Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ИСТОРИЯ РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 20.10.18


Документы по истории России XIX в. - Петрашевцы. Карманный словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка (1884 г.)

Дата публикации: 05 апреля 2007
Публикатор: Кулиш Сергей
Рубрика: ИСТОРИЯ РОССИИ
Источник: (c) Карманный словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка // Философские и общественно-политические произведения петрашевцев. - М., 1953. - С. 133-134, 140, 152, 161-162, 185-190, 196-199, 237, 242, 280, 292-299.
Номер публикации: №1175749200 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Учение о методах в науке составляет часть логики. Милиция. Войско, собранное только на время войны, которое по окончании военных действий распускается.

Модерантисты. Этим именем обыкновенно означают в государствах, допускающих формы представительного правления, людей, соглашающихся только на постепенные преобразования общественных установлений, вынуждаемые самой вопиющей необходимостью. Эта партия во всех представительных правлениях составляет промежуточное звено между консерваторами, т. е. безусловными охранителями старого порядка вещей, и радикалами - партией ожидающих осуществления блага общего под условием полных и коренных общественных преобразований. (...)

Монократия (единоправление, единовластие). Это слово иногда употребляется для означения монархии, но значение его не тождественно с значением монархии. Так, монархия является прямо противуположной полиархии (многовластию). В первой высшая власть находится в руках одного, во второй она является принадлежностью нескольких. Если же она будет достоянием одного или нескольких лиц совершенно и нераздельно, так что народ и прочие государственные сословия, являясь в отношении к ним подданными, не принимают не только прямого и непосредственного участия в государственном управлении, но даже и посредственного, чрез представителей, то государство, имеющее такую форму политического устройства, следует называть самодержавным (Autocratic), а не монархией. Оно может быть монархическим и полиархическим. Если при такой форме правления граждане не будут лишены участия в управлении чрез своих представителей, то это правление преобразуется в синкратию, которая также может быть монархической или полиархической. Так, Франция во время директории, находясь под управлением 5 директоров, была полиархической синкратиею, теперь же она есть не что иное, как монархическая синкратия, и это слово всего точнее может быть употреблено для означения ограниченной и конституционной монархии. Та монархия, где личность монарха заменяет всякую положительную конституцию, вернее может быть названа монархическим единовластительством и самодержавием (monarchische Autocratic).

Муниципальный. В обыкновенном смысле равнозначаще с словом «городской». Так, например, говорят «муниципальное управление» вместо «городское управление», «муниципальные учреждения» вместо «городские учреждения» и «муниципалитет» вместо «городская община». В новейшее время это слово получило во Франции более обширное значение, ибо под словом municipalite разумеются правительственные власти нескольких общин, вместе взятых, не принимая в соображение, города ли то или нет. Сюда относятся мэр и его адъюнкты и, кроме того, муниципальный советник, заведующий контролем счетов и заботящийся об общественных нуждах вверенного ему округа.

Натуральное право. Натуральным, или естественным, правом называется та наука, которая из начал чистого разума или идеи о справедливости выводит все права и обязанности человека как человека и как члена человеческого разумно основанного общества. В этом смысле натуральное право противуполагается законодательству положительному, развившемуся под влиянием совершенно разнородных случайностей. У римлян содержанием праву натуральному (jus naturale) служило изложение тех требований природы человеческой, которые общи человеку с животными. Вообще основные начала натурального права, его определение зави-сят оттого понятия, которое имел писатель о натуральном, нормальном, или естественном, состоянии человечества, так что мы не можем указать ни на одно сочинение о натуральном праве как на удовлетворяющее абсолютным требованиям разума. Одною из главных причин неразвития натурального права должно считать странное мнение: будто бы безусловное принятие законов правды и справедливости (без применения к личностям) при определении внешних форм междучеловеческих отношений неудобосогласимо с действительными интересами целого общества! (...) Без содействия начал натурального права или философии права невозможны: ни разумная, ни систематическая кодификация законов; ни отыскание начал для разрешения многообразных коллизий, встречающихся между различными частями администрации, неизбежными вследствие самого ее исторического развития и проистекающего оттуда недостатка теоретической сознательности; ни органическое развитие законодательства, соответствующее истинным требованиям человеческим; ни издание постановлений, предупреждающих общественные нужды и прямо благоприятствующих развитию жизни общественной. (...) Гроциуса и Пуфендорфа следует назвать отцами натурального права. Весьма важно для успехов развития права натурального было старание Канта и Фихте вывесть начала его непосредственно из начал практического разума и свободы воли. Еще важнее попытки новейших мыслителей установить его, безусловно, на началах разума, без всякого отношения к известным и определенным формам государственного или общественного быта, и даже из начал его определить самые формы оного. (...)

Национальное собрание. Это слово употребляется преимущественно для обозначения народного собрания. Если не прямое, то по крайней мере посредственное участие целого народа, чрез его представителей, в положении решений на таковых собраниях всегда более или менее вмещается в самом понятии о национальном собрании. Таковые собрания бывают постоянными или случайными. В странах, где жизнь общественная находится на высшей степени развития, так, например, в Северо-Американских штатах и т. п., они суть явления не случайные, а постоянные или периодические. Примеров таковых национальных, или общенародных, собраний - как чрезвычайных, так и постоянных - можно найти весьма много в древней и новой истории. Так, в России примером таковых собраний может служить земский собор, избравший на царство ныне царствующий дом Романовых. Слово национальное собрание обыкновенно употребляется для обозначения двух собраний, бывших во время первой, или Великой, французской революции; преимущественно же это наименование присвояется первому Законодательному собранию (Constituante), самодеятельно заступившему место Генеральных штатов, созванных 5 мая 1789 года Людовиком XVI. (...) Важнейшими декретами этого собрания, имевшими великое и благодетельное влияние на последующее за сим нравственное развитие Франции, были следующие: 1) Объявление прав человека (Declaration des droits de 1'homme). 2) Уничтожение рабства (L'abolition de la qualite de serf). 3) Уничтожение феодальных судов (L'abolition desjuridictions seigneuriales). 4) Постановление уравнительности раскладки налогов и подчинение им всех сословий (L'egalite des impots). 5) Уничтожение продажности мест (L'abolition de la venalite des offices). 6) Уничтожение провинциальных и городских привилегий (La destruction de tous les privileges de villes de provinces). 7) Допущение евреев и протестантов к пользованию всеми правами гражданскими и политическими наравне с католиками. 8) Обращение церковных и монастырских имуществ в государственную собственность для уплаты государственного долга. 9) Преобразование многих церковных постановлений согласно общим требованиям века; сближение духовенства с прочими сословиями и подчинение его общим государственным постановлениям.

Все, что носило на себе печать духа средних веков, в государственных, в гражданских постановлениях было если не совершенно уничтожено декретами Constituante, то по крайней [мере] так преобразовано, что с тех пор возрождение всего этого в первобытных формах времен феодализма стало совершенным анахронизмом для Франции. Важнейшим трудом Constituante было составление и издание конституции, которая послужила образцом для всех последующих французских конституций, так что все они являются только различными преобразованиями этой. Вот главные ее пункты, сохраненные в последующих конституциях без всяких изменений.

Глава II, отд. 1, п. 1 и 2. Королевство неразделимо и наследственно по салическому закону. Личность короля священна и неприкосновенна; король именуется королем французов.

Глава I, п. 1. Законодательное собрание составляет одну палату и образуется из представителей, или депутатов, разных департаментов.

Отделение III. Верховная власть принадлежит всему народу в совокупности и не может быть передана ни одному, ни нескольким лицам.

Отделение II, п. 1. Все правительственные должности, как, например, префекта и т. п., должны быть замещаемы по выбору.

Глава V, п. 1. Судебная власть, для большей охраны справедливости решений, не должна находиться в зависимости ни от короля, ни от законодательного собрания.

Глава II, п. 5. Всякий суд, уголовный и гражданский, должен производиться публично.

Глава V, п. 9. Суждение о виновности обвиненного принадлежит присяжным; без их приговора никакое дело не может быть решено судебным порядком; обвиненные имеют право избрать по своему произволению адвоката.

Глава V, п. 10. Никто не может быть содержим арестантом без приговора суда, по одному подозрению, какого бы рода оно ни было.

Глава I, п. 1. Все граждане имеют одинаковые права на занятие всех должностей без различия, соответственно их талантам и достоинствам.

Глава I, п. 2. Всякий гражданин может пользоваться полною свободою, почему и имеет право избирать место жительства и странствовать без всякого помешательства со стороны местных властей. Также имеет полное право свободно выражать свои мнения, писать и печатать, не подвергаясь никакому суду или цензуре. Всякий гражданин имеет полное право следовать обрядам какой ему угодно веры и переходить из одной в другую по своему произволу.

Издавши эту конституцию, установивши новый порядок во Франции, это собрание, как исполнившее свое назначение, объявило себя уничтоженным. (...)

Норма. Латинское слово, вошедшее в русский, равно как и в прочие европейские языки. Оно означает собственно меру, масштаб, наугольник, но также употребляется для означения правила и закона. От слова норма, как от корня, происходят многие слова, как, например, нормальность, нормальный, ненормальный и т. п., также пользующиеся правом гражданства в русском языке. Законы бытия, или жизни, различны для различных предметов природы; слово нормальность и употребляется для означения правильности развития или соответственности бытия какого-либо предмета с законами его природы, без отношения к прочим предметам мира; а слово нормальный употребляется как прилагательное качественное, для обозначения таковой соответственности.

Нотариус, или нотарий. У римлян первоначально так называли рабов или вольноотпущенных, которые употреблялись в сенате как скорописцы, и частию оттого, что при писании они употребляли различные знаки заметки или сокращения (notae), получили название нотариев. В позднейшем периоде римского права под нотариусами разумелись писцы или секретари в публичных присутственных местах. В новейшее время нотариями называются определяемые от государства публичные свидетели для укрепления различных сделок между частными лицами. Иногда это укрепление зависит от произвола совершающих акт, а в иных случаях требуется законом. (...)

Олигархия. Собственно означает правление немногих. Обыкновенно она бывает выродком аристократической формы правления и происходит тогда, когда власть государственная, прежде принадлежавшая целому сословию, делается достоянием одного или нескольких семейств. Примеры быта олигархических республик, представляемые нам историей, не слишком много говорят в пользу этой формы политического устройства. Впрочем, этого нельзя сказать об «избирательной» или «демократической» олигархии.

Оппозиция. Выражение оппозиция употребляется вообще для обозначения противоречия, противуположности, противудействия, но преимущественно оно употребляется в языке политическом и административном как выражение техническое для означения той противуположности, того отношения, в котором иногда находится мнение общественное, а часто и того благотворного и полезного воздействия, которое оно производит на решения и образ деятельности лиц, призванных к отправлению правительственных должностей в тех странах, где в развитии жизни общественной было наименее отклонения от общих законов нормального развития природы человеческой, где формы представительного правления делают более или менее действительным участие целого народа как в законодательстве, так и в администрации и личную безопасность гражданина не мифической. В собственном смысле разумеют под оппозицией всех членов парламента, законодательного собрания или административного учреждения, не согласных в своих мнениях с мнением большинства. Также под оппозицией (в странах, где введены формы представительного правления) разумеется независимый образ мыслей членов парламента, тот, который заставляет их следить шаг за шагом за действиями правительства, противиться всему тому, что может быть им предпринято вредного. Оппозиция столь же древня, как и конституция, как признание власти закона, а не произвола чуждого, началом регулятивным в обществе для всех отношений, и ей, т. е. оппозиции, упрочиваемой полной свободою выражения мыслей (par la liberte de la presse), принадлежит в странах, где господствуют формы правления представительного, на деле охрана законной свободы граждан от властительского произвола. Оппозиция, хорошо организованная, составляет существенный элемент всякого благоустроенного правления; восставая противу всякого рода как правительственных, так и административных злоупотреблений, она содействует к прочности политического организма, поддерживая в нем элемент жизни и движения. Парламентская борьба, происходящая от разногласия (несолидарности) интересов, служит к развитию таланта ораторского и к постижению общих государственных интересов, является надежнейшим средством к практическому наущению правительственной мудрости и разоблачает пред судом сограждан все требования, все немощи и болезни организма общественного, предохраняет разум общественный (esprit publique) от апатического застоя и захирения, и, исправляя направление деятельности административной, она таким образом охраняет права разумности от вторжений грубого произвола, насилия, случайности, устраняет пагубный рутинизм и старообрядство из администрации.

Состав оппозиции всегда бывает разнороден: она делится на множество отдельных партий, руководящихся различными, а нередко диаметрально противуположными началами. Для обозначения таких различий к слову оппозиция прибавляют эпитеты объяснительные, как, например, фактическая, роялистская и систематическая. (...)

Некоторым лицам самое наименование оппозиция кажется чем-то странным, диким, предосудительным, едва не синонимом слова преступный, тогда как она есть явление, необходимое при всякой форме быта общественного, ибо она есть не что иное сама в себе, как обнаружение в мире нравственном общего закона противудействия сил, под условием воздействия или взаимнодействия которых совершается развитие всех форм бытия в природе. Мы не можем указать на земле ни на одно человеческое общество, в котором элементы жизни общественной не находились бы между собой в дисгармонии и которое бы не представляло собою картину хаотического состояния мироздания, в которой все было бы делом божественной любви и святого общения, а не борьбы и вражды всего противу всего и всех. Отсутствие солидарности интересов—причина такой ненормальности. (...) В странах истинно просвещенных и образованных новые интересы без мер насильственных снимают тяжелый покров идей обветшалых и предубеждений с разумения общественного и приобретают право гражданства в экономии быта общественного. Здесь разумению и разумности присвояется право безусловной или свободной деятельности, ибо нет в европейских законодательствах (равно как и в нашем отечественном) закона, положительно воспрещающего какой-либо известный род мнений или воззрений как на природу, так и на жизнь и общество. (...)

Всякая оппозиция, каково бы ее направление ни было, в наш век положительного рассудка, так как неблагонадежно действие на одно чувство ненависти или мщения и расчет на увлечение одною личностью других, должна, чтоб быть действительной, основываться на определенных, хорошо выработанных началах и опираться или на общечеловеческие интересы, или интересы целого общества, или по крайней мере интересы сословия, ведать цель своих стремлений и знать верно наилучшие способы их осуществления, одним словом, быть в духе времени; иначе она будет безуспешна и даже смешна безотчетностью своих порывов. (...)

Опубликовано 05 апреля 2007 года




Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама