Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ есть новые публикации за сегодня \\ 18.10.18


БАЛКАРЦЫ В РУССКО-КАВКАЗСКИХ ОТНОШЕНИЯХ XVII ВЕКА

Дата публикации: 23 августа 2018
Автор: В. Б. ВИНОГРАДОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
Номер публикации: №1535034010 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. Б. ВИНОГРАДОВ, (c)

найти другие работы автора

Тесные связи народов России и Кавказа, завязавшиеся издревле, продолжали развиваться и в XVII столетии1 . Именно тогда в документах Посольского приказа впервые появляется этническое имя тюркоязычных балкарцев, обитавших в горной зоне территории нынешней Кабардино-Балкарской АССР. Сведения о различных сторонах жизни этого народа постепенно складываются в картину, отдельные фрагменты которой еще недостаточно исследованы2 .

Самое раннее упоминание в русских документах "места Балкары", его расположения, зависимости от кабардинских князей обнаруживается в связи с поисками в 1628- 1629 гг. на Северном Кавказе серебряной руды. Россия остро нуждалась в этом металле, прежде всего для монетного дела3 . Поэтому вести о том, что где-то на Кавказе есть крупное месторождение, вызвали интерес. Известие о нем привез в Москву в 1628 г. кабардинец Каншов-мурза, действовавший по поручению князя Пшемахо Камбулатовича Черкасского.

В результате поиска, предпринятого воеводой Терского города И. А. Дашковым, выяснилось, что серебряная руда добывается местными жителями в предгорьях между реками Черек и Хазнидон, т. е. в пограничье Балкарии, Кабарды и Осетии. Лучшей дорогой туда является трехверстный путь от подошвы Черных гор вверх по ущелью р. Сюгаису (Псыгансу). Примечательно сообщение Дашкова о людях, которые в качестве дани носят хлеб в мешках

из равнинной Кабарды в горы. В грамоте от 11 января 1629 г. воевода сообщал: "Живут в тех горах ясачные люди кабардинских мурз, да из Балкар, и тем местом владеет племянник Каншов-мурзы по имени Абшита Взреков"4 .

Спустя два месяца последовали уточнения: крещеные черкесы Сидор Семенов и Марко Агапитов, посланные воеводой для обследования местонахождения руды, заявили: "То место, где они с Каншов-мурзой ездили, владеют черкаских мурз Апши да Абдауллы Болкарских князей". Иногда считают упомянутых владельцев, включая Взрекова, "кабардинскими мурзами"5 . Но фактически балкарские таубии (горские князья) приходились лишь родственниками кабардинским князьям, т. к. мать (по крайней мере одного из них) была родной сестрой Пшемахо Черкасского, выданной замуж за балкарского владельца. Семенов и Агапитов рассказывали, что таубии "слушают" кабардинского мурзу Алегуку Шеганукова (крупнейший феодал Большой Кабарды), т. е. находятся в вассальной от него зависимости. Старшим из них был Взреков, "племянник" кабардинцев по матери. Упоминание о втором таубии-Абдаулле начинает цепь событий, весьма важных для истории русско-кавказских отношений. Более 20 лет после 1629 г. известия о балкарцах в русских источниках отсутствуют. Разработка предполагаемого месторождения серебра не состоялась. Политические интересы Москвы сосредоточивались тогда на Северо-Восточном Кавказе. Но в связи с посольством стольника Н. М. Толочанова и дьяка А. И. Иевлева в Имеретинское царство вновь всплывают сведения о балкарцах6 . В 1651 г. среди балкарских владельцев названы Алибек Чеполов и Айдабул. Современные специалисты единодушно полагают, что последнее имя - вариант написания Абдауллы и что здесь имелся в виду балкарский мурза, знакомый по событиям 1628 - 1629 годов. Айдабул предстал перед русскими людьми как аталык (дядь-


1 См., в частности: Кушева Е. Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией (вторая половина XVI - 30-е годы XVII века). М. 1963; Бацвадзе Т. Д. Народы Северного Кавказа в грузино-русских политических взаимоотношениях в XVI-XVIII веках. Тбилиси. 1974.

2 Кабардино-русские отношения в XVI-

XVIII вв. Док. и м-лы. Т. 1. М. 1957; Народы Кавказа. Т. 1. М. 1960; Очерки истории балкарского народа. Нальчик. 1961; Алексеева Е. П. Карачаевцы и балкарцы - древний народ Кавказа. Черкесск. 1963; История Кабардино-Балкарской АССР. Т. 1. М. 1967; Лавров Л. И. Карачай и Балкария до 30-х годов XIX в. В кн.: Кавказский этнографический сборник. Т. 4. М. 1969; Чеченов И. М. Древности Кабардино-Балкарии. Нальчик. 1969; Волкова Н. Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. М. 1973; Мизиев ИМ. Балкарцы и карачаевцы в памятниках истории. Нальчик. 1981; и др.

3 Максимов М. М. Очерк о серебре. М. 1974, с. 101 ел.

4 Кабардино-русские отношения в XVI - XVIII вв. Т. 1, с. 120 - 121.

5 Волкова Н. Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII- начале XX в. М. 1974, с. 102.

6 Полиевктов М. А. Посольство стольника Толочанова и дьяка Иевлева в Имеретию, 1650 - 1652. Тифлис. 1926, с. 31, 117.

стр. 175


ка-воспитатель) кабардинского князя Камбулата, сына Пшемахо Черкасского. А местность "Болхары" вновь упоминалась в связи с "Череком-рекой", в полутора днях пути от "Зазорукиных кабаков", т. е. поселений кабардинцев Анзоровых.

Русское посольство преодолело тогда с опасностями ("много подавило лошадей и людей, и поубивалось до полусмерти") перевал Гезе-Афцег на Главном Кавказском хребте, чему содействовали 240 горцев, собранных по приказу царя Александра Имеретинского в Балкарском ущелье и несших вьюки. В 1655 г. из Москвы в Имеретию отправилось новое посольство, возглавленное В. Жидовиным и Ф. Порошиным. Статейный список посольства сохранил многие существенные факты7 . 25 марта послы выехали из Терского городка и в начале апреля были в Кабарде у мурзы Камбулата Пшемаховича. Оттуда, уже проторенной дорогой, 14 апреля они двинулись "в Болхары". Больной Камбулат не мог вести их, и "до Болхарской щели" (ущелье р. Черек) их проводила его мать Бабасупх, вероятно, урожденная балкарка. Там послов приняли "болхарского владельца Еидабуловы дети Енбулат да Тазы да болхарский владелец Ян..." (имя последнего неразборчиво. - В. В.). Они стали проводниками на дальнейшем пути к Главному Кавказскому хребту. "Через горы" посольство провожал Енбулат (в другом месте фигурирует как Женбулат), "сын болхарского владельца Айбабула".

Балкаро-грузинские контакты той поры еще далеко не выяснены в должной мере, они имели специфическое содержание, далеко не всегда зависевшее от "кабардинского фактора"8 . Уже события 1650 - 1652 гг. показали наличие связей балкарцев с царствующим домом Имеретии. В 1655, г. эти связи закрепились. Енбулат Айдабулов посетил Имеретию, сопровождая русское посольство. Материалы посольской документации, согласуясь с имеющимися грузинскими источниками9 , сообщают: накануне выхода в обратный путь посольства молодой балкарский таубий был торжественно крещен в Кутаиси; крестным отцом его был царь Александр Имеретинский.

Известно, что вплоть до XVIII в. основная масса балкарцев исповедовала синкретическую (языческо-христианскую) религию, оставаясь в глазах подлинных христиан язычниками10 . Мусульманское имя Абдулла, которое носил отец Енбулата, не служит признаком вероисповедания, хотя исключать возможность приверженности к исламу этого феодала, тесно связанного с кабардинскими князьями, нельзя. Но в любом случае крещение балкарского владельца из влиятельной фамилии было серьезным политическим шагом, рассчитанным на перспективу балкаро-грузинского союза. Когда весной 1658 г. из Имеретии в Москву выехал находившийся там кахетинский царь Теймураз, союзник России в борьбе с Турцией и Ираном, его путь лежал через Балкарию, где он получил поддержку. Там к царскому кортежу присоединился еще один член знатной фамилии, Артутай Айдабулов ".

Артутай - первый балкарец, посещение которым Москвы отражено в источниках12 . Долгой и нелегкой была его дорога в Москву. Он прибыл в российскую столицу одновременно с девятью тушинами (горцы Восточной Грузии) и тремя шибутами (посланцами чеченцев Аргунского ущелья)13 . Царь Алексей Михайлович с почетом принял в Грановитой палате представителя балкарской княжеской семьи, доказавшей дружественность к России, благодарил его за услуги и по обычаю подарил "сорок соболей ценой в 40 рублев". Равного пожалования удостоились из всех приехавших (не считая Теймураза, статус которого как царя Кахетии был гораздо выше) только главный из шибутов Алхан и двое старшин Тушетии, в дружбе с которой в те годы была заинтересована Россия, осваивая путь в Закавказье по Аргунскому ущелью14 .


7 ЦГАДА, ф. ПО, Сношения России с Грузией, 1655 г., д. 2, лл 1 - 56.

8 Виноградов В. Б. Новое о периодизации и характере грузино-северокавказских историко-культурных связей (до начала XX века). В кн.: IV Международный симпозиум по грузинскому искусству. Тбилиси. 1983, с. 5 - 6.

9 См. Накашидзе Н. Т. Русско-грузинские политические отношения в первой половине XVII в. Тбилиси. 1968.

10 Лавров Л. И. Эпиграфические памятники Северного Кавказа. Ч. П. Л. 1966, с. 137сл.

11 ЦГАДА, ф. ПО, Сношения России с Грузией, 1658 г., д. 6, лл. 4 - 17.

12 Подробнее см.: Виноградов В. Б. Артутай - друг Москвы.. В кн.: Время, горы, люди. Грозный. 1980, с. 87 - 92.

13 Кушева Е. Н. Ук. соч., с. 79; Магомадова Т. С. О времени исламизации населения Аргунского ущелья. В кн.: Археология и вопросы атеизма. Грозный. 1977, с 80сл.

14 Кушева Е. Н., Усманов М. Н. К вопросу об общественном строе вайнахов

стр. 176


Пока не найдены документы, раскрывающие подробности пребывания балкарского таубия в столице России15 . Однако известно, что он пробыл в Москве около года. Вероятной целью появления Артутая в Москве было принесение присяги русскому царю от имени балкарцев16 . Шибуты и тушины принесли тогда такую присягу, выступая в полном согласии с Теймуразом, которого они сопровождали17 . Побудительной причиной складывания российской ориентации у народов Кавказа была необходимость зашиты от агрессивных действий султанской Турции, Крымского ханства и шахского Ирана18 .

Осенью 1659 г. Артутай возвратился на родину. Известно, что в последней трети XVII в. грузинскому царю Арчилу с сыновьями не раз приходилось скрываться в Балкарии и Дигории от турецких и персидских захватчиков. Арчиловичи неоднократно проезжали через Кабарду в Терский городок, Астрахань и Москву19 . И тем же путем возвращались. Без содействия балкарцев, дружественных России и Грузии, это не могло бы иметь места. Окончательное вхождение Балкарии в состав России завершилось в конце XVIII в.20 , но начало этого процесса связывается с событиями, отраженными в источниках XVII века.


(письмо 1657 г. из Шибутского джамаата царю Алексею Михайловичу). - Советская этнография, 1978, N 6, с. 99сл.

15 Черепнин Л. В., Пашуто В. Т. Образование Русского централизованного государства в сравнительно-историческом аспекте (XVI-XVII вв.). - Вопросы истории, 1978, N 2.

16 Азаматов К. Г. К вопросу о русско-балкарских отношениях в XVIII в. В кн.: Великий Октябрь и передовая Россия в исторических судьбах народов Северного Кавказа. Грозный. 1982.

17 Бузуртанов М. О., Виноградов В. Б., Умаров С. Ц. Навеки вместе. Грозный. 1980, с. 34 - 35.

18 Виноградов В. Б. Россия и Северный Кавказ. (Обзор литературы за 1971 - 1975 гг.). -История СССР, 1977, N 3.

19 Месхиа Ш. А., Цинцадзе Я. З. Из истории русско-грузинских взаимоотношений X-XVIII веков. Тбилиси. 1958, с. 87сл; Таташвили В. Грузины в Москве. Тбилиси. 1959; Пайчадзе Г. Г. Материалы по истории русско-грузинских отношений (80 - 90-е годы XVII века). Т. 1. Тбилиси. 1974, с. 6.

20 Блиев М. М. К вопросу о времени присоединения народов Северного Кавказа к России. - Вопросы истории, 1970, N 7; Киняпина Н. С, Блиев М. М., Дегоев В. В. Кавказ и Средняя Азия во внешней политике России. Вторая половина XVIII -80-е годы XIX в. М. 1984, с. 38сл.

Опубликовано 23 августа 2018 года




Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама