Порталус \\ Научная библиотека

ИСТОРИЯ РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 26.03.17

ПРЕСЛАВНАЯ ПОБЕДА

Дата публикации: 10 февраля 2017
Автор: В. И. БУГАНОВ, Г. Д. БУРДЕЙ
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: ИСТОРИЯ РОССИИ
Источник: (c) Вопросы истории, № 8, Август 1972, C. 215-218
Номер публикации: №1486682020 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. И. БУГАНОВ, Г. Д. БУРДЕЙ, (c)

найти другие работы автора

Так летописец назвал многодневное сражение русских войск с превосходящими силами крымского хана Девлет-Гирея в конце июля - начале августа 1572 года1. Эта битва произошла примерно в 45 верстах к югу от Москвы, у Молодей. Хан "прииде... с великими похвалами и с многими силами на Русскую землю и росписав всю Русскую землю комуждо что дати, как при Батые"2, - свидетельствует Пискаревский летописец. Девлет-Гирей уже приходил сюда весною 1571 г. с войском в несколько десятков тысяч человек и сжег Москву. В Крым татары ушли, захватив многих пленников и огромную добычу и оставив позади себя бесчисленные пепелища и смрад от тысяч трупов, людских и конских3. Погром 1571 г. напоминал о давно, казалось бы, ушедших в прошлое временах "Батыева нашествия", "Дюденевой рати" и "Тохтамышева разорения". Ободренный таким исходом набега, Девлет-Гирей потребовал от Русского государства возврата Казани и Астрахани; турецкое правительство также притязало на Казань, а русскому царю предлагало перейти "под начало да в береженье" к султану Османской империи. Осуществление подобных требований означало бы признание вассальной зависимости от Турции. Предпринимая в 1572 г. повторный поход, Девлет- Гирей, по сообщению источников, предполагал захват не только Казани и Астрахани, но и всей России. Города и уезды страны и даже улицы Москвы хан заранее передал во владение своим мурзам, а царя Ивана IV с сыновьями он мечтал увидеть своими пленниками. Ногайцам Девлет-Гирей заявил, что едет "в Москву на царство". Царевич Адыл-Гирей предназначался в "цари" Казани и Астрахани. Предусматривался и захват русской казны, из которой, по словам Г. Штадена, "чудовищно большая сумма" предназначалась в дар султану.

 

Русское правительство предприняло в 1572 г. ряд мер по укреплению обороны страны4. В июне 1572 г. Девлет-Гирей вышел из Крыма, и вскоре об этом узнали московские воеводы. В их распоряжении насчитывалось до 60 - 70 тыс. воинов, крымское же войско превосходило русское примерно вдвое. К тому же русские полки стояли в разных пунктах по берегу Оки. Они сначала собрались в Коломне, где в

 

 

1 См. В. И. Буганов, В. И. Корецкий. Неизвестный Московский летописец XVII в. из Музейного собрания Государственной библиотеки им. В. И. Ленина. "Записки" Отдела Рукописей ГБЛ. Вып. 32. М. 1971, стр. 143 (далее - МЛ).

2 О. А. Яковлева. Пискаревский летописец. "Материалы по истории СССР". Т. II. Документы по истории XV - XVII вв. М. 1955, стр. 80 (далее - ПЛ).

3 ПЛ, стр. 79 - 80; Г. Д. Бурдей. Молодинская битва 1572 г. "Ученые записки" Института славяноведения АН СССР. Т. XXVI. М. 1963, стр. 49; А. А. Зимин. Опричнина Ивана Грозного. М. 1964, стр. 453 - 459.

4 В. И. Буганов. Документы о сражении при Молодях в 1572 г. "Исторический архив", 1959, N 4, стр. 169 - 178; Г. Д. Бурдей. Указ. соч., стр. 53 - 56; А. А. Зимин. Указ. соч., стр. 468 - 472.

 

стр. 215

 

 

апреле был устроен им смотр, а затем разошлись по заранее намеченным городам: большой полк - в Серпухов (командующий полком и всем войском - кн. М. И. Воротынский, его помощник - И. В. Шереметев), полк правой руки - в Тарусу (воеводы - кн. Н. Р. Одоевский и Ф. В. Шереметев), передовой полк - в Калугу (воеводы - кн. А. П. Хованский, кн. Д. И. Хворостинин), сторожевой полк - в Каширу (воеводы - кн. И. П. Шуйский, В. П. Умного-Колычев), полк левой руки - на реку Лопасню по селам (воеводы - кн. А. В. Репнин, кн. П. И. Хворостинин). Передовому полку был придан отряд на речных судах5.

 

23 июля крымцы появились на русских окраинах. Вскоре запылали тульские посады, а через три дня захватчики по Серпуховской дороге подошли к Оке. Завязались бои на переправе. Упорное сопротивление русских воинов, засевших в оборонительных сооружениях, заставило часть крымцев пойти в обход. Бои за переправу развернулись в нескольких местах - у Сенкиного брода (на участке сторожевого полка), села Дракина и у Тишилова (Тешилова): Небольшой отряд из 200 детей боярских, охранявший перевоз у Сенкиного брода, был смят 20-тысячным ногайским войском мурзы Теребердея. Этот авангард Девлет-Гирея в ночь на 27 июля переправился через Оку и быстрым маршем двинулся к Москве, заняв все дороги с юга на пути к ней. Другой ногайский полководец, Дивей-мурза, перешел Оку у села Дракина и зашел в тыл передовому и правой руки полкам. Он направился в обход Серпухова, разгромив по пути отряд во главе с опричником Г. Штаденом, который, очевидно за трусость, был уволен со службы.

 

Главные силы Девлет-Гирея, находившиеся у Оки напротив Серпухова, начали 27 июля обстрел русских войск, стоявших в гуляй-городе. Затем хан, оставив 2-тысячный отряд для ложной демонстрации, переправил свое войско у Сенкиного брода и направился вслед за Теребердеем к Москве. В тот же день серьезный бой с татарами выдержал полк правой руки: сражение ("дело было большое") развернулось "на Оке реке верх Нары", причем один из командиров полка правой руки, Ф. В. Шереметев, "побежал и саадак с себя скинул, а дело было князю Никите (Н. Р. Одоевскому. - Авт.) одному", то есть вся тяжесть руководства боем легла на плечи одного Одоевского6. Однако главные события были еще впереди. Основные силы крымцев устремились по Серпуховской дороге к Москве. По пятам за ними на расстоянии одного дневного перехода ("во днище") шли русские полки. Воротынский и его помощники собирались дать сражение под стенами столицы, не допуская к ней врага: "Почали... думати, чтобы как царя (хана. - Авт.) обходити и под Москвою с ним битися". В Неизвестном Московском летописце так изложена диспозиция сражения: "Так царю страшнее, что идем за ним в тыл; и он Москвы оберегаетца, а нас страшитца. А от века полки полков не уганяют. Пришлет на нас царь посылку, и мы им сильны будем, что остановимся; а пойдет всеми людьми, и полки их будут истомны, вскоре нас не столкнут, а мы станем в обозе безстрашно"7. Действительно, войско хана оказалось меж двух огней - Москвой с ее гарнизоном и полевой русской армией. В случае посылки ханом части своих сил против преследовавшей его рати им противостояло бы превосходившее их по численности войско. Если же все ханское войско повернуло бы против рати Воротынского, то последняя встала бы "безстрашно" в обозе, поэтому крымцы не могли бы быстро ее смять ("вскоре нас не столкнут").

 

Твердая решимость действий русского воинства, очевидно, заставила Девлет-Гирея поостеречься. Во всяком случае, он стал прикидывать, что если его отряды придут к Москве, то вскоре воины разъедутся вокруг для грабежа ("пойдут в розгон добыватца"), и тогда русские полки перейдут в наступление. Хан решил повернуть назад, надеясь разгромить русские войска, а затем "над Москвою и над городы промышляти безстрашно не помешает нам ничто"8. Эти соображения хана основывались на печальном опыте. Во время движения его войска от Оки к Москве русский передовой полк во главе с А. П. Хованским и Д. И. Хворостининым атаковал арьергард крымцев. Сражение началось у Молодей (между Подольском и Серпуховом). Русские разгромили врага и "домчали крымских людей до царева полку", то

 

 

5 В. И. Буганов. Документы о сражении при Молодях..., стр. 169 и др.; Г. Д. Бурдей. Указ. соч., стр. 58 - 59; МЛ, стр. 142.

6 "Синбирский сборник" М. 1844, стр. 35; В. И. Буганов. Документы о сражении при Молодях..., стр. 179.

7 МЛ, стр. 142.

8 Там же.

 

стр. 216

 

 

есть до основных сил Девлет-Гирея. Бежавшие в панике предводители крымцев заявили хану о том, что ему не следует идти на Москву, так как московские люди "нас... ззади побили", а в столице ведь тоже "не без людей же будет". Тот же довод царевичи повторили и в другой раз, когда Девлет-Гирей послал против русского авангарда на помощь своему арьергарду новый отряд из крымцев и ногайцев численностью в 12 тыс. человек. Татары преследовали русских до их большого полка, который находился в гуляй- городе. Но воеводы применили против врага блестящий тактический прием. Д. И. Хворостинин (которого один из списков повести о Молодинском сражении 1572 г. выделяет как главного героя этого сражения), отступая к гуляй-городу, быстрым маневром увел свой полк вправо от него, а преследователи попали под губительный огонь всего войскового наряда (артиллерии) и пищалей из гуляй-города, о чем позаботился М. И. Воротынский "с товарищи". В результате "многих татар побили". В повести о Молодинской битве говорится, что "крымский царь оттого убоялся, к Москве не пошел, что государевы бояря и воеводы идут за ним". Девлет-Гирей после форсирования реки Пахры (очевидно, в районе Подольска) разбил в 7 верстах к северу от нее стан в болоте и перешел к обороне, к чему вынудили его тяжелые потери и опасность нового нападения Воротынского. От плана немедленного похода на Москву хану пришлось отказаться.

 

Сражение русского авангарда с крымским арьергардом и затем разгром объединенных сил последнего и дополнительно 12-тысячного отряда крымцев и ногайцев у стен гуляй- города произошли 28 июля. На другой день после победы у Молодей русские воеводы устремились за главными силами Девлет-Гирея. В этот день происходили стычки, но до большого сражения дело не дошло: "с крымскими людьми травилися, а сьемного бою не было". Девлет-Гирей решительно повернул войско на юг от Пахры, против Воротынского. Встреча главных сил произошла у тех же Молодей. Пока затевались стычки авангардных отрядов обеих сторон, "Воротынский с товарищи в ту пору гуляй-город поставили", выкопали здесь ров. За рекой Рожаей выставили отряд из 3 тыс. стрельцов, "чтобы поддержати на пищалех". Правда, те не сумели устоять против натиска врага, да это было и невозможно сделать: на малый отряд 30 июля ополчилось войско из 40 тыс. ногайцев, которых хан выслал "на полки, а велел столкнути". Но "столкнута" ногайцы смогли только стрельцов, которые все погибли.

 

Однако, нападение ногайцев на главные силы русских не имело успеха. В описании хода сражения повесть о Молодинской битве и Неизвестный Московский летописец несколько противоречат друг другу. Первый источник утверждает, что в среду 30 июля были разгромлены ханские войска, погиб мурза Теребердей и пленен другой крупный военачальник, Дивей-мурза. Второй, рассказывая об этих фактах более подробно, относит события не к одному, а к трем дням, то есть к 30 - 31 июля и 1 августа; согласно же повести, 31 июля и 1 августа происходили лишь мелкие стычки, "а сьемново бою не было". Более предпочтительными представляются данные Неизвестного Московского летописца. Хотя он не датирует свои сообщения, все же ясно, что сражение у Молодей началось 30 июля, об этом говорит и повесть. В тот день 40 тыс. ногайцев, уничтожив выдвинутый вперед 3-тысячный стрелецкий отряд, напали на главные русские силы, но полки Воротынского, по образному выражению летописца, "одернулися обозом" и отбили приступ с помощью артиллерии.

 

Крымский хан пришел от Пахры к Молодям, согласно летописцу, "на другой день", очевидно, 31 июля. Свои главные силы Девлет-Гирей поставил в пяти верстах от русского лагеря, и тотчас последовало с разных сторон нападение "всех людей" хана на русскую армию. Воеводы выставили против врага все полки, за исключением полка левой руки, который особо охранял гуляй-город. "И в тот день немалу сражению бывшу, ото обои падоша мнози, и вода кровию смесися. И к вечеру разыдошася полки во обоз, а татаровя в станы своя". 1 августа вызвался взять русский гуляй-город Дивей-мурза, главный военный советник крымского хана и, судя по сведениям источников, незаурядный полководец. Он с войском "прилазил на обоз многажды, чтоб как разорвать", то есть разбить звенья подвижного гуляй-города и ворваться в расположение русских полков. При этом он, как сообщает летописец, обещал хану: "Яз обоз руской возьму: и как ужаснутца и здрогнут, и мы их побьем". Но многие приступы ногайцев успеха не принесли. Тогда Дивей-мурза "с невеликими людьми" поехал осмотреть укрепления

 

стр. 217

 

 

гуляй-города, чтобы выявить, "которые места плоше". Воеводы выслали против него сотни из обоза. Дивей-мурза начал отступать, но под ним споткнулся конь, и ханский полководец попал в плен. Повесть свидетельствует о том, что Дивея пленил суздалец Темир Алалыкин. Летописец называет его христианское имя - Иван Шибаев сын Алалыкин - и уточняет, что в пленении Дивея участвовали "и инии мнозии", однако храбрый суздалец "первой руку наложил на него". Летописец живо и образно описывает события 1 августа: Дивей-мурза "скачет на аргамаке, и аргамак под ним сподкнулся, и он не усидел. И туг ево взяли ис аргамаков нарядна в доспехе". О бое, который последовал к вечеру того же дня, сообщается, что "татарский напуск стал слабее прежнего, а русские люди Поохрабрилися и, вылазя, билися и на том бою татар многих побили".

 

Во время этого сражения попал в плен к русским царевич Ширинбак. На вопрос, что думает делать дальше Девлет-Гирей, он отвечал: "Яз де хотя царевичь, а думы царевы не ведаю, дума де царева ныне вся у вас: взяли вы Дивия мурзу, тот был всему промышленник". Таким образом удалось установить истинное лицо Дивея, который, попав в плен, "сказался простым татарином". Всех пленников стали показывать Ширинбаку, вскоре тот пал "на коленках" перед одним из них и указал на него: "То Дивей". Мурза признался, рассказал о замыслах хана и при этом якобы добавил не без хвастовства: "Взяли де бы вы царя (хана. - Авт.), и яз бы им промыслил, а царю де мною не промыслить".

 

Далее летописец изображает дело так, будто Девлет-Гирей начал спешно отступать от Молодей на юг. На то были веские причины: один из русских пленников, схваченный под Москвою, сообщил, что против хана направляются большие дополнительные силы (в Москву-де уже пришел боярин князь И. Ф. Мстиславский с 40-тысячным войском, а из Новгорода идет царь Иван "с новогороцкою силою и с немцы"); кроме того, хану показалось, что эти "прибылые люди" уже пришли к Воротынскому, так как в его обозе на рассвете 2 августа начали стрелять из пушек, бить в набат и в бубны и трубить в трубы. На самом деле это происходило "на радости, что Дивея мурзу взяли".

 

Повесть относит ко 2 августа еще одно кровопролитное сражение. Девлет-Гирей послал в этот день "многие полки пеших и конных к гуляю-городу выбивати Дивея мурзу". Во время штурма татары "изымалися у города за стену руками; и тут многих татар побили и руки пообсекли безчисленно много". Пока защитники отбивали атаки крымцев и ногайцев, большой полк во главе с М. И. Воротынским по долине обошел их. Из гуляй- города был открыт огонь из всех пушек и пищалей, его защитники во главе с Д. И. Хворостининым вышли из обоза и ударили по врагу, а с тыла на него напал большой полк. Началось генеральное сражение - "дело съемное", о котором в повести о Молодинской битве отмечается: "Сеча была велика". Сражение закончилось полным разгромом налетчиков, которые понесли огромные потери. По сообщениям некоторых источников, Девлет-Гирей из 120-тысячного войска привел домой только 20 тысяч. Погибли, утверждает А. М. Курбский, все турецкие янычары, участвовавшие в походе (по подсчетам А. И. Лызлова, их насчитывалось 7 тыс.), многие мурзы, три ширинских царевича, сын и внук Девлет-Гирея. Пошли в плен астраханский царевич, ряд мурз и великое множество воинов.

 

Победители захватили знамена и личное оружие хана, шатры, обоз и артиллерию противника. Остатки разгромленного войска в панике бежали в сторону Крыма. Русские воеводы "всеми полки" 3 августа преследовали врага до Оки, дважды громили его арьергарды (3-тысячный и 2-тысячный отряды). Хан бежал "не путми, не дорогами, в мале дружине"9. Так бесславно закончился этот поход Девлет-Гирея, представлявший собой опасность и для независимости всей России и для Москвы, которая была спасена от повторного страшного разорения. Решительная победа русской армии имела большое историческое значение. Укрепилось внешнеполитическое положение России, повысился ее престиж. Успех у Молодей закрепил за Россией Поволжье. Неудачи же турок и крымских та" тар в 1569 и 1572 гг. означали серьезное поражение политики экспансии Османской империи и Крыма в Восточной Европе. Планам отторжения Казани и Астрахани от России и расчленения последней был нанесен сокрушительный удар.

 

 

9 О сражениях 30 июля - 2 августа см.: МЛ, стр. 142 - 143; В. И. Буганов. Документы о сражении при Молодях..., стр. 180; ПЛ, стр. 80; Г. Д. Бурдей. Указ. соч., стр. 51, 71 - 72.

Опубликовано 10 февраля 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?