Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ЭКОНОМИКА РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 18.10.18


Е. В. АНИСИМОВ. ПОДАТНАЯ РЕФОРМА ПЕТРА I. ВВЕДЕНИЕ ПОДУШНОЙ ПОДАТИ В РОССИИ. 1719 - 1728 гг.

Дата публикации: 22 августа 2018
Автор: А. И. Юхт
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ЭКОНОМИКА РОССИИ
Номер публикации: №1534936242 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. И. Юхт, (c)

найти другие работы автора

Л. Наука. 1982. 295 с.

Реформа налогового обложения в России - переход от подворной к подушной подати - принадлежит к числу важнейших преобразований Петра I. Она была крупным этапом в истории финансовой и социальной политики самодержавия. Рецензируемая книга является первым опытом монографического изучения этой реформы и вносит много нового в ее понимание. Автор, научный сотрудник Ленинградского отделения Института истории СССР АН СССР кандидат исторических наук Е. В. Анисимов, рассматривает податную реформу как "весьма сложное и многогранной социально-политическое явление" (с. 13). Такой подход обусловил широкую постановку исследовательских задач. В монографии освещаются такие вопросы, как налоговая система накануне реформы, разработка ее главных принципов и практическая реализация их, финансовые результаты, влияние новой системы обложения на социальную структуру и экономику страны. В центре внимания автора два важнейших аспекта реформы - финансовый и социальный.

Книга богата фактическим материалом. Автор изучил архивные фонды учреждений,

стр. 127


имевших прямое касательство к податной реформе (Канцелярии Сената, Камер-коллегии, Кабинета Петра I), а также ландратские книги, разряды госархива, ревизские сказки и другие коллекции, хранящиеся в ЦГАДА. Все эти материалы, в массе своей ранее не использовавшиеся, составляют источниковую базу исследования.

Главный вывод, к которому пришел автор, анализируя финансовые результаты реформы, состоит в том, что введение подушной подати существенно не изменило тяжести налогового бремени. Это утверждение противостоит всей историографии вопроса. И дореволюционные и советские исследователи (за исключением С. Г. Струмилина) считали, что подушная подать своей тяжестью в 2 - 2,5 раза превосходила подворную. За 40 с лишним лет (1680 - 1724 гг.), пишет Е. В. Анисимов, налоги возросли в среднем на душу м. п. в 3 раза (с. 278). Но это увеличение не связано непосредственно с введением подушной подати. Автор приводит данные о сумме подворной подати за три года (1721 - 1723), которая составляла 9828 тыс., или 3276 тыс. руб. в год, и подушной за 1724, 1726 - 1727 гг., равной 11 322 тыс., или 3774 тыс. руб. в год. Исходя из этих цифр, он считает, что "подушная подать в целом по стране была на 16% больше подворной" (с. 279) 1 .

Этот подсчет создает неправильное представление о подлинном росте налогов в 1724, 1726 - 1727 гг. по сравнению с тремя предшествующими годами. Е. В. Анисимов сам указывает, что в эти подсчеты необходимо внести поправку (с. 279): с государственных крестьян и разночинцев взимали не 70 коп. с души м. п., а 110 коп. (они платили дополнительно по 40 коп. с души м. п.). Поскольку численность государственных крестьян и разночинцев превышала 1 млн., то дополнительная сумма с них в год равнялась 414,5 тыс. рублей. С учетом ее подушная подать была больше подворной в среднем на 912,5 тыс. руб. в год, или 28%.

К этому можно добавить, что при исчислении подворной подати автор учитывает и постоянные и чрезвычайные налоги 2 , а при расчете подушной - только постоянные. Хотя правительство и заявило, что другие налоги, кроме подушной подати, не будут взиматься, в действительности в 1724, 1726 - 1727 гг. крестьяне должны были дополнительно выплатить (на строительство штабных дворов, подготовку и отправку рекрутов) 4679,5 тыс. руб. (с. 282). Из этого следует, что общая сумма налогов с крестьян в 1724, 1726 - 1727 гг. превышала 17,2 млн. руб. (в среднем 5748 тыс. руб. в год).

Таким образом, из статистических данных, приведенных в книге, следует, что подушные сборы в 1724, 1726 - 1727 гг. превосходили подворные в 1721 - 1723 гг. на 75%. Это в 5 раз больше, чем указывает Е. В. Анисимов. Столь значительно возросшие налоги впервые выплачивались только деньгами, что делало их более тяжелыми для крестьян всюду, где сохранилось натуральное хозяйство. К. Маркс, говоря об ужасной нищете сельского населения Франции при Людовике XIV, подчеркивал, что она "была вызвана не только высотою налогов, но и превращением их из натуральных в денежные" 3 . Следовало бы и в данном случае учитывать этот факт, тем более, что в литературе на него обращали внимание 4 . О том, что введение подушной подати привело к росту налогов, говорят и протесты крестьян, их отказы платить подушную подать, вооруженное сопротивление сборщикам налогов, массовое бегство. Волнения крестьян в 1724 - 1725 гг. произошли по меньшей мере в 12 провинциях 5 .

Многие представители правящей верхушки утверждали, что повышение ставки прямого налога, уплата больших сумм за рекрутов, обложение нетрудоспособных, а также выбывших по различным причинам (рекрутчина, смерть, бегство) членов общин, разорительный и жестокий порядок взимания подати резко ухудшили положение и усилили недовольство крестьян. Мнения такого рода не раз излагались в литературе, частично приводит их и Е. В. Анисимов. Но он считает их тенденциозными и не заслуживающими доверия. "Для послепетровских деятелей, стоявших у власти при Екатерине, - пишет он, - характерно намеренное сгущение темных красок при изображении положения страны в итоге петровских преобразований" (с. 264). В


1 Точнее, на 15% (на 498 тыс. руб. в год).

2 В 1721 - 1723 гг. общая сумма постоянных налогов составляла 4,2 млн., а чрезвычайных-5,6 млн. руб. (с. 31, табл. 1).

3 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 23, с. 152.

4 Троицкий С. М. Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII в. М. 1966, с; 125.

5 Там же, с. 127.

стр. 128


подтверждение своей точки зрения автор приводит следующие аргументы. Этим деятелям было выгодно представить положение дел в стране угрожающим потому, что, критикуя петровские реформы, в том числе и податную, они наживали "политический капитал", с помощью которого "укрепляли свое не очень прочное положение у власти", "снимали с себя ответственность за судьбу преобразований и их результаты", заигрывали "с оппозицией родовитой знати" (с. 265).

Доводы эти трудно признать убедительными. Записки послелетровских деятелей 1725 - 1726 гг. были представлены Екатерине I, причем ни записки, ни материалы обсуждения их в Сенате и Верховном тайном совете не были обнародованы и оставались известными лишь узкому кругу правительственных деятелей. О каком же приобретении "политического капитала" может идти речь? Широкие слои дворянства едва ли знали оценку высшими сановниками положения в стране, их отношение к петровским реформам. К тому же в оценке тяжести подушной подати эти сановники не были одиноки. Их мнение отражало настроения господствующего класса; в 1724 - 1725 гг. правительство и его местные органы были завалены желобами дворян на тяжесть новой подати и разорительность ее сбора 6 .

Представители высшей администрации, ссылаясь на огромные недоимки, утверждали, что подушные сборы значительно превосходят подворные, поэтому крестьяне "никаким образом того платежа понести не могут". Е. В. Анисимов считает, что сенаторы не располагали точными данными и преувеличивали размеры недоимок: "Недоимки не были так грандиозны, как это стремились показать послепетровские правители" (с. 266). Недоимки за 1724 г. и две трети 1725 г., показанные сенаторами в размере приблизительно 1,5 млн, руб., объясняются в книге тем, что сборы налогов наиболее успешно проходили в конце года или в начале следующего, а сведения о результатах поступали в центральные учреждения с большим опозданием. Автор приводит данные за 1724 - 1727 гг., из которых следует, что недоимки за это время составляли 1 млн. руб., или всего 6,2% подушного оклада (с. 267).

Цифры эти на первый взгляд убедительны. Но в действительности дело обстояло несколько иначе. Во-первых, извлечены они автором из "Экстракта", составленного в декабре 1729 г., т. е. недоимки за 1724- 1727 гг. даже к концу 1729 г. не были взысканы полностью. По свидетельству Военной коллегии, за прошлые годы (т. е. 1724 - 1727 гг.) была собрана "сумма немалая" недоимок (с. 267). За все эти годы крестьяне ни разу не смогли полностью рассчитаться с казной. Разве это не показатель того, что выплата новой подати оказалась крестьянству не под силу? Во-вторых, нельзя не учитывать и экстраординарные налоги, которые за 1724, 1726 - 1727 гг. составляли свыше 4,7 млн., а включая и 1725 г., по- видимому, 6,3 - 6,5 млн. рублей. Таким образом, попытки Е. В. Анисимова доказать, что недоимки были сравнительно невелики, не выглядят убедительными и не подтверждаются конкретным материалом.

Между тем именно рост недоимок показал самодержавию, что платежеспособность тяглого населения подорвана, а волнения крестьян, возмущенных тяготами податной реформы, послужили грозным сигналом обострения классовой борьбы в стране. Екатерина I открыто признала, что народ "обретается в великой нужде" и не в состоянии нести бремя налогов. "Крестьяне, на которых содержание войска положено, в великой скудости находятца, и от великих податей и непрестанных экзекуций и других непорядков в крайнее и Бесконечное разорение приходят", - сказано в именном указе от 9 февраля 1727 года 7 . Правительство вынуждено было трижды, в 1727, 1728 и 1730 гг., понижать подушную подать на треть. Одновременно были приняты меры по усиленному взысканию недоимок. Мы подробно остановились на финансовых итогах податной реформы потому, что в оценке их не согласны с автором.

Освещение Е. В. Анисимовым других вопросов финансовой стороны реформы возражений не вызывает. Интересны наблюдения (иногда уточнения ранее введенных в оборот сведений) о расширении контингента налогоплательщиков, об унификации и упрощении системы обложения и сбора подушной подати, о последствиях ее введения для различных категорий крестьянства. Автор установил, что сумма налогов, взимаемых с монастырских и архиерейских крестьян, в целом по стране уменьшилась, а с помещичьих - возросла почти на 2/3. Это было последствием установления рав-


6 Там же, с. 129.

7 ПСЗ. Т. 7, NN 5003, 5010.

стр. 129


ного для всех категорий крестьян подушного налога (ранее монастырские и дворцовые крестьяне платили больше помещичьих).

Центральное место в книге занимает анализ наиболее важной проблемы - социального характера податной реформы и ее влияния на сословно-классовую структуру феодальной России. Во-первых, прослежен процесс окончательного слияния крепостных крестьян и разных категорий холопов. Во- вторых, характеризуется ужесточение принципов податной и социальной политики при Петре I, раскрывается крепостнический характер реформы. Все непривилегированные категории населения были прикреплены как налогоплательщики к тяглу, что ограничивало свободу передвижения и резко снижало социальную мобильность. Переход из одного сословия в другое для некоторых групп населения был строго регламентирован, для других - полностью запрещен. В целом реформа справедливо характеризуется как следующий - после Уложения 1649 г. - важный этап в развитии крепостного права. Четко обозначена ее полицейская функция, проявившаяся в борьбе государства против "вольных и гулящих людей", с категориями населения, не включенными в тягло, и беглыми. В-третьих, показано, как в ходе реформы были уточнены социальные границы, разделявшие различные сословия, оформлен юридический статус однодворцев, государственных крестьян, созданы новые городские сословные группы. Таким образом, представляется важным вывод автора о большой роли реформы в перестройке, унификации социальной структуры русского общества, что отвечало новому этапу в экономическом и политическом развитии страны в первой четверти XVIII в. - во время оформления абсолютизма. Широта постановки этих вопросов, глубокое исследование их составляют несомненную удачу автора.

Монография Е. В. Анисимова - серьезный труд, значительно продвигающий вперед разработку истории ряда вопросов внутренней политики абсолютизма в первой четверти XVIII века. Вывод же автора, что подушная подать не привела к усилению тяжести налогового бремени, представляется спорным и не подтверждается фактическим материалом книги. Можно полагать, что лишь в ходе дальнейших исследований удастся выяснить, каковы были в действительности последствия податной реформы для тяглого населения и прежде всего крестьянства России.

 

Опубликовано 22 августа 2018 года




Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама