Научная библиотека PORTALUS

Библиотека ПОРТАЛУС - крупнейшей собрание научных текстов России

Похожие статьи:
!!!

Календарь \ в этом месяце:
Январь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
 01
02030405060708
09101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 


ПЕДАГОГИКА новое | RSS


Главная ПЕДАГОГИКА Три фактора образования в России конца ХХ века

Три фактора образования в России конца ХХ века

Дата публикации: 01 сентября 2016
Автор: ЛЕОНИД КОСТЮКОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ПЕДАГОГИКА
Источник: (c) Русский телеграф, 03-28-98
Номер публикации: №1472746012 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


ЛЕОНИД КОСТЮКОВ, (c)

найти другие работы автора


Существует стойкий миф о советской школе. В центре его -- типовое казарменное здание с начинкой, средней между иезуитским монастырем и коммуной с беспризорниками. Основой взаимоотношений между учителем и учеником считается ханжество, то есть оба оперируют знаковыми конструкциями, очевидно, лишенными смысла; наиболее одаренные в этом искусстве выходят в первые ученики . По коридорам неспешно курсируют ненавидящие детей завучи с белыми высокими прическами. В туалетах и дворах процветают хулиганство, курение и прочий разврат.

В этот миф свято верят те, чей собственный десятилетний опыт подтвердил его полностью или в нескольких ярких деталях. Интереснее, что в него верят и те, кто обожает свои школы, не пропускает ни одного юбилея и приводит собственных детей к своим же постаревшим учителям. Они охотно принимают кусок своей жизни за исключение -- тем более что это одно из ключевых понятий совокупного школьного курса.

Нормальный российский гражданин, не связавший свою жизнь с делом всеобщего среднего образования, сталкивается со школой дважды -- как ученик и как родитель. За двадцать лет реалии не могут не измениться, кроме того, слишком различен ракурс. Понятие о школе вообще трещит по швам, но все же не рвется. И, пожалуй, главное впечатление практикующего во многих школах учителя -- это разнообразие их жизненных и образовательных укладов. Школа оказывается таким же полым, необязательным словом, как, например, семья или жена. Я сам учился в трех школах, мои дети -- в пяти. Еще в восьми мне пришлось преподавать, в среднем в трех одновременно.

Я видел, как ученики говорили учителю: "Вы должны нам урок. Мы могли бы остаться завтра после трех. Расскажите нам о Ходасевиче". Я видел, как учительницу уволили из школы за подозрение в том, что она ведьма. Я слышал об учителе географии, которого малейшее незнание школьников приводило в неистовство, и он швырял учебник вдоль среднего ряда примерно в тридцати сантиметрах над партами, а опытные ученики роняли головы на столы и прикрывали их сверху руками, как при аварийной посадке самолета. Я лично посещал уроки одной учительницы, которые выглядели как образцовые, даже как пародия на образцовые -- и по ответам, и по дисциплине. Однако это были нормальные будничные уроки, просто очень хорошие. Я понял, более того -- увидел собственными глазами, что школа есть только место встречи старшего с младшими, и она лишена врожденных достоинств и недостатков. Урок каждый раз возникает как результат общения учителя с классом по поводу фрагмента программы, и урок непохож на урок. Миф оказался уязвим в главном пункте -- в единообразии. И не так-то легко получилось выделить все же типические черты, сквозные для всех наших школ. Как обычно в подобных случаях, они нашлись на самом видном месте.

Во-первых, школа есть организация более социальная, нежели образовательная. Это место, где подросшие дети находятся под присмотром взрослых, пока их родители работают, пролонгированный детский сад, и поэтому бессмысленны образовательные проекты, направленные на сжатие курсов. Да, можно обучить грамотному письму за полгода, но задача именно в том, чтобы растянуть курс русского языка на девять лет и не окончательно истребить при этом ясность и интерес к предмету. Это -- безо всякой иронии, голая логика факта.

Во-вторых, пока учителю мало платят, его вакансия неконкурентна и он абсолютно свободен. Этим, в частности, определяется его относительно слабый интерес к реформе образования: он все равно поступит, как захочет. Его привели в школу какие-то соображения, вероятно, идеального порядка -- они и руководят его действиями. (Это, в первую очередь, относится к новому поколению "ситуативных" учителей, то есть людей, имеющих опыт иной работы.) А если учесть, что идеалы у каждого свои, то опять вместо единообразия мы имеем отражение общественной жизни, такое же зыбкое и противоречивое, как оригинал.

В-третьих, школа находится в поле бюрократической системы, мало изменившейся со времен советской власти, потому что основа ее не идеологична. Для того, чтобы иметь возможность раз в двадцать лет провести в жизнь действительно нужное централизованное изменение среднего образования, надо сохранять готовый механизм такого проведения. Механизм -- это конкретные люди, чиновники (мы не вкладываем в это слово отрицательного смысла). Им надо непрерывно отрабатывать свой хлеб. Поэтому они объявляют субботу то учебным днем, то выходным, периодически изменяют протяженность урока в начальной школе, варьируют расчасовку и т.п. Естественно, сама школа выработала иммунитет к этой бюрократической лихорадке и в основном поступает так, как хочет директор -- или педагоги, или родители. А кто ее накажет? Например, во многих московских школах "не блюдут субботу", несмотря на директиву министерства.

Вывод, собственно, один. Для сегодняшнего учителя нет школы -- некоего монстра, к вымороченной реальности которого надо приспосабливаться или с которым надо бороться насмерть. Есть ученики -- наши, как ни банально это звучит, дети, и наладить с ними контакт -- насущная человеческая задача. Есть обязательства перед культурой -- при всей широте толкования этой фразы. И есть абсолютно непрошибаемые данности, типа периода взросления или ситуации в стране. Остальное -- вопрос желания и умения.

Опубликовано 01 сентября 2016 года


Система Orphus


Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

ЛЕОНИД КОСТЮКОВ, Три фактора образования в России конца ХХ века [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 01 сентября 2016. - Режим доступа: http://www.portalus.ru/modules/pedagogics/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1472746012&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 23.01.2017.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

ЛЕОНИД КОСТЮКОВ, Три фактора образования в России конца ХХ века // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 01 сентября 2016. URL: http://www.portalus.ru/modules/pedagogics/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1472746012&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 23.01.2017).

Найденный поисковой машиной PORTALUS.RU оригинал публикации (предполагаемый источник):

ЛЕОНИД КОСТЮКОВ, Три фактора образования в России конца ХХ века / Русский телеграф, 03-28-98.

наверх

Автору публикации:


Распечатать публикацию (версия для печати)

© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Ваше мнение о публикации?

World Library

Проект для детей старше 12 лет!

Научная цифровая библиотека Порталус: опубликовать статью, опубликовать исследование, опубликовать книгу

 

 
РЕКЛАМА: узнать расценки на рекламу
ТЕХПОДДЕРЖКА ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ: eewc@yandex.ru
АВТОРАМ, ДЕЯТЕЛЯМ НАУКИ: регистрация, статистика публикаций
Copyright @ 2004-2017, Научная цифровая библиотека "Порталус". Все права защищены.