аталог
ѕорталус
 рупнейша€ база публикаций

 Ћј——»„≈— јя –”—— јя ѕ–ќ«ј есть новые публикации за сегодн€ \\ 25.09.17

" –ј—Ќјя √ќ—“»Ќ»÷ј" ЅјЋ№«ј ј: ћќ“»¬џ » –≈ћ»Ќ»—÷≈Ќ÷»» ¬ “≈ —“ј’ ƒќ—“ќ≈¬— ќ√ќ

ƒата публикации: 20 декабр€ 2016
јвтор: Ќ. ¬. „≈–Ќќ¬ј
ѕубликатор: јлександр ѕавлович Ўиманский
–убрика:  Ћј——»„≈— јя –”—— јя ѕ–ќ«ј
»сточник: (c) http://portalus.ru
Ќомер публикации: є1482235939 / ∆алобы? ќшибка? ¬ыделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Ќ. ¬. „≈–Ќќ¬ј, (c)

найти другие работы автора

—в€зь "корневой системы" творчества ƒостоевского с конкретными €влени€ми западной литературы вообще и французской в частности неоднократно привлекала внимание исследователей. 1ѕредлагаема€ работа - еще один шаг в этой области.

ƒокументальных подтверждений тому, что ƒостоевский читал " расную гостиницу" Ѕальзака, нет. 2 ¬первые новелла "L'auberge rouge" была опубликована в 1831 году в августовских номерах "Revue de Paris", в 1832 году вошла в "Ќовые философские сказки" (издание √осселена), а в 1846 году включена автором в п€тнадцатый том "„еловеческой комедии" (второй том "‘илософских этюдов"). ѕервый перевод новеллы на русский €зык под заглавием " расный трактир" по€вилс€ в 1833 году в "—ыне ќтечества", 3 и в том же году вышло ее отдельное издание. 4

ƒостоевский мог познакомитьс€ с новеллой и в оригинале (в его библиотеке было полное собрание сочинений любимого автора 5 ), и в русских переводах. ¬первые св€зь " расной гостиницы" с творчеством ƒостоевского была отмечена ». Ћапшиным, который сопоставил лишь один мотив новеллы (желание преступлени€ у геро€ как начало преступлени€) с линией "»ван-—мерд€ков". 6


1 »з литературы по теме "ƒостоевский и Ѕальзак" следует отметить наиболее значительные работы: √россман Ћ. ѕ. 1) ƒостоевский и Ѕальзак // –усска€ мысль. 1914. N 1; 2) Ѕиблиотека ƒостоевского. ќдесса, 1919. —. 27 - 63; 3) ѕоэтика ƒостоевского. ћ., 1925. —. 64 - 115; Fanger D. Dostoevsky and romantic realism: A study of Dostoevsky in relation to Balzac, Dickens, and Gogol. Cambridge, Mass., 1967; –езник –. ј. ƒостоевский и Ѕальзак // –еализм в зарубежных литературах XIX- XX веков.: ћежвуз. науч. сб. —аратов, 1975. ¬ып. 4. —. 153 - 203.

2 ”твержда€, что ƒостоевский читал этот рассказ, ». Ћапшин ссылаетс€ на устное указание ј. Ћ. Ѕема, см.: Ћапшин ». " расный кабачок" Ѕальзака и "Ѕрать€  арамазовы" ƒостоевского // ¬ол€ –оссии. ѕрага, 1927.  н. 2. —. 72.

3  расный трактир. ѕовесть Ѕальзака // —ын ќтечества. 1833. „. 162. —. 3 - 63.

4  расный трактир. ѕовесть. —ѕб., 1833.

5 Balzac H. de. 20 vol. Paris, 1856; Balzac H.de. : 24 vol. 1869 - 1876, см.: √россман Ћ. ѕ. —еминарий по ƒостоевскому. ћ.; ѕг., 1922. —. 32.

6 Ћапшин ». " расный кабачок" Ѕальзака и "Ѕрать€  арамазовы" ƒостоевского. —. 66 - 77.

Ќ. ¬. „ернова, 2001

стр. 188


¬след за Ћапшиным Ћ. ѕ. √россман указал на сходство мотива "мысленного преступлени€" в новелле Ѕальзака и в "Ѕрать€х  арамазовых" (ѕроспер-ƒмитрий), а также на сходство аргументации персонажа Ѕальзака и –аскольникова в рассуждени€х о праве убить ничтожество ради счасть€ других людей. 7

¬еро€тно, вопрос может быть поставлен значительно шире. ќдно из важных направлений в исследовании творчества ƒостоевского обозначено в названии известной статьи ј. Ћ. Ѕема "ƒостоевский - гениальный читатель": прочитав Ѕальзака в юности, ƒостоевский в течение всей своей творческой жизни оставалс€ под впечатлением ошеломивших его открытий великого француза в разгадке "тайны человека", ощуща€ "вселенское" в его характерах. Ќаход€сь под оба€нием тем, сюжетов и образов Ѕальзака, ƒостоевский, однако, преодолевает натуралистическое и физиологическое, сентиментальное, "готическое" у своего учител€; в соответствии с собственными этическими принципами, с €рко выраженной христианской, православной концепцией мира и человека он нередко спорит с Ѕальзаком.

—южет новеллы прост. Ќа обеде у парижского банкира немецкий коммерсант √ерман рассказывает о страшном преступлении: тридцать лет назад в √ермании в гостинице был убит и ограблен фабрикант - его нашли с отрезанной головой. ѕодозрение падает на ѕроспера, одного из двух друзей-французов, ночевавших в гостинице вместе с фабрикантом. ¬ тюрьме перед казнью ѕроспер рассказал √ерману свою историю: он действительно намеревалс€ убить, но в последнюю минуту удержалс€ от преступлени€. ¬о врем€ рассказа √ермана один из гостей, молодой человек, от лица которого ведетс€ повествование, догадываетс€, что насто€щий убийца, ставший знаменитым банкиром “айфером (в его дочь влюблен повествователь), присутствует за общим столом. „тобы не стать сообщником совершенного некогда преступлени€, рассказчик бежит от своей любви, путешествует, а возвратившись, устраивает дома "суд" из друзей, которые должны решить, женитьс€ ему на дочери преступника или нет. «а женитьбу голосуют профессионалы-юристы, против - молодые люди, "еще подвластные чарам невинности". 8 –ассказ заканчиваетс€ вопросом, стоило ли вообще верою узнавать, что отец его невесты - убийца. * Ќовелла Ѕальзака по€вилась практически одновременно с " расным и черным" —тендал€ (1831), вскоре после "’роники времен  арла IX" ѕ. ћериме (1829) и "ѕоследнего дн€ приговоренного к смерти" ¬. √юго (1829), в ту же пору, когда и в живописи


7 √россман Ћ. ѕ. ѕоследний роман ƒостоевского // ƒостоевский ‘. ћ. Ѕрать€  арамазовы. ћ., 1935. “. 1. —. 10 - 11.

8 Ѕальзак ќ. —обр. соч.: ¬ 24т. ћ., 1960. “. 19. —. 70. ¬ дальнейшем ссылки на это издание даютс€ в тексте с указанием тома - римской цифрой, страницы - арабской.

стр. 189


обостр€етс€ интерес к трагическим и кровавым сюжетам: "ѕлот ћедузы" “. ∆ерико (1819, художник делал этюды с отрубленных голов в морге), "–езн€ на ’иосе" Ё. ƒелакруа (1823). ¬о французской художественной культуре 1820 - 1830-х годов происходит процесс осмыслени€ еще живых воспоминаний о гильотине террора, о бесчисленных жертвах наполеоновских войн, подчас это причудливо сочетаетс€ с картонными страхами готических романов, с "карнавализацией" недавнего чудовищного прошлого: в осмыслении трагедии в ее социальном сегодн€шнем аспекте есть привкус романтизации минувшего.

¬ этом отношении новелла Ѕальзака может рассматриватьс€ как своего рода модель дл€ исследовани€ подобных художественных структур. ќснований дл€ этого множество: почти современный интертекст, вплетенный в "готическую" ткань рассказа; действие, происход€щее во врем€ наполеоновских войн и к тому же в √ермании (традиционна€ декораци€ кровавой романтической новеллы); сюжет, граничащий со сказкой или легендой (ср. с "–ассказом об отрубленной руке" ¬. √ауфа или с "Ёликсиром долголети€" Ѕальзака - 1830); натурализм убийства, несомненно отмеченный некоторым карнавальным гиньолем, который делает преступление скорее предлагаемым обсто€тельством дл€ развити€ психологической драмы; случайное разоблачение истинного виновника; этический, больше характерный дл€ философского этюда, чем дл€ художественного произведени€, суд (новелла включена в "‘илософские этюды" "„еловеческой комедии"); наконец, финальна€ фраза, благодар€ которой и открываетс€ им€ убийцы: "- ƒурак! «ачем было спрашивать, не уроженец ли он (преступник. - Ќ. „.) города Ѕове?" (XIX, 74), с одной стороны заставл€юща€ вспомнить парадоксально-иронические концовки новелл ћериме, с другой стороны открывающа€ путь к вечным проблемам и вопросам высокого социального реализма XIX в.

»гра €рмарочными и глубоко психологическими мотивами, остро, но не очень последовательно выстроенна€ Ѕальзаком, сквозь оптику ƒостоевского воспринимаетс€ в иных масштабах. Ѕальзака занимает проста€ и жестка€ этическа€ схема: искушение, победа над искушением, неправедное наказание и возда€ние. ќднако важнейша€ нравственна€ проблема, как ни парадоксально, смещена в самый конец и никак не развита: нужна ли истина, принос€ща€ горе? » именно эта проблема правды, лжи, цены правды, страдани€, сострадани€ привлекает ƒостоевского. Ѕальзак показывает путь от романтического, "мечтательного" преступлени€ к его логическому просчету и к страху перед преступлением. ” него преступление задумываетс€ одним, а совершаетс€ другим персонажем, у ƒостоевского - одним и тем же (–аскольников).  роме того, ƒостоевский развивает намеченную Ѕальзаком тему богатства, исключа€ из нее аспект преступлени€ ("ѕодросток"), а в образ –аскольникова вносит иные мотивы Ѕальзака о завоевании мира (–астинь€к,

стр. 190


"убить <...> мандарина" - II, 393) и комплексы Ќаполеона, св€занные, скорее, с героем —тендал€ - ∆юльеном —орелем (" расное и черное").

"ћечтательство" ѕроспера чревато преступлением и материализуетс€ в теорию, в которой мерещатс€ будущие "выкладки" –аскольникова: "—ами его мысли были, конечно, уже преступлением <...>. ќн задалс€ вопросом, зачем жить этому старому немцу" (XIX, 51 - 52). ќбщим €вл€етс€ и натурализм в изображении насильственной смерти, и описание психологического состо€ни€ ѕроспера и –аскольникова во врем€ преступлени€: внимание фиксируетс€ на звуке, врем€ измер€етс€ мгновением, образ-символ Ѕальзака ("бледный луч луны" - XIX, 52) у ƒостоевского драматизирован (€ркий лунный свет и "огромный, круглый, медно-красный мес€ц" - 6, 213). ”никальна€ психологическа€ ситуаци€, когда в момент убийства ѕроспер "машинально попросил помощи у Ѕога"" (XIX, 53), вызывает определенные ассоциации с рассказом ћышкина о преступнике, убившем со словами: "√осподи, прости ради ’риста!" (8, 183). Ќож, занесенный над жертвой, вызывает у ѕроспера и у ћышкина видение "внутреннего света" (XIX, 53; 8, 194 - 195). » ѕроспер, и ƒмитрий  арамазов в последнее мгновение перед преступлением одерживают победу над "чертом" (XIX, 53; 14, 425 - 426).  атарсические ощущени€ јлеши  арамазова в главе " ана √алилейска€" и –аскольникова в эпилоге сопоставимы с переворотом в душе ѕроспера, когда он "в радостном, восторженном порыве возблагодарил Ѕога" (XIX, 53 - 54). ќтмечу также близость сюжетных и художественных ходов: у “айфера лицо-маска (XIX, 40, ср. со —таврогиным), двойственность убийцы (хороший муж и отец), психологическа€ дуэль (игра в кошки-мышки) между повествователем и “айфером по модели "палач-жертва" (ср.: ѕорфирий-–аскольников), привод€ща€ к разоблачению убийцы.

√россман первый отметил св€зь мотива "’отел убить, но не повинен! Ќе €!" (ћит€  арамазов, 15, 579 - 580) с " расной гостиницей". ќднако это суждение нуждаетс€ в развитии в св€зи с темой невинно осужденного, суда и судебной ошибки. ѕриговор суда противопоставлен у обоих писателей христианскому отношению к осужденному как к "несчастному". √лавное доказательство "Ќевиновности ѕроспера - сон о детстве: "Ќет, € не мог отсечь голову этому человеку, раз € видел во сне, что играю в горелки" (XIX, 58). ¬спомним слова јлеши об одном "хорошем", "св€том" воспоминании, вынесенном из детства, которое спасет на всю жизнь (15, 195), рассказ √ерценштубе на суде о ћите в детстве (15, 106 - 107), а также названи€ книги двенадцатой ("—удебна€ ошибка") и главы ("ћедицинска€ экспертиза и один фунт орехов") в романе "Ѕрать€  арамазовы".

–азумеетс€, принципиальна€ разница, отличающа€ писател€ психолога 1870-х годов, заключаетс€ в отсутствии точного указани€ на то, кто есть подлинный убийца. —южет и психологи€ героев

стр. 191


Ѕальзака абсолютно рациональны и прозрачны, в то врем€ как ƒостоевский предлагает читателю четыре модели: ћит€ - осужденный убийца и ћит€ - невинный; »ван - невиновный и »ван - потенциально не освобожденный от подозрени€ (не юридического, но авторского и читательского).   этому надо прибавить еще двух возможных убийц: »вана как организатора преступлени€ и —мерд€кова. “аким образом, из всех вовлеченных в убийство персонажей ни один не €вл€етс€ ни виновным, ни невинным. »менно поэтому "Ѕрать€  арамазовы" смогли стать и стали почвой дл€ построени€ практически игровых моделей-перевертышей, где носитель добра оборачиваетс€ носителем зла, что говорит, разумеетс€, не о справедливости этих построений, а о создании ƒостоевским некой сюжетной и психологической конструкции, котора€, по определению, допускает все. ¬ переложении вины на јлешу есть лишь одна и несомненна€ правда, которую определил еще Ѕальзак. ≈е можно сформулировать примерно так: там, где сотворено зло, не бывает невиновных. ¬ мире ƒостоевского "вс€к за вс€кого виноват". ¬ конце концов и ѕроспер, замысливший и продумавший до мелочей несовершенное преступление, €вл€етс€ как бы генератором зловещих идей, которыми насыщаетс€ атмосфера, где взрастает умысел другого, ибо "идеи нос€тс€ в воздухе". –азумеетс€, триада "»ван-ƒмитрий-—мерд€ков" гораздо сложнее, но "алгебраическа€ модель" выстраиваетс€ во французской литературе в первой трети XIX в.

—воеобразным эпилогом новеллы Ѕальзака стала глава, где описан еще один суд за обедом избранных самим героем "пор€дочных людей" (своего рода двойник суда над ѕроспером) с целью путем голосовани€ решить вопрос, женитьс€ ли ему на дочери преступника. «аметим сразу, что в отличие практически от всех текстов Ѕальзака этот сюжет не €вл€етс€ ни жизнеподобным, ни фантастическим ("Ќеведомый шедевр", "Ўагренева€ кожа"), а чисто умозрительным, условным и в принципе писателю не свойственным. ќн словно бы открыто за€вл€ет читателю: такого не бывает. Ёто одна из немногих сцен у Ѕальзака, котора€ напр€мую смыкаетс€ с теми €влени€ми мировой литературы, которые оформ€тс€ лишь через столетие - например, ƒюрренматт. ѕри этом следует признатьс€, что художественна€ сторона отрывка, возможно и сознательно, никакой ценности не имеет и остаетс€ чисто социально-этической риторикой. ” читател€ создаетс€ впечатление, что суд "пор€дочных людей" выносит неправильное решение, руководству€сь прагматическим, корыстным расчетом. “аким образом, торжествует абстрактна€ мораль и совершенно мнима€ справедливость, поскольку "жива€ жизнь" - любовь молодых людей - из расклада полностью исключаетс€ и утверждаетс€, что суд, по определению, решить нравственную проблему не может. ќткровенно ироническим €вл€етс€ и обращение геро€ к "“олковому словарю различных вопросов совести". ¬ыход из тупика намечен лишь открыто циничным сужде-

стр. 192


нием одного из судей касательно того, что причиной беды €вл€етс€ заложенное в природе нравственности стремление знать правду. “олько умение закрыть глаза на правду может сн€ть мучительные вопросы и избавить от нравственных страданий.

¬ этом своеобразном философском этюде, которым и кончаетс€ новелла Ѕальзака, есть немало основополагающих позиций, которые прочитываютс€ у ƒостоевского. Ёто и его реакци€ на реальные судебные процессы: невозможность решить этическую проблему административным путем и найти адекватную юридическую формулу дл€ наказани€, а также суждение о том, что нет двух нравственностей - что нравственно дл€ человека, то должно быть нравственно и дл€ члена общества; и в творчестве - несовместимость нравственных и прагматических суждений, неправедность любого человеческого суда, невозможность знани€ истины и, наконец, сомнение в том, что знание способствует справедливости. ќтсюда один шаг до основополагающего убеждени€ ƒостоевского в том, что осуждение, суд и приговор могут быть полностью произведены человеком лишь над самим собой и что Ѕожественное начало - совесть - есть единственный окончательный суд. Ётот вывод осталс€ за пределами новеллы Ѕальзака, но внутри ее были поставлены кардинальные вопросы справедливости и нравственного правосуди€, весьма близкие к тем, на которые своим творчеством отвечал ƒостоевский.

» последний сюжет на острую этическую тему в " расной гостинице", который может быть рассмотрен как источник чрезвычайно близких ƒостоевскому и его творчеству идей и мотивов. Ёто казнь, отношение к ней осужденного, зрител€ и повествовател€ в самых разных аспектах - от трагедии до натурализма и почти до гиньол€. Ќе только три этих аспекта, но и шокирующее их смешение, в общем характерное дл€ эпохи Ѕальзака, в совершенно ином масштабе и размахе, несомненно, есть и у ƒостоевского. ¬ теме приговоренного к смерти Ѕальзак не стал отказыватьс€ от романтической формулы геро€ с гордо подн€той головой. ¬ажнее другое: перед смертью ѕроспер обращаетс€ к "живой жизни", а от нее - к тому, что сейчас прин€то называть вопросами экзистенциальными: "Ќо существует ли будуща€ жизнь? <...> — чем же € уйду отсюда? <...> јх, должен же быть Ѕог, иначе все это слишком глупо!" (XIX, 60 - 62). Ёто погранична€ ситуаци€, определенна€ потом ƒостоевским: "Ѕытие только тогда и начинает быть, когда ему грозит небытие" (24, 240). » хот€ сомнени€ геро€ Ѕальзака в вопросе о существовании "будущей жизни" и Ѕога сопровождаютс€ авторским комментарием: "¬есь восемнадцатый век сказалс€ в этом вопросе" (XIX, 60), что отсылает читател€ к просветительским взгл€дам на проблему веры и в первую очередь к ¬ольтеру ("≈сли бы Ѕога не было, его следовало бы выдумать"), все-таки приход геро€ перед смертью к этой проблеме, конечно же, знак ее первостепенности в этике Ѕальзака.

стр. 193


ƒостоевский придает осужденному на смерть из рассказа ћышкина ощущени€, противоположные своим в день собственной казни: у того мысль о его "новой природе" в "такую злобу переродилась, что ему уж хотелось, чтобы его поскорей застрелили" (8, 52). ѕроспера мысль о своей "будущей жизни" бросает в братские объ€ти€ к незнакомому человеку, в тюрьме, в последний миг быти€. Ёто "два существа", сошедшиес€ в "бесконечности" и решающие "последние", "пороговые" вопросы, принужденные "хот€ бы погибнуть, но примкнуть оп€ть к люд€м", образовавшие подлинное братство накануне физической смерти. Ёто финал вставной новеллы о преступлении. —уд и казнь не описываютс€ рассказчиком. » думаетс€, не случайно: обретение истины свершилось, и это главное. ќднако √ерман сообщает: "я был свидетелем казни <...>. Ѕедный юноша не отрывал от мен€ взгл€да.  азалось, он уже жил только во мне!" (XIX, 63). ј. ј. ”хтомский писал о "доминанте" ƒостоевского на другого. ќсобенно это про€вилось в отношении ƒостоевского к смертной казни. ќн присутствовал на казн€х террористов, возмущалс€ поведением “ургенева, во врем€ казни “ропмана отвернувшегос€ в последнюю минуту и, как полагал ƒостоевский, сосредоточенного на себе "в виду отрубленной головы" другого. 9 » √ерман, и ћышкин, оба смотр€т в глаза казнимому "ровно за минуту до смерти" (8, 55), когда равноценное человеческое существование подходило к концу и последний взгл€д на казнимого €вл€л собою жест христианского милосерди€.

»сследователи отмечали "странности" в рассказе ћышкина о смертной казни, преувеличенный и даже нездоровый интерес его к этой теме. 10 —корее, это есть выражение "вселенской отзывчивости" кн€з€. ќднако в разработке этой темы "мерещитс€" еле уловимый "карнавальный" оттенок. ƒействительно, тема обсуждаетс€ вроде бы с самыми неподход€щими дл€ этого собеседниками - с лакеем с дамами, которых кн€зь видит впервые; в самом неподход€щем месте - в приемной генерала ≈панчина, а потом в светской гостиной; и наконец, в самое неподход€щее врем€ и обстановке - после сытного завтрака, за кофе, сразу после разговора про осла, когда еще не отзвучал хохот девиц ≈панчиных, а также в игривом контексте замечани€ јглаи: "¬ам покажи смертную казнь и покажи вам пальчик, вы из того и из другого одинаково похвальную мысль выведете" (8, 53). ¬ рассказ ћышкина о смертной казни врываютс€ "карнавальные" нотки, напоминающие л€мшинскую марсельезу, мерещитс€ атмосфера площадна€, с нарочитой двусмысленностью,


9 ѕодробно об этом аспекте отношени€ ƒостоевского к смертной казни см.: Ѕуданова Ќ. ‘. »стори€ "обращени€ и смерти" –ишара, рассказанна€ »ваном  арамазовым //ƒостоевский. ћатериалы и исследовани€. —ѕб., 1996. “. 13. —. 115- 119.

10 —м. об этом, например: ƒжоунс ћ.   пониманию образа кн€з€ ћышкина // ƒостоевский. ћатериалы и исследовани€. Ћ., 1976. “. 2. —. 107 - 108.

стр. 194


игрой слов, каламбурами, просторечьем, "карнавальной анатомией", натурализмом.  стати, перва€ "отскочивша€ от палачова топора" (1, 258) голова в творчестве ƒостоевского принадлежит его "карнавальному" герою ѕрохарчину-"пульчинелю".

¬. ј. “униманов указал на один из источников темы отрубленной головы в творчестве писател€ - заметку 1834 года "ѕродолжение жизни после обезглавлени€" (9, 433), которую ƒостоевский мог запомнить с отрочества. ќбозначив "карнавальный" подтекст смертной казни у ƒостоевского, выскажу предположение, что гиньольна€ окраска темы отрубленной головы могла внедритьс€ в творчество ƒостоевского именно из французского искусства. ћаску √иньол€ как персонажа французского кукольного театра, пользовавшуюс€ не меньшей известностью, чем ѕетрушка в –оссии, создал Ћ. ћурге, открывший в 1804 году собственный театр гиньол€ в Ћионе. »нтересно, что ћышкин предвар€ет два своих рассказа о смертной казни - и с лакеем, и с ≈панчиными - одной и той же фразой, почти дословно повтор€ющейс€: "я во ‘ранции видел, в Ћионе. ћен€ туда Ўнейдер с собою брал" (8, 19); "я в Ћионе видел, € туда с Ўнейдером ездил, он мен€ брал.  ак приехал, так и попал" (8, 54).  онтекст театральный ("видел", "попал"), как и в вопросе јглаи: "„то же, вам очень понравилось? ћного назидательного? ѕолезного?" (8, 54). ќсобенно попул€рен был театр гиньол€ во врем€ июльской революции 1830 года. √юго в "ѕоследнем дне приговоренного к смерти" пишет о веселых карнавальных хороводах вокруг гильотины, а также о целом гильотинном жаргоне. ¬ "ќтце √орио" Ѕальзака ¬отрен- оллен называет гильотину на манер каторжников "¬довой", там же даны названи€ головы в арго - "—орбонна" (у живого человека) и "чурбан" (отрубленна€ голова - II, 453, 440). »звестно, что после поражени€ ‘ранцузской революции аристократки в пам€ть о погибших на гильотине знатных дамах (вспомним еще одну отрубленную голову в романе "»диот" - у мадам ƒюбарри) завели моду носить красные бархотки на шее, своего рода "след гильотины".

—равним с темой отрубленной головы в " расной гостинице": убийца усмехаетс€, гл€д€ на жертву, чь€ "толста€ ше€ отличалась молочной белизной, которую так подчеркивал черный галстук" (XIX, 48). Ўутка и смерть сопр€гаютс€ и дальше в типично "карнавальной анатомии": герои смеютс€ над своими подушками, у фабриканта под головой - баул с золотом и бриллиантами, у ѕроспера - шкатулки с хирургическими инструментами. » наконец, ужасна€ метафора в финале - образ еще одной "отсеченной головы" (XIX, 73) убийцы “айфера в качестве приданого к свадьбе его дочери. Ёта кровава€ метафора удваиваетс€: отрубленна€ голова фабриканта и ее "двойник" - отрубленна€ голова убийцы. Ќо и это еще не все. —удьи, реша€ вопрос о том, женитьс€ или нет герою на дочери убийцы, используют дл€ голосовани€ "урну" - биль€рдную плетеную корзинку с узким горлом, в кото-

стр. 195


рую бросают шары, как головы, - красный (цвет крови) и белый. Ёто можно рассматривать как своеобразный метонимический перенос, когда в результате суда множатс€ отрубленные головы - на этот раз влюбленных молодых людей. “ак двоитс€ и множитс€ зло: от отрубленных голов фабриканта, ѕроспера, преступника “айфера, его дочери, повествовател€ - до поместий мадемуазель “айфер, где "стоит цела€ лужа крови, и наследство ее батюшки насто€щее ’ацельдама" (XIX, 73). ѕогруженное в библейскую историю убийство одного человека сопр€гаетс€ с мировым, космическим злом.  ак тут не вспомнить топор, запущенный во ¬селенную и ставший спутником «емли, из рассказа »вана  арамазова.

  сказанному можно было бы добавить много других соприкасающихс€ тем, деталей, особенностей поэтики Ѕальзака и ƒостоевского. ѕодчеркнута€ эмблемность и символичность, особенно €рко про€вл€ющиес€ в художественном пространстве и времени. —амо место действи€ новеллы Ѕальзака (в разных переводах - "гостиница", "харчевн€", "кабачок") соедин€ет в себе пространство трактира, где происход€т важнейшие событи€, встречи героев (ср. с ƒостоевским, у которого в кабаках герои говор€т о "последних" вопросах быти€), с пространством жилища героев с его особой "геометрией": комната с перегородкой, зала с двум€ выходами, двор с высоким забором. ѕространство гостиницы с множеством мух тесно и зловонно, во дворе страшна€ скученность (ср. с устойчивыми символами у ƒостоевского: муха, дом-"Ќоев ковчег"). —имволика пространства определ€етс€ категори€ми "открытости-закрытости": красна€ гостиница как место преступлени€ (впервые герои вид€т ее в лучах заката с высокого утеса как дь€вольское место) и пространство за ее пределами, св€занное с выходом через окно: берег, река, горы, €сное небо, чистый воздух, звезды, космос, где герой переживает очищение и отказываетс€ от преступных замыслов. ¬озвращение в гостиницу символизирует возвращение на место, где преступление все-таки свершилось. “ак же символично и врем€, которое в кризисных точках катастрофически сгущаетс€ и измер€етс€ у обоих писателей минутами и мгновени€ми (перед преступлением), или раст€гиваетс€ (последн€€ ночь перед смертью), или обозначаетс€ тиканьем стенных часов, которое запечатлеваетс€ в сознании преступника (ѕроспер и –аскольников). ƒругие общие символические хронотопы - светска€ гостина€, где герои рассказывают о преступнике и о смертной казни и где происход€т "конклавы", разоблачени€, кризисные событи€, или камера смертника в последнюю его ночь, или судебна€ зала, где выноситс€ приговор. ѕейзаж тоже обозначен общей эмблемой - "косые лучи заход€щего солнца" (XIX, 44), св€занной у обоих писателей с райской гармонией, с "золотым веком". —имволика красного цвета как цвета крови, преступлени€, дь€вольских сил дана у обоих писателей чисто в романтическом ключе (у ƒостоевского, например: "красновата€ жидкость", плеснувша€ в глаза √о-

стр. 196


л€дкину, дом с красными занавесками в "Ќеточке Ќезвановой", красна€ лестница в гостинице и красна€ ћейерова стена в "»диоте"). ” обоих - внимание к разработке оттенков красного цвета: у Ѕальзака гостиница на закате "была окрашена в красный цвет и выдел€лась большим багровым п€тном..." (XIX, 45); ср. у ƒостоевского - видение на Ќеве в "—лабом сердце": Ќефедевич смотрит в даль, "вдруг заалевшую последним пурпуром кровавой зари, догоравшей в мгл€ном небосклоне" (2, 48). —ледует отметить также общее в подчеркнуто символичной разработке некоторых мотивов.

ћотив двойничества. √ерои-двойники: ѕроспер - теоретическое преступление, его друг - кровава€ практика, а также рассказчик, который может стать преступником вдвойне, женившись на дочери убийцы или рассказав ей правду об отце. –одные луга, которые вспоминает ѕроспер перед смертью, и "тридцать арпанов луга", которые он мечтал купить на деньги фабриканта, замышл€€ преступление в теории, превращаютс€ на практике в поместь€ “айфера с "лужей крови", в поле крови, купленное »удой за тридцать сребреников. ƒруга€ мечта ѕроспера - разбогатеть в результате убийства и стать уважаемым человеком - воплощаетс€ в известности преступника “айфера, которого как богатого банкира принимают в лучших домах. » наконец, мечта ѕроспера "женитьс€ на девице из Ѕове" материализуетс€ в невесту рассказчика - дочь уроженца Ѕове. ƒумаетс€, тема двойничества здесь имеет у Ѕальзака €рко выраженный романтический акцент: контраст мечты и реальности, разлад между ними.

ћотив денег, св€занный с мечтой (глин€на€ копилка матери ѕроспера и мечта его отца купить землю), с родственниками (желание ѕроспера помочь матери), смертью (смерть матери ѕроспера). —р., например, с разработкой этого мотива в "ѕреступлении и наказании" и в раннем рассказе "√осподин ѕрохарчин", где в образах сна ѕрохарчина сопр€гаютс€ две темы - родственники и деньги.

—ны. ƒл€ обоих писателей характерен особый интерес к природе сна, к его механизму, когда прослеживаютс€ разные фазы сновидени€ - от дремоты, фантастических образов, грез, бреда до пробуждени€, причем у Ѕальзака акцентирован почти медицинский аспект. √ерои Ѕальзака и ƒостоевского засыпают под стук капель, под тиканье ма€тника стенных часов. —ны героев напр€мую св€заны с преступлением, а пробужда€сь, они сталкиваютс€ с кошмаром в действительности как продолжением сна на€ву: ѕроспер видит труп, –аскольников - —видригайлова как материализацию своего ужаса из сна. —он в детстве служит оправданием дл€ геро€. ѕреступлением маркированы и общие у персонажей Ѕальзака и ƒостоевского болезни, св€занные со сном, - лунатизм, галлюцинации, летарги€. ¬ообще все известные медицинские определени€ в адрес героев ƒостоевского как сборища людей больных, нервнобольных, сумасшедших, кликуш, эпилептиков, бесноватых, юродивых,

стр. 197


калек, парализованных и т. д. весьма характерны и дл€ персонажей Ѕальзака. ƒостоевского могло заинтересовать повышенное внимание Ѕальзака к медицине, который ставил своим геро€м диагнозы как врач, часто напр€мую св€зыва€ болезнь тела с болезнью духа: “айфер страдает нервной болезнью, сопровождающейс€ приступами, похожими на эпилептические, названы лекарства. Ќамечена тема возмезди€: у дочери “айфера истерики и нервные припадки.

Ќекоторые особенности композиции и повествовательной системы рассказа Ѕальзака не были чужды ƒостоевскому. ƒействие в новелле Ѕальзака начинаетс€ в светской гостиной, рассказ ведетс€ от первого лица. ѕовествователь надменно отдел€ет себ€ и свой стиль изложени€ от стил€ второго повествовател€ - √ермана, вследствие чего и выступает в роли переводчика с немецкого во вставной новелле о преступлении (XIX, 41). Ќе скрываютс€ претензии повествовател€ на звание писател€, открыто за€влен прием редактора, литературного обработчика (ср. у ƒостоевского: √ор€нчиков - повествователь - сибир€к- издатель). ¬ставна€ новелла о преступлении в красной гостинице - главный сюжет рассказа - обрываетс€ внезапно, и действие оп€ть переноситс€ в гостиную, где присутствует насто€щий убийца. »роничный повествователь, упоенный игрой своего ума и собственным литературным талантом, превращаетс€ в персонажа, разоблачающего убийцу из вставной новеллы, а затем - в трагического геро€-жертву и одновременно в потенциального преступника. —уд над рассказчиком тоже можно рассматривать как вставной эпизод, создающий смешение стилей повествовани€, а главное - предоставл€ющий читателю свободу в выборе собственной точки зрени€ в решении нравственного вопроса. ƒл€ новеллы Ѕальзака очень характерен прием "конклава", который создает несколько кульминаций, придава€ динамизм сюжетному действию: скандалы в гостинице, светской гостиной, на суде. ќткрытый финал, св€занный с постановкой острой этической проблемы, - тоже излюбленный прием ƒостоевского. Ќаконец, общее в художественном методе, в подходе к человеку у обоих писателей, рассматривающих человека как "тайну", с вечным противоборством в нем добра и зла, что в " расной гостинице" выражено иронически: "«лодеи не могут всегда злодействовать" (XIX, 39).

¬прочем, количество схожих позиций ничего не доказывает и не опровергает. ƒанна€ работа не столько предлагает выводы, сколько формулирует проблему, за которой открываетс€ р€д других проблем. ≈динственно, что несомненно: в предложенном аналитическом поле есть возможности дл€ изучени€ корневой системы творчества ƒостоевского и тем самым дальнейшего его осмыслени€.

 

ќпубликовано 20 декабр€ 2016 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на ѕорталус.
¬аше мнение?