Научная библиотека PORTALUS

Библиотека ПОРТАЛУС - крупнейшей собрание научных текстов России

Похожие статьи:
!!!

Календарь \ в этом месяце:
Январь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
 01
02030405060708
09101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 


ИСТОРИЯ РОССИИ новое | RSS


Главная ИСТОРИЯ РОССИИ ОДИН ИЗ СЕВЕРОКАВКАЗСКИХ СОЮЗНИКОВ РУСИ

ОДИН ИЗ СЕВЕРОКАВКАЗСКИХ СОЮЗНИКОВ РУСИ

Дата публикации: 31 декабря 2016
Автор: В. Б. ВИНОГРАДОВ, Т. С. МАГОМАДОВА
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ИСТОРИЯ РОССИИ
Номер публикации: №1483165205 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. Б. ВИНОГРАДОВ, Т. С. МАГОМАДОВА, (c)

найти другие работы автора

Войны и усобицы, не прекращавшиеся на Северном Кавказе в течение всего XVI в., губительно сказывались на развитии этого края. Нашествия крымско-татарских орд еще более осложняли обстановку и способствовали укреплению прорусской ориентации народов и племен Северного Кавказа. Кабардинское княжество, часть адыгейцев (черкесов) приняли в этих условиях протекторат России. Тесный контакт с Русским государством поддерживал и Ших-Мурза Окуцкий - представитель вайнахского (чечено-ингушского) этноса. Некоторые исследователи считают его деятелем из числа тех вайнахов, которые не позднее XVI в. поселились на границе Чечни и Дагестана (территория нынешнего Хасав-Юртовского района Дагестанской АССР), на окраине кумыкских владений, и до сих пор зовут себя аккинцами. Жителям Дагестана они известны под именем "ауховцы". При этом считается, что аккинцы- ауховцы - это осколок многочисленного вайнахского общества Акки, основная территория расселения которого расположена далеко в горах, на границе Чечни и Ингушетии1 . Другие ученые придерживаются иной точки зрения2 , разделяемой и нами. Они полагают, что вайнахи, именуемые в русских источниках XVI - XVII вв. окуками, - это выходцы с гор Ичкерии3 , основавшие в равнинном районе, прилегающем к устью Сунжи, несколько селений, крупнейшее из которых называлось Оку, а их обитатели - оки, или оку-неки (то есть потомки Оку - Легендарного родоначальника). Они не были изолированы от своих сородичей, оставшихся в горах, а кроме того, установили связи с соседями в предгорьях и на равнинах - гребенскими казаками, кумыками, кабардинцами и близкими им по языку и происхождению аккинцами-ауховцами.

Ичкерия исключительно удобно расположена: она лежит на перекрестке важнейших военно- торговых путей, пересекающих Северный Кавказ и ведущих в глубь горного Дагестана, а оттуда - И в Закавказье. Равнина Ичкерии - житница Чечни. Есть здесь и лесистые горы - надежное укрытие


1 Библиографию вопроса см. Е. Н. Кушева. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией в XVI - XVII веках. М. 1963, стр. 69 - 70.

2 Она выдвинута старшим научным сотрудником Чечено-Ингушского научно- исследовательского института С. Ц. Умаровым и изложена в его статье "Новые археологические памятники эпохи позднего средневековья в нагорной Чечено-Ингушетии" ("Археолого-этнографический сборник". Т. II. Грозный. 1968).

3 Ичкерия - территория, расположенная на юго-восточной границе Чечено- Ингушетии с Дагестаном. Отсюда начался Процесс переселения чеченцев с гор на равнину, а население Ичкерии передало свои имя "нохчи" всему чеченскому народу.

стр. 215


в случае угрозы извне. Массовое освоение равнинных районов вайнахами, затяжная борьба кабардинских и кумыкских князей за обладание прилегающими к Ичкерии с севера землями способствовали тому, что чеченцы-оки заняли особое место среди других северокавказских народов. Способствовало этому и их тесное соседство с первыми на Северном Кавказе русскими городками, поставленными при Иване Грозном в устье Сунжи, в 15 - 20 км от селений Оку. Окуки во второй половине XVI - начале XVII в. играли уже самостоятельную политическую роль. Отцом Ших-Мурзы Окуцкого был Ушаром-Мурза, которого в челобитных, направлявшихся в Москву, Ших постоянно именовал "мирзой", обращая внимание на наличие у него своего "улуса". О себе же он сообщал: "А ныне у меня слуг моих 500 человек. А велиш где идти на свою службу, - и яз с теми своими слугами готов"4 . Быть может, Ших несколько преувеличивал свою значимость, но сами окуки признавали его "большим над всеми окуцкими людьми"5 , а русские (будь то бояре или дьяки государева двора, дипломаты, терские воеводы или казачьи атаманы) не упускали случая титуловать Шиха "князем" и подчеркивать наличие у него "многих" узденей. В 1588 г., когда обдумывался поход на Шамхала Тарковского, русские рассчитывали, что "Ших Мурза пошлет своих людей до ста человек конных да до ста человек пеших"6 .

Перечни даров, которые посылали московские цари на Кавказ, также свидетельствуют об известности Ших-Мурзы Окуцкого. Его одаривали богаче, чем других местных владетелей (за исключением грузинского царя Александра). Стараниями Шиха в подданство России вступили дагестанские Черный и Аварский "князья", сын Шамхала Тарковского Алкас. Имя самого Ших-Мурзы Окуцкого впервые появляется в русских документах, связанных с посольством Р. Биркина и П. Пивова (1587 - 1588 гг.). К этому времени контакты с ним русской администрации на Кавказе насчитывали не менее двух десятков лет. В челобитной царю Федору Ивановичу Ших говорит: "Преж сево, которые ваши государевы на Терке городы были, - и в те поры я с отцом своим с Ушмаром Мурзою тебе, государю, верою и правдою служил; и после того, как велел еси, государь, те городы разорити, и мы тогда с твоими государевыми с терскими атаманами и казаки тебе государю служили и твое государево имя выславляли и х Турскому и х Крымскому не приставал и им которые прямили и тех с твоими государевы казаки воевал. И как нынече прислал еси, государь, воеводу своего Михаила Ивановича Бурцова с товарищи на Терк город ставить... и я тотчас в тот новый город к твоим государевым воеводам приехав, перед ними тебе, государю, правду дал"7 . Эта челобитная датируется концом 1588 г., а упоминаемый в ней "новый город" - это Терский (Тюменский) в дельте Терека, построенный в 1588 году. Прежними же "государевыми городами на Терке" могли быть только так называемые терские города в устье Сунжи, возведенные в 1567 и 1578 годах. Первый из них был построен по просьбе старшего из кабардинских князей, Темрюка Идарова - тестя Ивана Грозного, "для бережения от недругов его". Второй должен был контролировать военную дорогу и опять-таки "оберегать" кабардинских князей.

Появление в упомянутых городках отца и сына Окуцких, во-первых, указывает на их дружбу с Темрюком и его братом Камбулатом Идаровыми и во-вторых, свидетельствует о существовании русско-окуцких контактов по крайней мере с 1567 года. Именно об этих заслугах перед "прежними московскими государями" напоминали русскому правительству в 1616 г. окуки Терского города, подчеркивая: "И мы, холоп и твои, с Окуцким Ших-мурзою служили государю царю и великому князю Ивану Васильевичу"8 . Ших не раз повторял, что был верен Руси в трудные годы, когда первые терские городки под давлением обстоятельств пришлось снести. Об этом же идет речь и в челобитной терских атаманов и казаков, которые в 1588 г. писали: "Преж сего служили государю на Тереке и промышляли всяким государевым делом за одно о Ших-Мурзою Окуцким"9 . Ших-Мурза свято помнил завещание своего отца: "Слово твое (государя Руси. - Авт.) на голове держати и тебе


4 С. А. Белокуров. Сношения России с Кавказом. Вып. I. 1578 - 1613 гг. "Чтения" в Обществе истории и древностей российских при Московском университете (ЧОИДР), 1888, кн. III, стр. 64.

5 "Кабардино-русские отношения XVI - XVIII вв.". Т. I. М. 1957, стр. 94.

6 С. А. Белокуров. Указ. соч., стр. 60.

7 Там же, стр. 64.

8 "Кабардино-русские отношения XVI - XVIII вв.", стр. 94.

9 В. А. Потто Два века терского казачества. Т. I. Владикавказ. 1912, стр. 37.

стр. 216


служити, сколько твоей службы не будет..."10 . Этого завета Ших придерживался, за что владетелю Окуцкой землицы гарантировалось "милостивое наше царское слово с великим жалованьем, с доброй мыслью, великое наше крепкое защищенье; богопособные наши власти, царские твоему улусу, бесстрашное пребывание в нашем царском милостивом защищенье ото всех ваших недругов"11 , а также приносилась в дар шуба бархатная на горностаях.

В 1587 г. из Москвы возвращались грузинские послы с представительным штатом русских дипломатов. Они везли решение о том, что "Александра князя и его Иверскую землю пожаловали, под свою царскую руку приняли есмя и держати и оберегати его и его землю ото всяких его недругов своим воеводам велели"12 . Это обстоятельство доводилось до сведения Шиха, которому вменялось в обязанность принять послов, "через свой улус пустити... и выпроводити их ис своего улуса до Алкаса князя Черкасково и до Грузинские земли поздорову". Фактически посольство разведывало дорогу в Грузию, и Ших должен был обеспечить его безопасность на длительном (свыше 100 км) отрезке пути от своей земли близ устья Сунжи до Дарьяльского прохода. Ших справился с поручением. Он послал своего слугу с вестью "в Грузию о послах", выехал им навстречу, "взял есми их к себе" в улус, проводил до Железных ворот (Дарьяла), а спустя год уже на обратном пути посольства встречал его вместе с "государевым дворянином Павлом Широносовым" "за 10 днищ от нового города в Алкасовом кабаке... и их до Тюменского до нового города проводил здорово"13 . В посольском отчете Р. Биркина и П. Пивова не упоминаются никакие дорожные опасности и происшествия. Очевидно, спокойствие посольства в пути было обеспечено в немалой мере энергичными действиями Шиха. Только этим можно объяснить появление в его челобитной 1588 г. следующих строк: "Холоп есми твой; для тебя яз в Железных Воротах много нужи терпел есми и саблею есми до тебя доводил... 500 человек было казаков и яз Ших Мурза в головах, тобе служачи Индили словет город и с тем 7 городов взяли есми"14 . Эти бурные события, очевидно, разыгрались в то время, когда послы находились в Грузии, а Ших успел побывать в строившемся Терском городке, чем укрепил свои позиции среди местных воевод. Иначе трудно объяснить появление под его началом 500 казаков, что намного превышало численность посольского эскорта. Вероятно, проводив послов до Дарьяла, Ших вынужден был накануне их возвращения принять меры, призванные обеспечить безопасность их на обратном пути.

Если "доведение саблею" недругов царя в районе Железных ворот можно понимать как подавление антимосковских выступлений части кабардинских феодалов (давно потерявших то зыбкое единство, которое удалось создать Темрюку Идарову) и их горских вассалов15 , то взятие семи городов, соседствующих с "городом Индили", свидетельствует о разгроме неких вайнахских поселений, лежавших недалеко от границ Окуцкой земли вдоль пути следования посольства16 . Это обстоятельство характеризует Шиха как человека, умело использовавшего создавшуюся обстановку для личного усиления и разгрома своих соперников. В челобитной 1588 г. он просит прислать ему на помощь русскую рать. Ших был тогда довольно близок к исполнению своих надежд. Враждовавшие с ним кумыки как будто бы не рисковали более открыто посягать на его владения. Кабардинские феодалы после смерти Темрюка не представляли сплоченной силы. Сам же Ших-Мурза Окуцкий, заручившись дружбой с казачьими атаманами и государевыми воеводами, стал едва ли не самым влиятельным из местных владетелей. Но удачи Ших- Мурзы не вызывали энтузиазма у его соседей.

Нам неизвестен повод, по которому Ших разразился пространной жалобой царю Федору Ивановичу, отосланной с племянником Ботай-Мурзой, но думается, что им явился, компрометирующий Шиха донос, попавший в руки русской администрации. Иначе трудно объяснить крайне эмоциональный тон послания. Оно начинается как ответ кому-то, как монолог, обращенный к кому-то перед лицом судьи - московского государя. В первой строке челобитной Ших даже допускает нарушение в титуловании царской особы, отступая от норм дипломатической переписки ("Великому князю Ших Мирза челом бьет"), и затем обруши-


10 С. А. Белокуров. Указ. соч., стр. 64.

11 Там же, стр. 16.

12 Там же, стр. 17.

13 Там же, стр. 64 - 65.

14 Там же, стр. 63.

15 См. Е. Н. Кушева. Указ. соч., стр. 240.

16 В. Б. Виноградов. Тайны минувших времен. М. 1967, стр. 31 - 37.

стр. 217


вает лавину доказательств верной своей службы Русскому государству. Тут упоминаются и заветы отиа, и давние заслуги, и сражения в Железных воротах, и взятие Индили, и помощь послам Р. Биркину и П. Пивову, и дружба с казаками, и наезды в государевы городки на Тереке. И как мотивировка необходимости всего сказанного тревожно звучат слова: "А черкасы и Арысланбек со мною в недружбе; а для того оне со мною в недружбе, что яз тебе великому князю белому царю служу".

В те же годы на "недружбу" с кабардинцами жалуется и грузинский царь Александр17 , да и в переписке терских воевод есть немало сомнений в "верности" части черкесов. И это понятно: между кабардинскими князьями междоусобица. Во главе усилившейся антимосковской партии стоял "Арсланбеков род". Не его ли люди пытались дискредитировать Шиха, лишив его русской поддержки, и обречь на единоборство с многочисленными врагами?.. Ботай-Мурза прибыл в Москву вместе с посольством от дружески настроенного в целом по отношению к России кабардинского князя Алкаса. Обе делегации были приняты царем. К Шиху было продемонстрировано явное расположение. Его люди одарены богаче, чем алкасовы, ему самому направлены дары, значительно превышавшие размер "жалованья" Аварскому и Черному князьям, кабардинскому князю Алкасу, а сам он ("Ших князь") поставлен на второе место после грузинского царя Александра в списке сторонников Руси на Кавказе.

В ответной грамоте Шиху Москва определенно заявила: "А посланники наши Радивон и Петр, приехав к нам про твою службу именно нам рассказывали, что ты нам служил бесхитростно; и нам твоя прямая служба ведома"18 . Шиху предлагалось не только "проводить" новое посольство во главе с С. Звенигородским и Т. Антоновым (1589 - 1590 гг.), но доверялся выбор маршрута: идти ли прежней дорогой к Дарьялу или осваивать путь через Аварию и владения Черного князя, где правили в то время друзья Шиха и его единомышленники по борьбе с кумыками. Летом 1589 г. окуцкие селения активно использовались как перевалочные пункты и стояли в центре политических событий. Из Терека сюда спешил сотник Никита Зиновьев. Грузинский царь присылал своих людей "проведать про государевых послов и про своих про грузинских". Сюда же в первую очередь пришли вести о смерти аварского князя Нацана.

Ших-Мурза был в гуще всех этих событий. Он "не велит" Н. Зиновьеву ехать в Аварию, оберегая его от риска, а посылает в "Увары и к Черному князю" "лучших узденей" своих, которые должны были разведать о положении дел и передать местным владетелям привезенные из Терков грамоты "для твоего государева дела". Он находится в переписке с воеводами, а когда обстановка прояснилась, торопится послать известие в Терский город о доброжелательной реакции нового князя Аварии Канбу-лука и по-прежнему добрых намерениях Черного князя. Он встречает московское посольство и вновь сопровождает его к Дарьялу, поставляя в посольский эскорт надежную силу, что было особенно важно в условиях колебания части кабардинских провожатых. Документы тех лет связывают с именем Ших-Мурзы дипломатические и политические успехи на поприще принятия в русское подданство княжеств горного Дагестана, а также с "государевой службой" Алкаса- Мурзы, сына Шамхала Тарковского. На обратном пути посольство Звенигородского и Антонова сопровождал не только сам Ших, но также сын Черного князя и уздени Аварского князя, которые прибыли в Терский город для принесения очередной присяги Русскому государству.

Служба Руси постепенно начинала требовать все новых доказательств верности. С конца 80- х годов Ших поселяет своего племянника Ботая-Мурзу в Терском городе в знак дружественных отношений с русскими. Окуцкие селения были открыты для прихода посольских обозов, казаков, стрельцов и союзников Руси из числа горцев. Взятые и за себя и за других обязательства верной "государевой службы" тысячью незримых нитей все более привязывали Шиха к колеснице русской государственной администрации, и Ших-Мурза Окуцкий из автономного союзника постепенно превращался в вассала. У него были свои друзья, но и их тревожило затянувшееся противостояние честного и последовательного в своем признании Руси Щиха Окуцкого его враждебным, антирусски настроенным соседям. Стародавние союзники Шиха - гребенские казаки с озабоченностью доносили в Москву: "Сему Ших-Мурзе от Шавкальских и горских людей теснота великая... Они переседают его по всем дорогам и хотят убить,


17 Там же, стр. 38.

18 Там же, стр. 127 - 129.

стр. 218


так что ему прожить в Окуках никак невозможно"19 . Это писалось в 1588 г., и с каждым годом положение обострялось. Некоторые недружественно настроенные к Шиху кабардинцы, соперничавшие вайнахи, завистливые уздени горно-дагестанских князей и давнишние его недруги - кумыкские феодалы ждали своего часа.

Этот час пробил, вероятно, в 1595 году. В посольской документации 1596 г. впервые за много лет имя Ших-Мурзы Окуцкого не упоминается; ничего не говорится о его земле, о сношениях с горным Дагестаном. Посольству предписывалось спешить прямо к Дарьялу, по левому берегу Сунжи. Создается впечатление, будто Окуцкая земля была временно утрачена как дружеский путевой ориентир для русских посольств. Но уже в 1616 г. терские окуки, страшась закабаления их кабардинским князем Сунчалеем Янглычевичем, взывали к российскому государю, напоминая о тех обстоятельствах, при которых они двадцать лет назад (то есть в 1596 г.) переселились в Терский город. "И того Ших-Мурзу Ишеримова убил кумыкцкий князь Ахматкан с братиею за то, что он, Ших-Мурза, прямил и служил блаженной памяти прежним московским государям. Да и мы, холопи твои, с Окушшм Ших- Мурзою служили... И как Ахматкан убил Ших-Мурзу и нас почал к себе звати, а землицею хотел. Окоцкою владети, да и иные государь, многие горские князи и мурзы нас призывали к себе. И мы, холопи твои, не хотя им, горским князям и мурзам служити и под ними век быти, покиня свои домы и живот весь пометав, с женами и детьми из Окуцкой землицы утекли душою да телом и прибегли в твою царскую от" чину в Терский город под твою высокую руку на житье навек"20 .

Как видно, с гибелью Шиха Окуцкая земля и ее люди превратились в яблоко раздора между соседними феодалами. Терские воеводы не смогли прийти на помощь верным союзникам. И тогда окуки - соратники Шиха, решившие раз и навсегда искать долю свою подле стен русского города, спасая себя от гнета "единоверных" кумыкских "князей и мурз", снялись с насиженных мест. Неизвестны пока все стороны жизни и деятельности Ших-Мурзы Окуцкого, Но те сведения, которые удалось извлечь из документов, свидетельствуют в целом о довольно незаурядной его роли как одного из первых союзников Руси на Северном Кавказе.


19 В. А. Потто. Указ. соч., стр. 37.

20 "Кабардино-русские отношения XVI - XVIII вв.", стр. 94.

Опубликовано 31 декабря 2016 года


Система Orphus


Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

В. Б. ВИНОГРАДОВ, Т. С. МАГОМАДОВА, ОДИН ИЗ СЕВЕРОКАВКАЗСКИХ СОЮЗНИКОВ РУСИ [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 31 декабря 2016. - Режим доступа: http://www.portalus.ru/modules/rushistory/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1483165205&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 25.01.2017.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

В. Б. ВИНОГРАДОВ, Т. С. МАГОМАДОВА, ОДИН ИЗ СЕВЕРОКАВКАЗСКИХ СОЮЗНИКОВ РУСИ // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 31 декабря 2016. URL: http://www.portalus.ru/modules/rushistory/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1483165205&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 25.01.2017).

наверх

Автору публикации:


Распечатать публикацию (версия для печати)

© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Ваше мнение о публикации?

World Library

Проект для детей старше 12 лет!

Научная цифровая библиотека Порталус: опубликовать статью, опубликовать исследование, опубликовать книгу

 

 
РЕКЛАМА: узнать расценки на рекламу
ТЕХПОДДЕРЖКА ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ: eewc@yandex.ru
АВТОРАМ, ДЕЯТЕЛЯМ НАУКИ: регистрация, статистика публикаций
Copyright @ 2004-2017, Научная цифровая библиотека "Порталус". Все права защищены.