Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

МУЗЫКАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА есть новые публикации за сегодня \\ 19.11.17

РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ПЕСНИ РОССИЙСКОГО ПРОЛЕТАРИАТА

Дата публикации: 21 октября 2016
Автор: П. Ф. ЛЕБЕДЕВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: МУЗЫКАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
Источник: (c) Вопросы истории, № 11, Ноябрь 1967, C. 214-218
Номер публикации: №1477000835 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


П. Ф. ЛЕБЕДЕВ, (c)

найти другие работы автора

С развитием революционного движения в России создавались и революционные боевые песни. Их пели не только во время уличных митингов и демонстраций, но и в мрачных тюремных казематах. Именно в тюрьмах и родились многие песни, полюбившиеся смелым "буревестникам революции". Эти песни как бы обретали крылья и, вылетев на простор, становились достоянием народа.

 
стр. 214

 

Огромное революционное воздействие на рабочие массы наряду с другими оказала песня "Смело, товарищи, в ногу". Автором ее является активный деятель революционного движения, ученый-химик, ученик Д. И. Менделеева Л. П. Радин. Будучи связан с Московским университетом, он совместно с братом и сестрой Владимира Ильича - Д. И. и М. И. Ульяновыми - распространял среди молодежи революционные воззрения. Радин хорошо понимал революционно-пропагандистское значение поэзии и музыки и всячески старался способствовать созданию и пропаганде новых революционных песен. О необходимости таких песен он довольно образно сказал в одном из своих стихотворений:

 
Снова я слышу родную "Лучину",
Сколько в ней горя, страданий и слёз.
Видно, свою вековую кручину
Пахарь в нее перенес...
Полно! Довольно про горе ты пела...
Прочь этот грустный, унылый напев!
Надо, чтоб песня отвагой гремела,
В сердце будила спасительный гнев.

Стихотворение "Смело, товарищи, в ногу" создано Радиным в 1896 г. во время пребывания его в одиночной камере Таганской тюрьмы в Москве. Тогда же он подобрал к своему тексту мелодию. Песня Радина вошла в золотой песенный фонд русских революционеров.

 

"Смело, товарищи, в ногу" - агитационная песня. В ней звучит призыв к борьбе за освобождение от капиталистического рабства, призыв к вооруженному восстанию. Недаром строки из этой песни часто печатались в социал-демократических листовках и прокламациях. Например, прокламация "Ко всем воронежским рабочим" Воронежской организации РСДРП заканчивалась таким призывом:

 
Итак, товарищи, дружно в ногу!
Смело, в неравной борьбе,
В царство свободы дорогу
Грудью проложим себе!

А вот что было написано в одной из прокламаций Петербургского комитета РСДРП "Ко всем рабочим, работницам Петрограда!":

 
Дружно, товарищи, в ногу!
Духом окрепнем в борьбе,
В царство свободы дорогу
Грудью проложим себе!

Царская цензура и полиция старались всячески препятствовать распространению этой песни, уничтожая листовки и газеты, где был опубликован ее текст. Разумеется, песня "Смело, товарищи, в ногу" не раз печаталась в нелегальных, подпольных изданиях, нередко рядом с "Интернационалом" (см., например, "Первый сборник революционных песен" Д. А. Черномордикова, изданный в 1906 году). Впервые текст этой песни легально был опубликован в большевистской газете "Путь правды" в N 75 от 1 мая 1914 года. Однако тотчас же по распоряжению царского правительства на этот номер газеты был наложен арест.

 

П. Н. Лепешинский, вспоминая о сибирской ссылке, которую он отбывал вместе с В. И. Лениным, рассказывал: "Ильича хлебом не корми, а только подавай ему... "Смело, товарищи, в ногу" или "Вихри враждебные". При этом сам он - основной элемент хора и очень темпераментный дирижер. И сколько огня, сколько революционного огня он вкладывает каждый раз все в те же незатейливые слова:

 
...И водрузим над землею
Братское знамя труда..."1.
 

Вместе с "Интернационалом" песня "Смело, товарищи, в ногу" стала одной из наиболее популярных революционных песен и дошла до наших дней. Успеху ее способствовала не только глубина идейного содержания, но и воодушевляющий пафос мелодии. Мелодия эта заимствована из русской студенческой песни 80-х годов прошлого века на слова И. С. Никитина:

 
Медленно движется время, 
Веруй, надейся и жди... 
Зрей, наше юное племя, 
Путь твой широк впереди! 
Молнии нас осветили, 
Мы на распутье стоим... 
Мертвые в мире почили, 
Дело настало живым...

Боевая, революционно-маршевая музыка "Смело, товарищи, в ногу" делала эту песню строевой, походной: недаром ее часто исполняли во время демонстраций. Нередко рабочие пели эту песню при встречах с В. И. Лениным. Среди других песен рус-

 

 

1 П. Лепешинский. Вокруг Ильича. Изд. "Пролетарий". 1926, стр. 66.

 
стр. 215

 

ских революционеров следует назвать такие, как "Красное знамя", "Беснуйтесь, тираны!", "Слушай!", "По духу братья мы с тобой", "Песнь пролетариев", "Народный марш", "На баррикады". Их также отличает высокий боевой дух, торжественный, маршевый характер мелодии.

 

Обращает на себя внимание и "Варшавянка" - один из классических образцов революционной песни российского пролетариата. Родившаяся семьдесят лет назад в часовой башне Бутырской тюрьмы, эта песня говорит о жесточайшей, непримиримой классовой борьбе пролетариата, о непреклонности революционных борцов. Первоначально "Варшавянку" знали как польскую революционную песню. Ее польский текст был опубликован в первом номере нелегальной газеты "Пролетариат" (15 сентября 1883 г.) и принадлежал вернувшемуся из сибирской ссылки польскому поэту- революционеру Вацлаву Свенцицкому. Последний призывал на бой Варшаву. Вот припев польского первоисточника "Варшавянки":

 
Вперед, Варшава! 
На бой кровавый, 
Святой и правый, 
Марш, марш, Варшава!

В 1897 г. соратник и друг В. И. Ленина Г. М. Кржижановский создал русский текст "Варшавянки", политически заострив содержание польского первоисточника. В 1895 г. Г. М. Кржижановский был арестован как один из активных членов ленинского "Союза борьбы за освобождение рабочего класса" и осужден на ссылку в Сибирь. Некоторое время он находился в Бутырской пересылочной тюрьме в Москве. В одной камере с ним и другими русскими социал-демократами помещались польские рабочие, в том числе видные представители Польской социал-демократической партии. Они часто пели "Варшавянку". "Поляки, - вспоминает П. Н. Лепешинский, - внесли новую свежую струю в нашу "часовую башню", и притом не только своими рассказами о героической борьбе польских пролетариев с капиталистами и царской охранкой, но и запасом своих революционных песен. Мы как-то сразу почувствовали, что молодому пролетарскому движению в коренной России не хватает соответствующих вокальных источников возбуждения его революционной энергии. Поэтому-то наша группа с жадностью набросилась на польские песенки, как на хлеб насущный"2 .

 

Однако, как ни был красив напев "Варшавянки" и других польских революционных песен, русским из-за незнания польского языка трудно было их исполнять. Здесь как раз и пригодился поэтический талант Г. М. Кржижановского: он стал сочинять русский текст "Варшавянки". В камере при этом не было ни бумаги, ни карандаша, и он записывал слова песни случайно найденным кусочком графита на истертых маленьких клочках бумаги. Кржижановскому пришлось значительно переработать польский текст, наполнив песню более глубоким и конкретным революционным содержанием3 . "Вскоре я закончил текст "Варшавянки", - вспоминает Г. М. Кржижановский, - и все находившиеся в камере выучили его наизусть. Настал день нашей отправки в Сибирь. Мы поставили Абрамовича к двери камеры, он уперся в нее плечом. Мы знали, что если дверь будет держать Абрамович, тюремщикам не ворваться в нашу камеру. Я встал на табурет посредине камеры, остальные окружили меня, и я начал дирижировать хором заключенных. "Вихри враждебные веют над нами", - боевая песня разлилась по зданию Бутырской тюрьмы. Надзиратели бросились к нашей камере, пытались открыть дверь, но не смогли сломить железную силу нашего стража Абрамовича. Вскоре нашу песню подхватили заключенные других камер. Справа, слева от нас, со всех сторон неслась песня революции. Ее пели без слов, звучал только напев ее, и десятки голосов сливались с нашим хором".

 

Рабочие массы полюбили эту песню; она вдохновляла их и окрыляла надеждами в повседневной жизни и борьбе. "Варшавянка" постоянно звучала в наиболее решительные моменты революционной борьбы - во время первомайских демонстраций и в дни открытых революционных выступлений пролетариата. Не удивительно, что эта песня привлекла к себе внимание и Владимира Ильича. Вспоминая о 1918 г., бывший рабочий фабрики "Скороход" в Петрограде Г. И. Астапович, которому не раз приходилось видеть Ленина, пишет: "...В минуты затишья и отдыха в своем кабинете Владимир Ильич просил Сергея Ивановича Гусева спеть любимую "Варшавянку". Никто не удивлялся, когда из-за двери негромко доносился глуховатый голос Гусева:

 
Вихри враждебные веют над нами, 
Темные силы нас злобно гнетут, 
В бой роковой мы вступили с врагами, 
Нас еще судьбы безвестные ждут"4.
 

"Варшавянку", как и другие русские революционные песни, любили все члены семьи Ульяновых. В 1913 г. Мария Ильинична отбывала ссылку в Вологде. Вскоре

 

 

2 П. Н. Лепешинский. Старые песни революции. "Огонек", 1927, N 32.

 

3 См. письмо Г. М. Кржижановского школьникам. "Вперед, заре навстречу". Песни революции. М. 1957, стр. 13.

 

4 "Рабочие и крестьяне России о Ленине. Воспоминания". М. 1958, стр. 85.

 
стр. 216

 

туда приехала ее мать Мария Александровна, а также Анна Ильинична с приемным сыном Горой Лозгачевым. Постепенно квартира Ульяновых превратилась в своего рода центр колонии вологодских ссыльных. Часами беседовали, дискутировали, слушали музыку, когда Мария Александровна садилась за рояль. А нередко хором исполняли революционные песни, в том числе "Варшавянку".

 

Русские социал-демократы использовали "Варшавянку" и для создания различных сатирических песен. Наиболее популярным был "Гимн новейшего русского социалиста" на мотив "Варшавянки". "Гимн" высмеивал и разоблачал русских "экономистов", выпустивших в 1899 г. свой манифест. Прокопович, Кускова и другие "экономисты" выступили с ревизией революционного марксизма, проповедовали отказ от подготовки революции, от политических требований и задач рабочего класса, от самостоятельной политической рабочей партии. Они утверждали, что рабочие должны вести только экономическую борьбу. Находясь в ссылке в Сибири, В. И. Ленин во главе ряда русских революционеров-марксистов выступил с резким обличительным протестом против ревизионистской программы "экономистов". Написанный Лениным протест быстро распространился в марксистских организациях России. Русскому "экономизму" и международному оппортунизму был нанесен сильный удар.

 

Борьбе с "экономистами" способствовал отчасти упомянутый сатирический "Гимн новейшего русского социалиста", слова которого неоднократно цитировал в своих работах Владимир Ильич. Этот образец политической сатиры впервые был опубликован в 1901 г. в социал-демократическом журнале "Заря", N 1 (текст был подписан псевдонимом: Нарцис Тупорылов):

 
Грозные тучи нависли над нами, 
Темные силы в загривок нас бьют, 
Рабские спины покрыты рубцами. 
Хлещет неистово варварский кнут. 
Но, потираючи грешное тело, 
Мысля конкретно, посмотрим на дело: 
Кнут ведь истреплется, скажем народу, 
Лет через сто ты получишь свободу.
              Медленным шагом,
              Робким зигзагом,
              Тише вперед,
              Рабочий народ!
...В нашей борьбе самодержца короны 
Мы не коснемся мятежной рукой, 
Кровью народной залитые троны 
Рухнут когда-нибудь сами собой. 
Высшей политикой нас не прельстите 
Вы, демагоги трудящихся масс. 
О коммунизмах своих не твердите, 
             Веруем... в мощь вспомогательных касс.
             Если возможно,
             Но осторожно,
             Шествуй вперед,
             Рабочий народ!

Популярной песней русских революционеров в конце прошлого столетия была песня "Беснуйтесь, тираны!". Ее написал Г. М. Кржижановский в сибирской ссылке в 1898 году. Если для "Варшавянки" основой послужило произведение польских революционеров, то для "Беснуйтесь, тираны!" источником стала украинская песня на слова А. Колессы, распевавшаяся студентами Львовского университета. Вот первая строфа песни львовских студентов:

 
Шалі;йте, шалі;йте, скажені; кати! 
Годуйте шпі;оні;в, муруйте тюрьми. 
До бою сто тисяч неві;льникі;в стане - 
Пі;рвем, пі;рвем, пі;рвем усі; кайдани!

Как и к "Варшавянке", Г. М. Кржижановский подошел к украинской песне творчески, существенно переработав ее текст. Если песня львовских студентов имела четыре строфы, то в песне Кржижановского их стало шесть. Содержание песни значительно расширилось, а заодно углубился и конкретизировался ее революционный смысл. Будучи вначале песней минусинских ссыльных, песня "Беснуйтесь, тираны!" распространилась затем по всей России. Русский текст ее переведен на многие языки мира. Впервые она была опубликована в 1900 г. в журнале "Южный рабочий" (N 1, январь, стр. 14), издававшемся в Николаеве. После этого песня много раз перепечатывалась в подпольных изданиях. В те годы ее не только пели, но и декламировали на собраниях как революционное стихотворение. Эффект в обоих случаях был огромным. По свидетельству старых коммунистов В. И. Ленин любил песню "Беснуйтесь, тираны!" и часто пел ее в ссылке, в селе Шушенском.

 
стр. 217

 

Русские политические ссыльные, находившиеся вместе с Лениным в Сибири, знали и другие революционные песни - переложение некоторых польских текстов. Из них наибольшую известность в начале нынешнего века получила созданная в 1881 г. польским поэтом-социалистом Болеславом Червеньским песня "Красное знамя". Русский вариант этой песни также принадлежит Г. М. Кржижановскому. Несмотря на то, что русский текст "Красного знамени" близок к оригиналу, он имеет и свои самостоятельные черты, усиливающие революционный пафос песни. Основной образ песни - окрашенное кровью рабочих алое знамя, высоко поднятое трудящимися всего мира. В песне утверждается мысль о неизбежности социалистической революции и ее победе. Многими своими поэтическими деталями "Красное знамя" напоминает "Смело, товарищи, в ногу", а также "Варшавянку".

 

В ходе революционной борьбы русскому пролетариату пришлось понести немало жертв. Провожая в последний путь своих товарищей, замученных царским самодержавием, рабочие шли с обнаженными головами и исполняли траурные революционные песни. Прежде всего это песня "Замучен тяжелой неволей", получившая широкое распространение в революционных кругах России еще во второй половине XIX века. Основой ее послужило стихотворение Г. А. Мачтета "Последнее прости", напечатанное в 1876 г. в нелегальной газете "Вперед", N 33, и посвященное памяти студента- революционера П. Чернышева, умершего в царском каземате. В 1877 г. в Петербурге погиб в тюрьме и другой революционер - Подлевский. Провожая в последний путь своего товарища, жертву царских сатрапов, студенческая молодежь пела "Замучен тяжелой неволей". С тех пор эта песня быстро распространилась в России и стала одной из наиболее массовых песен боровшегося пролетариата.

 

Эта песня очень нравилась и старшему брату Ленина Александру Ильичу, который пел ее в гимназические, а затем в студенческие годы. В последний раз Александр Ильич пел "Замучен тяжелой неволей" незадолго перед своей казнью. В 1924 г. на похоронах В. И. Ленина эта песня была исполнена хором Большого театра.

 

Не меньшей известностью у многих революционеров пользовался похоронный марш "Вы жертвою пали". Текст его приписывают А. И. Архангельскому и И. М. Познеру, а музыку - Н. Н. Иконникову. "Из старых песен, - писал В. Д. Бонч-Бруевич, - крепко держалась - помимо ссылочно-сибирских - особо любимая Владимиром Ильичем старо народническая похоронная "Вы жертвою пали...", которую так часто приходилось нам певать, ибо тогдашняя действительность была переполнена революционной жертвенностью: в тюрьмах, в ссылках, в каторге и в заключениях гибло и гибло очень много пламенных и самоотверженных революционеров"5 . В своих воспоминаниях Н. К. Крупская рассказывает, как когорта русских эмигрантов-революционеров во главе с В. И. Лениным исполняла похоронный марш в Женеве под впечатлением известия о кровавых событиях 9 января 1905 года: "Собравшиеся почти не говорили между собой, слишком все были взволнованы. Запели "Вы жертвою пали...", лица были сосредоточены. Всех охватило сознание, что революция уже началась, что порваны путы веры в царя, что теперь совсем уже близко то время, когда "падет произвол, и восстанет народ, великий, могучий, свободный"6 .

 

Следует указать на один существенный факт. В. И. Ленин горячо увлекался революционной поэзией и музыкой, но ему были чужды сентиментальные песни, лишенные глубоких мыслей и чувств. Интересно одно из свидетельств П. Н. Лепешинского: "Особую страстность и бьющую ключом жизнь в наши вокальные увлечения вносит Владимир Ильич. Когда дело доходит до выполнения нашего обычного репертуара, он входит в раж и начинает командовать. "К черту "Такую ее долю", - выкрикивает он (любимая вещь у Василия Васильевича [Старкова] - тягучая меланхолическая песня "Така ж ии доля, о боже ж мий милий"). - Давайте зажарим: "Смело, товарищи, в ногу!"7 . Об этом же писал и Д. И. Ульянов: "Я почти не помню в пении Владимира Ильича минора, грусти, у него всегда звучали отвага, удаль, высокий подъем и призыв"8 .

 

Песни революции, которые так любил Владимир Ильич, были оружием и знаменем российского пролетариата. Они пропагандировали и несли в массы передовые марксистско-ленинские идеи, помогали большевикам организовывать и сплачивать рабочих в борьбе за освобождение от капиталистического рабства.

 

 

5 Вл. Бонч-Бруевич. Автор "Интернационала". "На литературном посту". 1931, N 2.

 

6 Н. К. Крупская. Воспоминания о Ленине. Партиздат. 1932, стр. 34.

 

7 П. Н. Лепешинский. На повороте. М. 1955, стр. 109.

 

8 "Рассказы о Ленине". М. 1957, стр. 84.

Опубликовано 21 октября 2016 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?