Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ПОЛИТОЛОГИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 20.09.18


КТО И КАК СТАЖИРУЕТ БУДУЩИХ ПРЕЗИДЕНТОВ США

Дата публикации: 11 февраля 2018
Автор: Р. С. ОВИННИКОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ПОЛИТОЛОГИЯ
Номер публикации: №1518354896 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Р. С. ОВИННИКОВ, (c)

найти другие работы автора

За треть века, минувшую после второй мировой войны, в США на посту президента находились семь человек. Хотя все они до того, как заняли место в Белом доме, имели тот или иной опыт во внутриполитической жизни страны, их внешнеполитический багаж был, как правило, куда более скудным. Трое из них - Г. Трумэн, Л. Джонсон, Р. Никсон - обладали некоторыми практическими навыками во внешнеполитической области, приобретенными ими в качестве вице-президентов. Впрочем, что касается взаимоотношений с иностранными государствами, то вице-президентам США традиционно приходится ограничиваться в основном представительскими, а порой чисто церемониальными функциями. Двое других - Дж. Кеннеди и Дж. Форд - как бывшие конгрессмены (первый - в качестве сенатора от штата Массачусетс, второй - как член палаты представителей от одного из округов в штате Мичиган) имели лишь общее представление о конкретных методах "большой политики" США на международной арене. Наконец, еще двое - профессиональный военный Д. Эйзенхауэр и провинциальный деятель, бывший губернатор штата Джорджия Дж. Картер - практически были новичками во внешнеполитической сфере. Тем не менее факт, что все они уже через два с половиной месяца после своего избрания (примерный срок, проходящий в США между президентскими выборами и вступлением нового президента в должность) брали на себя руководство внешнеполитическим курсом американского государственного корабля. Каким же образом они готовились к этому?

Ответ на этот вопрос состоит в том, что в США сложилась отработанная десятилетиями система своего рода предварительной стажировки кандидатов в президенты во внешнеполитической области, заблаговременной подготовки для них идей и людей, от которых кандидату неразумно, да и нельзя отказываться. Функционирование этой системы менее заметно в годы, когда речь идет о переизбрании президентом того же лица или об оставлении у власти на следующий срок той же партии, но с новым президентом. В таких случаях у новоизбранного имеется накатанная внешнеполитическая колея, которой он в основном следует, и подготовленный состав высших правительственных чиновников, унаследованных от предыдущей администрации. И тогда кажется, что "делание" внешней политики, как и политики вообще, - это исключительная функция профессионалов-бюрократов на высших правительственных постах, которые ни от кого не зависят. Куда более показательны рубежи, на которых администрация одной из двух главных буржуазных партий США - демократической или республиканской - сменяется другой. Таких чередований в США за послевоенные годы было четыре (1952, 1960, 1968 и 1976 гг.). В этих случаях не только меняются ставшие привычными лица на высших правительственных постах, связанных с внешней политикой, и появляются новые внешнеполитические доктрины, но и обнаруживается также, что самый механизм, разрабатывающий внешнюю политику для кандидатов в президенты и поставляющий готовых внешнеполитических экспертов в их окружение, отнюдь не является просто устоявшейся бюрократической машиной. Это составная часть общего контроля со стороны монополистической буржуазии над внешней политикой страны.

Формирование внешнеполитических концепций США - сложный и многогранный процесс. На него оказывают влияние конкретная расстановка классовых сил в стране и на международной арене в целом на каждом историческом этапе, создаваемые этой расстановкой возможности и ограничения. Порой сказываются и субъективные факторы: личные наклонности и симпатии людей, становящихся на четыре го-

стр. 102


да у руля государственной власти самой мощной капиталистической державы, и все же политика как концентрированное выражение воли правящего класса диктуется определенными закономерностями. К. Маркс и Ф. Энгельс отмечали, что буржуазная государственная власть представляет собой "комитет, управляющий общими делами всего класса буржуазии"1 . В. И. Ленин подчеркивал, что самые глубокие корни и внутренней, я внешней политики государства определяются экономическими интересами, экономическим положением господствующих классов2 . Эти общие закономерности явственно проступают в системе выдвижения и своеобразной подготовки кандидатов на высший государственный пост США. Но тайны функционирования этого механизма не только не афишируются, а и сознательно замалчиваются.

Принято считать, что внешнеполитическое просвещение кандидатов в президенты и формирование внешнеполитического курса новой администрации осуществляет некое "внешнеполитическое сообщество" специализированных экспертов. "Элита этого сообщества, - писала "The New York Times" после завершения президентской кампании 1976 г., - состоит из примерно 300 профессоров, бизнесменов, помощников конгрессменов, чиновников благотворительных фондов, экспертов научно- исследовательских институтов и даже некоторых журналистов"; эти менеджеры от внешней политики вначале инфильтрировались в состав истэблишмента банкиров и юристов Уолл-стрита, а затем взяли контроль над внешней политикой США в свои руки; они оказывают влияние на новоизбранных президентов через такие журналы, как "Foreign Affairs" и "Foreign Policy", научно-исследовательские институты типа Института Брукингза в Вашингтоне и через частные внешнеполитические организации вроде Совета по международным отношениям (в Нью-Йорке)3 . Отмечалось, что в США появился "новый класс внешнеполитических экспертов", непосредственно консультирующих кандидатов в президенты и оттесняющих финансовую олигархию4 . "Внешнеполитические советники являются стандартной чертой президентских кампаний. В то время как сами кандидаты меняются, советниками остаются почти одни и то же лица"5 .

Не исключено, что авторы подобных статей действительно верят во всемогущество новоявленного "сообщества" менеджеров от внешней политики. Цитируемый выше Л. Гелб - бывший сотрудник Института Брукингза, который написал свои статьи в качестве корреспондента названной газеты и закончил их серию, получив пост заведующего одним из управлений госдепартамента в администрации Картера (в середине 1979 г. он ушел из правительства в Фонд Карнеги). Хотя многие описанные Гелбом компоненты верны, тем не менее в его схеме все поставлено с ног на голову. Истинную основу реального контроля над внешней политикой США, частью которой является внешнеполитическая стажировка будущих президентов, составляет господство финансовой олигархии, прежде всего с Уолл-стрита, в экономической и политической жизни страны. Специализированными институтами этой олигархии, задающими главные направления воздействия непосредственно на внешнюю политику США, являются "благотворительные" фонды Карнеги - Морганов (Корпорация Карнеги, Фонд Карнеги для международного мира и пр.), Рокфеллеров (Фонд Рокфеллера, Фонд братьев Рокфеллер и пр.) и Генри Форда (в основном Фонд Форда). Они финансируют разработку основ внешней политики на каждом важном этапе через политико-академический комплекс университетов (прежде всего Гарвардский близ Бостона и Колумбийский в Нью-Йорке) и научно-исследовательских учреждений (тот же Институт Брукингза, фирма "РЭНД" и др.). Они организуют идеологическое насаждение необходимых установок в качестве "целей, отвечающих интересам американской нации", через такие организации, как нью-йоркские Совет по международным отношениям, финансируемый и контролируемый ими, и Ассоциация внешней политики, пропагандирующая разработанный внешнеполитический курс в среде директоров компаний. Именно финансовая олигархия направляет отбор, подготовку и


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 4, стр. 426.

2 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 36, стр. 327.

3 "The New York Times", 19.XII.1976.

4 "The New York Times Magazine", 23.V.1976, p. 13.

5 "The New York Times", 27.III.1976.

стр. 103


продвижение членов пресловутого "внешнеполитического сообщества" на правительственные посты. В этот процесс неизбежно должен включиться любой кандидат на пост президента страны, во всяком случае, лицо, действительно могущее быть претендентом.

Как же на практике действует система внешнеполитического просвещения будущих президентов США? Первая послевоенная смена партийной администрации произошла в результате выборов 1952 г., когда демократа Трумэна сменил в Белом доме республиканец Эйзенхауэр. Кандидатура последнего, популярного военного деятеля второй мировой войны продвигалась на пост президента непосредственно финансовыми магнатами. Глава рокфеллеровского банка "Чейз Нэшнл" (позднее "Чейз Манхэттэн") У. Олдрич "сыграл важную роль в том, чтобы прежде всего убедить Эйзенхауэра выставить свою кандидатуру, а затем организовать финансовое сообщество в поддержку Айка против Тафта " на съезде республиканской партии"6 . Когда предвыборная кампания 1952 г. вышла на финишную прямую, то к штату лиц, непосредственно руководивших избирательной кампанией Эйзенхауэра, подключился президент Фонда Форда П. Гоффман, специально взявший для этого четырехмесячный отпуск. На республиканском съезде, где происходило решающее столкновение кандидатур на пост президента от "партии слона", Рокфеллеры и Форды забронировали для себя отдельные ложи, чтобы осуществлять непосредственный контроль над событиями. Обиженный Тафт после поражения сетовал: "С 1936 г. каждый кандидат от республиканской партии на пост президента выдвигается банком "Чейз"7 .

Соответствующее внешнеполитическое образование кандидата взял на себя Совет по международным отношениям. Эйзенхауэр получил возможность посещать заседания совета и его рабочих групп, на которых вырабатывались варианты будущей политики. "Все, что генерал Эйзенхауэр знал по экономике, - высказался однажды один из членов совета, - он выучил на заседаниях исследовательской группы" (имелись в виду заседания 1949 г.). В этих же целях Эйзенхауэр был заблаговременно пристроен в 1948 - 1950 гг. на пост президента Колумбийского университета, являющегося одним из излюбленных объектов благотворительности фондов Рокфеллеров, Форда, Карнеги - Морганов и одним из главных генераторов разработки соответствующих внешнеполитических доктрин. Кроме того, Эйзенхауэру как кандидату в президенты были названы критерии, которыми ему рекомендовали руководствоваться при подборе высших правительственных чиновников, а затем и конкретные их кандидатуры.

Организовано это было через фирму консультантов по проблемам управления "Маккинзи", тесно связанную, в частности, с Корпорацией Карнеги. Заказ этой фирме на подготовку соответствующих рекомендаций был сделан еще в ходе предвыборной кампании председателем финансового комитета республиканской партии Г. Толботом. В октябре 1952 г., за месяц до президентских выборов, папки фирмы с готовыми рекомендациями уже лежали у него на столе (по папке на каждое крупное правительственное ведомство, включая государственный департамент). Фирма предлагала республиканскому кандидату в случае его избрания немедленно заменить 204 высших чиновника, но всего не более 610. Когда Эйзенхауэр, став президентом, встретился впервые со своим новоназначенным кабинетом, то помощник президента Ш. Адаме вручил каждому из них персональную папку с рекомендациями "Маккинзи" по его ведомству. Одновременно фирма предложила свои услуги для подыскания нужных людей на посты, которые она рекомендовала заместить. Добрая половина новоиспеченных министров не преминула воспользоваться приглашением, и людей им подбирала та же фирма8 .

В ходе предвыборной кампании 1960 г. финансовая олигархия еще более плотно "обложила" кандидатов на пост президента своими советами, игнорировать которые было почти невозможно. Головной организацией в данном случае выступал Институт Брукингза, созданный на деньги Карнеги и Рокфеллеров и финансируемый также


6 P. Collier, D. Horowitz. The Rockefellers. An American Dynasty. N. Y. 1976, p. 270.

7 Ibid., p. 271.

8 D. Guttman, B. Willner. The Shadow Government. N. Y. 1976, pp. 98 - 99.

стр. 104


Фондом Форда. Институт предложил республиканскому кандидату Р. Никсону и кандидату от демократов Дж. Кеннеди просветить их "по проблемам, которые встанут перед новым президентом", прежде всего во внешнеполитической области. На деньги, предоставленное Корпорацией Карнеги, институт создал специальную группу экспертов для консультирования двух конкурирующих лагерей, в которую вошли, в частности, сотрудники гой же фирмы "Маккинзи".

Оба кандидата приняли приглашение института и направили своих представителей на организованные курсы, хотя Никсон как вице-президент в правительстве Эйзенхауэра мог в то время еще опираться и на помощь правительственного аппарата. Представителем Кеннеди на этих встречах был К. Клиффорд, выходец из вашингтонской юридической фирмы "Ковингтон энд Берлинг", которая специализировалась на внешнеполитических рекомендациях. В качестве запаса прочности он попросил фирму "Маккинзи" подготовить для демократов дополнительно такое же солидное исследование, какое фирма провела для республиканцев в 1952 году. Заказ был выполнен и передан для учета Институту Брукингза9 . На следующий день после победы на выборах Кеннеди, как свидетельствует один из его советников, А. Шлезингер, получил итоговый меморандум Клиффорда, в котором излагалось, как следует организовать правительственный аппарат10 , причем другой советник, Т. Соренсен, весьма лестно отзывался о работе, проделанной для нового президента Институтом Брукингза и фирмой "Маккинзи". По его словам, именно она способствовала "самой гладкой в истории передаче власти" одной из двух главных политических партий США другой11 .

Обеспечив себе эффективное, хотя и опосредствованное, воздействие на президента, финансовые магнаты не считали излишним и прямой контроль за набором руководящего состава новой администрации. Один из помощников Кеннеди по избирательной кампании, проф. Р. Нойштадт из Колумбийского университета, вспоминал впоследствии, как недели через две после выборов президент, зная, что ему придется подбирать людей на многие посты, восклицал: "Люди, люди, люди! Не знаю я никаких людей. Я знаю только избирателей. Как это я заполню все эти 1200 постов?.. И все, что я слышу, это имя Джима Перкинса. Кто, черт побери, этот Перкинс?" Перкинс был в то время вице-президентом Корпорации Карнеги, и имя его "выскакивало автоматически в период этого междуцарствия, о каком бы посте ни зашла речь"12 . Созданные Кеннеди, когда он был еще кандидатом в президенты, специальные группы по подготовке внешнеполитических позиций также изобиловали представителями нью-йоркской финансовой олигархии. Так, группу, дававшую кандидату рекомендации по вопросам национальной безопасности, возглавлял П. Нитце из банкирского дома "Диллон, Рид". Один из главных аргументов этой группы при представлении Кеннеди конкретных предложений звучал так: "Все те, с кем мы консультировались среди нью-йоркских бизнесменов" (красноречивая формулировка!). В другой группе, разрабатывавшей предложения по иным внешнеполитическим проблемам, видную роль играли старший партнер банкирского дома "Лимен бразерс" Дж. Болл, попечитель Фонда Рокфеллера Ч. Боулс и другие представители финансовой олигархии Уолл-стрита.

С этим же кругом людей Кеннеди консультировался при подборе кандидатур на высшие, связанные с внешней политикой, посты в своем кабинете. Одним из ведущих его консультантов стал партнер банка "Браун бразерс, Гарриман" Р. Ловетт. "Конечно, Ловетт открыл для него новые источники талантов и в течение последующих нескольких недель оказал незаметное влияние на его вкусы"13 , - писал Шлезингер. Именно Лозетт, в частности, рекомендовал назначить президента автомобильной компании Форда Р. Макнамару на пост министра обороны, и эта рекомендация была принята. Кандидатуру Д. Раска на пост государственного секретаря подсказал


9 Ibid., p. 100.

10 A. M. Schlesinger, jr. A Thousand Days. John F. Kennedy in the White House. N. Y. 1965, pp. 120 - 124.

11 Th. C. Sorensen. Kennedy. N. Y. 1965, p. 229.

12 A. M. Schlesinger, jr. Op. cit., p. 127.

13 Ibid., p. 129.

стр. 105


Боулс, получивший незадолго до этого назначение на пост заместителя госсекретаря. Он писал в мемуарах, что Кеннеди, который никогда до того не встречался с Раском, вспомнил, однако, что Раек является председателем Совета попечителей Фонда Рокфеллера. Этого было достаточно, и через неделю Раек получил от президента по телефону, прямо во время заседания Совета попечителей, приглашение, а затем был назначен государственным секретарем14 .

В окружении Кеннеди, как и любого другого кандидата в президенты, имелись, конечно, и внешнеполитические советники, не связанные непосредственно с основными группами американского монополистического капитала. Но не они делали погоду, не они доминировали в президентском окружении, не они определяли главное направление внешнеполитических рекомендаций, даваемых кандидату, и не они заняли ведущие посты в новой администрации. Экономист Дж. Гэлбрейт, бывший одним из таких одиночек в кругу внешнеполитических консультантов Кеннеди, вспоминал: "Тех из нас, кто работал во имя избрания Кеннеди, терпели в правительстве именно по этой причине, и мы имели влияние, но внешняя политика находилась все же в руках людей из Совета по международным отношениям"15 . Источник идей и людей в окружении Кеннеди как кандидата в президенты был принципиально тем же, что и у его предшественников. Внешняя политика администрации, которая формировалась под таким воздействием, не могла не отражать интересов финансовых магнатов.

В 1968 г., когда был избран Никсон, действовала та же проверенная машина. Институт Брукингза на 175 тыс. долл., предоставленных ему Фондом Форда, подготовил для аппарата Никсона объемистый меморандум. В нем обрисовывались наиболее актуальные международные проблемы, с которыми Никсон мог бы столкнуться в случае его избрания, и давались соответствующие рекомендации по их решению. Меморандум тщательно штудировался всеми лицами, которым предстояло формулировать внешнюю политику при новом президенте. Отпечаток этих рекомендаций лежит на многих, особенно первых, внешнеполитических акциях администрации Никсона, прежде всего на Ближнем Востоке. Впоследствии меморандум был опубликован под названием "Повестка дня нации", но в нем были опущены все секретные рекомендации. Фонд Форда позаботился и о том, чтобы внешнеполитические рекомендации Уолл-стрита дошли до администрации Никсона и по другим каналам. В частности, рожденная на средства и при участии фонда еще в 1948 г. научно-исследовательская корпорация "РЭНД" представила Никсону набор возможных вариантов модификации политики США во Вьетнаме, где к тому времени американский империализм терпел поражения. В свою очередь, Институт оборонного анализа, также созданный на средства Фонда Форда и финансируемый им, представил президенту после его вступления в должность специальный доклад о "Международных и внутренних источниках угрозы национальной безопасности" США16 .

И в дальнейшем республиканская администрация строго придерживалась установленных каналов приобретения идей и персонала. Известно, что главную контору Никсона по вербовке чиновников возглавлял Ф. Малек из той же фирмы "Маккинзи". Многие высокопоставленные посты в республиканской администрации оказались заполнены людьми из мира бизнеса. Государственным секретарем стал партнер уолл-стритовской юридической фирмы "Кеннет Ройялл" У. Роджерс, его заместителями - Дж. Эрвин II, партнер связанной с Рокфеллерами и группой банка "Мэнюфэкчурерз Хановер траст" юридической фирмы "Салливен энд Кромвелл" и партнер банка "Кун, Леб" Н. Самуэлс. Советником президента по внешнеэкономическим вопросам являлся П. Флэниган из банка "Диллон, Рид" (его отец был президентом "Мэнюфэкчурерз Хановер траст"). Внешнеполитический советник Н. Рокфеллера, конкурента Никсона по партии в предвыборной кампании 1968 г., Г. Киссинджер был назначен помощником президента по вопросам национальной безопасности, и т. д.

Выборы 1976 г. представляют в этом отношении особый интерес. Южанин Картер - человек, который по сравнению со своими предшественниками на посту пре-


14 Ch. Bowles. Promises to Keep. N. Y. 1971, pp. 299 - 300.

15 D. Halberstam. The Best and the Brightest. N. Y. 1973, p. 77.

16 P. Dickson. Think Tanks. N. Y. 1971, pp. 55, 142, 301 - 302.

стр. 106


зидента отстоит, казалось бы, наиболее далеко от прямых контактов и связей с главными группами финансовой олигархии. Но именно на этом фоне и с выдвижением именно такой кандидатуры лучше всего проверялась на прочность отработанная система формирования внешнеполитического кредо кандидатов. И она сработала. Заблаговременно, еще в июле 1975 г., Картер обратился к Институту Брукингза с просьбой предоставить ему соответствующую ориентировку по внешнеполитическим аспектам17 . Затем он посетил два "рабочих завтрака", на которых сотрудники института анализировали внешнеполитические и внешнеэкономические проблемы. Ко времени победы Картера на президентских выборах в его аппарате работали уже 10 старших научных сотрудников института - почти четверть их числа по штатному расписанию (половина из них осела потом в администрации Картера). Один из них, С. Хесс, подготовил для кандидата в президенты специальное исследование "Организация президентства". Через несколько дней после победы на выборах Картер позвонил Хессу и высоко отозвался о его труде. Хесс, в свою очередь, в качестве ответа направил новому президенту еще 13 меморандумов с дополнительными советами по организации правительства18 .

За несколько месяцев до выборов 1976 г. на средства Фонда Форда и корпорации Карнеги Институт Брукингза выпустил объемистый том под названием "Установление национальных приоритетов: следующие 10 лет". В нем сводились в единое целое и предавались гласности кардинальные внешнеполитические концепции, которые постепенно прививались институтом будущему президенту в серии отдельных рекомендаций. Главные редакторы тома Ч. Шульце и Г. Оуэн вошли в число официальных внешнеполитических советников кандидата в президенты, затем и в его администрацию, а идеи тома легли в основу многих направлений внешней политики Картера. Наконец, в ходе предвыборной кампании 1976 г. отчетливо проявила себя прочно сложившаяся система поставления в окружение кандидатов в президенты советников - экспертов по всем, в том числе внешнеполитическим, проблемам. Вашингтонская юридическая фирма "Ковингтон энд Берлинг" еще в ходе предвыборной кампании 1968 г. имела своего консультанта Ч. Хорски в окружении Р. Кеннеди, в кампании 1972 г. ее питомцы консультировали сразу двух кандидатов от демократической партии - сенатора Э. Маски, советником которого выступал К. Клиффорд, и сенатора Дж. Макговерна, ставшего официальным кандидатом демократической партии (в его предвыборном аппарате осел партнер фирмы Дж. Дуглас). А в 1976 г. внешнеполитическим советником Картера как кандидата стал бывший партнер "Ковингтон энд Берлинг" П. Уорнке, который ранее консультировал по внешнеполитическим проблемам другого, но не состоявшегося кандидата на пост президента от демократов - М. Юдолла.

В роли внешнеполитических советников кандидатов в президенты выступают представители не только юридических фирм Уолл-стрита и Вашингтона, но и других органов финансовой олигархии, обтесывающие острые углы позиций претендентов и приводящие эти позиции к определенному общему знаменателю. В непосредственном окружении Картера как кандидата в 1976 г. были представлены, в частности, следующие лица этого круга: прошлый, настоящий (на тот период) и будущий (с января 1977 г.) председатели правления Фонда Рокфеллера Д. Раек, С. Вэнс и Т. Хесбург; старшие партнеры банкирских домов "Браун бразерс, Гарриман" (А. Гарриман) и "Лимен бразерс" (Дж. Болл); партнеры банкирского дома "Диллон, Рид" (П. Нитце) и юридической фирмы "Крават, Свэйн энд Мур" (Р. Гинзберг); президент Совета по международным отношениям Б. Мэннинг.

Процесс формирования новой администрации, начатый Картером после его избрания, не менее характерен в отношении того, кто и как выступал в роли основных консультантов. На первой же пресс-конференции в новом качестве Картер, описывая процедуру, с помощью которой он намерен подбирать высших правительственных чиновников, заявил, что "в отношении примерно 75 высших постов" он будет "в каждом случае запрашивать рекомендации у знающих людей в стране"19 . Через месяц


17 "Time", 20.XII.1976, р. 19.

18 "U. S. News and World Report", 25.IX.1978, pp. 47 - 48.

19 "The New York Times", 5.XI.1976.

стр. 107


Картер детальнее изложил процесс поиска: "Я трачу, я бы сказал, по шесть - восемь часов в день, обзванивая по телефону различных людей в стране, которым я доверяю и которые имеют особые знания в том, что касается, например, внешней политики, или оборонных возможностей, или финансов, или международной и внутренней торговли, или здравоохранения, образования и социального обеспечения, или чего там еще, и спрашивая их совета в том, чью кандидатуру следует рассмотреть на пост в кабинете или на более низкий пост"20 . Американская пресса поясняла, что речь идет о звонках Картера группе примерно из 25 лиц. На последующей пресс-конференции переходного периода от одной администрации к другой Картер говорил: "Несколько недель назад я стал обзванивать руководителей нашей страны, чтобы попросить их рекомендаций на посты министра обороны, государственного секретаря, директора административно-бюджетного управления, министра финансов и на многие другие посты"21 . Характерная фраза для человека, который через несколько недель занял высший государственный пост в США.

Кому конкретно звонил избранный президентом, но не вступивший еще в должность Картер, осталось в тайне. Определенное представление об источнике полученных им тогда советов дает состав групп, с которыми он встречался в те же дни и с теми же целями: подобрать министров, заместителей министров и наметить контуры политики. 1 декабря 1976 г. он встретился, в частности, с 16 "советниками по вопросам экономики". Среди них были четыре сотрудника Института Брукингза, попечитель Фонда Рокфеллера, партнер банкирского дома "Браун бразерс, Гарриман", председатель правления химического концерна "Дюпон", три профессора Гарвардского университета. Через неделю Картер имел встречу с 15 "ведущими бизнесменами", среди которых были Г. Форд-II, председатель банка "Морган гаранти" Э. Паттерсон (являвшийся также попечителем Фонда Карнеги), еще один директор этого моргановского банка и глава компании "Кока-кола" П. Остин, снова председатель правления концерна "Дюпон" И. Шапиро, главы крупнейших компаний "Америкэн телефон энд телеграф", "Дженерал электрик", "ИБМ" и других.

В результате этих консультаций Картер все более отказывался от популистских лозунгов предвыборной кампании и назначал на высшие посты людей "делового мира". "Избранный президентом Джимми Картер, - отмечалось в прессе, - обещал, что в его кабинете появятся новые люди, но налицо масса жалоб на то, что он не выполняет своих обещаний"22 . В первую очередь это касалось внешнеполитических назначений. "Именно потому, - констатировала та же газета, - что внешняя политика является областью, в которой Картер имеет меньше всего опыта, советы, которые даст ему его новая внешнеполитическая команда, будут иметь критическое значение"23 . Подбор кандидатов на внешнеполитические должности ниже рангом, чем министерские, а также разработка деталей внешнеполитического курса тоже проводились либо под надзором, либо под прямым руководством большого бизнеса. Так, Картером была создана специальная "команда на переходный период" между двумя администрациями, готовившая позиции и кадры в области внешней и военной политики. Задача группы состояла в "подготовке инструктивных папок для будущих деятелей политики в администрации Картера" с указанием на важнейшие проблемы, требующие решения, и рекомендациями вариантов такого решения24 . Руководителем секции по международным экономическим проблемам в этой группе стал сотрудник Института Брукингза Ф. Бергстен. Секцию по внешнеполитическим проблемам заполонили представители Фонда Карнеги - секретарь фонда У. Мэйнс, один из старших научных сотрудников Д. Макгенри, советник фонда А. Лейк...

Одновременно предвыборная кампания 1976 г. показала, что в уже обкатанном механизме разработки внешнеполитической линии будущих президентов появились некоторые усовершенствования. История рождения и развития нового звена в "аппарате воздействия" - так называемой Трехсторонней комиссии наглядно свидетельству-


20 "The New York Times", 4.XII.1976.

21 "The New York Times", 17.XII.1976.

22 "The New York Times", 16.XII.1976.

23 "The New York Times", 25.XII.1976.

24 "The Washington Post", 23.XI.1976.

стр. 108


ет о стремлении и возможностях американской финансовой олигархии совершенствовать методы реализации своих интересов25 . Создание этой комиссии, становлению которой опять же содействовал Институт Брукингза26 , относится к 1973 году. По инициативе председателя правления банка "Чейз Манхэттэн" Д. Рокфеллера, являвшегося одновременно председателем Совета по международным отношениям, и на средства Фонда Форда и Фонда братьев Рокфеллеров была сформирована организация, призванная координировать интересы финансовых и политических кругов США, Западной Европы и Японии. Цель Трехсторонней комиссии состояла не только в том, чтобы предотвратить углубление противоречий между тремя ведущими центрами капиталистического мира. "Объединенный фронт развитых промышленных обществ Запада, - писал издаваемый Советом по международным отношениям журнал о центральной идее комиссии, - представлялся многим наблюдателям единственным эффективным путем как для того, чтобы противостоять новым требованиям и воинственным действиям третьего мира (таким, как бойкот 1973 г. со стороны ОПЕК), так и для того, чтобы ответить на перспективную угрозу..."27 .

Трехсторонняя комиссия явилась типичным порождением частного бизнеса. В числе ее членов с американской стороны были представители ведущих финансовых институтов (банки "Чейз Манхэттэн", "Браун бразерс, Гарриман", "Лимен бразерс"), юридических фирм ("Крават, Свэйн энд Мур", "Кудерт бразерс"), крупнейших компаний ("Эксон", "Сире, Робек" и др.). Западноевропейский бизнес был представлен англо-голландскими компаниями "Ройял датч-Шелл" и "Юнилевер", английским банком "Барклэйз", итальянской компанией "Фиат", французскими компаниями "Пешине" и "Сен-Гобэн", Федерацией банкиров ФРГ и т. п. Крупнейшие японские монополии тоже оказались ее участниками. Красноречивое свидетельство масштабов влияния новой организации - тот факт, что рожденные ею концепции всего через два - три года стали официальной внешнеполитической доктриной США.

Частью этой качественной трансформации роли Трехсторонней комиссии стало ее доминирующее воздействие на внешнеполитическое кредо кандидатов в предвыборной кампании 1976 года. Тогда вспыхнуло едва ли не соревнование за большую лояльность доктрине "трехсторонности" со стороны как республиканской, так и демократической партий. Вышедший накануне выборов номер "Foreign Affairs" с удовлетворением констатировал: "В Соединенных Штатах - во всяком случае, в том, что касается высших слоев - трехсторонность стала почти согласованной позицией в области внешней политики... В этом отношении едины и администрация Форда, и бросающий ей вызов губернатор-демократ Картер"28 . Действительно, в организованных президентом (и кандидатом в президенты) Дж. Фордом встречах на высшем уровне лидеров западных стран в Рамбуйе (ноябрь 1975 г.) и Пуэрто-Рико (июнь 1976 г.) явно чувствовалась приверженность данной идее. Государственный секретарь Г. Киссинджер в ходе предвыборной кампании демонстративно принимал делегации Трехсторонней комиссии, чтобы выслушать их рекомендации, а в своих выступлениях, включая заграничные, активно претворял в жизнь основные установки доктрины "трехсторонности".

Кандидат от демократической партии Картер непосредственно подключился к работе Трехсторонней комиссии и посетил четыре из первых шести ее заседаний. Он признавал, что получил там "блестящую возможность поучиться" внешнеполитическим премудростям. Еще более показательна изложенная в прессе история подготовки одного из ключевых предвыборных выступлений Картера, которое было целиком посвящено изложению его внешнеполитических концепций. Речь идет о его выступлении 23 июня 1976 г. в нью-йоркской Ассоциации внешней политики. Первый вариант его был подготовлен председателем Трехсторонней комиссии З. Бжезинским при консультации с рядом других членов комиссии. Затем текст дорабатывался с учетом замечаний Гарримана ("Браун бразерс, Гарриман"), Вэнса (Фонд Рокфеллера) и Бол-


25 См. подробнее: Г. А. Воронцов. Трехсторонняя концепция: теория и практика. "Вопросы истории", 1979, N 4.

26 "The Atlanlic Monthly", July 1977, p. 58.

27 "Foreign Affairs", October 1976, p. 4.

28 "Foreign Affairs", October 1976, p. 11.

стр. 109


ла ("Лимен бразерс"). В результате текст, с которым выступил Картер, целиком отвечал кредо Трехсторонней комиссии. "Настало время, чтобы мы стремились к партнерству между Северной Америкой, Западной Европой и Японией"29 , - так начал основную часть своей речи Картер.

Трехсторонняя комиссия наложила неизгладимый отпечаток на формирование внешнеполитических позиций администрации Картера, ибо ее члены получили непосредственную возможность формулировать эти позиции. Список постов в правительстве, занятых членами комиссии, включал следующих лиц: вице-президент США (У. Мондейл), государственный секретарь (С. Вэнс), два его первых заместителя (У. Кристофер и Р. Купер) и три заместителя (Р. Холбрук, Л. Джарвис и Л. Бенсон), министр финансов (М. Блюменталь) и два его заместителя (Ф. Бергстен и А. Соломон), министр обороны (Г. Браун), помощник президента по вопросам национальной безопасности (З. Бжезинский) и сотрудник Совета национальной безопасности (С. Хантингтон), советник президента по специальным экономическим вопросам (Г. Оуэн), директор Агентства по контролю за вооружениями и разоружению (П. Уорнке), заместитель директора Центрального разведывательного управления (Р. Боуи), представитель США на III конференции ООН по морскому праву (Э. Ричардсон), посол в Италии (Р. Гарднер), глава "группы связи" в Китае (Л. Вудкок).

Так происходит внешнеполитическое просвещение и образование тех, кто вступает на первую ступень восхождения к высшей государственной власти в США. Становясь кандидатами в президенты, они проходят через тщательно продуманную и заботливо оркестрованную американской финансовой олигархией систему мероприятий.


29 "New York", December 13. 1976, p. 94.

Опубликовано 11 февраля 2018 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.


Ваше мнение?


Загрузка...