Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ПЕДАГОГИКА есть новые публикации за сегодня \\ 21.08.18


ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ МОСКОВСКИХ СТУДЕНТОВ И ПРОБЛЕМА «СВОЕГО» ВУЗА

Дата публикации: 05 ноября 2004
Автор: Луков Вал. А.
Публикатор: Автор
Рубрика: ПЕДАГОГИКА
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1099685220 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Луков Вал. А., (c)

найти другие работы автора

Опубликовано в книге: Крылов А. Н., Оберлизен Р. и др. Задачи на будущее: транснациональные диалоги об образовании и обществе".Сборник статей под ред. А. Н. Крылова и Р. Оберлизен. Бремен-Москва, Издательство НИБ, 2004, стр.131-142

Проблема ценностных ориентаций студентов, широко освещенная в литературе по социологии молодежи и социологии образования, достаточно скромно представлена в контексте задач по повышению качества высшего образования. Это вряд ли стоит считать удивительным, поскольку латентно в исследованиях по образованию и его качеству сохраняется односторонняя позиция, трактующая качество образования как прерогативу вуза, преподавателя, педагогического коллектива и т. д. Хотя время от времени внимание обращается и на студента (например, в новых работах по проблемам высшего образования И. М. Ильинского, С. И. Плаксия [1, 2, 3]), но чаще речь идет о студенте как о каком-то внешнем для качества образования факторе, как об объекте, которого надо образовать, несмотря на его сопротивление. Может быть, в наиболее откровенной форме это положение изложено ректором Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов А. С. Запесоцким в его научно-практической разработке «Новая концепция гуманитарного образования и модель гуманитарного университета», подчеркивается, что образовательные отношения должны основываться «на властном подчинении студентов органам управления вузами» [не опубликована; см. также: 4]. Для студентов не предусматривается прав как партнера в образовательном процессе, для него отведено место потребителя услуги, объекта воздействия вуза. Между тем, если мы не слишком заботимся о том, чтобы понять жизненный мир студентов, присущие им тезаурусы , мы оказываемся в вопросах качества образования на уровне чистой схоластики и уходим от решения вопроса не только в аспекте повышения эффективности передачи знаний, но и в аспекте осмысленности обучения и воспитания. Комплексы значений, передаваемых новому поколению старшим в институциональных формах образования, не могут усваиваться вне связей с комплексами значений, которые уже сформировались у тех, кто пришел учиться в вуз. А значит, общие регулятивы поведения, каковыми являются ценности, как и мотивация к учебе и мнение о своем вузе, ориентационные механизмы – в целом все, что выстраивает тезаурус студента, становится частью той информации, которая не может игнорироваться при принятии управленческих решений в вузе и в системе образования вообще.
Некоторые из сторон студенческих тезаурусов эмпирически выявлены в исследовании «Российский вуз глазами студентов», проведенном в марте-июне 2004 г. в 12 вузах Москвы – 6 государственных и 6 негосударственных. Такое разделение основывалась на задаче прояснить обоснованность устойчивого бытового представления о том, что государственный вуз дает лучшее образование, чем негосударственный, и что в первом учатся более талантливые и мотивированные на хорошую учебу студенты, чем во втором. На итогах исследования основывается данная статья .
При исследовании ценностных ориентаций молодежи возникает вопрос о том, что эта социальная группа находится в стадии социализации, которую в данном случае можно понимать именно как усвоение (интериоризацию) принятых в обществе ценностных образцов.
Есть разные способы установления ценностных ориентаций, и мы воспользовались тем, которое выявляет такие ориентации через интегральные представления о «хорошем обществе»[8], о том, что значит «хорошо жить». Этот подход основывается на придании значимости субъективным конструкциям современного положения респондентов на фоне их ожиданий относительно жизненной траектории в обозримом будущем. Логика предложенной респондентам шкалы основывалась на сочетании нескольких сфер жизнедеятельности, значимых для россиянина при конструировании субъективного образа «хорошей жизни».
Главное наблюдение из полученных данных заключается в том, что представления о стандартах «хорошей жизни» у студентов двух групп вузов практически не различаются: на первые места те и другие ставят материальную обеспеченность (76% студентов негосударственных вузов, 78% — государственных), хорошую семью (71 и 70%), здоровье (70 и 71%), хорошую работу (67 и 66%). Одинаково низки альтруистские настроения (жить не для себя, а для людей — 6 и 7%), нет особого намерения иметь власть, занимать высокое положение в обществе (15 и 18%), одинаково слабо в обеих группах представлена замыкающая рейтинг позиция «совсем не работать» (3 и 2%).
Более детальное представление дает выявление позиций по данному вопросу, которые преимущественно выбирают мужчины и женщины. Дифференциация выборов с учетом половых различий и типов вузов дана в таблице 1.
Таблица 1
Ценностные ориентации студентов
(в % к числу опрошенных)
Что для Вас означает «хорошо жить»?
Мужчины
Женщины
Негосударственные вузы Государственные вузы Негосударственные вузы Государственные
вузы
быть материально обеспеченным
иметь хорошую работу
иметь хорошую семью
совсем не работать
иметь власть, занимать высокое положение в обществе
любить и быть любимым
быть здоровым
жить не для себя, а для людей
иметь хорошее образование
чувствовать себя защищенным, в безопасности
быть независимым, свободным
другое 74,5
67,9
70,7
4,9
19,0

43,5
62,0
11,4
22,8
21,7

44,0
3,3 72,2
50,8
58,7
6,3
31,7

44,4
58,7
7,9
17,5
23,0

47,6
2,4 75,7
67,2
71,1
2,7
13,1

63,6
74,3
3,9
19,4
30,6

31,1
2,9 79,6
70,7
73,9
1,2
13,3

72,4
74,6
7,1
14,0
31,5

33,5
2,0

У девушек, обучающихся в негосударственных и государственных вузах, меньше различий между собой. Наиболее заметно расхождение числа выборов по пункту «любить и быть любимым», но и это различие не меняет ранговых позиций показателей. У мужчин заметны различия в ценностных ориентациях на хорошую работу (различие в 17,1%), хорошую семью (различие в 12%): здесь большее число выборов делают студенты негосударственных вузов. Заметна разница и по показателю «иметь власть, занимать высокое положение в обществе», где выбор позиции чаще представлен в ответах студентов государственных вузов (различие в 12,7%). Тем не менее ранговые позиции показателей также принципиально совпадают и в данном случае.
Если гендерные различия до некоторой степени влияют на ранжирование ценностных ориентаций (несовпадение рангов отмечается в отношении 8 ценностных ориентаций из 12), то не обнаруживается существенной разницы между рангами ценностных ориентаций гендерных групп негосударственных и государственных вузов (в отношении мужчин несовпадение рангов отмечается в 4 случаях, в отношении женщин — в 2 случаях, причем расхождения лишь в 2 случаях у мужчин составляют более 1 пункта, у женщин таких случаев нет).
Данный вывод имеет большое значение для анализа контингента обучающихся в государственных и негосударственных высших учебных заведениях, и данные исследования опровергают достаточно широко распространенные в обществе домыслы относительно принципиальной разницы между теми, кто идет в вуз государственный, и теми, кто выбирает негосударственный вуз.
Ценностные ориентации в рассмотренном представлении студентов о том, что значит «хорошо жить», дополняются другими их суждениями, зафиксированными в анкетном опросе.
Существенны в плане анализа ценностных установок студентов являются ответы на вопрос «Как Вы считаете, можно ли сегодня достичь высокого положения в обществе благодаря честному, добросовестному труду?». Здесь проявляется как общая установка на трудовую деятельность, так и представление о допустимости, легитимности различного рода девиаций, отклонений от моральных норм. Положительные ответы интерпретируются как готовность к действию в рамках принятых в обществе моральных норм. Лишь примерно 40% опрошенных в обеих группах декларируют такую готовность, 1/4 часть определились с отрицательным ответом и более 1/3 не сформировали свое мнение. Такая ситуация в целом соответствует состоянию социальной аномии в российском обществе. В сопоставительном плане представляется важным, что по этому индикатору ценностных ориентаций студентов нет решительно никакой разницы между студентами негосударственных и государственных вузов. Небезынтересно то, что в гендерном аспекте есть некоторое различие в ответах студентов двух групп вузов. В группе негосударственных вузов среди студентов-юношей доля положительных ответов возрастает до 56,0% (у девушек — 32,5%), в государственных вузах гендерных различий здесь нет (43,7 и 42,4%), зато в отрицательных ответах картина противоположная: здесь нет различий между позициями юношей и девушек негосударственных вузов (27,2 и 24,5%), зато заметна дистанция в группе государственных вузов: 34,1% юношей и 20,0% девушек считают, что высокого положения в обществе невозможно достичь благодаря честному, добросовестному труду. Иными словами, между юношами первой и второй групп вузов заметно несогласие по этому индикатору ценностных ориентаций: юноши-студенты негосударственных вузов гораздо более позитивно оценивают перспективу честного труда, чем юноши студенты, обучающиеся в государственных вузах. Это обстоятельство не связано с тем, что в первой группе гораздо шире представлены те, кто уже работает и, среди прочего, зарабатывает на образование. Ответы тех, кто работает, по группе негосударственных вузов в целом не отличаются от средних данных, а по группе государственных вузов еще чаще, чем в среднем, являются отрицательными (среди постоянно работающих доля отрицательных ответов достигает 29,3% при среднем показателе 23,3%).
Характеристика студентов государственных вузов, которые считают, что благодаря честному, добросовестному труду высокого положения в обществе достичь невозможно, проясняется в следующем сопоставлении их ответов со средними данными по массиву студентов этой группы вузов (эти средние показатели приводятся в скобках): среди таких студентов больше мужчин — 34,7% (23,6%), по возрасту это чаще 17–19-летние — 62,3% (53,7%), за их обучение чаще платят родители — 33,9% (22,5%) и реже они учатся по бесплатной форме — 58,9% (74,1%), свое материальное положение они реже признают хорошим — 46,0% (52,3%), реже получают стипендию — 28,2% (46,2%), чаще имеют разовые заработки — 38,1% (26,6%), реже могут опереться на помощь родителей — 67,7% (74,5%), но в то же время выбор профессии чаще за них делали родители — 44,4% (33,1%), они реже обнаруживают интерес к учебе — 28,2% (38,6%) и чаще идут в вуз, чтобы получить диплом, — 52,4% (43,3%).
Иными словами, различие по ценностным ориентациям между студентами пролегает не по линии разделения между государственными и негосударственными вузами, а по принципам неконтактных общностей (т. е. в данном контексте — общностей по ценностным основаниям. См.: [9]).
В целом анализ ценностных ориентаций студентов негосударственных и государственных вузов показывает, что здесь нет существенных различий. Из этого обстоятельства, в частности, следует, что образовательные программы в их ценностной составляющей и в первой и во второй группах вузов не нуждаются в существенной корректировке между собой, но требуют внимания как общесоциальная проблема передачи систем гуманитарного знания, паттернов понимания и алгоритмов умений новым поколениям.
Несколько иначе проблема видится в аспекте ориентации на «свой» вуз. Ее сложность состоит в том, что «своим» вузом для студента выступает не тот, в котором он учится, а референтный вуз, который осмысливается как наиболее желательный, престижный, образцовый. Референтным вузом может, конечно, быть и тот, в котором учится данный студент, но нередко вуз, в котором учится тот или иной студент не становится своим по идентификации. Это обстоятельство не обязательно коррелирует с удовлетворенность студенческой жизнью, о чем свидетельствует и наше исследование.
Показатель удовлетворенности студенческой жизнью – один из основных при характеристике морального климата в вузе, но его можно трактовать гораздо более широко – как показатель совпадения определенных фоновых душевных состояний, охватывающих и личные переживания, и влияние внешних факторов. Иначе говоря, высокая либо низкая степень удовлетворенности студенческой жизнью интегрирует в себе макро- и микросоциальные воздействия, а также влияния психологического фона и обстановки в вузе. На представление об удовлетворенности студенческой жизнью может влиять общий настрой – оптимистический или пессимистический, ожидания от будущего, уверенность в себе. Могут влиять и сугубо личностные обстоятельства (влюбленность, одиночество и т. д.).
С учетом того, что наше исследование проводилось в лучших негосударственных и государственных вузах, степень удовлетворенности студентами своим вузом по сумме положительных ответов достигает в негосударственных вузах 76,9%, в государственных – 74,3%, т. е. практически совпадает и является высокой (3/4 студентов выражают позитивное отношение к студенческой жизни). Сумма отрицательных ответов – 16,3% в негосударственных вузах и 19,9% в государственных. В общей массе это фактически равные показатели и при этом относительно низкие, хотя и заставляют обратить на себя внимание (если в лучших государственных вузах страны каждый пятый студент не удовлетворен студенческой жизнью, то какие-то процессы идут, видимо, достаточно напряженно или так воспринимаются частью студентов).
Частью проясняет вопрос учет гендерного аспекта при анализе высказанных респондентами мнений. Среди юношей четче представлена определенность в формулировании позиций. Так, в негосударственных вузах полную удовлетворенность студенческой жизнью выражают 32,1% юношей и 27,1% девушек, а полную неудовлетворенность, соответственно, 8,1 и 4,6%. В государственных вузах разброс еще заметнее: полную удовлетворенность выражают 33,3% юношей и 22,9% девушек, полную неудовлетворенность – 7,1% юношей и 3,2% девушек.
Эти прямые ответы могут быть сопоставлены с общими характеристиками социального настроения студентов в обеих группах вузов. Сходно представление студентов негосударственных и государственных вузов о будущем: с надеждой и оптимизмом в него смотрят 64,4 и 70,2%; спокойно, без особых надежд и иллюзий — 23,8 и 20,5%; относительно малы группы тех, кто смотрит в будущее с тревогой и неуверенностью (8,7 и 5,4) и со страхом и отчаянием (2,5 и 3,6%). В целом исследование показало, что оптимизм обучающихся в вузах (причем, лучших в стране) относительно студенческой жизни не снимает тревоги относительно того, что полученное даже в престижном вузе высшее образование не создаст условий для достижения жизненного успеха.
На фоне этих данных характеристики идентификации студентов со своим вузом выглядят как малосвязанные и находящиеся, можно сказать, в ином пространстве. Главное, что бросается в глаза, состоит в том, что проблема идентификации студента с вузом является значимой как государственных, так и негосударственных вузов. Эта проблема стоит даже перед самыми крупными и самыми авторитетными государственными вузами, и материалы исследования это показывают. Если в государственных вузах (напомним, что речь идет о ведущих университетах страны) почти треть опрошенных считают диплом вуза «средним» по престижности или затрудняются ответить, если примерно столько же не считают, что в их вузе престижно учиться (включая и затруднившихся ответить), то это многозначительные сигналы. Но более противоречивая ситуация обнаруживается в негосударственных вузах.
Хотя студенты негосударственных вузов несколько выше оценивают свой интерес к учебе в вузе, больше удовлетворены и учебой, и условиями обучения, они демонстрируют довольно значительную ориентацию на государственный вуз. Когда 60,6% студентов государственных вузов высказывают мнение, что именно государственный вуз дает более качественную подготовку, то это даже мало (ведь такая оценка выражает не результат проверки наподобие аттестации, а социальные установки и идентичность со своим вузом). Когда 30,5% студентов негосударственных вузов согласны с ними, то это свидетельство того, что идентификация со своим вузом ослаблена. Дифференциацию мнений студентов по этому показателю представляет таблица 2.
Таблица 2
Мнение студентов о качестве образования
в государственных и негосударственных вузах
(в % к числу опрошенных)
Какой вуз – государственный или негосударственный – дает, по Вашему мнению, более качественную подготовку? Негосударственные вузы Государственные
вузы
государственный
негосударственный
в равной степени тот и другой
трудно сказать 30,5
5,5
36,9
25,2 60,6
1,1
16,1
22,5

Еще более отмеченное явление проясняется при ответе на вопрос: «Если бы Вам вновь пришлось поступать в вуз, то какой вуз Вы бы выбрали?». Среди студентов государственных вузов выбрали бы государственный вуз 78%, среди студентов негосударственных вузов негосударственный вуз выбрали бы лишь 10%, а 37% пошли бы поступать в вуз государственный.
Важно подчеркнуть, что речь идет именно об идентификации студентов с вузом, а не о каких-то слабостях самого вуза. Студент негосударственного вуза живет в России, в Москве, где устойчиво негативное общественное мнение о негосударственном секторе образования, где негосударственное — неважно что — есть незаконное, аномальное, подозрительное, ненадежное, преступное. В отношении негосударственных вузов распространяются порочащие слухи, сеется недоверие к ним средствами массовой информации, действительные факты нарушений раздуваются до грандиозных размеров. Кроме того, сам срок существования большинства из этих вузов так мал, что за такое короткое время невозможно обеспечить престиж, сопоставимый со славой ведущих государственных вузов.
Впрочем, исследование проливает свет на те стороны идентификации студентов со своим вузом, которые могут быть взяты под контроль руководителей вузов (и негосударственных, и государственных). В частности, негосударственные вузы вряд ли могут считать неблагоприятное давление внешней среды достаточным объяснением рассматриваемого феномена.
В негосударственных вузах (как и в государственных, разница не велика) обнаруживается низкий уровень включения студентов в общевузовские дела, в студенческое самоуправление, в различные формы деятельности, отражающие корпоративную культуру вуза (или университетскую культуру). В студенческих научных конференциях участвуют лишь четверть студентов негосударственных вузов (24%), примерно столько же в организации праздников и вечеров (27%), в спортивных соревнованиях много меньше — 19%, в работе органов студенческого самоуправления только 16%. В субботниках участвуют лишь 11% студентов негосударственных вузов против 41% — государственных. Анализ показывает, что те, кто вовлечен хотя бы в какие-то совместные действия, хотя бы в организацию дискотек, немного, но все же выше оценивают негосударственные вузы в обобщенных оценках их возможностей давать качественную подготовку. Небезынтересно, в частности, что из тех студентов негосударственных вузов, кто выразил установку на государственный вуз, отмечают наличие у себя в вузе студенческого совета или других органов студенческого самоуправления 46,4%, а из тех, кто признает равные возможности государственного и негосударственного вуза в обеспечении качественной подготовки (это реалистическая позиция с чертами определенной идентичности со своим вузом), — 53,6%. Касается это и ответов относительно наличия команд КВН (соответственно 41 и 57%). Еще раз обратим внимание на то, что речь идет об одних и тех же вузах.
Примерно то же наблюдается в отношении символического капитала вуза — важной части его корпоративной культуры. По указанным только что подгруппам разброс в ответах относительно того, есть ли в вузе свой гимн, достигает 15% (соответственно 25 и 40%), есть ли ритуал посвящения первокурсников в студенты — 16% (44 и 60%) и ритуал прощания с выпускниками — 13% (33 и 46%). Даже в вузах, где развитию корпоративной культуры придается большое значение, немалая часть студентов не знает ее слагаемых.
Вопрос, конечно, не может быть сведен к мерам усиления воспитательной работы в вузе. Нельзя не учитывать, что определенная и немалая часть студентов стремится получить образование всего лишь как пропуск в более состоятельные круги. Работать по специальности, полученной в вузе, намерены 65% студентов негосударственных вузов и еще меньше (54%) — государственных. По 8% тех и других уже сейчас планируют уехать на работу за границу. На этом фоне трудно строить идентичность с вузом.
В расчет следует взять и гендерные различия студенческих оценок. Для нас было неожиданным то, что наиболее критичны к своим негосударственным вузам студентки. Так, считают, что учиться в их вузе престижно, 50% юношей и только 40% девушек. При выборе вуза учитывали, что здесь дают хорошее образование 36% юношей и лишь 23% девушек. Без оговорок интересно учиться в негосударственном вузе 56% юношей и 44% девушек и т. д.
Итак, при всем различии состава студентов государственных и негосударственных вузов их отношение к учебе, базовые ценности, удовлетворенность студенческой жизнью, включенность в жизнь вуза, уровень материальной обеспеченности, представление о перспективах и жизненных планах — имеют сходную конфигурацию. Очевидно, что эта конфигурация определяется особенностями социально-экономического положения, социокультурными процессами, общественными настроениями в стране, а точнее в Москве. Отсутствие разобщенности студентов Москвы из двух групп вузов по тому, как они смотрят на жизнь, на свои перспективы, — серьезный аргумент против противопоставления негосударственных и государственных вузов.
2. Ответы показывают, что нет существенной разницы в оценке своего вуза между студентами негосударственных и государственных вузов по вопросу об условиях получения образования. Нередко эти оценки выше в секторе негосударственного образования. Данная тенденция является долговременной, она отмечена в предыдущих сопоставительных исследованиях мнения студентов негосударственных и государственных вузов, что позволяет отвергать огульные оценки негосударственной подсистемы высшего образования как своего рода обмана потребителя.
3. Студенты негосударственных вузов в меньшей степени идентифицируют себя со своим вузом и сектором негосударственного высшего образования.
Особенности мнения студентов негосударственных и государственных вузов о своих вузах и о своих послевузовских перспективах следует изучать и далее вместе с другой информацией о российских вузах. Это путь к лучшему пониманию вуза как такового, его места и роли в современной российской действительности. Это и путь к более четкому пониманию перспектив развития высшего образования в России. Исследование, на которое мы опирались, дает лишь некоторые темы для дискуссии об образовании. Если это двусторонний процесс, а именно такой вывод должен делаться неизменно из самой сути данного социального института, то и в вопросах содержания образовательных программ и путей их реализации не могут игнорироваться тезаурусы обучаемых. Эти тезаурусы, конечно, подвижны, могут сосуществовать даже в пределах одной личности, но воздействие на них образовательной системы с ее статусно-ролевой и ценностно-нормативной составляющими окажется ослабленным в вузе, где для большинства студентов референтный вуз не совпадает со своим. Следует, по-видимому, признать это обстоятельство существенным среди других факторов, влияющих на качество высшего образования в его реальном выражении.
Литература
1. Ильинский И. М. Образовательная революция. — М.: Изд-во Моск. гуманит.-социальн. академии, 2002.
2. Ильинский И. М. Негосударственные вузы России: кризис идентичности и пути его преодоления. – М.: Социум, 2004.
3. Плаксий С. И. Качество высшего образования. — М.: Нац. ин-т бизнеса, 2003.
4. Запесоцкий А. С. Образование: философия, культурология, политика. — М.: Наука, 2002.
5. Луков В. А. Тезаурологическая концепция молодежи // Социологический сборник. Вып. 5 /Ин-т молодежи; Под общ. ред. В. А. Лукова. — М.: Социум, 1999. — С. 8–23.
6. Луков В. А. Тезаурусная концепция социализации // Дискурс: Социол. студия. Вып. 2: Социальная структура, социальные институты и процессы /Под общ. ред. В. А. Лукова. — М.: Социум, 2002. — С. 8–19.
7. Kowalowa A., Łukow W. Socjologia młodzieży. — Szczecin: WSH TWP, 2003.
8. «Хорошее общество»: Социальное конструирование приемлемого для жизни общества /Ин-т философии РАН; Отв. ред. В. Г. Федотова. — М., 2003. — 182 с.
9. Луков В. А. Читательская аудитория как неконтактная социокультурная общность: (По материалам исследования читательской аудитории журнала «Смена» // Социологический сборник. Вып. 4 /Ин-т молодежи; Под общ. ред. А. И. Ковалевой, В. А. Лукова. — М.: Социум, 1998. — С. 24–36.


Автор:
Луков Валерий Андреевич, доктор философских наук, профессор, заместитель ректора Московского гуманитарного университета по научно-исследовательской работе, директор Института гуманитарных исследований, академик Международной академии наук (IAS) и Международной академии наук педагогического образования. E-mail: v-lukov@list.ru

Опубликовано 05 ноября 2004 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.


Ваше мнение?


Загрузка...