Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ЭКОНОМИКА РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 14.11.18


СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАССЛОЕНИЕ МНОГОНАЦИОНАЛЬНОГО КРЕСТЬЯНСТВА БАШКИРИИ ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ

Дата публикации: 07 июля 2018
Автор: А. М. Юлдашбаев
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ЭКОНОМИКА РОССИИ
Номер публикации: №1530979467 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. М. Юлдашбаев, (c)

найти другие работы автора

В Башкирии аграрные и национальные отношения были тесно взаимосвязаны, и это нашло отражение в дореволюционной публицистической, экономической и этнографической литературе. Особенно важны произведения писателя-публициста Н. В. Ремезова, служившего землемером в Уфимской губ., и работа известного агронома- селекционера и земского статистика Н. Л. Скалозубова, изучавшего хозяйство башкир Красноуфимского уезда Пермской губернии. Значительный вклад в изучение жизни многонационального крестьянства Башкирии внесли также В. Михайлов и В. А. Абрютин, обследовавшие переселенческие поселки Уфимской губернии 1 .

Взаимосвязь аграрных и национальных отношений в Башкирии исследовалась и советскими историками 2 . Наиболее обстоятельный сравнительный анализ положения крестьянства различных национальностей Башкирии был произведен Б. Х. Юлдашбаевым и Х. Ф. Усмановым. Первый из статистического сборника "Крестьянское хозяйство Уфимской губернии. Подворная перепись 1912 - 1913 гг." (Уфа. 1914) выбрал и сгруппировал данные о распределении посевов и скота по некоторым волостям с преимущественно башкирским и русским населением и сравнил процесс социально- экономической дифференциации башкирского и русского крестьянства 3 . Второй выбрал из материалов той же подворной переписи все данные о распределении земли, посевов и скота между башкирами-вотчинниками 4 , сгруппировал их в волостном,


1 Сабанеев Л. П. Очерки Зауралья и степное хозяйство на башкирских землях. М. 1873; Ремезов Н. В. Очерки из жизни дикой Башкирии: быль в сказочной стране. М. 1887; его же. Очерки из жизни дикой Башкирии: переселенческая эпопея. М. 1889; Скалозубов Н. Л. Очерк экономического положения башкирского населения Красноуфимского уезда Пермской губернии. Пермь. 1898; Михайлов В. Переселенцы и переселенческое дело в Стерлитамакском уезде Уфимской губернии. Уфа. 1897; его же. Переселенцы и переселенческое дело в Бирском и Мензелинском уездах Уфимской губернии. Уфа. 1898; его же. Переселенцы и переселенческое дело в Златоустовском уезде Уфимской губернии. Уфа, 1898; Абрютин В. А. Переселенцы и переселенческое дело в Уфимском уезде губернии. Уфа. 1898; его же. Переселенцы и переселенческое дело в Белебеевском уезде Уфимской губернии. Уфа. 1898; Никольский Д. П. Башкиры. Этнографическое и санитарно-антропологическое исследование, СПб. 1899; Лоссиевский М. В. Кое-что о Башкирии и башкирах. Уфа. 1903.

2 Раимов Р. М. 1905 год в Башкирии. М. -Л. 1941; его же. Образование Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики. М. 1952; Бурангулов И. А. Развитие капитализма в Башкирии. По материалам Уфимской губернии. Уфа. 1961 (на башк. яз.).

3 Юлдашбаев Б. X. История формирования башкирской нации. Дооктябрьский период. Уфа. 1972, с. 112 - 118.

4 Коренное население края, получившее вотчинное право на свои земли за добровольное присоединение Башкирии в XVI в. к Русскому государству.

стр. 44


уездном и губернском масштабе и сравнил с данными всех остальных хозяйств, куда входили русские, украинские, татарские, чувашские, марийские и другие крестьяне, а также башкиры-припущенники 5 . Такой метод позволил анализировать экономическую жизнь башкирского крестьянства Уфимской губернии, где проживало большинство башкир, не выборочно, а почти исчерпывающе (за исключением башкир- припущенников) 6 .

При обоих методах исследования остается неизученным экономическое положение татарского крестьянства, составлявшего существенную часть сельского населения Уфимской губернии. Для того, чтобы более полно и точно представить социально- экономическую жизнь многонационального крестьянства дореволюционной Башкирии, необходимо сравнить процесс классового расслоения среди башкирских, татарских, русских и других крестьян. Поэтому потребовалось выбрать из материалов той же подворной переписи данные о землевладении и землепользовании, численности скота, посевах, занятиях промыслами по хозяйствам башкир (161813 дворов, 853722 души обоего пола вместе с башкирами-припущенниками) и татар (112550 дворов, 609327 душ обоего пола, включая тептяр и мишар 7 ). Крестьяне других национальностей, в основном русские, а также некоторое количество украинцев, чувашей, мари, мордвы и др. 8 составляли 179885 дворов, 1 109739 душ обоего пола (исключены данные о заводских крестьянах Уфимского и Златоустовского уездов-16569 дворов, 86642 души обоего пола). Использованы также аналогичные данные о башкирских хозяйствах из "Материалов для статистики Красноуфимского уезда Пермской губернии" (вып. 3. Казань, 1894) и "Сборника статистических сведений по Екатеринбургскому уезду Пермской губернии" (Екатеринбург, 1891). По Уфимской и Пермской губерниям приводятся сведения, полученные подсчетом выборочных данных 9 .

В России в поземельных отношениях сталкивались интересы не только эксплуататоров и эксплуатируемых, но и крестьян различных сословных разрядов и национальностей. Основной причиной этого В. И. Ленин считал исторически сложившуюся неравномерность наделов, отличия по размерам платежей, характеру землевладения и т. д. Он ссылался на следующие статистические данные 1905 года: "Крестьяне бывшие владельческие - в среднем по 6,7 дес. надельной земли на двор. Бывшие государственные - 12,5 дес. Бывшие удельные - 9,5 дес. Колонисты - 20,2 дес. Чиншевики - 3,1 дес. Резеши - 5,3 дес. Башкиры и тептяри - 28,3 дес. Прибалтийские крестьяне - 36,9 дес. Казаки - 52,7 дес. Уже отсюда видно, что надельное землевладение крестьян - чисто средневековое" 10 . Башкиры и тептяри землей были обеспечены лучше, чем многие другие разряды крестьян. Далеко не равномерны были наделы крестьян различных разрядов и националь-


5 Припущенники - преимущественно татарские, а также чувашские, марийские, мордовские крестьяне, поселившиеся (припущенные) на вотчинных землях башкир и платившие часть башкирского ясака государству или оброк владельцам земли. Башкиры, потерявшие спои земли в процессе колонизации края и поселившиеся на землях других вотчинников, также стали припущенниками.

6 Усманов X. Ф. Развитие капитализма в сельском хозяйстве Башкирии в пореформенный период. 60 - 90-е годы XIX в. М. 1981, с. 277 - 294.

7 Этнические группы татар.

8 По данным подворной переписи, 2,4% крестьянского населения губернии составляли украинцы, 3,4% - мари, 3% - чуваши, 1,5% - мордва, 0,9% - удмурты и 0,4% - крестьяне других национальностей (немцы, эстонцы, латыши и др.). Экономическое состояние русских и украинских крестьян было одинаково, хозяйственная жизнь марийских, чувашских и других крестьян, населявших Башкирию, нуждается в специальном исследовании.

9 По Оренбургской губ., где проживала значительная часть башкир, земство, введенное лишь Б 1913 г., статистических материалов не опубликовало.

10 Ленин В. И. ПСС. Т. 17, с. 64.

стр. 45


ностей и в самой Башкирии, где к 1917 г. 99% коренного и 91% всего населения было сельским 11 .

В работе "Развитие капитализма в России" Ленин привел данные по Красноуфимскому и Екатеринбургскому уездам Пермской губ. об отношении между богатыми и бедными крестьянскими дворами по важнейшим хозяйственным показателям, в том числе по размерам землевладения и землепользования. В Красноуфимском уезде 20% зажиточных хозяйств владели 30% надельной и 58,3% арендованной земли. В итоге в их пользовании находилось 49,6% всей крестьянской земли уезда 12 . 50% бедных хозяйств владели 37,4% надельной земли, а сдавали 74% арендных десятин и в итоге пользовались 19,2% крестьянской земли уезда 13 . В этом уезде 15,3% дворов и 14,4% населения были башкирские, а остальные, за небольшим исключением, - русские. Башкирские хозяйства владели 17,2% общей площади крестьянских наделов в уезде, но сдавали 49,2% арендных десятин и в итоге в их пользовании оставалось лишь 4,5% общей площади крестьянских наделов в уезде.

Переход наделов башкир к крестьянам других национальностей происходил и во всей Уфимской губ., где к 1912 г. на каждый башкирский двор в среднем приходилось 20,4 дес., на татарский - 8,3 дес., на русский 14 - 8,1 дес. надельной земли. Среди русских надельной землей были крайне плохо обеспечены бывшие владельческие, горнозаводские, удельные крестьяне, подвергнутые наиболее сильному грабежу при освобождении от крепостной зависимости. А надел у башкир в среднем был в 2,5 раза больше, чем у крестьян других национальностей. Башкирским хозяйствам, составлявшим 35,6% крестьянских дворов губ., принадлежало 57,8% крестьянских наделов, но они сдавали 71,3% арендных десятин, они же в основном продавали свою землю. Русским хозяйствам, составлявшим 39,6% крестьянских дворов губернии, принадлежало лишь 25,8% крестьянских наделов, им же принадлежало 53,9% арендованной и 86% купленной крестьянами земли. У татар было мало и надельной, и купчей, и арендованной земли. По губернии каждое башкирское хозяйство в среднем пользовалось (надельная Земля + купчая + арендованная - сданная в аренду) 19,1, русское - 17,1, а татарское - 10,2 дес. земли.

Земля была распределена неравномерно между зажиточными и бедными семьями всех разрядов крестьян Башкирии. С учетом местных природных и экономических условий Уфимской губ. Х. Ф. Усманов, следуя ленинской классификации земельных владений 15 , относит к разоренному крестьянству владельцев менее 20 дес., к среднему - от 20 до 30 дес., к крестьянской буржуазии и капиталистическому землевладению - от 30 до 500 дес., к латифундиям - владения свыше 500 десятин 16 . К 1912 г. 95,1% татарских, 92,5% русских и 66,9% башкирских хозяйств губернии имели земли в наделе не более 20 дес.; 31,5% русских дворов, подавляющее большинство которых были переселенцами пореформенного периода, вовсе не имели надельной земли. Среди русских хозяйств лишь 2,2% имели надел свыше 30 дес., среди татар- 1,3%. Среди башкир число таких хозяйств значительно- 20,8%. Дворы, пользовавшиеся до 20 дес. земли, составляли у русских 75,4%, у татар - 91%, хозяйств же, пользовавшихся более чем 30 дес.


11 Историко-статистические и экономические таблицы по Автономной Башкирской Советской Социалистической Республике. Уфа. 1923, с. 13 - 23, 27 - 29, 36 - 42.

12 См. Ленин В. И. ПСС. Т. 3, с. 122 - 123.

13 Там же, с. 124 - 125.

14 В одну группу с русскими входит некоторое количестве крестьян других национальностей.

15 См. Ленин В. И. ПСС. Т. 17, с. 67.

16 Усманов Х. Ф. Ук. соч., с. 187.

стр. 46


земли: русских - 11,4%, татарских - 3,3%. Иначе говоря, часть бедных, но особенно зажиточные русские, татарские и другие крестьяне к своему наделу добавили купленные и арендованные участки. Противоположный сдвиг наблюдался у башкир. К 1912 г. число дворов с землепользованием до 20 дес. составляло у них 68,6%, а свыше 30 дес. - 18,4%, г. е. они продали и сдали в аренду часть своего надела.

"Уменьшение роли надельной земли" 17 , характерное для капитализма, в условиях Башкирии имело своеобразную черту: продавать и. сдавать в аренду свой надел было вынуждено коренное население края - башкиры, главным образом беднота (разумеется, наделы бедняков других национальностей также переходили в руки зажиточных, а многие богатые башкиры тоже прикупали землю). Арендовали и покупали у башкир небольшие клочки земли бедные переселенцы, а также местные малоземельные русские крестьяне. Приобретение земли крупными участками обходилось в среднем гораздо дешевле, чем мелкими, но позволить себе крупную покупку могли лишь богатые хозяева. Поэтому основными арендаторами и покупателями земли были кулаки.

Важным является следующее обстоятельство: 39,8% всех земель, находившихся во владении башкир Уфимской губ. и учтенных как надельные, еще оставались в распоряжении общин. Бедняки, не имевшие возможности освоить даже свой душевой надел, не могли пользоваться этой землей (отсюда т. н. свободная за душевым наделом земля, фигурирующая в материалах подворной переписи). Ею поэтому фактически распоряжались зажиточные башкиры, часто превращавшие ее в объект различных спекуляций. У крестьян других национальностей губернии, по данным подворной переписи, не было ни одной десятины земли "свободной за душевым наделом".

Х. Ф. Усманов по материалам "Статистики землевладения 1905 г." выявил крайнюю неравномерность распределения земли в Оренбургской губ. между различными разрядами крестьян: бывшие помещичьи имели в среднем по 6,6 дес. земли на двор, бывшие удельные- 18,4 дес., бывшие государственные - 24,3 дес., башкиры-вотчинники и припущенники - 44 дес., казаки - 67,4 десятины. Башкиры в Оренбургской губ., особенно в Зауралье, в целом были обеспечены землей лучше, чем в Уфимской. Но и между ними земля была распределена далеко не равномерно. В Троицком, Челябинском и Оренбургском уездах 29% башкирских дворов владели более чем половиной, а 37% -лишь пятой частью всех надельных земель. Отсутствие земской статистики по Оренбургской губ. не дает возможности проанализировать происходившие там сдвиги в земельных отношениях по аналогии с Уфимской. Впрочем, исследование Х. Ф. Усманова показывает, что и в Оренбургской губ. шел процесс перераспределения земель путем продажи и аренды 18 .

Значительную часть земель скупали дворяне, купцы, заводчики и всякого рода дельцы. Царская администрация способствовала этому, всяческими ухищрениями вынуждая башкир продавать земли за бесценок 19 , т. к. чиновники наживались на перепродаже этих земель русским крестьянам, страдавшим от малоземелья, и особенно переселенцам, вынужденным месяцами, а иногда годами искать удобные для поселения земли и готовым купить их по более высокой цене или арендовать на кабальных условиях. Спекуляции чиновников и дворянства землями, в том числе казенными, - распространенное явление в пореформенной России. В Башкирии местные власти под видом казенных распродавали т. н. запасные башкирские земли, отмежеванные у вот-


17 . Ленин В. И. ПСС. Т. 3, с. 98.

18 Усманов Х. Ф. Ук. соч., с. 45 - 55, 159, 171.

19 См. Государственная дума. 1-й созыв. Стеногр. отч. Т. 2. СПб. 1906, с. 921 - 923; Ремезов Н. В. Очерки... Быль в сказочной стране, с. 145 - 146.

стр. 47


чинников и предназначенные для припущенников, что ущемляло интересы и тех и других. Эту распродажу охарактеризовал Ленин в своей статье "Крепостники за работой": "В Уфимской губ. в одном только уезде дворяне и чиновники сделали такую операцию с проданными им... землями: они заплатили казне за земли 60 тыс. руб., а через два года продали эти же земли за 580 тыс. руб., т. е. получили за простую перепродажу больше полумиллиона рублей!" 20 .

Политика царской администрации вела к обострению земельных и национальных отношений между крестьянами различных разрядов и национальностей. Часто возникали споры, стычки и судебные тяжбы между башкирами-вотчинниками и их припущенниками, большинство которых составляли татары, между башкирами и русскими крестьянами - как теми, которые давно поселились в крае, так и теми, которые переселились туда в пореформенный период. Земельные спекуляции любителей легкой наживы, нахлынувших в Башкирию на рубеже XIX и XX вв., известны по книгам дореволюционных авторов. Например, Н. В. Ремезов правдиво описал расхищение башкирских земель, бедственное положение крестьян-переселенцев, бюрократизм царской администрации, своекорыстие чиновников, дворян, купцов. Ленин считал, что "Очерки" Ремезова ("Быль в сказочной стране") дают "живое описание" развития торгового земледелия при капитализме 21 . Все это происходило на фоне громадного развития капитализма в пореформенный период "не только вглубь, но и вширь" 22 .

Утрата пастбищ привела к быстрому разрушению экстенсивного скотоводческого (в недавнем прошлом кочевого); хозяйства, сокращению поголовья скота и массовому обеднению башкир. В конце XIX в. башкиры перешли к земледелию, и в этом заслуга прежде всего русского крестьянства. Ф. Энгельс писал: "Господство России играет цивилизаторскую роль для Черного и Каспийского морей и Центральной Азии, для башкир и татар" 23 . Но в условиях царской России переход к оседлости и земледелию сопровождался упадком экономики угнетенного народа, а капитализм еще больше усилил этот процесс. Переход башкир к земледелию, ускоренный разграблением их земель, разорением, сломом привычных методов хозяйствования, был лишен той постепенности, которая важна для коренной перестройки веками сложившейся системы труда, быта, образа жизни недавнего кочевника 24 .

Поэтому многие башкиры в восточных уездах Уфимской и Оренбургской губерний, позже других приобщившиеся к земледелию, даже из своего сравнительно большого надела не могли извлечь дохода, необходимого хотя бы для уплаты накопившихся недоимок. Этнограф Д. П. Никольский писал, что до 90% свободных башкирских земель "вовсе не дают их собственникам никакого дохода. Отсюда накопление на этих землях недоимок, которые в иных местах в недалеком будущем достигнут ценности самой земли" 25 . Чиновники пытались объяснить причину массового обеднения башкир исходя из самого этого факта. Дельцы же, специализировавшиеся на скупке башкирских земель, как писал Ремезов, "пустили в обращение гениальную идею, что земли для башкир составляют бремя, от которого :нужно их избавить" и что скопление поземельной собственности у них только тормозит экономическое развитие края 26 .


20 Ленин В. И. ПСС. Т. 5, с. 90.

21 Там же. Т. 3, с. 253, прим.

22 Там же. Т. 4, с. 86.

23 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 27, с. 241.

24 См. Кузеев Р. Г. Историческая этнография башкирского народа. Уфа. 1978, с. 107 - 108.

25 Никольский Д. П. Ук. соч., с. 80 - 81.

26 Ремезов Н. В. Очерки... Быль в сказочной стране, с, 69 - 70.

стр. 48


Обеднение башкирского крестьянства происходило тем интенсивнее, чем быстрее расширялись посевы зерновых, развивались производительные силы края, усиливались рыночные связи с центральными, промышленными районами страны. В Саратовской, Самарской, Оренбургской, Уфимской и ряде южных губерний европейской России в пореформенный период торговое земледелие развивалось быстрее по сравнению с другими районами России 27 . Анализируя статистические данные по Самарской, Саратовской и Пермской губерниям (в которых проживали и. башкиры), Ленин отмечал, что в таких многоземельных губерниях с экстенсивным характером земледелия "разложение земледельческого крестьянства легко учитывается и сказывается поэтому наглядно" 28 . Приведенные Лениным данные говорят о том, что в Красноуфимском уезде Пермской губ. 10,2% дворов были беспосевными, 30,3% обрабатывали лишь до 5 дес., а 10,1% зажиточных хозяйств - свыше 20 десятин 29 . В заключение анализа материалов пермской статистики Ленин указывает на однородность данных по Екатеринбургскому уезду 30 . Если говорить о башкирских хозяйствах, то оказывается, что беспосевные составляли в Красноуфимском уезде 31%, обрабатывающие до 5 .дес. -41,9%, а зажиточные, обрабатывающие свыше 20 дес., - 2,6%. В составе беднейшего крестьянства уезда, не имевшего посева, башкир насчитывалось 52%, в то время как в уезде они составляли 14,4% населения. И в Екатеринбургском уезде 79,8% башкирских хозяйств относились к числу беднейших, сеющих до 5 дес. или вовсе не сеющих.

Картина обеднения крестьянства угнетенных народов наблюдалась по всей Башкирии. В Уфимской губ. к 1912 г. 57% башкирских и 56,5% татарских дворов были беспосевными или сеющими не более 4 десятин. Среди русских хозяйств губернии бедные составляли 39,1%. Зажиточные хозяйства, имевшие более 10 дес. посева, у башкир составляли 11,7, у татар -10,8, у русских - 21,4%. Как видим, сельская буржуазия формировалась и среди татар и башкир, однако бедноты среди них было больше, чем среди местных русских крестьян, а кулачества - меньше.

Такая же закономерность обнаруживается в классовом расслоении крестьян Уфимской губ. по количеству рабочих лошадей. Безлошадных и однолошадных дворов у башкир насчитывалось 57, у татар - 62,2, у русских - 41,8%. Хозяйства с четырьмя и более рабочими лошадьми у башкир составляли 10,8, у татар - 7,2, у русских - 14,7%. Среди русского крестьянства беднели не только местные малоземельные семьи, но и подавляющее большинство переселенцев, разорявшихся из-за трудностей переезда и поиска удобных земель, а чаще всего из-за бюрократических проволочек царской администрации, иногда на годы задерживавших их поселение на новые места жительства. Обработка первичных бланков военно-конской переписи 1912 г. Оренбургского уезда показала, что у башкир дворы без лошадей и с одной рабочей лошадью составляли 56,3%, дворы с четырьмя и более лошадьми - 15%, а среди русских хозяйств уезда соответственно 39% и 21,5% 31 . Положение в Оренбургском уезде и Уфимской губ. существенно не отличалось. Разница заключалась лишь в том, что в Оренбургском уезде: лучшая обеспеченность землей позволяла богатым иметь больше лошадей.

Башкиры, бывшие кочевники, были обеспечены рабочими лошадьми хуже, чем местные русские крестьяне. Еще меньше рабочего скота име-


27 См. Ленин В. И. ПСС. Т. 3, с. 252 - 253.

28 Ленин В. И. ПСС. Т. 3, с. 132.

29 См. там же, с. 97.

30 См. там же, с. 103.

31 Усманов Х. Ф. Ук. соч., с. 291.

стр. 49


ли татары. По размеру посева башкирские и татарские хозяйства существенно не различались. Скота у татар было несколько меньше. В среднем по Уфимской губ. на каждый башкирский двор приходилось 5 дес. посева, 1,8 головы рабочего и 9,6 головы всего скота, на каждый татарский соответственно 4,9 дес., 1,5 и 8,8 головы, на каждый двор русских крестьян - 7,4 дес., 2,2 и 14,8 головы. В Уфимской губ. состав стада у крестьян разных национальностей был почти одинаков: на один двор у башкир в среднем приходилось 2,1 лошади (вместе с подростками), 2,5 головы крупного рогатого скота (вместе с молодняком), 5 овец и коз, у татар - 1,7 лошади, 2,1 головы крупного рогатого скота, 5 овец и коз, у русских - 2,5 лошади, 3,3 головы крупного рогатого скота, 9 овец, коз и свиней. Итак, башкиры и татары испытывали сравнительно большую нужду. Разоряясь, крестьяне превращались в наемных работников. Наблюдавший их жизнь Д. П. Никольский писал: "Благодаря близости заводов в Екатеринбургском и Красноуфимском уездах башкиры уходят на заработки на рудники, золотые промыслы; некоторые занимаются перевозкою дров, вывозкою руды, рубкою дров... В летнее время немало башкир - даже целыми семьями - уходят наниматься на косьбу, жатье хлеба. Работают не только мужчины, но и женщины и дети" 32 .

Исследуя классовую дифференциацию в Красноуфимском уезде, Ленин отмечал, что сведения о наемном труде "особенно ценны по этому уезду вследствие их полноты (именно: присоединены данные о найме поденных рабочих)" 33 . Из 15076 крестьянских дворов 3, 4 и 5-го районов 34 Красноуфимского уезда 2454 хозяйства занимались земледельческими промыслами, т. е. поставляли кулачеству батраков и подёнщиков. Из 3617 башкирских хозяйств, составлявших 24% указанного числа дворов, земледельческими промыслами занимались 1426, что составляло 58,1% хозяйств 3 - 5-го районов уезда, поставлявших кулакам наемную рабочую силу. Из 5029 батраков и поденщиков, учтенных по указанным районам уезда, 63,5% были башкиры. Семей, отпускавших рабочих в отхожие промыслы на горные заводы, рудники и прииски, в уезде насчитывалось всего 995. Из них 24,4% - башкирские, что также больше относительной доли башкирских дворов в уезде (15,3%). В Екатеринбургском уезде 69% башкирских семей также занимались отхожими и земледельческими промыслами.

Данные подворной переписи по Уфимской губ. не столь совершенны и полны, как материалы Красноуфимского уезда. Далеко не полностью учтен поденный наем, широко распространенный среди башкирской и татарской бедноты. В одной и той же графе ("члены семьи, участвующие в промыслах и занятиях") вместе учтены как батраки, поденщики и другие лица, продающие свою рабочую силу, так и владельцы торгово- промышленных заведений - маслобоек, кожевен, шерстобоек, мельниц и т. д. К сожалению, уфимские земские статистики не избежали типичной ошибки, отмеченной Лениным: "Глубоко извращается действительность, когда самые разнородные типы занятий сливаются в одну кучу под именем "промыслов", или "заработков" 35 . Но поскольку доля владельцев торгово-промышленных заведений была незначительна по сравнению с долей батраков и поденщиков, то данные указанной


32 Никольский Д. П. Ук. соч., с. 95 - 96.

33 Ленин В. И. ПСС. Т. З, с. 99.

34 При сборе статистических материалов Красноуфимский уезд был разделен на пять районов. В первом и во втором данные о земледельческих промыслах были собраны неверно (см. Материалы для статистики Красноуфимского уезда, с. 78), а сведения об улучшенных орудиях труда вообще не собраны (см. Ленин В. И. ПСС. Т. 3, с. 101, прим.). Оба эти района с экономической жизнью башкир были связаны слабо. А в третьем, четвертом и пятом районах, где и расположены башкирские селения, данные о земледельческих промыслах собраны и подытожены правильно.

35 Ленин В. И. ПСС. Т. 3, с. 103.

стр. 50


графы статистических материалов также свидетельствуют о тенденции пролетаризации значительной части крестьянства Уфимской губернии.

По данным подворной переписи, около 140 тыс. человек (без заводских крестьян) занимались промыслами вне своего земледельческого хозяйства. Башкир среди крестьянского населения губернии насчитывалось 33,2%, а среди занимавшихся промыслами - 39,7%; татар - соответственно - 23,7 и 28,2%. Русские, составляя среди крестьян губернии 43,1%, среди занимавшихся промыслами составляли 32%. Таким образом, среди занимавшихся промыслами доля башкир и татар была больше, чем их доля в населении губернии. Наемные работники из русских принадлежали чаще всего к числу бывших владельческих, заводских крестьян и переселенцев, многие из которых, вконец разорившись, вовсе не имели собственного хозяйства и работали на кулаков и помещиков. Особенно тяжелым было положение самовольных переселенцев, не имевших соответствующих документов от органов власти. Они оказывались бесправными и беззащитными против произвола как со стороны нанимавших их богачей, так и местной администрации.

Из-за отсутствия по Оренбургской губ. статистических материалов, сопоставимых с уфимскими и пермскими, невозможно провести сравнение национального состава населения и занимавшихся промыслами. Но как земледельческие, так и отхожие промыслы были широко распространены среди крестьян всех национальностей, населявших эту губернию 36 . В материалах же по Красноуфимскому уезду имеются и выведенные отдельно сведения о дворах с торгово-промышленными заведениями, а также о дворах с батраками и улучшенными орудиями труда, которые также были проанализированы Лениным 37 . Башкирские хозяйства (15,3%, крестьянских дворов уезда) составляли среди хозяйств с торгово-промышленными заведениями 6,6%, с батраками - 3,8%, с улучшенными орудиями труда - 3,6%, что свидетельствует о начавшемся формировании среди башкир сельской буржуазии, ведущей частнопредпринимательское хозяйство. Но доля богатых среди них была меньшей, чем среди местных русских крестьян; основная масса башкирского крестьянства в данном уезде беднела, пролетаризировалась.

Данные о распространении наемного труда среди башкир и татар в конце XIX - начале XX в. свидетельствуют о том, что из значительной части сельского населения угнетенных народов капитализм формировал батраков и поденщиков, без которых немыслимо существование зажиточного крестьянства, что было подмечено уже в то время. Н. Л. Скалозубов писал: "Вступая на правах арендатора на простор башкирских земель, крестьянин, во-первых, захватывает гораздо больше земли, чем сколько было договорено в сделке... А если прибавить к этому, что те же вотчинники летом в качестве наемных работников исполняют полевые работы у арендаторов за цены необыкновенно низкие, то будет совершенно понятно, что соседи башкир находятся в положении исключительно счастливом - и дешевая земля под руками, и рабочая сила в избытке; и действительно, самые богатые селения уезда расположены в центре башкирских земель" 38 . Не случайно почти все 172 самых богатых хозяйства крестьян Красноуфимского уезда (кроме двух), каждое из которых обрабатывало свыше 50 дес. земли (9 хозяйств - башкирские, остальные - русские), находились в башкирских и соседних волостях. Краевед, изучавший переселенческое дело в четырех из шести уездов Уфимской губ., писал, что голодный башкир часто


36 Юлдашбаев Б. Х. Ук. соч., с. 121 - 133; Усманов Х. Ф. Ук. соч., с. 294 - 312.

37 Ленин В. И. ПСС, Т. 3, с. 101 - 103.

38 Скалозубов Н. Л. Ук. соч., с. 54 - 55.

стр. 51


оказывался в положении "работника из милости, царапающего сохой собственную землю, отданную в аренду за несколько пудов муки" 39 .

Наблюдая удручающую бедность большинства башкир, некоторые дореволюционные ученые и публицисты высказали предположение об их постепенном вымирании. С особой болью и состраданием об этом писали выдающийся знаток жизни Урала писатель Д. Н. Мамин-Сибиряк и революционный демократ Г. И. Успенский, который в очерке "От Оренбурга до Уфы", присоединившись к всеобщей молве, восклицал: "Пропадет башкир, пропадет! Беспременно пропадет этот самый башкир!" 40 . Под влиянием столь авторитетных утверждений мнение о тенденции уменьшения численности башкир широко распространилось и имело хождение, особенно в публицистике, до самого последнего времени. Гнет самодержавия был жесток, а развитие капитализма еще более ухудшало положение как русской, так и башкирской и татарской бедноты. Частые неурожаи и голод башкирские бедняки переживали так же трудно, как крестьянская беднота любого другого народа царской России. Но вымирания не было, и многие дореволюционные авторы аргументированно отрицали подобного рода пессимистические прогнозы 41 . Исследования советских историков показывают, что численность башкир росла 42 . Р. Г. Кузеев пришел к заключению об отсутствии "спада численности башкир в 1897 - 1917 гг.", но вместе с тем предполагает, что уровень естественного прироста среди них в тот период "был несколько ниже аналогичного показателя по всему населению Башкирии" 43 .

Массовое обеднение в период развития капитализма не могло не повлиять и на этнодемографические процессы. Об этом свидетельствует то, что доля башкирского крестьянского населения в губернии (33,2%) меньше, чем доля башкирских дворов (35,6%). То же наблюдалось и у татар (доля населения - 23,7%, доля дворов - 24,8%). Противоположное соотношение у русских крестьян (доля населения - 43,1%, доля дворов - 39,6%). В среднем по губернии на каждую башкирскую крестьянскую семью приходилось 5,3 (в Красноуфимском и Екатеринбургском уездах Пермской губ. - 5,2), татарскую - 5,4, русскую - 6,2 души обоего пола. Ленин писал, что "везде состав семей у зажиточного крестьянства оказывается выше, а у несостоятельного - ниже среднего" 44 . Состав русских семей, среди которых было больше зажиточных, оказывается несколько больше, чем у башкир и татар. По-видимому, естественный прирост среди башкир был действительно несколько ниже.

Разумеется, дело не только в росте численности башкир: под благотворным влиянием русского народа и его передовой культуры развивались их хозяйственная жизнь, культура, язык, национальное самосознание. Это происходило вопреки эксплуататорской верхушке, которая могла замедлить, но была не в силах остановить исторический прогресс, особенно усилившийся с разрушением феодально-патриархальных пережитков и с проникновением капитализма. Капитализм ломает национальные перегородки, сближает образ жизни разных народов. Земледелец, ведущий натуральное хозяйство, даже если он не на-


39 Михайлов В. Переселенцы и переселенческое дело в Стерлитамакском уезде Уфимской губернии, с. 9.

40 Успенский Г. И. Полн. собр. соч. Т. П. М. -Л. 1952, с. 158.

41 Лоссиевский М. В. Ук. соч., с. 5 - 6; Никольский Д. П. Ук. соч., с. 3, 4, 185, 199, 201; Скалозубов Н. Л. Ук. соч., с. 24.

42 См. Кузеев Р. Г., Усманов А. Н., Усманов Х. Ф. Новые сведения о численности башкир XVIII - XIX вв. В кн.: Итоговая научная сессия Уфимского ИИЯЛ за 1965 год. Уфа. 1966, с. 79; Юлдашбаев Б. Х. Ук. соч., с. 59 - 74; Кузеев Р. Г. Ук. соч., с. 200 - 261.

43 Кузеев Р. Г. Ук. соч., с. 247 - 248.

44 Ленин В. И. ПСС. Т. 3 7 с. 127.

стр. 52


ходится в кабале у помещика, - не наниматель. Тем более кочевник не годится как наемный работник на пахоте или жатве. Но развитие капитализма и в Башкирии создавало единство экономической жизни, стирая различия в труде, быте крестьян всех народов, уничтожая замкнутость некогда натурального хозяйства земледельца и пережитки кочевого скотоводства у прежнего номада.

Социально-экономическое расслоение происходило в Башкирии не изолированно по национальностям, а как единый исторический процесс, в котором, как и везде, все втягивается в общий экономический оборот и общероссийские рыночные отношения, где одни крестьяне продают свой надел и рабочую силу, а другие, купив и то и другое, сбывают произведенную продукцию. Крепнут экономические узы между крестьянами различных национальностей, углубляется основа классового единения угнетенных. Но в многонациональной крестьянской среде представители экономически и культурно менее развитой нации скорее подвержены разорению и пролетаризации, а представители более развитой нации, как правило, имеют возможность, укрепив свое хозяйство, превратить его в предпринимательское, основанное на наемной рабочей силе. В то же время обеднение башкирского крестьянства создавало наиболее благоприятное положение башкирскому кулачеству, в первую очередь и без всякой платы пользовавшемуся землями бедняков- соплеменников, еще дешевле "покупая" их рабочую силу, всячески спекулируя на их религиозных и национальных предрассудках.

Относительно лучшая обеспеченность надельной землей не спасала основную массу башкирского крестьянства от нищеты. Говоря словами К. Маркса, "разве крестьянин, которому не хватает самых необходимых вещей - для обработки его двух или трех десятин, окажется в лучшем положении, когда количество его десятин удесятерится?" 45 . Но без земли участь бедняка еще тяжелее. Поэтому пробуждение национального самосознания у башкирского бедного и среднего крестьянства было связано со стремлением защититься от земельных захватов. Этим крестьянам казалось, что их землям угрожают не только чиновники, заводчики, купцы и кулаки, но и многочисленные, многонациональные, в основном бедные переселенцы, хлынувшие в Башкирию все увеличивающимся потоком из губерний, где они страдали от земельного голода.

Двойственность положения крестьянина, испытывающего как труженик тягу к пролетариату, но и подверженного, в качестве мелкого собственника, влиянию буржуазии, была особенно характерна для башкир, которые жили в безысходной нужде, однако в большинстве имели земли больше, чем местные крестьяне других национальностей. Главным образом этим и объясняется влияние башкирского кулачества на середняков и часть бедноты, готовых видеть в нем защитника исконных вотчинных прав на землю, "пожалованных" им еще Иваном Грозным за добровольное присоединение к России.

Как аграрная, так и национальная политика большевистской партии, разработанная Лениным в борьбе против буржуазной и мелкобуржуазной идеологии, учитывала исторически сложившееся своеобразие аграрных отношений на национальных окраинах России. Анализируя постановку земельного вопроса представителями нерусских народов во II Государственной думе, он отмечал, что в своих программах они часто "держатся несколько в стороне от русскогоаграрного вопроса. Наша, дескать, хата с краю, мы сами по себе. Со стороны националистической буржуазии и мелкой буржуазии такая точка зрения неизбежна" 46 . Вскрывая ограниченность требований буржуазии угнетен-


45 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Г. 19, с.. 407.

46 Ленин В. И. ПСС. Т. 16, с. 394.

стр. 53


ных народов по земельному вопросу, Ленин писал: "От имени башкир депутат Хасанов (Уфимской губ.) напоминает о расхищении правительством 2-х миллионов дес. земли и требует, чтобы эти земли "обратно отобрать"... Того же требовал уфимский депутат I Думы, Сыртланов" 47 . Такие требования были направлены против политики царского правительства, которое систематически отчуждало башкирские земли в казну, а затем продавало на льготных условиях чиновникам, дворянам, военным, заводчикам и т. д. Но эти земли приобретала и крестьянская переселенческая беднота, и призыв "обратно отобрать" их противопоставлял интересы бедных крестьян различных народов, в чем и обнаруживается национализм буржуазии угнетенной нации.

Доказывая необходимость уничтожения пережитков средневекового землевладения, Ленин учитывал своеобразие земельного вопроса на национальных окраинах. Выступая против идеи "муниципализации" земли и предвидя возможность того, что отдельные национальности, имеющие сравнительно больше земли в наделе, могут не согласиться с ее национализацией, он писал: "Наше дело - сплачивать и концентрировать движение, пропагандируя наилучший путь, наилучшее в буржуазном обществе земельное устройство, борясь с силой традиции, предрассудков, косного провинциализма... В интересах всего народа лежит наиболее полное освобождение от средневекового землевладения и отмена частной собственности на землю". Способствуя сохранению феодальных пережитков в землевладении, идея муниципализации земли служила "не для руководства массовым крестьянским движением общенационального масштаба, а для раздробления этого движения на провинциальные и национальные ручейки" 48 .

В годы Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны часть башкирского среднего и бедного крестьянства, оказавшись под влиянием националистических представлений, главным образом по земельному вопросу, влилась, как известно, в ряды войсковых частей, сформированных "своей" буржуазией и оставалась некоторое время в лагере контрреволюции, где идеологи башкирского национализма тщетно пытались подновить феодальные привилегии (вотчинные права башкир на землю) созданием буржуазной автономной государственности. Последовательная защита Советской властью коренных интересов трудящихся масс в целом и в том числе крестьянства и угнетенных народов, с одной стороны, и шовинистическая политика Колчака, зверства белогвардейцев - с другой, привели к тому, что башкирские крестьяне, завербованные в состав контрреволюционных формирований, перешли на сторону Красной Армии. Движение крестьян за землю, а угнетенных народов - за национальное освобождение и здесь оказались тесно взаимосвязанными. Оба они были важнейшими резервами социалистической революции. Башкирский народ по мере осознания общности классовых интересов трудящихся всех наций и роста идейного воздействия большевистской партии твердо встал на путь активной борьбы против царизма и капитализма, в ряды строителей социализма.


47 Там же, с. 390.

48 Там же, с. 393 - 395.

Опубликовано 07 июля 2018 года




Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама