аталог
ѕорталус
 рупнейша€ база публикаций

»—“ќ–»я –ќ——»» есть новые публикации за сегодн€ \\ 18.01.18

–ецензии. ƒ. ѕ≈“≈–—. ѕќЋ»“»„≈— »≈ » ќЅў≈—“¬≈ЌЌџ≈ ѕ–≈ƒ—“ј¬Ћ≈Ќ»я ¬ ѕќ¬—“јЌ„≈— ќћ ƒ¬»∆≈Ќ»» ѕќƒ –” ќ¬ќƒ—“¬ќћ ѕ”√ј„≈¬ј (1773 - 1775)

ƒата публикации: 28 окт€бр€ 2017
јвтор: Ћ. ¬. ¬ќЋ ќ¬
ѕубликатор: Ўамолдин јлексей јркадьевич
–убрика: »—“ќ–»я –ќ——»»
Ќомер публикации: є1509185308 / ∆алобы? ќшибка? ¬ыделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Ћ. ¬. ¬ќЋ ќ¬, (c)

найти другие работы автора

Dorotea PETERS. Politische und gesellschaftliche Vorstellungen in der Aufstandsbewegung unter Pugacev (1773 - 1775). Osteuropa- lnstitut...Wiesbaden. 1973. 364 S.

ƒ. ѕ≈“≈–—. ѕќЋ»“»„≈— »≈ » ќЅў≈—“¬≈ЌЌџ≈ ѕ–≈ƒ—“ј¬Ћ≈Ќ»я ¬ ѕќ¬—“јЌ„≈— ќћ ƒ¬»∆≈Ќ»» ѕќƒ –” ќ¬ќƒ—“¬ќћ ѕ”√ј„≈¬ј (1773 - 1775)

 нига западногерманского историка - заметное €вление в изучении  ресть€нской войны 1773 - 1775 гг. на «ападе, где "пугачевска€ тема" не очень попул€рна среди исследователей. ќна представл€ет определенный интерес и дл€ .историков нашей страны, поскольку идеологи€ пугачевцев в советской исторической науке изучена еще недо-

стр. 199


статочно, а общественно-политические взгл€ды противников восстани€ ѕугачева, отразившиес€ в их реакции на него (ѕетерс рассматривает эти взгл€ды во второй части своей монографии), советскими учеными почти совсем не освещались. ¬ыбор темы ѕетерс можно признать весьма удачным: по ней на основании одних лишь опубликованных источников (архивные материалы автор не использовал) специалист может сделать много важных наблюдений. ¬ книге имеетс€ большое число разного рода выводов, обо всех в рецензии сказать невозможно (мы остановимс€ на самых существенных).

ѕоложительным моментом изучени€ ƒ. ѕетерс идеологии пугачевцев €вл€етс€ то, что она удел€ет внимание не только программным за€влени€м повстанцев, но и их действи€м, в основе которых лежали "несформулированные или не€сно сформулированные представлени€" (стр. 10). «аслуживает одобрени€ и попытка автора вы€снить особенности идеологии различных социальных категорий населени€, участвовавших в восстании. ќтдельные разделы первой части книги посв€щены общественно-политическим представлени€м €ицких казаков, "нерусских участников" восстани€, уральских рабочих, кресть€н и других повстанцев, причем в начале каждого такого очерка привод€тс€ данные о положении этих групп участников движени€.

ќднако возможности создать ценное исследование преп€тствовали как общие методологические установки ѕетерс, так и ее предвз€тое отношение к социально-политическим иде€м кресть€н и представителей других социальных категорий населени€ –оссии второй половины XVIII века. ѕетерс исходит из идеалистической посылки, что "представлени€ восставших о цели движени€ и об общественном пор€дке, к которому они стремились", отражают существо движени€ (стр. 10). Ёто, собственно, и объ€сн€ет интерес автора к идеологии пугачевцев. —овершенно неправомерным €вл€етс€ отрицание ѕетерс существовани€ классов в –оссии XVIII в. на том основании, что в то врем€ €кобы не было социальных групп, организованных дл€ защиты своих общих интересов (стр. 13). ¬месте с тем, противореча себе, ѕетерс признает пугачевское движение формой классовой борьбы (стр. 170).

¬ книге принижаетс€ роль кресть€н в восстании ѕугачева. ѕо мнению автора, это была не кресть€нска€ война, так как €кобы только на последнем этапе восстани€ кресть€не "стали определ€ющим элементом движени€" (стр. 105). ¬ действительности же уже во врем€ осады ќренбурга экономические, приписные и помещичьи кресть€не составл€ли большую часть повстанцев. Ћюбопытно, что в одном месте своей книги ѕетерс, вступа€ в противоречие с собой, признает пугачевское восстание кресть€нской войной (стр. 170).

ѕринижает ѕетерс и уровень сознательности кресть€н. ќна утверждает, что наивный монархизм кресть€н ѕоволжь€ и ѕрикамь€ приводил к полной несамосто€тельности их действий. ѕо ее мнению, только "в исключительных случа€х" кресть€не этого обширного района самосто€тельно расправл€лись с помещиками (стр. 113). ¬ действительности же сама иде€ уничтожени€ помещиков принадлежит кресть€нам. ѕервоначально ѕугачев, как известно, хотел забрать у двор€н "села и деревни", а их самих перевести на жалованье. ќднако, учитыва€ требовани€ кресть€н, он пошел на более радикальное решение вопроса. »менно ча€ни€ кресть€н в наибольшей мере определили программу пугачевцев. Ёто еще раз свидетельствует о том, что восстание ѕугачева - кресть€нска€ война. »юльский манифест мнимого цар€ был лишь своего рода "легальным прикрытием" дл€ кресть€н, ненавидевших своих господ.  ресть€не же нерусских народностей —реднего ѕоволжь€ в одном вопросе шли дальше призывов июльского манифеста: они, как справедливо подчеркивает ѕетерс, по своей инициативе расправл€лись с христианскими св€щенниками (стр. 88). ¬есьма существенным €вл€етс€ то, что кресть€не готовы были поддержать любого самозванца, защищавшего их интересы, не забот€сь о его правах на престол. Ёто в значительной мере вынуждена признать и ѕетерс, указавша€ на "готовность кресть€н последовать за каждым, кто с видимостью права выступал как инициатор борьбы против их начальства" (стр. 117).

¬ полной мере неправомерным €вл€етс€ утверждение ѕетерс, что кресть€не не выступали против всего крепостного стро€, а стремились лишь уничтожить плохих господ (стр. 119). ѕри этом она ссылаетс€ на то, что в отдельных случа€х повстанцы щадили своих помещиков, однако затушевывает исключительно важное обсто€тельство, что помилованные помещики не оставались владельцами кресть€н.  роме того, ѕетерс приходит к выводу, что в обращении пугачевского полковника ». Ќ. √р€знова к жи-

стр. 200


тел€м „ел€бинска от 8 €нвар€ 1774 г. (которое, по ее мнению, в большей мере соответствовало представлени€м кресть€н, чем июльский манифест) имеет место лишь моральное осуждение дворни за чрезмерную эксплуатацию крепостных и что в самом этом осуждении содержитс€ признание их прав на кресть€н (стр. 110). Ётот вывод делаетс€ на основании нескольких строк обращени€ √р€знова, вырванных из контекста. ѕетерс замалчивает, что в этом обращении совершенно определенно поддерживаетс€ антикрепостническа€ программа ѕугачева, его намерение изъ€ть кресть€н из владени€ двор€н. ћоральное же осуждение двор€нства используетс€ √р€зновым лишь дл€ обосновани€ этой программы, что, конечно, €вл€етс€ наивным и противоречивым. ѕовстанцы не опирались на какую-либо теорию, их идеологи€ была составной частью несистематизированного сознани€. ќднако, исход€ из жизненной практики, они все же смогли выдвинуть вполне определенные антикрепостнические лозунги.

ѕетерс признает, что в июльском манифесте провозглашалась ликвидаци€ крепостничества. Ќо она утверждает, что на практике повстанцы, а "в одном случае" и сам ѕугачев отступали от своих антикрепостнических лозунгов (стр. 119). Ётот тезис не получает убедительного обосновани€. ¬ действи€х кресть€нина, который спас малолетнего двор€нина ƒ. ¬. ћертваго, так как тот обещал стать его работником, а также в рассуждени€х бывшего повстанца ћаруши о том, что в случае победы восстани€ его участники помен€лись бы местами с "господами", с точки зрени€ ѕетерс, отразилась "цель простого поворота господства и подчинени€" (стр. 119). ≈диничным фактам автор придает непомерное значение.  роме того, первый из этих фактов не отражает стремлени€ сохранить крепостничество: работник - не крепостной. –ассуждени€ же одного бывшего пугачевца, ставшего в —ибири богатым человеком, не имеют сколько-нибудь существенного значени€ в свете того, что повстанцы попросту уничтожали "господ". Ќаконец, ссыла€сь на статью Ћ. ƒ. –ысл€ева1 , ѕетерс утверждает, что "ѕугачев подарил пензенскому жителю семью кресть€нина". Ќа этом основании делаетс€ широкий вывод, что восставшие, "как правило", рассматривали несвободу "отдельных семей или групп" как само собой разумеющуюс€ (стр. 120). ќднако Ћ. ƒ. –ысл€ев, на которого опираетс€ ѕетерс, не учел того, что "указ" о пожаловании пензенскому купцу ј. я.  ознову кресть€нской семьи не €вл€етс€ документом ставки ѕугачева. Ёта бумага была составлена по инициативе самого  ознова, не решившегос€ дать ее на подпись ѕугачеву2 .

¬ книге справедливо подчеркиваетс€ важна€ роль €ицких казаков в  ресть€нской войне как инициаторов движени€. Ќемало внимани€ автор удел€ет рассмотрению данных о расслоении в их среде. ¬ св€зи с этими данными делаетс€ вывод о двух тенденци€х в движении €ицких казаков: зажиточные казаки войсковой партии, с точки зрени€ ѕетерс, выступали за восстановление казацкого самоуправлени€ и наказание старшин, а также стремились стать "верхним слоем" во всей –оссии (стр. 48 - 50), "простые" же казаки добивались прежде всего ликвидации "социального угнетени€ старшин и... имущественного неравенства" (стр. 52). ѕерва€ тенденци€, как считает автор, преобладала. ¬ действи€х же казаков, грабивших старшин и запрещавших кресть€нам района ќренбурга работать на помещиков, ѕетерс видит про€вление идеологии казацких низов (стр. 60). ћожно, конечно, говорить о различных тенденци€х в движении €ицких казаков. Ќо они были не так €рко выражены, как полагает автор. Ќельз€, естественно, делать вывод о стремлении бедных казаков к ликвидации имущественного неравенства. ƒействи€ же тех, кто призывал кресть€н не работать на помещиков, соответствовали общему направлению борьбы.

ѕетерс справедливо подчеркивает, что "идеологическое вли€ние" €ицких казаков "на повстанческое движение было небольшим", ибо в манифестах ѕугачева находили отражение "цели и представлени€" различных групп населени€ (стр. 59). ќднако совершенно неправомерно она склонна рассматривать идеологию и движение €ицких казаков в общем как реакционные (слово "реакционный" ѕетерс берет в кавычки, пыта€сь, видимо, подн€тьс€ над представлением о существовании прогрессивных и реакционных движений) на том основании,


1 Ћ. ƒ. –ысл€ев. ќ некоторых особенност€х  ресть€нской войны в –оссии в 1773 - 1775 гг. "”ченые записки" ѕсковского пединститута, вып. 23, кафедра истории, 1964.

2 —м. –. ¬. ќвчинников. »з опыта реконструкции утраченных документов (на примере указов и манифестов ≈. ». ѕугачева). "»сточниковедение отечественной истории". 1975. ћ. 1976, стр. 230 - 231.

стр. 201


что они €кобы исходили "не из высокого принципа свободы, а из принципиальной вражды к новому", то есть к изменени€м в их положении (стр. 51). “акой вывод сделан в духе субъективистской установки автора. «атушевываетс€ важнейшее обсто€тельство, что казаки вместе с кресть€нами боролись против крепостничества.

Ќемало внимани€ в книге уделено идеологии уральских рабочих. ѕри этом ѕетерс, по сути дела, берет за одну скобку приписных кресть€н и посто€нных рабочих, утвержда€, что все они стремились "ликвидировать фабричную работу", стать независимыми кресть€нами (стр. 104 - 105). Ќо автор противоречит себе, показыва€, что обученные крепостные не имели намерени€ уничтожить заводы и зан€тьс€ земледелием (стр. 100, 103). “о обсто€тельство, что "ѕугачев не нашел специфических... лозунгов" дл€ уральских рабочих, ѕетерс объ€сн€ет прежде всего незнанием руководством повстанцев этой категории населени€ (стр. 98). ƒумаетс€, что эта точка зрени€ не лишена оснований.

√орожан ѕетерс относит к одной из "мелких групп участников"  ресть€нской войны, не имевших "собственных интересов в восстании" (стр. 127), и удел€ет им мало внимани€. ѕри этом она совершенно упускает из виду позицию низов городского населени€ и пишет лишь о богатых купцах. ¬ значительной мере справедлив вывод ѕетерс, что горожане "не вносили специфической программы в движение" (стр. 134). ќднако свобода торговли солью, провозглашенна€ казаками в ѕензе, прежде всего была выгодна купцам. -√орожане не €вл€лись, конечно, "группой" населени€ "без собственных интересов в восстании". ќни стремились освободитьс€ от подушной подати, рекрутской повинности (это им и обещалось). Ќесомненно, были "собственные интересы" и у других групп населени€ (солдат, волжских и донских казаков, низшего духовенства), хот€, с точки зрени€ ѕетерс, эти группы не имели таких интересов.

ћного места в книге отведено рассмотрению социально-политических представлений "нерусских участников" восстани€, особенно башкир. јвтор, по сути дела, отрицает классовую дифференциацию среди башкир, неправомерно утвержда€, что "менее вли€тельные башкиры не были хоз€йственно зависимы" от "верхнего сло€" (стр. 66). ѕетерс считает, что все башкиры стремились "стать единственными господами на своей территории", в одинаковой мере выступали против всех русских, стара€сь изгнать их из Ѕашкирии (стр. 71). ƒействи€ же таких людей, как —алават ёлаев, по мнению автора, были исключением и объ€сн€лись, как она предполагает, стратегическими соображени€ми (стр. 74). “аким образом, ѕетерс пытаетс€ затушевать социальные противоречи€ среди башкир и преувеличивает национальные раздоры в повстанческом движении.  азахи же, с точки зрени€ ѕетерс, вообще не принимали участи€ в восстании, а действовали лишь как грабители (стр. 79), что, как известно, неверно.

Ѕолее правильно ѕетерс оценивает борьбу нерусского населени€ —реднего ѕоволжь€ и ѕрикамь€. ќна приходит к выводу, что представители €зыческих в прошлом народностей выступали против своих непосредственных угнетателей (церковников, чиновников и собственной социальной верхушки), но не про€вл€ли враждебности к русским и не стремились возвратитьс€ к €зычеству (стр. 88 - 89), а у татар во врем€ восстани€ было такое же социальное размежевание, как у русских (стр. 85).

¬ отдельных главах первой части монографии характеризуютс€ роль самого ѕугачева в повстанческом движении, его самозванство, религиозные моменты в восстании и его значение в русской истории. ƒумаетс€, что справедливым €вл€етс€ суждение ѕетерс об образном, конкретном мышлении ѕугачева и всего "простого населени€" –оссии XVIII в. (стр. 152). јвтор правильно воссоздает основные черты "доброго" цар€ по народным представлени€м: сочетание "величественной строгости" с заботливостью и доступностью (стр. 153). ќднако нельз€ согласитьс€ с ѕетерс, что победы ѕугачева имели важнейшее значение дл€ того, чтобы народ поддерживал его (стр. 153 и др.). —ама ѕетерс не раз подчеркивала, что представители различных социальных категорий населени€ становились приверженцами ѕугачева потому, что он отстаивал их интересы.

–ассматрива€ вопрос о религиозных моментах в повстанческом движении, ѕетерс делает правильный вывод о незначительной роли в нем раскольников. ќна с полным основанием подчеркивает, что "на практике выступление за раскол исчерпывалось... формальност€ми" (стр. 157 - 158). —праведливо признает ѕетерс и почти полное отсутствие "христианского покрова дл€ социальных требований" пугачевцев (стр. 159). ќднако в отличие от советских историков она видит в этом про€вление незре-

стр. 202


лость идеологии повстанцев. ƒумаетс€, что религиозное обоснование повстанцами своей программы имело бы значение в средние века, но не в век ѕросвещени€, когда такое обоснование стало анахронизмом.

ѕетерс, по сути дела, отрицает прогрессивное значение восстани€ ѕугачева в истории –оссии. ¬месте с тем со своих субъективистских позиций автор допускает возможность характеризовать пугачевское движение как прогрессивное (это слово она берет в кавычки), "поскольку восставшие обратились против социальной несправедливости, угнетени€ и против ухудшени€ своего положени€" (стр. 168).

¬о второй части книги ѕетерс подробно рассматривает различные аспекты политики правительства в св€зи с  ресть€нской войной (в частности, его пропагандистскую де€тельность), поведение двор€н во врем€ восстани€, вы€сн€ет, как его оценивали ≈катерина II и русские двор€не. јвтор приходит к выводу, что ни ≈катерина II, ни русские двор€не не пон€ли социального характера движени€ ѕугачева (стр. 179, 213 и др.). ƒействительно, ≈катерина пыталась затушевать существо происходивших событий, дл€ нее была характерна, как правильно указывает ѕетерс, оценка негативных €влений с моральных позиций (стр. 199).

ќднако некоторым двор€нам, в частности ј. “. Ѕолотову, во врем€ пугачевского восстани€ было совершенно €сно, что происходит выступление низов общества против них. ѕетерс утверждает, что у западноевропейских послов и путешественников, сообщени€ которых о движении ѕугачева она рассматривает в специальном приложении, было принципиально иное понимание восстани€, чем у русских двор€н (стр. 258, 261). ќднако никаких убедительных доказательств этого не приводитс€.

¬ книге про€вилось непонимание классовой сущности абсолютизма. ƒвор€нство и абсолютизм рассматриваютс€ автором как союзники (стр. 188), причем подчеркиваетс€ несамосто€тельность двор€нства. Ёто, по мнению ѕетерс, выразилось, в частности, в том, что во врем€ пугачевского восстани€ двор€не "по собственной инициативе не защищались" (стр. 212). јвтор упускает из виду, что у провинциальных двор€н, как правило, не было никаких возможностей дл€ самозащиты.

 ак видим, в книге, написанной автором, принадлежащим к левому крылу буржуазной историографии, но придерживающимс€ идеалистических позиций, ценны лишь отдельные наблюдени€.

ќпубликовано 28 окт€бр€ 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на ѕорталус.
¬аше мнение?