г. Витте оформил рассрочку на 6 лет.

В мае 1903 г. началось строительство дороги. К 1904 г. Половцова усилила финансирование Общества на 800 тыс. руб., доведя его до 1,8 млн. руб. (одновременно задолженность ее Государственному банку по ссуде 1895 г. снизилась до 0,7 млн. руб.).

Однако, произведя за 1902 - 1903 гг. новые значительные вложения, не обеспеченные притоком необходимых для этого ресурсов, Богословское общество к началу 1904 г. вынуждено было вновь обратиться за поддержкой к казне. Оно просило объединить все его долги Государственному банку 20 в одну ссуду в 4 млн. руб., рассрочить ее на 10 лет и принять в обеспечение акции Общества, заменив и вернув ему все, что служило обеспечением до сих пор 21 . Целью домогательств было высвободить металлы из залога и продать их или получить под них и под другие залоги кредит в частных банках, лишив Государственный банк практической возможности взыскать проценты и вернуть долг, т. к. акции Общества обесценились.

Такого рода домогательства скорее всего были бы отвергнуты даже Витте, всегда поддерживавшим Половцовых и Богословское общество, но в 1904 г. министерство финансов возглавлял уже В. Н. Коковцов, что делало ситуацию особенно неблагоприятной для Общества. Ведь Коковцов стремился не только извлечь средства казны, замороженные с 1899 г. в антикризисном неуставном финансировании, но и скомпрометировать в правительственных кругах проводимую Витте в 90-х годах XIX в. политику форсирования промышленного развития, ставшую якобы главной причиной кризиса. Правда, в ближайшие годы предоставление новых льгот заводам-должникам, даже увеличение их финансирования Государственным банком ради спасения предприятий и выданных им ранее огромных средств порой было неизбежно. В отношении горных округов Урала учитывалась также опасность лишить ра-


19 ЦГИА СССР, ф. 274, оп. 4, д. 85, лл. 85 - 86; ф. 1229, оп. 16, д. 4, л. 8. В условиях общего уменьшения заказов на рельсы предложение нижестоящего совещания о многолетнем заказе Богословскому обществу не могло быть одобрено. Однако еще до окончательного утверждения, 1 апреля был заключен договор на поставку 500 тыс. пуд. уже по цене 1 руб. 21 коп., а 18 июня - еще один договор на 1 млн. пуд. (там же, ф. 274, оп. 4, д. 85, лл. 2, 4, 38).

20 Долги эти составляли: по ссуде 1900 г. - 0,9 млн., по авансу в счет заказанных рельсов - 0,8 млн., по открытому банком краткосрочному кредиту под те же платежи за рельсы - 0,6 млн. руб. и по ссуде под залог металлов - 1,7 млн. рублей. Все долги банку составляли 4 млн., а с учетом числившегося за Половцовой остатка долга по ссуде 1895 г. - 4,7 млн. руб. (не считая весьма значительной суммы невыплаченных процентов) (ЦГИА СССР, ф. 1229, оп. 16, д. 4, лл. 6 - 6 об., 8).

21 Это означало бы прекращение удержаний из платежей за рельсы (по 40 коп. с пуда) и освобождение от залога: металлов (на сумму около 1,7 млн. руб.) и паев Невской ниточной мануфактуры (еще на 750 тыс. руб., по биржевым ценам - 2,25 млн. руб; паи обеспечивали не только личный долг Половцовой, но и долг Общества по ссуде 1900 года).

стр. 46


боты их население. Но ответственность за новые льготы и дополнительные воспособления Коковцов стремился переложить на высшие инстанции - Комитет финансов, Особые совещания, Государственный совет, позднее совет министров. И если Витте нередко обращался за санкцией непосредственно к Николаю II, то Коковцов предварительно ставил все такие вопросы на обсуждение Совета Государственного банка, где "жизнеспособность" и "государственное значение" предприятий-должников подвергались придирчивой критике.

Ходатайство Богословского общества рассматривалось Советом банка 4 марта 1904 года. Подробно проанализировав деятельность Общества с момента его образования 22 и результаты правительственной поддержки, Совет нашел состояние предприятия неудовлетворительным (представитель Государственного контроля Н. И. Шаховской назвал его даже "безнадежным"), а представленные в обоснование ходатайства расчеты предстоящих прибылей - мало реальными. Не упущено было и то обстоятельство, что одновременно с сооружением дороги Общество приступило к расширению и переоборудованию заводов и выдало заказы на всю стоимость этих работ, не увеличив соответственно акционерный капитал. Совет банка усмотрел в этом желание поставить казну перед совершившимся фактом и вынудить ее принять переустройство заводов на свой счет. "Совершенно неоправданным" был признан и рост расходов на содержание правления с 76 тыс. до 169 тыс. руб. в 1902 г. (оклад самого Хитрово достиг 45 тыс., что в 2 раза превышало оклад министра), в то время как выдача заработной платы рабочим систематически задерживалась.

Ходатайство было единогласно отклонено. Три члена Совета предлагали вообще прекратить финансирование предприятия, однако большинство высказалось за то, чтобы выдать еще одну, последнюю ссуду в 400 тыс. руб. для выплаты задержанной заработной платы, а впредь, до упорядочения управления округом, никаких льгот не допускать. Шаховской настаивал на учреждении администрации по делам Общества.

Для окончательного решения вопроса 24 марта 1904 г. было созвано особое совещание, во главе с председателем департамента экономии Государственного совета Д. М. Сольским, с участием министра земледелия и государственных имуществ, управляющего министерством финансов, товарища министра путей сообщения и государственного контролера, Одобрив заключение Совета Государственного банка, совещание решило предоставить Обществу ссуду в 600 тыс. руб. и отсрочить прежние его долги банку на 2 - 3 года. Правлению Общества было объявлено, что дальнейшие ходатайства о льготах "будут оставляемы без удовлетворения" 23 .

Однако уже в сентябре 1905 г. последовала очередная просьба о ссуде в 570 тыс., т. к. одна лишь задолженность округа по заработной плате вновь достигла 500 тыс. рублей. На этот раз правление ссылалось на неблагоприятные обстоятельства, связанные с войной и рабочими волнениями, задержавшие окончание строительных работ на Надеждинском и Сосьвинском заводах и железной дороге. В обеспечение новой ссуды оно смогло предложить лишь запасы дров и руды, т. е. имущество, не пригодное, по уставу банка, в качестве залога. Совет банка в выдаче ссуды отказал и пришел к заключению о необходимости учредить администрацию по делам Общества. По распоряжению царя дело было направлено в Комитет финансов, который 29 сентября одоб-


22 ЦГИА СССР, ф. 1229, оп. 16, д. 4, лл. 6 - 16. Журнал заседания.

23 Там же, лл. 72 об. - 73 об. Министру земледелия поручалось ускорить представление проекта "поземельного устройства" горнозаводского населения округа. В дальнейшем выяснилось, что в климатических и почвенных условиях Северного Урала наделение рабочих землей не обеспечит их существования.

стр. 47


рил это решение 24 . Продолжая добиваться ссуды, правление пригрозило, что это необходимо "во избежание взрыва негодования рабочих, могущего повлечь за собой разорение населения округа, разгром заводов и распространение осложнений с рабочими на всем Урале". 2 ноября Комитет финансов вернулся к обсуждению вопроса о ссуде.

Подтвердив все предшествующие оценки положения дел Общества и нежелательность дальнейшего его финансирования, комитет в то же время признал, что последствия отказа были бы тяжелы для рабочих и всего местного населения, и разрешил выдать ссуду в 570 тыс. руб. под соло-векселя правления при условии, что оно само возбудит ходатайство об учреждении администрации. Ссуду следовало выдать не правлению, а местному горному начальству, которое обеспечило бы использование ее на выплату заработной платы. Общее собрание кредиторов (крупнейшими среди них являлись Государственный банк и Половцова) приняло решение об учреждении администрации по делам Общества и выразило готовность отсрочить - при условии предоставления испрашиваемой ссуды - причитающиеся им платежи.

Согласившись на учреждение администрации, Половцовы и Хитрово сумели, однако, на собрании кредиторов провести в ее состав 5 членов старого правления, тогда как главный кредитор, Государственный банк, получил только 2 места (остальные 3 достались второстепенным кредиторам). В итоге Хитрово стал председателем администрации и сохранил свое ведущее положение в управлении делами округа, что вызвало недовольство в банке, министерстве и Комитете финансов 25 .

Учреждение администрации по делам Богословского округа создало новую ситуацию. Платежи по старым долгам теперь отсрочивались самими кредиторами, в то же время администрация могла от имени предприятия получать новые кредиты, погашать их и оплачивать проценты. В конце 1905 г. она возбудила вопрос о переводе на ее счет остатка ссуды под залог металлов в 1,8 млн. руб. (из которой к тому моменту не было использовано 700 тыс. руб.) - единственного из долгов, имевшего значение для хозяйственной деятельности округа. Администрация просила также новую промышленную (т. е. неуставную) ссуду в 1,5 млн. рублей. Одновременно был поставлен вопрос о передаче Богословской железной дороги правительству. Строительство ее уже заканчивалось, частично она вступила в эксплуатацию, и администрация стремилась снять с себя содержание дороги (тогда же заканчивалось строительство Северной дороги на линии Петербург - Пермь, по которой округ получал возможность вывозить свою продукцию). С переходом Богословской дороги в казну на нее распространился бы более низкий тариф, что увеличило бы убытки банка, а вывоз продукции округа удешевило. Одновременно освободились бы из залога казначейства облигации Богословского общества на 4 млн. руб. и под них можно было получить новые кредиты.

Все три ходатайства администрации обсуждались в декабре 1905 - марте 1906 г. в исключительно неблагоприятной для решения подобных вопросов политической обстановке. Совет Государственного банка разрешил выдать администрации 200 тыс. руб., но тогда министр финансов И. П. Шипов перенес дело в Комитет финансов и доложил ему 5 января, что Богословское общество фактически обанкротилось и следует начать его ликвидацию. На дальнейшей правительственной поддержке округа настаивал глава только что созданного министерства торговли и промышленности В. И. Тимирязев. Комитет нашел, что воп-


24 ЦГИА г. Москвы, ф. 450, оп. 11, д. 17, лл. 42 - 43; ЦГИА СССР, ф. 563, оп. 2, д. 453, л. 36 об.

25 ЦГИА СССР, ф. 563, оп. 2, д. 453, лл. 37 - 39, 61.

стр. 48


рос должен решаться "исключительно с точки зрения интересов рабочего населения округа" и что "нельзя относиться безразлично" к судьбе предприятия, в которое правительство вложило, считая и железную дорогу, 13 млн. рублей. Поэтому было решено удовлетворить ходатайство администрации о выдаче остатка ссуды под залог металлов. Условием дальнейшей поддержки было поставлено преобразование управления округом "на началах, обеспечивающих казенные интересы" 26 .

Междуведомственное совещание в феврале 1906 г. признало, что производство меди и добыча золота в округе издавна являлись прибыльными и имеют общегосударственное значение. Представители Государственного банка в администрации Д. С. Старынкевич и Р. Ф. Цейдлер доложили о состоянии производства черных металлов, приносившего главные убытки. По их словам, переоборудование Надеждинского завода для выпуска сортового и листового железа было закончено и производство могло начаться уже в июне. С пуском Северной железной дороги в конце года ожидалось и удешевление вывоза продукции. В итоге можно было рассчитывать на повышение доходов (на 0,5 млн. руб. в год), что при условии сокращения расходов на содержание служащих обещало дать в 1907 г. до 1,5 млн. руб. валового дохода, покрывавшего все обязательные платежи, включая проценты по долгам. Для такого оздоровления администрация нуждалась в кредите Государственного банка размером в 2,25 млн. руб., требовалось также передать Богословскую железную дорогу казне и ввести на ней общий тариф.

В качестве непременного условия новой ссуды совещание поставило удаление из состава администрации всех членов прежнего правления Общества. По остальным вопросам мнения участников совещания разошлись. Министерство торговли и промышленности и Государственный контроль настаивали на оказании финансовой поддержки Обществу. Ведомства финансов и путей сообщения высказывались за его ликвидацию и против передачи Богословской железной дороги в казну 27 . Ввиду того, что в случае ликвидации округа вставал вопрос о судьбе железной дороги, относившийся к компетенции департамента государственной экономии, Комитет финансов туда и перенес спорное дело. Тем временем для ликвидации вновь образовавшейся задолженности Богословского общества по заработной плате ему было отпущено еще 400 тыс. рублей.

23 марта 1906 г. по докладу министра торговли и промышленности департамент государственной экономии решил, что ни оставить дорогу в распоряжении предприятия, неспособного оплачивать проценты и погашение, ни прекратить движение, ни тем более ликвидировать ее недопустимо. Раз дорога построена, правительство обязано заботиться о ее сохранении и использовании. Постановив принять дорогу в казну, департамент одновременно поручил междуведомственному совещанию при министерстве путей сообщения определить условия ее приобретения. По вопросу о новой ссуде в 2,25 млн. руб. (с зачетом уже выданных 400 тыс.) департамент не пришел к единому мнению. Меньшинство, в том числе Шипов, предлагало нрекратить финансирование округа и ликвидировать его, а вопрос об обеспечении горнозаводского населения передать на усмотрение только еще начинавшего действовать совета министров. Большинство же (в том числе А. Н. Куломзин, Ф. Г. Тернер, Д. А. Философов, П. Х. Шванебах, А. А. Штоф) считало, что закрытие заводов приведет к потере вложенных в них средств Государственного банка, но не избавит правительство от последующих крупных (не менее 2 млн. руб. в год) расходов на выплату задолженности по заработной плате, обеспечение населения продовольствием, а возможно и выдачу


26 Там же, лл. 60 об. - 61 об.

27 Там же, лл. 63 об. - 67.

стр. 49


рабочим в течение ряда лет денежного вспомоществования - как то уже имело место на Нижне- Исетском заводе.

Не ограничиваясь этими практическими соображениями, большинство напомнило, что правительство само "искусственно развивало и даже вызывало к жизни различные горнозаводские предприятия на Урале" во время строительства Сибирской магистрали, поэтому оно не должно оставлять их без поддержки в затруднительном положении, в какое они попали из-за сокращения спроса на их продукцию по завершении строительства магистрали. Ссылаясь на расчеты Старынкевича и Цейдлера как сулящие "некоторую надежду" на улучшение дел, большинство высказалось за выдачу ссуды при условии, что влияние Половцовых на руководство предприятием будет "если не устранено, то значительно ослаблено". Николай II утвердил предложение большинства о выдаче ссуды 28 .

Подобный исход свидетельствует о живучести старой экономической политики: даже отказавшись от форсирования капиталистической индустриализации страны, правительство продолжало поддерживать и спасать предприятия "государственного значения". Попытки нарушить традицию - предоставить округ своей участи, а вопрос об устройстве горнозаводского населения передать на разрешение совета министров - не представляли никакой конструктивной альтернативы и на практике означали лишь перекладывание поисков решения на другую инстанцию.

Период, когда округ находился в управлении администрации, длился с конца 1905 по 1912 год. В начале 1906 г. Половцовы вынуждены были пойти на изменение состава администрации. Ведущее положение в ней заняли представители Государственного банка - Цейдлер в качестве председателя и Старынкевич в роли непосредственного руководителя деятельностью Общества. Так закончилось 15-летнее почти бесконтрольное владычество Половцовых, а с ним - самое длительное в капиталистическую эпоху хозяйствование дворянских предпринимателей (1875 - 1905 гг.). В дальнейшем более 6 лет округ находился в фактическом управлении Государственного банка, т. е. в системе государственно-капиталистического хозяйства.

Какое наследие получила новая администрация, лучше всего можно показать не по опубликованным балансам, а по единственному внутреннему, который имеется в фонде Азовско- донского банка 29 . По книгам правления Богословского общества на 1 декабря 1905 г. в итоге числилось 33,4 млн. руб. (сумма баланса). Такова была сумма средств, вложенных в округ (с небольшой поправкой: 0,7 млн. руб. фигурировало в убытках прежних лет). Недвижимые имущества оценивались в 22,3 млн. руб., а за вычетом стоимости земли и лесов - около 6,3 млн., функционирующие в производстве округа основные капиталы достигли 16,1 млн., оборотные - 10,4 млн. руб., из них в производство и в снабжение населения было вложено 5,1 млн., за дебиторами числилось 2,9 млн., в графе "разные" - свыше 2 млн. рублей.

Источники 33,4 млн. руб., вложенных в округ (пассив баланса), составляли: уставный (акционерный), капитал, принадлежавший целиком Половцовой, - 12 млн., заемные средства - 21,3 млн., из них облигационный долг - 8,3 млн., долг Государственному банку - свыше 4 млн. (а с непогашенным долгом Половцовой - 5,4 млн.), Половцовым - 1,0 млн. и разным банкам и капиталистам - около 7 млн. рублей. При этом в сумму долга Государственному банку не включены неуплаченные проценты (до 1 млн. руб). Если же мы учтем, что на балансе общества не фигурирует Богословская железная дорога, на


28 Там же, ф. 1152, оп. 13, д. 51, лл. 100 - 105.

29 Там же, ф. 616, оп. 1, д. 551, лл. 19 - 20. Расшифровку кредиторов см. там же, ф. 583, оп. 3, 1909 г., д. 843, лл. 149 - 150.

стр. 50


сооружение которой казначейство выдало ссуду в 8,5 млн. руб., то долги округа на 1 декабря 1905 года придется считать равными почти 30 млн. рублей. В довершение всего, приняв дела Богословского общества, администрация обнаружила, что "разные" активы баланса в 2 млн. руб. представляли собой несписанные расходы, т. е. убытки.

Наводить порядок в округе администрация начала с того, что произвела уценку активов на всю сумму уставного капитала 30 : на 0,7 млн. руб. были уценены оборотные активы (главным образом по счету сомнительных дебиторов) и на 11,3 млн. руб., т. е. наполовину, земельные владения и основные капиталы. Администрация закрыла второстепенные убыточные производства, резко сократила состав служащих на действующих предприятиях и усилила выпуск рыночной продукции. С 1906 г., когда началось повышение мировых цен на медь, администрация увеличила ее выплавку на Богословском заводе с 78 - 93 тыс. пуд. в 1904 - 1905 гг. до 128 тыс. пуд. в 1906 и 280 тыс. пуд. в 1908 г.; по производству меди округ вышел на первое место на Урале. В 1910 - 1912 гг. выплавка меди колебалась на уровне 260 - 270 тыс. пуд. 31 , и Богословский округ уступил первенство Кыштымскому, но прибыль от производства меди продолжала расти, достигнув (без учета амортизации, общих расходов по управлению и платежей процентов по долгам) 814 тыс. в 1910 г. и почти 1 млн. руб. в 1911 году.

В трудное для него время Богословское общество стало участником синдиката "Медь" (хотя Совет банка считал участие руководимого им Общества в синдикатах недопустимым). Однако ввиду роста выплавки и повышения мировых цен прежние условия участия в нем стали невыгодными. Не решаясь еще выйти из синдиката и вступить в открытую конкуренцию с ним, администрация сумела добиться повышения с 1911 г. цен, по которым синдикат покупал медь у Общества, на 20% 32 .

Рост выгодного производства меди значительно облегчил положение округа в те годы, когда черная металлургия страны все еще переживала депрессию. При всем покровительственном отношении Комитета по распределению железнодорожных заказов к уральской металлургии, округ в 1906 - 1908 гг. получал заказы на рельсы лишь в пределах около 1 млн. пуд. в год. Тем не менее с 1907 г. администрация систематически делала капитальные затраты на Надеждинском и Сосьвинском заводах, завершала начатые прежним правлением сооружения для производства листового и мелкосортного металла. Напомним, что ни один округ Урала, да и подавляющее большинство металлургических предприятий страны (исключая единичные, выделяющиеся предприятия, вроде Днепровского и Петровского заводов) в годы кризиса и депрессии не могли обновлять свой основной капитал.

Во время нового экономического подъема все это принесло свои плоды. Доставка рельсов на строившиеся дороги Сибири с Урала обходилась примерно на 20 коп. дешевле, чем с южных заводов. Поэтому, если в начале 1900-х годов доля уральских заводов в общероссийском производстве рельсов составляла 15 - 17%, то с началом подъема Комитет по распределению железнодорожных заказов намеренно под-


30 это не означало, что уставный капитал был целиком утерян и что земли, основные и оборотные капиталы стоили по действительной оценке меньше на 12 млн. рублей. При удачном исполнении администрацией своих полномочий более или менее значительная доля уставного капитала могла в конечном счете сохраниться. То, что баланс обществ, находившихся в администрации, публиковался, как правило, с нулевым уставным капиталом и актив баланса уценивался на всю его сумму, означало прежде всего невозможность реализации акций и предприятия в целом. В данном случае уценка владений округа означала именно это. Уценка же основных капиталов с 16 млн. до 9,2 млн. руб. (на 42 %) была в какой-то мере оправдана крайней незначительностью амортизационного фонда (7,5%).

31 Брейтерман А. Д. УК. соч., с. 169.

32 ЦГИА СССР, ф. 588, оп. 2, д. 402, лл. 34, 39 - 40.

стр. 51


нял ее до 22 - 23% 33 . С прекращением же производства в Катавском округе на Урале остались лишь два завода, выпускавших рельсы: Нижне-Салдинский в Нижне-Тагильском округе и обладавший в 3 - 4 раза большей производительностью Надеждинский в Богословском. В 1910 - 1912 гг. Богословское общество произвело около 15 млн. пуд. рельсов (Нижне-Тагильский округ - только 5,8). Надеждинский завод стал одним из крупнейших производителей рельсов в стране.

Судя по опубликованному балансу, чистая прибыль Общества в 1910 г. составила 1,2 млн. рублей 34 . В 1911 г. оборот по продаже достиг 13 млн., прибыль от производства - 3,4 млн. руб. 35 (вместе с прочими доходами - 4 млн. руб.). При разных потерях и общих расходах в 0,8 млн. и платеже процентов в 1 млн. чистая прибыль в 1911 г. составила 2190 тыс. рублей 36 . Хотя увеличение производства рельсов потребовало значительных затрат на строительство новых домен и прокатного стана, себестоимость чугуна на Надеждинском заводе снизилась до 29 - 30 коп., рельсов - до 73 - 79 копеек. Таким образом, в годы подъема расчеты и прогнозы старого правления, которые в 1904 - 1905гг. могли казаться фантастическими, отчасти оправдались.

Источником средств для расширения предприятия являлись в основном доходы округа, но при этом Государственный банк не требовал с него ни погашения старых долгов, ни даже уплаты наросших с начала 1900-х годов процентов, продолжал кредитовать под нереализованные запасы металлов и разрешал администрации кредитоваться у других банков и капиталистов. Все это дало возможность увеличить функционирующие оборотные капиталы Общества 37 . К тому же Богословская железная дорога лишь в 1907 г. потребовала от него доплаты, причем не 227 тыс., как предполагалось по смете, а лишь 105 тыс. рублей. В 1908 - 1909 гг. дорога была безубыточна, а в 1910 г. принесла 113 тыс., в 1911 - 279 тыс. ив 1912г. - 393 тыс. руб. дополнительной прибыли 38 . Поэтому в конце 1910 г. администрация поставила вопрос об оставлении дороги во владении Богословского общества 39 . Совет Государственного банка и министерство финансов поддержали это ходатайство. С согласия Совета министров дело было внесено во 2-й департамент Государственного совета, ведавший строительством частных дорог 40 .

К концу 1911 г. капитальные затраты, произведенные администрацией, достигли 3,7 млн. руб. (в том числе 1,7 млн. на строительство и


33 Исчислено на основании документов Комитета по распределению железнодорожных заказов (ЦГИА СССР, ф. 266, оп. 1, д. 804, лл. 3 - 4; см. также: Гливиц И. УК. соч., прил., с. 18, и "Свод статистических данных по железоделательной промышленности" за соответствующие годы). Из подсчета общего объема производства исключены рельсы рудничные и трамвайные, не изготовлявшиеся на Урале, а также экспортная продукция южных заводов за 1906 - 1910 годы.

34 "Чистая" прибыль выводится капиталистическими предприятиями путем исключения уплаченных кредиторам процентов, относимых на коммерческую себестоимость. Экономически, разумеется, прибыль должна бы исчисляться без такого вычета.

35 В том числе от продажи 5,2 млн. пудов рельсов - 1,6 млн. руб., от продажи 2,2 млн. пуд. прочих черных металлов - 0,6 млн. руб., от продажи 260 тыс. пуд. меди - 1 млн. рублей.

36 ЦГИА СССР, ф. 616, оп. 1, д. 551, лл. 7 - 8.

37 Там же, ф. 583, оп. 3, 1909 г., д. 843, л. 146 - 146 об.; ф. 588, оп. 2, 1916 г., д. 403, лл. 7,51 - 54; д. 402, лл. 31 - 53; ф. 587, оп. 53, д. 121, л. 274; ол. 56, 1913 г., д. 25, лл. 7 - 8.

38 Исчислено по: Статистический ежегодник на 1913 г. СПб. 1913, с. 598 - 599; Статистический ежегодник на 1914 г. СПб. 1914, с. 684 - 685. Сумма ежегодных платежей и погашений по казначейской ссуде составляла 365 тыс. рублей.

39 После упомянутого выше решения 1906 г. о принятии дороги в казну министерство путей сообщения не торопилось вступить во владение этой небольшой, всего в 208 верст, местной линией. Протоколы совещаний по этому вопросу см. ЦГИА СССР, ф. 54, оп. 1, д. 449; ф. 1405, оп. 531, д. 268; ф. 1276, оп. 3, д. 388.

40 ЦГИА СССР, ф. 1276, оп. 3, д. 443, лл. 395 - 410; ф. 229, оп. 4. д. 1602, лл. 1 - 17.

стр. 52


1,2 млн. на оборудование 41 . Положение Богословского общества настолько улучшилось, что в октябре 1912 г. удалось продать его Азовско-донекому банку, который обязался полностью выплатить казне долги Общества по ссудам, выданным до учреждения администрации, на сумму 3,47 млн. рублей. Проценты по этим долгам (1,5 млн. руб.) Азовско-донской банк не уплачивал. Выданные же с 1906 г. ссуда в 2,25 млн. руб. и ссуды под залог металлов оставались после перехода к новым хозяевам в обороте Богословского общества, причем Азовско-донской банк гарантировал погашение через два года и уплачивал за все время с 1906 г. до погашения явно льготную ставку 4,5% 42 .

Прибыль за 1912 г., когда Общество еще фактически находилось в управлении Государственного банка, достигла 2,2 млн. руб. и, вновь оставленная в распоряжении Общества, дала возможность на следующий год довести амортизацию до 5 млн. руб. При таком состоянии хозяйства округа Государственный банк, несомненно, мог добиться для себя более выгодных условий расчетов. Но, видимо, на фоне миллионных убытков Государственного банка от содержания Невского судостроительного и Александровского сталелитейного заводов или Алексеевского горнопромышленного общества, перешедших в годы кризиса в его собственность или фактическое управление, уже простая возможность высвободить (хотя бы и без процентов по какой-то части ссуд), казалось, потерянные средства и покончить с длившимся 17 лет финансированием Половцовых и Богословского общества представлялась вполне удовлетворительным итогом 43 .

Овладев огромным горным округом, Азовско-донской банк укрепил его финансовое положение как за счет Половцовых, так и, особенно, за счет Государственного банка. За основу финансовой реорганизации Общества были взяты баланс старого правления на 1 декабря 1905 г. с уценками, произведенными тогда же администрацией, и баланс администрации на 1 января 1912 года. Принималось во внимание, что в условиях экономического подъема, роста производства в округе и при наличии железной дороги земельные и лесные владения уже не могли стоить 3 руб. 70 коп. за десятину. По балансу Общества на 1 января 1915 г. те же владения были оценены уже не в 1,9 млн., а в 6,8 млн., или 13,6 руб. за десятину 44 .

Но банк, по-видимому, был заинтересован в создании внутренних резервов путем недооценки других активов баланса. По указанию Азовско-донского банка на общем собрании акционеров Богословского общества был восстановлен на балансе на 1 января 1912 г. уставный капитал в 12 млн. руб. и одновременно в убытках по активу были показаны 10 млн. рублей 45 . В феврале 1913 г. снижение уставного капитала на 10 млн. руб. - с одновременным его восстановлением путем нового выпуска акций на ту же сумму - было санкционировано прави-


41 Там же, ф. 616, оп. 1, д. 551, лл. 7 - 8, 19. Возможно, эта цифра занижена (сведения об уценке основных капиталов по внутреннему балансу на 1 декабря 1905 г. и по опубликованному балансу на 1 января 1907 г. расходятся).

42 Там же, лл. 49 - 56. Подробнее об условиях, на которых Азовско-донской банк договорился с наследниками Половцовых, см. Вяткин М. П. Горнозаводский Урал в 1900 - 1917 гг. М. -Л. 1965, с. 320.

43 См. Гиндин И. Ф. Неуставные ссуды Государственного банка и экономическая политика царского правительства. В кн.: Исторические записки. Т. 35. 1950, с. 114 - 117; его же. Антикризисное финансирование предприятий тяжелой промышленности (конец XIX - начало XX в.). Там же. Т. 105. 1980.

44 ЦГИА СССР, ф. 616, оп. 1, д. 551, лл. 152 - 153. Очевидно, по этой оценке они были показаны и в первом балансе после перехода Общества к Азовско-донскому банку, на 1 января 1913 года.

45 Сюда входили: "расходы по ликвидации расчетов за прежнее время и реорганизации общества" - 3 млн. руб., "убытки прошлых лет", понесенные до декабря 1905 г., - 6,3 млн. руб. и "дефицит администрации" по ее балансу на 1 января 1912 г. - 0,7 млн. (там же, л. 77 об.).

стр. 53


тельством. Приобретая весь этот выпуск от имени консорциума, Азовско-донской банк удержал из причитавшихся ему 8 млн. руб. (пятая часть новых акций принадлежала Половцовым) уплаченный им долг Общества Государственному банку в 3,5 млн. руб., а также долги администрации самому Азовско-донскому банку и некоторые другие, всего на 0,7 млн. рублей 46 . Таким образом, из новых средств в оборот Богословского общества поступило лишь 3,8 млн. рублей.

Документы Азовско-донского банка показывают, что с 1914 по начало 1916 г. из 100 тыс. выпущенных акций 40 - 45 тыс. были им "размещены" с помощью выданных под их залог ссуд в самом банке" из них 25 тыс. акций - на 12 счетах близких ему лиц (остальные - на счетах мелких владельцев). Вместе с 20 тыс. акций Половцовых это давало банку прочное большинство на общих собраниях 47 .

Дальнейшее развитие округа характеризовалось поначалу всеми теми явлениями, которые буржуазные авторы тех лет называли "возрождением" горнозаводского Урала. Выплавка чугуна в округе достигла 11 млн. пуд. (22% общеуральской), выпуск готового продукта - 9 млн. пуд., в том числе рельсов - 6,4 млн. пуд.; прибыль за 1913 и 1914 гг. составила 8,3 млн. руб., началась выплата дивидендов (12- 14%). В 1915 - 1916 гг. общество получило крупные военные заказы и казенные авансы. Однако, как и другие представители монополистического капитала, "работавшие" на войну, руководители предприятия использовали создавшуюся обстановку прежде всего для самообогащения и укрепления своих позиций в предстоящей после окончания войны борьбе с конкурентами. Снизилось производство металлов, срывались сроки военных поставок; вместо завода, приспособленного для ремонта артиллерийских орудий, строился крупный завод общего машиностроения 48 .

Особенности развития Богословского округа после 1890 г. определялись характером правительственного финансирования и железнодорожных заказов. В самом деле, если из уставного капитала в 12 млн. руб. вычесть стоимость земель и лесов, то получится, что практически в строительство и производство в округе Половцовы вложили всего 5,7 млн. рублей 49 , т. е. лишь 17 - 18 % из тех 34 млн. руб., которые были вложены в основные и оборотные капиталы округа с начала строительства Надеждинского завода до 1913 года 50 . Остальные же основные и все оборотные средства были заемными, и главным образом это были средства Государственного банка и казначейства.


46 Там же, лл. 116 - 117.

47 Акции были реализованы по среднему курсу 139 руб., т. е. 13,9 млн. руб. за весь выпуск. Азовско-донской банк как руководитель консорциума получал комиссию 1 млн. руб. (10 руб. за акцию), из нее другим участникам причиталось только по 4 руб. 30 коп. на акцию, в общей сумме 355 тыс. рублей. Несмотря на собственное участие банка-руководителя в 17,5 %, на его долю оставалось 655 тыс. рублей. Еще 682 тыс. дала банку разница в курсе, а на покупке-продаже акций Общества на бирже банк "заработал" в 1913 г. не менее 650 тыс. руб., всего же за 1913 г. - до 2 млн. руб. (Гиндин И. Ф. Банки и промышленность в России. М. -Л. 1927, с. 104, 112 - 113, 198 - 199).

48 Подробнее см. Буранов Ю. А. Промышленность и рабочие Урала в 1890 - 1917 гг. (По материалам Богословского горнозаводского округа). Канд. дисс. Свердловск. 1967.

49 Что касается стоимости земель и лесов, то их по балансу 1896 г. в 6,3 млн. руб. (т. е. по 12,5 руб. за дес.) учитывала, что они поднялись в цене после сооружения Надеждинского завода, разведки и разработки железных руд, расширения сбыта и т. д. При покупке же земли и леса округа, включая приобретенные в 1894 г., вряд ли могли обойтись Половцовым дороже 4 - 4,5 млн. руб., т. е. по 8 - 9 руб. за десятину. Если это так, то едва ли Половцовы вложили в покупку и развитие округа многим более 10 млн. рублей.

50 Без затрат на приобретение земельно-лесных владений и без дебиторов, но учитывая сооружение Богословской железной дороги.

стр. 54


Система правительственной опеки и поддержки горнозаводской промышленности, сложившаяся еще в XVIII - начале XIX в., продолжала действовать вплоть до 1917 года. Сохранив полукрепостническую основу горнозаводской промышленности и закрепив за рабочими лишь приусадебные участки, правительство в дореформенную эпоху вынуждено было присматривать за тем, чтобы рабочие не остались без работы, чтобы администрация неблагополучных округов по дореформенной традиции не задерживала месяцами выдачу заработной платы, чтобы завозилось на зимний период продовольствие для населения. Заботясь, якобы: в интересах рабочих о сохранении заводов в действии, правительство прежде всего оберегало интересы горнозаводчиков.

В самом факте правительственной поддержки Богословского округа не было еще ничего необычного для Урала. Специфическим был характер этой поддержки. Не рассчитывая в первое пореформенное 25-летие на значительное развитие производства металлов и тем более на переход уральской промышленности к новой технике, правительство с середины 60-х годов XIX в. стремилось ограничить финансовую поддержку заводов узкими рамками - ссудами Государственного банка под залог металлов и разными льготами в погашении долгов. В годы кризиса и депрессии министерство финансов неохотно шло на поддержку таких заводов, как Катавские, Холуницкие, Шиповские, уступая лишь нажиму со стороны местного губернского начальства, министерства внутренних дел, Николая II 51 .

Несколько иначе обстояло дело с Богословским округом. Вместе со всей горнозаводской системой он был объектом традиционной системы правительственной опеки (достаточно вспомнить обстоятельства его продажи Башмакову или Половцовой, многочисленные ссуды для расчета с рабочими). Но благодаря строительству Надеждинского завода и началу производства рельсов для Сибирской магистрали этот округ сделался одним из объектов сложившейся в пореформенные годы политики насаждения (с последующей поддержкой) новых отраслей тяжелой промышленности. Правительство в таких случаях принимало решающее участие в образовании основных и оборотных капиталов металлургических заводов и предприятий транспортного машиностроения, а во время кризисов и крупных хозяйственных затруднений помогало им путем прямого финансирования, обеспечения заказами, превышающими реальную потребность железных дорог, а то и принимало их на иждивение Государственного банка и казначейства. Такова и история поддержки Богословского общества. Характерно, что выгоды от многолетнего государственного финансирования округа достались в конечном счете частному Азовско- донскому банку.

Следует, однако, подчеркнуть, что рассмотренные особенности развития округа после 1890 г., выделяя его среди других уральских округов, не затронули общей для всех этих округов социально-экономической основы. Социальное лицо хозяев округа менялось трижды: сначала это был Половцов, принадлежавший к высшей бюрократии, но по методам хозяйствования являвшийся типичным дворянским предпринимателем, затем система государственного капитализма, наконец монополистический капитал. Но пережиточная горно-окружная система с ее хищническим использованием огромных естественных богатств, отсталые формы эксплуатации рабочих, помещичья монополия на горную ренту, ради сохранения которой все хозяева округа срывали выполнение обязательств по наделению рабочих, землей, - оставались неизменными.


51 См. Гиндин И. Ф. Государственный банк, с. 176 - 190; его же. Правительственная поддержка уральских магнатов во второй половине XIX - начале XX в. - Исторические записки, 1968, т. 82, с. 119 - 121, 160 - 162.

Опубликовано 16 мая 2018 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?