Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ИСТОРИЯ РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 17.08.17

"Переинтерпретация" корниловщины

Дата публикации: 31 декабря 2016
Автор: Г. З. Иоффе
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ИСТОРИЯ РОССИИ
Номер публикации: №1483163272 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Г. З. Иоффе, (c)

найти другие работы автора

"Переинтерпретация" корниловщины

"Russian Review". Stanford. 1970, N 3.

История корниловщины всегда привлекала внимание западных, в том числе американских, буржуазных историков. При этом, как правило, высказываются две точки зрения. Одна из них наиболее последовательно была изложена в 1953 г. в статье А. Ашера "Корниловское дело", другая - в 1955 г. в статье Л. Страховского "Был ли корниловский мятеж?"1 . Автор первой утверждает, что под предлогом борьбы с большевиками Корнилов восстал против "демократического" Временного правительства и поэтому Керенский, сместив его с поста верховного главнокомандующего и даже "прибегнув к силе", выступал как "защитник" демократических порядков. По мнению Л. Страховского, Корнилов не был контрреволюционером и не готовил мятежа против Временного правительства. Наоборот, он был готоз сотрудничать с последним в целях установления "твердого порядка" в стране, но Керенский в решающую минуту "предал" Корнилова.

Однако в настоящее время и некоторые буржуазные авторы начинают отказываться от старых схем, заимствованных еще из белоэмигрантской литературы. При этом, выдвигая так называемые "сбалансированные" и "эластичные" концепции, они пытаются с их помощью вновь оживить явно несостоятельные антикоммунистические тезисы. Примером этого является статья американского историка Харвея Ашера "Корниловское дело", имеющая примечательный подзаголовок "переинтерпретация". Автор утверждает, что он намерен "предложить новую и более справедливую интерпретацию корниловского дела" (стр. 287) и с этой целью предпринимает попытку "сбалансировать" концепции А. Ашера и Л. Страховского. Используя новейшую, в том числе и советскую, литературу, Х. Ашер весьма подробно излагает замыслы и последовательность действий Корнилова и Керенского, после чего формулирует вывод, согласно которому Керенский факти-


1 A. Asher. The Kornilov Affair. "Russian Review", 1953, Vol. 12, N 4; L. Stra-Jihovsky. Was there a Kornilov Rebellion? A Reappraisal of Evidence. "Slavic and East European Review". 1955, Vol. 23, N 81.

стр. 197


чески "действовал против "легального заговора", направленного на то, чтобы укрепить правительство и подавить радикализм в столице, "заговора", ставшего возможным благодаря его (Керенского. - Г. И.) собственным переговорам с Корниловым, которые велись через Савинкова...". Подытоживая свое изложение, Х. Ашер пишет: "Развернувшаяся борьба была борьбой личностей, а не идей. Вопросы армейской дисциплины, большевистской опасности, реформ в целом оказались второстепенными. Их место занял другой вопрос: кто будет управлять Россией - Керенский или Корнилов" (стр. 300).

Таким образом, Х. Ашер, не оправдывая ни одну из сторон и утверждая, что цель как Корнилова, так и Керенского была одна и та же - укрепить "порядок", как будто бы стремится преодолеть очевидные односторонность и политическую тенденциозность трактовок "дела Корнилова", распространенных в буржуазной исторической литературе. Однако, сосредоточивая почти все внимание на взаимоотношениях Керенского и Корнилова, изображая корниловский мятеж как результат столкновения главным образом их личных интересов, Х. Ашер искажает действительную картину событий. На самом деле корниловщина - это отнюдь не результат одних лишь амбициозных притязаний авантюриста, обладавшего "железным кулаком". Она гораздо более сложное и более глубокое социальное явление. Корнилов был поднят на поверхность контрреволюционной волной, которая начала нарастать вскоре после победы Февраля как реакция на рост революционного движения в стране. При этом Временное правительство и поддерживавшие его соглашательские партии, пытавшиеся играть роль некоей "третьей силы", объективно содействовали консолидации различных реакционных группировок, во главе которых стояла кадетская партия. Русская буржуазия, которую поддерживали иностранные империалисты, посчитала конец августа 1917 г., когда в стране все явственнее надвигался общенациональный кризис, а революционное движение все более и более приобретало социалистический характер, подходящим моментом для контрреволюционного переворота. Разгром корниловщины не остановил ее в попытках подавить трудящиеся массы, В сентябре реакционная буржуазия начала экономическую корниловщину, которая должна была создать необходимые условия для нового заговора, направленного на удушение революции2 .

Абстрагируясь от классовой природы "дела Корнилова", ограничив свое исследование узким кругом разногласий Керенского и Корнилова, Х. Ашер остался, в сущности, на традиционной для зарубежной историографии точке зрения о "неожиданном" и "случайном" характере корниловщины. А поскольку в большинстве работ буржуазных историков последняя рассматривается как решающее событие, открывшее большевикам путь к власти, как "прелюдия к большевизму", то "новая" концепция Х. Ашера фактически направлена на то, чтобы "подкрепить" старую антикоммунистическую версию о незакономерности Октября.

-----

2 См. И. И. Минц. История Великого Октября. Т. II. М. 1968, стр. 771 - 798.

Опубликовано 31 декабря 2016 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?