Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ПОЛИТОЛОГИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 28.06.17

О. ФЕЛЬДБЕК. ДАТСКАЯ ПОЛИТИКА НЕЙТРАЛИТЕТА ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ 1778 - 1783 ГГ.; Г. НЁРРЕГОР. ДАНИЯ МЕЖДУ ВОСТОКОМ И ЗАПАДОМ. 1824 - 1839

Дата публикации: 10 февраля 2017
Автор: А. С. КАН, В. В. РОГИНСКИЙ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ПОЛИТОЛОГИЯ
Источник: (c) Вопросы истории, № 8, Август 1972, C. 179-182
Номер публикации: №1486681293 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. С. КАН, В. В. РОГИНСКИЙ, (c)

найти другие работы автора

O. FELDBAEK. Dansk neutralitetspolitik under krigen 1778 - 1783. Studier i regeringens prioritering af politiske og okonomiske interesser. Kobenhavns Universitet Institut for okonomisk historie. Publication N 2. Kobenhavn. 1971. 212 s. G. NORREGARD. Danmark mellem ost og vest 1824 - 1839. "Gyldendal". Kobenhavn. 1969. 309 s.

 

В обширной датской научной литературе до сих пор отсутствует сводная внешнеполитическая история Дании. Тем не менее в последние годы среди датских историков заметно возрос интерес к этим сюжетам. Достигнутые научные результаты обогащают представления как об истории международных отношений в целом, так и об истории датско-русских отношений, в частности. Сказанное относится и к рецензируемым трудам. Первый из них принадлежит доценту Копенгагенского университета доктору Оле Фельдбеку. Он посвящен периоду американской войны за независимость и ее влиянию на отношения между западноевропейскими державами, а также первой Лиге вооруженного нейтралитета1. В комплексном - историко-экономическом и историко- дипломатическом - исследовании Фельдбека прослежено соотношение политических и экономических факторов, их влияние на правительственный курс Дании в 1778 - 1783 годах. В центре внимания автора - экономическая подоплека датской внешней политики. Это вполне оправданно, поскольку чисто дипломатическая история Дании для рубежа 70- х - 80-х годов XVIII в. была разработана Э. Хольмом и О. Фриисом еще в XIX веке. Задача Фельдбека облегчалась также наличием фундаментальной монографии И. Мадариага об англо-русских отношениях времен первого вооруженного нейтралитета, положительно оцененной в советской печати2.

 

Работа Фельдбека основана преимущественно на неопубликованном материале: документах дипломатического и хозяйственного характера из датского и британского государственных архивов, в меньшей мере из датских частных фондов. Русских материалов Фельдбек не использовал, ссылаясь на незнание языка. Такое объяснение, однако, не вполне удовлетворительно: во-первых, основная часть русской дипломатической переписки велась тогда на западноевропейских языках; во-вторых, автор весьма скупо привлек и доступную ему датскую переписку с российским правительством. Соответственно датско-английские отношения разработаны гораздо основательнее датско-русских, что, однако, не мешает автору подчеркивать первостепенное значение для Дании ее союза 1773 г. с Россией как краеугольного камня и постоянно действующего фактора во всей внешней политике датского правительства (стр. 15).

 

Будучи зависимым от русской поддержки в случае шведских посягательств на Норвегию, принадлежавшую тогда Дании, копенгагенское правительство придерживалось в отношении России весьма пассивной позиции и всю свою активность направляло на отношения с другими государствами, в первую очередь с Англией, стремясь полностью использовать в интересах господствующего класса своей страны конъюнктуру военного времени. Фельдбек отмечает, что датский нейтралитет в войне 1778 - 1783 гг. принес торговой буржуазии, судовладельцам и правящей верхушке Дании баснословные барыши, наибольшие за все случаи датского нейтралитета в войнах XVIII века. За 1777 - 1782 гг. торговый тоннаж Датско-Норвежского государства и герцогств Шлезвиг-Гольштейн удвоился (стр. 143). В связи с этим датское правительство стремилось не допустить чрезмерного обострения своих отношений с ведущей морской державой - Англией, что весьма убедительно показано автором (стр. 79). Отсюда вытекала и несовместимость датских интересов с коллективными мероприятиями держав в поддержку принципов декларации Екатерины II о вооруженном нейтралитете. Уже зная содержание предстоящей русско-датской конвенции (текст ее определялся в Петербурге), датское правительство перед самым ее подписанием заключило 4 июля 1780 года конвенцию с Лондоном, по которой заранее

 

 

1 См. Н. Н. Болховитинов. Становление русско-американских отношений. М. 1966; О. П. Маркова. О нейтральной системе и франко-русских отношениях (вторая половина XVIII в.). "История СССР", 1970, N 6.

2 См. I. de Madariaga. Britain, Russia and the Armed Neutrality of 1780. N. Y. 1962; рецензия Н. Н. Болховитинова на эту книгу: "История СССР", 1964, N 1.

 

стр. 179

 

 

обязалось не настаивать на принципе "нейтральное судно - нейтральный груз", считать военной контрабандой материалы для кораблестроения (то есть главные предметы российского экспорта) и не перевозить товары противников Англии. Взамен, пишет Фельдбек, датчане добились исключения из понятия "военная контрабанда" продовольствия, которое было главным предметом их экспорта и морских перевозок, в том числе на самом "злачном поле" своей торговли - в Вест-Индии (стр. 78 - 82).

 

Фельдбек хорошо раскрывает двойственное отношение датского правительства к русско- датской конвенции о взаимной помощи от 9 июля 1780 г., которая сама по себе была выгодна датчанам (стр. 81). Датский военно-морской флот получил в июле 1780 г. тайный приказ защищать русские берега и русские торговые суда от нападения воюющих держав, но всячески избегать совместных действий с другими участниками Лиги вооруженного нейтралитета (стр. 68). Нейтральная в войне между западными державами, Дания хотела, таким образом, остаться союзником нейтральной России, но союзником единственным. Такими же по смыслу были более ранние ответные предложения датского министра иностранных дел А. П. Бернсторфа русскому правительству в его известной ноте от 28 сентября 1778 г., куда вошли и пять известных принципов нейтралитета на море, впоследствии легшие в основу российской декларации от 10 марта (28 февраля) 1780 г. (стр. 39, 77). Вместе с тем Фельдбек подчеркивает, что наличие за спиной Дании Лиги вооруженного нейтралитета и в особенности положение Дании как постоянного союзника России заставляли англичан еще больше идти навстречу датским интересам (стр. 71, 74, 138).

 

Можно согласиться с автором в том, что дворянско-бюрократическое правительство тогдашней Дании в своей западной политике - и по отношению к Англии прежде всего - шло на серьезный политический риск ради достижения экономических, коммерческих целей. Терпение "владычицы морей" подвергалось - особенно в 1781 - 1782 гг. - серьезному испытанию, когда торговый флот ее нового врага, Нидерландов, широко пользовался датским нейтральным флагом, так же как и подданные противников Британии в Вест-Индии (стр. 138 - 139, 120 - 121). Значительно осторожнее вели себя датские власти с Россией, противореча ей только по второстепенным вопросам (стр. 136). В итоге датское правительство полностью использовало выгоды нейтралитета, для чего решающим условием явилось, как это достаточно убедительно показывает автор, ослабление Англии в годы американской революции (стр. 142 - 143). Можно добавить, что не последним условием сказочных барышей, полученных датчанами, была демонстративная защита прав нейтральных стран авторитетом России.

 

Книга содержит свежий материал для анализа истории первого вооруженного нейтралитета. Значение его в смысле нажима на Англию и облегчения борьбы за свободу американских колоний бесспорно, как и то видное место, которое занимает декларация Екатерины II в истории международного права3, хотя отсюда, конечно, не следует, будто Лига вооруженного нейтралитета на самом деле предпринимала какие- либо серьезные действия и будто в морских войнах последующего времени права нейтральных стран действительно соблюдались. С другой стороны, книга показывает, насколько тесным было переплетение интересов датской торговой и судовладельческой буржуазии и абсолютистского государства, насколько высокой была степень обуржуазивания торговой, таможенной, кредитно-финансовой политики датского правительства в 1780-х годах. Это помогает понять, почему спустя короткое время в датской деревне столь решительно были отменены крепостнические и общинные порядки.

 

Вторая из рецензируемых книг рассматривает внешнюю политику Дании при том же режиме, но полвека спустя, в пору Священного союза, когда Дания постепенно преодолевала последствия своего поражения в наполеоновских войнах и экономический застой, когда происходило политическое пробуждение датчан под влиянием европейских революционных событий. Автор - Георг Нёррегор - известный историк старшего поколения, профессор Орхусского университета - продолжает свое многолетнее исследование датской внешней политики по окончании наполеоновских войн4. Его книга более описательна и менее проблемна, чем работа Фельдбека, однако и в

 

 

3 Ср. малоизвестную обобщающую статью: R. Lindgren. The League of Armed Neutrality. "Scandinavian Studies" (Seattle). 1965.

4 G. Norregard. Efterkrigsar i dansk udenrigspolitik. 1915 - 24. Kobenhavn. 1960; См. рецензию на эту книгу: "Вопросы истории" 1, N 4.

 

стр. 180

 

 

ней удачно сочетаются дипломатический и внешнеторговый аспекты.

 

Монография написана почти исключительно на материалах нескольких европейских государственных архивов. Широко использованы и русские дипломатические донесения из АВПР (в фотокопиях). Автор сумел достаточно разносторонне показать внешнеполитическую деятельность короля Фредерика VI и его советников в последний период его долгого царствования (1808 - 1839 гг.). В поле зрения исследователя оказались также отношения Дании с государствами Ближнего Востока и Латинской Америки.

 

Исходным рубежом для своего нового исследования Нёррегор справедливо избрал 1824 г., когда сошел со сцены министр иностранных дел и крупный государственный деятель Н. Розенкранц, а вместе с тем был окончательно разрешен затяжной спор об экономических расчетах с отделенной в 1814 г. от Дании Норвегией. И для нового периода в истории международных отношений было характерно настоятельное стремление датских правителей избегать международных конфликтов и лавировать между Россией как сильнейшим государством континента и Великобританией как основным своим торговым партнером и ведущей морской державой. Отсюда заинтересованность в согласии между великими державами Востока и Запада Европы, в первую очередь - между Россией и Англией. Не случайно вторая половина 20-х годов XIX в., время сближения России с Англией и Францией, была особенно благоприятна для. датской внешней политики. В 1824 г. была заключена первая после 1780 г. торговая конвенция с Англией (стр. 17 и сл.), в 1826 г. - конвенция с США (стр. 27 и сл.), а затем с некоторыми молодыми государствами Латинской Америки, отношения с которыми были важны для Дании из-за наличия у нее вест-индских колоний. При русском посредничестве в самый канун Наваринской битвы 1827 г. был заключен договор о торговле и судоходстве с Турцией, обеспечивший беспрепятственный доступ датских торговых судов в Черное море (стр. 55 и сл.).

 

Материал, собранный Нёррегором, свидетельствует о росте внешних и внутриполитических затруднений датского правительства в 30-х годах XIX в. в связи с распространением революционных движений (с точки зрения дальнейшего хода событий самым опасным было немецкое национально-либеральное движение в герцогствах), обострением взаимоотношений великих держав из-за восточного вопроса, наконец, по мере обострения вопроса о датском престолонаследии (стр. 135 и сл.), сыгравшего немалую роль в европейской политике 40 - 50-х годов XIX века5. Нёррегор преодолевает односторонность и узость традиционной западной истории дипломатии, присущую и его прошлым работам. В данной книге изложение внешнеполитических событий переплетено с освещением внутренних дел, а история дипломатии дополнена показом иных международных - торговых и идейно-политических - связей. Отдельная глава отведена датским откликам, правительственным и общественным, на революционные события 1830 - 1831 гг. во Франции, Бельгии, Польше (стр. 17 и сл.)6.

 

Нёррегор пытается показать и объяснить внешнеполитические симпатии разных кругов датского общества. Король Фредерик с его бесцветными министрами, высшие чиновники и аристократы были солидарны с монархами Австрии, Пруссии и в особенности России, видя в них оплот собственного самодержавия. Буржуазное же общественное мнение все откровеннее тянулось к конституционной промышленной Англии, игравшей первостепенную роль в развитии датского капитализма (стр. 276 и др.). В 30-х годах, когда опять обострился конфликт между западными державами и Россией, вновь четко проявилось стремление Дании к нейтралитету. В разгар англо-русского конфликта 1834 г. датский посланник в Лондоне заявил Пальмерстону, что Дания будет соблюдать строжайший нейтралитет в случае войны, и вручил вербальную ноту7. Изложение истории "тихого" периода 1824 - 1839 гг. автор заканчивает следующими словами: "Дания находилась между мощными блоками, и датчане "пригнулись" (стр. 282).

 

Нельзя, однако, согласиться с утверждением Нёррегора, будто во внешнеполитическом плане для датской монархии решающую роль сыграла в конечном счете Англия

 

 

5 Ср. Л. К. Роотс, Шлезвиг-гольштинский вопрос и политика европейских держав в 1863 - 1864 годах. Таллин. 1957.

6 Любопытны и предшествующие страницы, на которых описано смятение датского правительства при вести о междуцарствии и восстании декабристов в России (стр. 109 - 112).

7 См. А. С. Кан. Нейтралистские традиции во внешней политике скандинавских государств. "Новая и новейшая история", 1962, N 4.

 

стр. 181

 

 

(стр. 285). Это верно, если говорить о хозяйстве страны, ее связях с заокеанскими колониями. Для конца XVIII в., как показал О. Фельдбек, основой национальной безопасности Дании был ее союз с Россией. В период же, рассматриваемый Нёррегором, никто реально не угрожал существованию Датской монархии, но в критический момент середины XIX в. именно вмешательство России спасло ее от полного распада.

 

В целом обе книги говорят об определенных успехах датской историографии в изучений внешнеполитической истории своей страны.

Опубликовано 10 февраля 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?