Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ есть новые публикации за сегодня \\ 12.12.18


АВРО МЭНХЭТТЕН. ВАТИКАН. КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ - ОПЛОТ МИРОВОЙ РЕАКЦИИ

Дата публикации: 18 ноября 2015
Автор: Б. КАНДИДОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
Источник: (c) Вопросы истории, № 5, Май 1949, C. 148-151
Номер публикации: №1447855598 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Б. КАНДИДОВ, (c)

найти другие работы автора

Перевод с английского. Государственное издательство иностранной литературы. 1948. 396 стр.

 

Судебный процесс венгерского кардинала Миндсенти и его сообщников, состоявшийся в Будапеште в феврале 1948 г. и привлекший внимание всей мировой прессы, убедительно продемонстрировал историческую роль Ватикана и возглавляемой им католической реакции в современных событиях. Поэтому вполне обоснован и оправдан интерес широких кругов демократической общественности к научным трудам, которые имеют назначение разъяснить действительную политику Ватикана и его воинства. Это тем более важно, что римско-католическая церковь теперь является наиболее богатой, влиятельной и многочисленной религиозной организацией. Она насчитывает около 350 млн. последователей и протягивает свои щупальца почти во все страны мира. По данным американской прессы, Ватикану подчинены 69 кардиналов, 1578 епископов, свыше 320 тыс. священников, 265 тыс. монахинь, 400 тыс. монахов. В распоряжении Ватикана сотни издательств, 2785 католических газет и журналов, 782 радиовещательные станции, тысячи кинотеатров. В многочисленных католических школах и высших учебных заведениях воспитываются миллионы детей, юношей и девушек.

 

Автор рецензируемой книги поставил перед собой задачу - показать реакционное влияние папства и католической церкви на международную политику и на события политической жизни ряда стран за последние полвека. "Католицизм, - пишет автор, -

 
стр. 148

 

несмотря нэ значительное сокращение числа его последователей, сейчас более деятелен и агрессивен, чем когда бы то ни было" (стр. 26). И эта агрессивность целиком направлена на упорную борьбу против всего передового и прогрессивного.

 

Книга состоит из 17 глав, причём первые четыре дают общую информацию о Ватикане и римско-католической церкви; в двух главах разъясняется политика Ватикана накануне и в период второй мировой войны; остальные иллюстрируют роль католической реакции в Испании, Италии, Германии, Австрии, Чехословакии, Польше, Бельгии, Франции, США, странах Латинской Америки, Китае и Японии. При издании на русском языке в книге сделан ряд сокращений.

 

Надо отдать должное автору: книга его богата фактическим материалом, и многие приведённые им данные публикуются на русском языке впервые. В частности, несомненный интерес имеют главы "Как управляется католическая церковь", "Монашеские ордена", "Нацизм, Ватикан и вторая мировая война", "Католическая церковь и американский континент. США и Ватикан".

 

А. Мэнхэттен успешно опровергает тезис апологетов Ватикана, будто последний никогда не вмешивается в политику. Цитируя сообщения прессы (светской и католической), ссылаясь на бесспорные документы, приводя неопровержимые факты, автор доказывает, что всегда и везде Ватикан вмешивался и вмешивается в политику.

 

Центральная тема исследования - показ союза Ватикана с фашизмом. Мэнхэттен доказывает, что Ватикан и его представители были активнейшими соучастниками установления фашистской диктатуры, всецело помогали Муссолини и Гитлеру. В их интересах Ватикан пошёл на роспуск католических партий "пополяри" в Италии и партии центра в Германии. При помощи Ватикана и с его благословения развёртывалась преступная война фашистских интервентов против испанского народа.

 

Много полезных исторических сведений приведено автором при описании фашистской агрессии в Австрии, Чехословакии, Польше, Франции и других странах, где агрессоры при участии католических иерархов добивались осуществления своих захватнических планов.

 

Немало характерных данных приведено и по вопросу об антисоветской политике папства, неизменно стремившегося нанести максимальный ущерб Союзу Советских Социалистических Республик. Иллюстрируя эту сторону политики Ватикана, автор рассказывает о секретных переговорах католических дипломатов с Гитлером (стр. 190 - 193), о том, что Ватикан был заблаговременно информирован о предстоявшем вторжении фашистских орд в пределы территории СССР (стр. 202), о директивах Ватикана католическому духовенству во всём мире оказывать "моральную поддержку военной кампании против безбожной России не только пассивно, но и активно" (стр. 203), о проводившемся сборе денег и широковещательной кампании пропаганды против нашей страны победившего социализма, об организации католических вооружённых формирований (стр. 205), о борьбе Ватикана против открытия союзниками второго фронта в Европе (стр. 209), о тайных, закулисных переговорах кардиналов Спеллмана и Мальоне с представителями империалистов (стр. 208, 209, 211) и о многом другом, разоблачающем пресловутую легенду о нейтралитете Ватикана в условиях второй мировой войны.

 

Яркими фактами иллюстрирует автор реакционную роль католического духовенства в США. Типичный представитель этого духовенства, священник Кофлин, уже в дни войны заявлял, что американские фашисты-католики будут действовать методами Франко. "Мы предсказываем, - писал Кофлин, - что... национал-социалисты Америки, организованные под этим или каким-либо иным названием, в конце концов возьмут в свои руки контроль над правительством на американском континенте... Наконец мы предсказываем гибель демократии в Америке" (стр. 363).

 

Как видим, в работе А. Мэнхэттена содержится самый разноообразный фактический материал для ответа на тему книги. В этом её бесспорное достоинство. Однако перед автором стояла ещё более важная задача - обобщить собранный им материал, нуждающийся в чётком анализе. Надо констатировать, что в разрешении этой ответственной задачи автор не находится на высоте положения и сплошь да рядом допускает серьёзные ошибки. Они вызваны тем, что Мэнхэттен, как правильно отмечено во вступительной статье, "находится в плену у буржуазных концепций истории, политики, религии и демократии" (стр. 20).

 

Автор не проводит никакого различия между подлинными сторонниками социализма и коммунизма и правыми социалистами, предательской верхушкой социал-демократии. Последовательные борцы за демократию, за мир и предатели - ренегаты социализма - у него объединены общим термином "социалисты", что наиболее резко выражено в главе X "Австрия и Ватикан". Автор не объясняет того, что Ватикан и его посланцы дружили и дружат с "социалистами" типа Реннера, Блюма, Сарагата, хотя в то же время "святой престол" непримиримо враждебен передовой части рабочих и трудовой интеллигенции, стремящихся завоевать лучшую жизнь для трудящихся.

 

Неправильный ответ даёт Мэнхэттен на важнейший вопрос: чем же в конечном счёте вызвана и обусловлена исконная реакционность католической церкви? Решающее значение, по его мнению, имеет определённое учение католической церкви и её стремление распространить католицизм во всём мире. "Ввиду того, - пишет автор, - что она считает своей миссией укрепление и распространение духовного господства католицизма, она немедленно вступает в контакт, а очень часто и в конфликт, с существующими этическими и социальными принципами, а отсюда до экономической и, наконец, политической сферы один короткий шаг" (стр. 26).

 

При таком подходе к объяснению событий истинное историческое значение религии в классовой борьбе, роль социальных прин-

 
стр. 149

 

ципов христианства, сложная система взаимоотношений церкви с буржуазным государственным аппаратом в разных странах, разносторонние связи ватиканских дельцов с империалистами и особенно характерная для католической церкви её паразитическая экономика не получили должного и полноценного освещения. Автор не вскрывает земных корней всем известной реакционности Ватикана.

 

Очевидно, не случайно А. Мэнхэттен не даёт почти никаких сведений о богатствах и доходах Ватикана; эту важнейшую тему он затрагивает бегло и очень кратко. А между тем именно показ экономической базы католической реакции имеет важнейшее значение. Нельзя забывать, что Ватикан и его агенты являются владельцами огромных богатств, что им принадлежат во многих странах богатейшие земельные угодья, множество капиталистических предприятий, акций, значительные вклады в банки и монополистические организации империалистов. Отсюда переплетение интересов князей церкви с интересами капиталистических монополий, их общая заинтересованность в сохранении и укреплении капиталистического рабства, в беззастенчивом колониальном грабеже. Пресловутое "духовное господство католицизма" для сановных иерархов церкви на практике означает чаще всего стремление к наживе, к увековечению цепей капитализма на руках трудящихся. Это бесспорное обстоятельство А. Мэнхэттен не вскрыл и не показал.

 

Наряду с этим автор порой преувеличивает значение деятельности Ватикана, изображая его чуть ли не главнейшим виновником мировой реакции и преуменьшая ответственность тех империалистических кругов, которые стояли и стоят за спиной Ватикана, являются его подлинными хозяевами и режиссёрами католической реакции.

 

Несомненная ошибка Мэнхэттена заключается и в том, что он не разобрался в таком важнейшем вопросе, как наличие глубочайших внутренних противоречий среди последователей католицизма. События исторического прошлого и сегодняшнего дня свидетельствуют, что папа, его окружение, сановные князья церкви и их соратники - это одно, а миллионы рядовых верующих из среды трудящихся - это совсем другое. Сам же Мэнхэттен признаёт, что, наблюдая реакционную политику Ватикана и его агентов, очень многие рабочие, крестьяне, представители трудовой интеллигенции в Испании, Австрии, Чехословакии и других странах в порядке протеста уходили из рядов католической церкви (стр. 84, 235, 249). И всё же он склонен всех свалить в одну кучу. Вместо того, чтобы ясно и чётко дать классовую оценку тёмным силам католической реакции, верхушке католической церкви, и вскрыть наличие противоречий между нею и многими рядовыми католиками, автор оперирует термином "католики", который у него используется как некий синоним реакции. По мнению Мэнхэттена, католики ("католики" вообще!) в Испании, Польше, Чехословакии, США выступали против демократии (стр. 90 - 91, 271, 369, 373 - 374). "Католики, - пишет автор, - на всём американском континенте особенно яростно выступали против помощи демократическим странам. Они были в числе самых упорных изоляционистов, а после нападения Гитлера на Советский Союз стали самыми яростными врагами политики Рузвельта" (стр. 369). Между тем всем известно, что в Испании многие рядовые католики с оружием в руках героически боролись против фашистских банд Франко. В Чехословакии, Польше, Франции тысячи простых людей католического вероисповедания в рядах партизан оказывали мужественное сопротивление гитлеровцам. В США сейчас насчитывается около 25 млн. католиков, и было бы неверно огульно обвинять их всех в реакционности.

 

Автор допускает ряд путаных и ошибочных утверждений, что католическая церковь считала даже нужным объединяться с силами, "прямо враждебными религии". В качестве таковых он указывает "такие движения, как фашизм и нацизм"! (стр. 29). Автор впадает таким образом в грубую ошибку: фашизм никогда не был враждебен религии; наоборот, и в Италии и в Германии фашистские изверги неизменно выступали в роли её покровителей, а редкие конфликты фашистских вожаков с частью духовенства сам же Мэнхэттен объясняет наличием временных склок и противоречий, которые всегда улаживались в результате соответствующих компромиссов с Ватиканом. Ведь не случайно и в Италии и в Германии были заключены соответствующие конкордаты.

 

Трафаретное и шаблонное порой решение этого вопроса приводит Мэнхэттена к тому, что сложность положения в каждой отдельной стране не получает у него необходимой точной оценки. Указывая, например, на Францию, Италию, Испанию и другие страны, где католицизм имеет много последователей, Мэнхэттен пишет, что "население номинально католической страны делится следующим образом: одна пятая населения- активно действующие антиклерикалы, одна пятая - ревностные католики, а остальные три пятых не проявляют активной враждебности к церкви и не поддерживают католическую церковь, но в некоторых случаях высказываются в пользу первой или второй группы. Даже при такой пропорции папа будет иметь в своём распоряжении значительную армию активных католиков, сражающихся на его стороне в социальной и политической областях, в каждой номинально католической стране Европы и Америки" (стр. 28 - 29).

 

События в Чехословакии, Польше, Венгрии, где имеется много верующих католиков, решительно опровергли такую "концепцию" автора. Широкие массы верующих дружно поддержали здесь народные правительства и единодушно осудили преступные деяния таких деятелей, как кардинал Миндсенти, пытавшихся повернуть вспять развитие исторических событий.

 

А. Мэнхэттен ошибается и тогда, когда выдвигает утверждение, что в фашистских государствах католической церкви будто бы удалось добиться "полного уничтожения своих врагов, против которых она боролась в XIX и XX вв." (стр. 75). В действительно-

 
стр. 150

 

сти профашистская роль католических реакционеров привела в конечном счёте к обратным результатам - к массовому отходу многих тысяч простых людей от католицизма.

 

Некоторые высказывания автора показывают, что он игнорирует ряд бесспорных исторических фактов. По его словам, антисоветская пропаганда Ватикана началась лишь с 1925 г., после привлечения в СССР к законной ответственности некоторых католических шпионов, секретных агентов польского генштаба времён Пилсудского (стр. 269). Между тем антисоветские провокации и антисоветская деятельность Ватикана стали развёртываться ещё в годы гражданской войны и интервенции.

 

Кое-где в книге допущены неясность и путаница. На стр. 295 указано, что во Франции в 1875 г. из 36 млн. жителей считала себя католиками 30 миллионов. Перевернув страницу, читаем, что до 1880 г. "лишь 5500 тыс. были в тот период католиками", а на стр. 304 уже утверждается, что "в XX в. церковь потеряла шесть седьмых своих членов"! Из такой "статистики" можно сделать ошибочный вывод, что в современной Франции почти уже нет католиков.

 

В книге имеются существенные недоговорённости и пробелы. Говоря о миссиях католической церкви, автор не отмечает, что они служат интересам империалистического закабаления зависимых и колониальных стран (стр. 59 - 61). Упоминая о назначении в феврале 1946 г. 32 новых кардиналов, автор не объясняет действительное значение этого мероприятия (стр. 43). Конгрегацию пропаганды веры - мощный аппарат империалистической деятельности - А. Мэнхэттен определяет как учреждение, которое используется "для установления контакта с самыми отдалёнными частями мира" (стр. 58). Как будто в этой детали суть дела!

 

Ряд приведённых автором интересных исторических документов не имеет ссылки на источники. Некоторые вопросы, представляющие большой интерес для читателя, вовсе не получили освещения (о конгрегации восточных церквей, использовании униатских церквей, роли агентов Ватикана на территории СССР и т. д.).

 

Все эти данные показывают, что книга "Ватикан. Католическая церковь - оплот мировой реакция" имеет существенные недостатки, и важнейшей обязанностью Государственного издательства иностранной литературы было максимально уменьшить их. Этого можно было достигнуть, снабдив книгу вступительной статьёй и соответствующими примечаниями. Издательство так и поступило, однако свою задачу далеко не выполнило.

 

Предваряющая книгу вступительная статья С. Старорусского лишь частично исправила недостатки книги и предупредила читателя о некоторых ошибочных установках автора. Упущен ряд моментов, на которые следовало обратить внимание читателя. К сожалению, и С. Старорусский не избег некоторых грубых промахов. Так, например, на стр. 12 он пишет, что Майрон Тейлор является агентом Ватикана. Такое странное утверждение не выдерживает никакой критики. М. Тейлор хорошо известен как представитель совсем другой могущественной организации; он официальный представитель США, миллионер, видный деятель Уолл-стрита, руководитель ряда крупных капиталистических монополий. Посещая Ватикан, сей бизнесмен даёт "святому престолу" директивы об организации антидемократической деятельности, полностью соответствующие интересам империалистов и правительства США. Не он агент Ватикана, а католическая реакция, осуществляющая свою политику по заданию империалистических правящих кругов США, является агентом последних.

 

Без ущерба можно было обойтись без больших цитат, приводимых в статье тов. Старорусского (стр. 10 - 12, 18).

 

Оставляют желать лучшего и примечания, "От редакции". Часть этих примечаний даёт справки чисто формального характера (например, о Латеранском соглашении, стр. 32; Кавуре, стр. 33; Вейцзекере, стр. 211; конклаве, стр. 216). Приведём пример: объясняя значение конкордатов, автор примечания пишет, что конкордат - это "специальный договор, заключённый между Ватиканом и каким-либо правительством, об охране интересов церкви в данной стране" (стр. 33). Такое толкование односторонне и неправильно: содержание таких соглашений показывает, что они составляются, с одной стороны, для охраны экономических и политических интересов церкви, а с другой - для обслуживания интересов правительства и эксплоататорских классов того ила другого буржуазного государства.

 

В некоторых местах не исправлены неправильные утверждения Мэнхэттена, и неопытному читателю предоставлена возможность делать ошибочные выводы.

 

Государственное издательство иностранной литературы не подошло с достаточной ответственностью к изданию книги А. Мэнхэттена. Издавать такого рода книги следует, но при этом надо проявлять должную бдительность.

 

 

Опубликовано 18 ноября 2015 года




Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама