Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ИСТОРИЯ РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 12.12.17

Обзоры и рецензии. "ИСТОРИЯ ТУВЫ"

Дата публикации: 29 июля 2016
Автор: Р. Ф. ИТС, С. Г. КЛЯШТОРНЫЙ
Публикатор: А. Комиссаров
Рубрика: ИСТОРИЯ РОССИИ
Источник: (c) Вопросы истории, № 8, Август 1965, C. 159-163
Номер публикации: №1469772779 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Р. Ф. ИТС, С. Г. КЛЯШТОРНЫЙ, (c)

найти другие работы автора

М. "Наука". 1964. Тираж 8000. Т. I. 410 стр. Цена 1 руб. 67 коп.; Т. II. 455 стр. Цена 1 руб. 76 коп.

 

Тувинская АССР - самая молодая республика нашей страны. За короткий исторический срок она прошла путь от патриархально-родового строя к социалистическому, еще раз подтвердив своим примером возможность некапиталистического развития ранее отсталых народов, их непосредственного перехода к социализму. Всего несколько десятилетий тому назад ввиду чрезвычайной скудости источниковедческой базы невозможно было сколько- нибудь широко осветить этапы истории Тувы. Попытка написать такую историю, предпринятая Г. Е. Грумм-Гржимайло в 1926 г., фактически окончилась неудачей. В течение последних двух десятилетий советской исторической наукой были разработаны методы исследования истории бесписьменных и младописьменных народов, основанные на привлечении комплекса различных источников. Новым успехом реализации таких уже проверенных практикой методов является рецензируемый труд, подготовленный коллективом историков, этнографов и археологов Кызыла, Иркутска, Ленинграда и Москвы. Перед нами - первый опыт создания истории Тувы с древнейших времен до наших дней, базирующийся на марксистско- ленинской методологии, на результатах археологических, этнографических и фольклорных исследований, осуществленных после вхождения этого края в состав СССР, на детальном изучении большого числа нарративных и документальных материалов (анналы и хроники древних и средневековых китайских и монгольских историков, данные тюркской эпиграфики, известия арабских и персидских авторов X-XIV вв., более поздние русские документы, многочисленные отчеты путешественников, обильные материалы архивов).

 

Несомненной заслугой авторов является разработка первой научно обоснованной периодизации истории Тувы. Именно здесь особенно наглядно проступает принципиальное различие между советской и буржуазной исторической наукой в подходе к истории Центральной Азии, в отправной точке исторического синтеза. Во многих обобщающих работах буржуазных исследователей история Центральной Азии предстает как беспорядочная смена "правящих орд", чередование господствующих этнических группировок при общей неизменности и статичности сложившихся там социальных отношений1 . Советские ученые показали, что в ряде центрально-азиатских районов процесс распада первобытнообщинного строя явился процессом перерастания военно-демократического и примитивно- рабовладельческого укладов в систему раннефеодальных отношений; при этом каждое из вновь возникавших государств не повторяло в деталях путь своих предшественников, а как бы использовало их социальный опыт, следствием чего было постепенное, хотя и неравномерное развитие классовых обществ. Что касается Тувы, то для нее характерными оказались весьма замедленные, "периферийные" темпы такого развития, способствовавшие долгому сохранению ранних форм феодализма. Только благодаря Великой Октябрьской социалистической революции и помощи со стороны СССР Тува смогла совершить исторический скачок и приступить к строительству социализма, минуя мучительную стадию капиталистического развития.

 

Археологические данные подтверждают, что на территории Тувы имела место непрерывность исторического процесса со времен каменного века. Начало классовой истории связано здесь с включением Тувы в состав государства хунну. К этому же периоду относится переход населения края к кочевому хозяйству, рост скотоводства и начало выплавки железа. Скачок в развитии местного общества был налицо. Тем не менее он, по-видимому, не был столь существенным, чтобы характеризовать, как это сделали авторы тома, подражая древнекитайским историографам, иерархию хуннской военно-племенной и родовой знати как бюрократический чиновничий аппарат централизованной монархии, перенося на хуннское общество черты, свойственные Поднебесной империи.

 

 

Авторы I тома: Ю. Л. Аранчин, С. И. Вайнштейн, А. Д. Грач, Л. В. Гребнев, В. И. Дулов, В. П. Дьяконова, Л. Р. Кызласов, Л. П. Потапов. Отв. ред. - Л. П. Потапов. Авторы II тома: Ю. Л. Аранчин, Л. В. Гребнев, В. В. Осипова, В. Ч. Очур, Х. М. Сенфулин, Н. А. Сердобов, С. К. Тока, П. А. Шахунова. Отв. ред. - С. К. Тока.

 

1 R. Grousset. L'Empire des Steppes. Paris. 1960; О. Lattimore. Studies in Frontier History. London. 1962.

 
стр. 159

 

Время вхождения Тувы в состав раннефеодальных тюркских, уйгурских и кыргызских государств, простиравшихся в отдельные периоды их истории от Азовского моря до Маньчжурии, освещено в исследовании во многом по- новому. Прослежены экономические, социальные, культурные и этнические процессы, прямо или опосредствованно относящиеся к населению Тувы (к азам, чикам, восточным тюркам, уйгурам и другим племенным группам и народностям). Особенно следует выделить вывод о становлении в Туве VII-VIII вв. раннефеодальных отношений. В книге показано, что уже в рамках Тюркского каганата складывалась диктатура крупных скотовладельцев и степных аристократов. Это лишний раз свидетельствует о несостоятельности все еще бытующей гипотезы о военно-демократическом строе данного государства. Материальной основой власти кочевой аристократии было ее монопольное право на кочевья и пастбища. При сохранении общинной формы землепользования такая монополия обеспечивала власть над людьми. В уйгурское время (750 - 840 гг.) на территории Тувы возникли крупные укрепленные поселения. Результаты исследований городищ и прилегающей к ним местности позволили показать существенные изменения в хозяйственной и культурной жизни того времени, связанные с развитием плужного земледелия (частично на основе ирригации) и интенсивной торговлей.

 

В тюркское и уйгурское время в Туве распространяется руническая письменность. В искусстве заметно влияние согдийской культуры. Судя по косвенным данным, в Туву проникает манихейская религия; но возможна и другая интерпретация тех же данных, которая говорит скорее в пользу несторианства. Существенным следует признать вывод о преемственности культурных элементов и генетической связи современных тувинцев с местным тюркоязычным населением VI-XII веков.

 

Однако не все затронутые авторами проблемы могут быть решены столь определенно, как это сделано в томе, например, "динлинская проблема", вопрос о характере движения Ань Лушаня, некоторые историко-географические и этнические отождествления. Встречаются досадные ошибки. Так, утверждается (стр. 137), что уйгурское государство в Турфане, существовавшее до 1250 г., было уничтожено Чингисханом (который умер в 1227 году). Один и тот же археологический комплекс из Монгун-Тайги в разных главах отнесен к разным эпохам (стр. 111, 389, прим. 10). Говорится о связях государства Хагас во второй половине IX-X вв. с "арабами Средней Азии" (стр. 141); между тем политическая власть багдадских халифов была ликвидирована в Средней Азии еще до возникновения этого государства. Не следует, как нам кажется, этнические имена воспроизводить в транскрипции иноязычных источников, если известно их подлинное звучание.

 

В главах о Туве периода владычества монгольских и джунгарских феодалов (XIII-XVIII вв.) восстановлена история этих так называемых "темных столетий". Монгольское завоевание 1207 г. гибельно отразилось на экономике и культуре тувинского населения. Созданная вековым трудом ирригационная система была разрушена, оседлые поселения уничтожены. Земледелие пришло в упадок. Самобытное художественное ремесло и производство металлических изделий резко пошли на убыль. Было утрачено и высшее достижение культуры тюркоязычных племен Енисея - руническая письменность. В конце XIV в. владычество ойратских князей привело к окончательному запустению оседлых поселений. С XII в. процесс формирования тувинской народности был осложнен появлением новых племенных групп, ассимилированных автохтонной средой. Вывод, что состав населения Тувы, сложившийся еще в XIV в., остался в дальнейшем фактически неизменным, имеет важное значение для этнической истории края, поскольку со второй половины XVII в. тувинцы оказались раздробленными: часть их пребывала в составе Джунгарского ханства, часть попала под власть маньчжурских императоров, а небольшая группа вошла в состав российских уездов.

 

После разгрома Джунгарии войсками маньчжурской династии Цин (1756 г.) в истории Тувы начался наиболее тяжелый период, длившийся до 1912 года. Авторы показывают связь развившихся в XVIII - XIX вв. крайних форм феодального угнетения с жестоким военно-административным режимом. Тувинские араты попали в крепостную зависимость от маньчжурского двора. Налоги, повинности и поборы в пользу местных и верховных правителей привели к застою хозяйства. Послушным орудием маньчжурского двора являлась ламаистская церковь, которая уже с XIX в. заняла видное место в феодальной иерархии. Вли-

 
стр. 160

 

яние церкви охватывало все стороны жизни тувинцев.

 

В противоположность маньчжурской "торговле", носившей откровенно грабительский характер, экономические связи тувинцев с русским населением Южной Сибири были обоюдно выгодными. Ставленники маньчжурских правителей пытались воспрепятствовать русско-тувинским связям, но появление в Туве в последней четверти XIX в. русских крестьян и сезонные переходы тувинцев-охотников через Саяны на русскую территорию создали условия для сближения русских и тувинцев.

 

Несмотря на скудость источников, авторы сумели раскрыть формы классовой борьбы аратства и ее переплетение с национально-освободительным движением против маньчжурского ига. Детально освещены первые вооруженные выступления тувинцев в XIX в., наиболее значительным из которых было восстание "шестидесяти богатырей" (1883 - 1884 гг.).

 

Революция 1905 г. в России всколыхнула страны Востока. Маньчжурская империя, созданная в результате кровавых завоеваний, вскоре перестала существовать. Прямым следствием происшедших изменений явилось, в частности, усиление национально-освободительного движения монголов и тувинцев. Однако в условиях поголовной безграмотности трудящихся и безраздельного господства в духовной сфере ламаистской церкви плодами этого движения воспользовались баи и нойоны, хотя они и не могли не считаться с отчетливо выраженной волей народа, стремившегося во избежание возвращения прежних властителей отдаться под покровительство России. Протекторат России над Тувой имел то положительное значение, что, узаконив положение русских поселенцев, он создал возможность для более тесных контактов представителей народа, вступившего в эпоху подготовки социалистической революции, с тувинскими трудящимися аратами.

 

К Октябрю 1917 г. русское население Тувы насчитывало 12 тыс. человек. Это были в основном крестьяне. Как отмечается в книге, русское трудящееся население явилось той силой, которая революционизировала коренных жителей Урянхайского края (Тувы). В связи с тем, что в русской колонии не было еще большевистских организаций, постоянную помощь в революционном воспитании местного населения оказывали большевистские комитеты Красноярска и Минусинска. Рабочие, крестьянская беднота и передовая интеллигенция русских поселений пошли за большевиками, и в крае была провозглашена Советская власть. Созданный в марте 1918 г. Урянхайский краевой Совет представлял русское население Тувы. Руководствуясь "Декларацией прав народов России", крайсовет принял решение о созыве Всетувинского Хурала, чтобы решить вопрос о дальнейшей судьбе тувинцев. 13 июня 1918 г. Хурал, в работе которого приняла участие и аратская беднота, вынес решение о самоопределении тувинского народа и заключении договора о дружбе и взаимной помощи с Советской Россией. Это решение явилось важной победой передовых сил Тувы.

 

С середины 1919 г. в Туве развертывается партизанская война против белогвардейцев. Она получила новый размах после прихода сюда Сибирской партизанской армии, возглавленной А. Д. Кравченко и П. Е. Щетинкиным. Сознательную революционную борьбу начинают первые тувинские революционеры О. Курседи, С. Билчиир и другие. Разгром с помощью Советской России интервентов и белогвардейцев позволил тувинскому народу добиться успеха в ходе национально-освободительной революции. Открывшийся 13 августа 1921 г. Всетувинский Учредительный Хурал провозгласил Народную Республику Танну-Тува (позднее стала называться Тувинская Народная Республика - ТНР) и утвердил ее Конституцию. И хотя на многих решениях Хурала сказалось, как отмечают авторы, влияние феодальных сил, в основу своей внешней политики молодая республика положила дружбу с Советской Россией. Всетувинский Хурал расширил действия договора 1918 г., провозгласив патронирование своей республики Советской Россией при решении международных проблем.

 

Тувинская народная революция, начавшаяся как национально-освободительная и антиимпериалистическая, переросла в антифеодальную. Однако этот переход был сопряжен с серьезными трудностями, обусловленными низким уровнем классового сознания широких народных масс, сохранением традиций патриархальных отношений, наличием родоплеменных пережитков. В 1923 г. по наущению феодалов правительство ТНР пыталось распустить созданную незадолго до этого Тувинскую народно-революционную партию (ТНРП), которая повела решительную борьбу с феодальными пережитками. Но революция уже пустила

 
стр. 161

 

глубокие корни в народных массах. О. Курседи - выдающийся тувинский революционер и организатор первых политических групп тувинских аратов - вместе со своими сподвижниками и при помощи Райбюро РКП (б), созданного в 1922 г. для политического руководства русским населением, организовал комиссию по созыву II съезда ТНРП. После этого съезда республика твердо стала на путь расширения антифеодального движения. При помощи СССР народное хозяйство Тувы преодолевало вековую отсталость. В результате VIII съезд ТНРП в 1929 г. уже смог наметить программу социалистического строительства. На этом пути ТНР прошла ряд этапов. Первым из них явились 1930 - 1941 годы, когда был осуществлен разгром феодалов как класса, а в русских селениях проведена ликвидация кулачества и организованы первые колхозы. Тогда же многие тувинские аратские хозяйства объединились в кооперативные товарищества. Решение о конфискации феодальной собственности, закрепление в Конституции 1930 г. прав трудящихся аратов, осуществлявших свою диктатуру против феодалов и церкви, лишение избирательных прав всех эксплуататорских элементов, повсеместное проведение выборов органов самоуправления - все это означало завершение антифеодальной революции.

 

Авторы показывают, что в 1930-е годы СССР продолжает, но в еще больших размерах, поставлять в ТНР технику, оборудование для развития местной промышленности, транспорта и сельского хозяйства, оказывает помощь в культурном строительстве и подготовке специалистов, в развитии финансово- кредитной системы и государственно-кооперативной торговли. Состоявшийся в апреле 1941 г. XII съезд ТНРП принял новую программу действий, которая закрепила успехи тувинского народа на пути построения социалистического общества и наметила задачи, обеспечивавшие окончательную победу социализма в Туве. В июне 1941 г. был созван Великий Хурал ТНР, принявший новую Конституцию республики. Хурал собрался в тот момент, когда началась Великая Отечественная война Советского Союза с гитлеровской Германией. Тувинский народ, познавший цену настоящей дружбы, воспринял Великую Отечественную войну советского народа как свое кровное дело. Хурал обратился с призывом к тувинскому народу отдать все силы делу победы над общим врагом.

 

Еще в апреле 1941 г. на многих предсъездовских собраниях тувинские трудящиеся выражали пожелание о государственном объединении с СССР. Идя навстречу этим пожеланиям, ЦК ТНРП и правительство ТНР 26 апреля 1941 г. обратились в ЦК ВКП(б) и в Президиум Верховного Совета СССР с просьбой о принятии Тувинской Народной Республики в состав СССР. Это обращение нашло полное понимание со стороны Советского правительства, но нападение фашистской Германии не позволило тогда законодательно решить данный вопрос. На протяжении всех лет войны тувинские трудящиеся посылали в помощь фронту продукцию местного производства, направляли добровольческие отряды, которые плечом к плечу с частями Красной Армии вели борьбу против общего врага. 17 августа 1944 г. Чрезвычайная VII сессия Малого Хурала ТНР единогласно приняла декларацию о вхождении Тувы в состав СССР. 11 октября 1944 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР ТНР была принята в состав Советского Союза. Перед тувинским народом открылись новые неограниченные возможности для успешного завершения социалистического строительства.

 

Разделы, посвященные истории Тувы в 1917 - 1944 гг., написаны с привлечением значительного, по большей части еще не опубликованного материала, что следует признать безусловной удачей авторского коллектива. Тем досаднее встречающиеся здесь неточности. Так, характеризуя функции государственных органов ТНР в 1921 - 1929 гг., авторы пишут об "аратской диктатуре" (стр. 136). Правильнее было бы говорить о "диктатуре трудящихся аратов", как это указано в Конституции 1930 г., ибо социальный состав аратства не был тогда однородным. Характеристика батрачества в Туве впервые дана лишь применительно к 1931 г. (стр. 141); между тем еще в период создания ТНРП (1922 г.) батрачество определялось как основной элемент "социальной базы народной партии" (стр. 100).

 

Работу над последним разделом II тома, охватывающим историю Тувы в период завершения строительства социализма и начала развернутого строительства коммунистического общества (1944 - 1962 гг.), несмотря на привлеченный авторами обильный материал, нельзя признать законченной. Анализ исторических событий зачастую заменяется здесь перечислением официальных решений и постановлений; содержание

 
стр. 162

 

отдельных глав представляет собой иногда простой пересказ отчетных документов об итогах хозяйственного и культурного строительства. На страницах, посвященных социалистической культуре Тувы, обобщение событий часто подменяется калейдоскопом фамилий. Работа над этим разделом может и должна быть продолжена.

 

Не выдержано единство оформления томов. Справочный аппарат их также различен. Только в первом есть указатель географических и этнических названий, только во втором - краткая библиография, и ни в одном из них нет именного указателя.

 

Таковы основные достоинства и отдельные недочеты в целом интересного труда по истории народа, возрожденного к жизни великими идеями Октября.

Опубликовано 29 июля 2016 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?