Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ФИЛОСОФИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 20.06.18

Рецензии. И. Н. ОСИНОВСКИЙ. ТОМАС МОР: УТОПИЧЕСКИЙ КОММУНИЗМ, ГУМАНИЗМ, РЕФОРМАЦИЯ

Дата публикации: 11 февраля 2018
Автор: И. Н. НЕМАНОВ
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: ФИЛОСОФИЯ
Номер публикации: №1518356122 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


И. Н. НЕМАНОВ, (c)

найти другие работы автора

М. Изд-во "Наука". 1978. 326 стр. Тираж 5600. Цена 1 руб. 70 коп.

Создание отвечающего требованиям современности исследования о жизни и творчестве Томаса Мора, несомненно, одна из назревших задач, выдвинутых состоянием изучения истории социалистических идей. В связи с особым местом Мора в истории социалистической мысли от успешного решения этой задачи во многом зависит более глубокое осмысление таких важнейших проблем, как общая периодизация истории домарксова социализма, различие его конкретно-исторических форм, не говоря уже о более частных вопросах1 . Кроме того, существуют соображения более широкого плана. Имя Мора, одного из титанов Возрождения, гуманиста, политика, поэта, историка, прочно утвердилось в истории человечества, а его знаменитая "Утопия" не утратила притягательной силы пророчества и источника веры в будущее для одних, страха перед этим будущим - для других. Между тем феномен Мора далеко не исчерпан и не объяснен. Множится и литература о нем. Не утихают битвы вокруг его идейного наследия. Международная "Ассоциация друзей Томаса Мора" выпустила десятки номеров специального издания "Moreana". Выходит 16-томное собрание сочинений Мора. В 1978 г. мировая общественность широко отметила


1 См. подробнее А. И. Володин. Утопия и история. Некоторые проблемы изучения домарксистского социализма. М. 1976.

стр. 144


500-летие со дня его рождения. Вот почему появление рецензируемого исследования нельзя не признать актуальным и в научном и в общественно-политическом отношении.

Автор, старший научный сотрудник Института всеобщей истории АН СССР, кандидат исторических наук И. Н. Осиновский поставил перед собой задачу: рассмотреть в связи с социально-экономическими и политическими коллизиями эпохи так называемого первоначального накопления и идейной борьбой первой трети XVI в. в Англии все три аспекта мировоззрения Мора: гуманизм, утопический социализм, отношение к Реформации. Монография освещает также эволюцию гуманистических тенденций периода Реформации и идейную борьбу между гуманистами эразмианского направления и реформаторами. Автор привлек и проанализировал обширный круг источников, значительная часть которых впервые вводится в марксистскую историографию.

Вся книга пронизана полемикой, острие которой направлено в первую очередь против современных буржуазных историков, готовых признать за "Утопией" определенное место в истории общественной мысли, но только в плане эволюции христианско-этических идеалов (Э. Суртц, Дж. Хекстер). Эта версия возникла как следствие провала попыток игнорировать либо откровенно дискредитировать "Утопию", коренившихся в конфессиональных оценках и антикоммунизме. В споре с идейными противниками И. Н. Осиновский широко развертывает научную аргументацию, основанную на марксистско- ленинской методологии, тщательном учете достижений отечественной и зарубежной историографии и результатов новейших текстологических изысканий, в которые вносит существенный вклад.

В монографии прослежен сложный путь формирования мировоззрения Мора. Автор вскрывает диалектику взаимодействия в сознании и творчестве Мора идейного материала трех эпох: античности, средневековья, Возрождения. Прослежена в книге христианско- католическая традиция, усвоенная Мором в результате воспитания и усердных занятий теологией на раннем этапе жизни (вселенский подход к осмыслению общественного бытия, восприятие мира как разделенного на реальный и идеальный), а также античная традиция, в особенности наследие Платона и Аристотеля. Последняя стала для него школой свободомыслия и рационализма. Нормы римского права имели для Мора как юриста и государственного деятеля особое значение. Реалии греко-римской цивилизации послужили в преобразованном виде строительным материалом для "Утопии".

Но решающую роль сыграло другое. И. Н. Осиновский устанавливает бесспорную оригинальность Мора как мыслителя, критически осмыслившего проблемы современности, требовавшие радикальных решений. Идейный материал, усвоенный Мором из источников, восходивших к предшествующим эпохам, претерпел глубочайшее качественное преобразование под влиянием современных Мору социально- экономических и политических отношений, общественной мысли Англии и Европы. Классические формы Возрождения тогда уже разлагались. Индивидуализм, разросшийся на почве гуманизма, угрожал его собственным исходным ценностям. А католицизм, сковывавший национальные порывы, разъедаемый корыстью, утрачивал в глазах верующих право быть посредником между богом и людьми, переживал кризис своей вселенской организации. Стремление вернуть церковь, государство, общество к синтезированным исходным ценностям гуманизма и христианства определило характер северного, так называемого "христианского гуманизма". Его представители в Англии Дж. Колет, У, Гроцин, Т. Линакр стали учителями и наставниками Мора. Близкими к этим идеям были воззрения друга и соратника Мора, вождя европейского гуманизма Эразма Роттердамского и повлиявших на Мора итальянских неоплатоников.

Мор вскоре превзошел своих учителей и наставников. Он, как справедливо подчеркивает И. Н. Осиновский, стал выразителем радикального направления в гуманизме XVI в., срывавшего покровы с отношений эксплуатации. Начало массовых огораживаний побудило Мора к переосмыслению проблемы социальной справедливости, обычно интерпретировавшейся гуманистами лишь в индивидуалистическом плане. Высшим воплощением несправедливости предстало положение трудящихся - жертв так называемого первоначального накопления. Так, богатый горожанин по рождению, католик по воспитанию, один из членов феодальной иерархии по официальному положению, Мор объективно стал выразителем "антагонизма между

стр. 145


предпролетариатом и формирующимся классом буржуазии" (стр. 136). Переосмысление коренных проблем общественного бытия с этих позиций превратило Мора в коммуниста- утописта. "В "Утопии" Мора гуманистическая мысль достигает апогея в исследовании и историческом объяснении основных социально-экономических и политических проблем своего времени, превращаясь в качественно новое явление - утопический коммунизм. Буржуазный индивидуализм, присущий гуманизму, уступает место идеалу коммунистической общности, отражавшему настроения предпролетариата, самой радикальной части тогдашнего общества" (стр. 6 - 7).

Логику движения Мора к "Утопии" И. Н. Осиновский раскрывает путем тщательного разбора литературного творчества Мора, в особенности эпиграмм и "Истории Ричарда III", литературных источников и творческой истории "Утопии". Идеал, выраженный в "Утопии", был продуктом нравственных исканий Мора, его сокровенных помыслов, художественной интуиции, чем-то предвосхищавшей Шекспира2 . Книга "сразу же поставила Мора в центр внимания всей просвещенной Европы" (стр. 134).

Детальный анализ "Утопии" (гл. 3) составляет ядро книги. Отсутствие частной собственности на орудия и средства производства, общественный характер производства, обязательное участие всех в труде и равный доступ к общественному богатству, исключение из жизни сообщества любых проявлений паразитизма, преодоление противоположности между городом и деревней, всеобщий характер образования, распределение по потребностям на основе изобилия материальных благ, счастье всех и каждого как высшая цель общественного бытия, миролюбие - все это непреложные доказательства того, что "Утопия" воплощала идеал бесклассового общества свободных от эксплуатации тружеников (см. стр. 168). И. Н. Осиновский обстоятельно раскрывает как антифеодальную, так и антибуржуазную направленность воззрений Мора. "Мор как коммунист-утопист смотрел далеко вперед, а не назад" (стр. 194). Величайшую историческую заслугу его исследователь видит в провозглашении принципиально новых производственных отношений. Опираясь на результаты изысканий А. Э. Штекли, он показывает, сколь своеобразным было у Мора отношение к труду. Убедительно опровергается версия Чемберса о том, что "Утопия" - колыбель корпоративистско- тоталитаристской идеи.

Тысячелетиями передовая мысль искала возможность покончить с антагонизмами, порождаемыми частной собственностью и разделением общества на классы. С появлением "Утопии" эти поиски вступили в новый этап: стали обособляться от других форм интеллектуальной деятельности, обретать самостоятельное историческое бытие, выявлять собственные закономерности развития как особое направление общественной мысли. Все это позволяет считать Мора родоначальником особой стадии в развитии социалистических идей. В монографии это особое место "Утопии" в поступательном движении "от коммунизма средних веков к научному социализму XIX и XX столетий" (стр. 142) получает глубокое, развернутое конкретно-историческое обоснование. Исследование логически завершается анализом нисходящей стадии развития мировоззрения Мора и всего эразмианского направления.

Недооценка развития производительных сил, общая абсолютизация духовного в ущерб материальному, сохранение рабства как карательного института, нетерпимость к атеизму (при свободе вероисповеданий), противопоставление замкнутой общности утопийцев всему остальному миру (при одновременной готовности помочь страждующим), иллюзорные воззрения о путях преобразования общества - таковы некоторые черты "Утопии", отразившие непреодоленность отдельных тенденций, восходящих к ее источникам, историческую ограниченность мышления Мора, определявшиеся социальной природой гуманизма. Эти черты разрастаются под влиянием меняющейся исторической обстановки. Перед лицом Реформации и Крестьянской войны в Германии - событий, находившихся в полном противоречии с их общественным идеалом, Мор и эразмианская школа упорно отстаивали свои ограниченные представления. Это неизбежно повлекло движение вспять, вплоть до превращения их гуманизма в свою противоположность - в "католический иезуитизм". Метаморфозу, о которой Ф. Энгельс писал как о ярчайшем примере диалектики в истории3 , И. Н. Осиновский тщательно исследует на материале


2 См. М. А. Барг. Шекспир и история. М. 1976 (изд. 2. М. 1979).

3 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 22, стр. 21 - 22.

стр. 146


полемики Мора и эразмианцев с М. Лютером (гл. 4) и с английскими реформаторами (гл. 5). Как вытекает из исследования, Мор и эразмианцы обрушились на Лютера (что сделало их временными союзниками Генриха VIII), а позже на его английских единомышленников У. Тиндела, Р. Барнза, С. Фиша, Дж. Фриша за действительные и мнимые революционные потенции их проповеди. Бросается в глаза, что аргументация Мора и эразмианцев предвосхитила не только контрреформацию, на что указывает автор, но и аргументы Э. Берка против Французской революции XVIII века4 . Но Мор не принял и тюдоровской реформации сверху как чреватой деспотизмом. Именно это привело его на плаху.

В этой драматической ситуации, как показывает автор, поражает цельность личности Мора, продолжавшего убежденно отстаивать идеи социальной справедливости, устои государственности, общественного бытия, цивилизации, единство человеческого рода. Это во многом та позиция, которая в иной исторической обстановке сделала его автором "Утопии". Однако, полагая, что время "Утопии" далеко не пришло, стремясь обрести опору для осуществления желаемого в наличном мире, Мор наделяет некоторыми атрибутами своего идеала само христианство. Это трагическая иллюзия, к которой в иных вариантах приходили и другие социалисты-утописты. Интересно и другое. Взгляды Мора как автора "Утопии" и Лютера как зачинателя Реформации объективно не были антагонистичными. Они отразили исторически обусловленное противоречие целей и средств освободительной борьбы масс той эпохи. Можно было бы указать на некоторую композиционную рыхлость отдельных глав книги. Более четкое выявление диалектического единства противоположностей, присущих гуманизму и утопическому социализму, несомненно, облегчило бы восприятие читателем позиции, занятой Мором и эразмианцами в полемике против Лютера и реформаторов, что придало бы исследованию большую цельность. Однако эти замечания не могут изменить главного вывода. Синтетическое исследование, проведенное И. Н. Осиновским, отвечает современным требованиям изучения как творчества Томаса Мора и его эпохи, так и истории домарксова социализма в целом.


4 См. Г. С. Волкова. Эдмунд Берк в оценке англо-американской буржуазной историографии. "Вопросы истории", 1975, N 2.

Опубликовано 11 февраля 2018 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?