Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ИСТОРИЯ РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 20.04.18

Рецензии. В. Л. ЯНИН. НОВГОРОДСКАЯ ФЕОДАЛЬНАЯ ВОТЧИНА (ИСТОРИКО-ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ)

Дата публикации: 06 марта 2018
Автор: Ю. А. Кизилов
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: ИСТОРИЯ РОССИИ
Номер публикации: №1520342081 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Ю. А. Кизилов, (c)

найти другие работы автора

М. Наука. 1981. 296 с.

История формирования господствующего класса феодальной России, его политическая структура и социальная организация - одна из традиционных тем в историографии. Разработка этих вопросов на материале центральных земель Великороссии была начата Н. П. Лихачевым, С. Б. Веселовским и др. 1 . Комбинированный анализ земельных актов и родословных книг, данных ономастики и топонимики дал возможность раскрыть структуру отношений и связей боярских родов, историю государственного аппарата и состав феодальных группировок, на которые опиралось правительство на разных этапах своей деятельности.

Изучение этих вопросов по другим землям Руси, в том числе и по Новгороду Великому, до последнего времени отставало как из-за недостатка источников (полное отсутствие родословных росписей), так и потому, что методика их использования нуждалась в значительном совершенствовании. Когда вставал вопрос о судьбах новгородского боярского землевладения или требовалось реконструировать ведущие политические группировки боярских родов, традиционными методами было практически невозможно проследить их родословия.

Сдвиги в изучении рассматриваемых вопросов были достигнуты в 60 - 70-х годах, а особенно значительный - в работе чл. -корр. АН СССР В. Л. Янина. Метод исследования генеалогии в его работе опирается на синтез данных, извлеченных из всей суммы имеющихся источников разного происхождения, вещественных и письменных, раскрывающих в руках автора те свои стороны, которые оставались не замеченными предшествующими исследователями.

Сплошное изучение топографии всех берестяных грамот, найденных на раскопках разных концов Новгорода, сопоставление ее с расположением остатков построек, а также анализ культурного слоя, набора бытовых предметов позволили реконструировать генеалогию ведущих родов новгородского боярства - Мишиничей-Онцифоровичей, Кузьминых-Караваевых, Фефилатьевых, Матфеевичей, прусских бояр (с. 21 - 38, схемы NN 1 - 4, 11, 17, 22, 25, 28 и др.). Частные наблюдения, сделанные в более ранних работах автора 2 , об изначальности крупного родового владения боярских кланов в Новгороде превратились в более широкий вывод: городская земля Новгорода находилась в собственности крупнейших боярских родов (с. 33, 54, 55).

Комбинированное сопоставление формуляра актов феодального землевладения разных периодов и территорий, учет характера межсоциального состава "рядцев", данных микротопонимики, показания других источников позволили выявить целые гнезда владений бояр Славенского конца в Шенкурской и Кокшенгской волостках (с. 80 - 81, 89 - 92, 99, 103, 111), уточнить социальную атрибуцию Мартемьяновых (182 - 194) и их предков, в которых В, Л. Янин видит житьих людей, представителей небоярского феодального землевладения, чьи потомки в связи с дроблением вотчин при семейных разделах перешли в разряд своеземцев.

Возникновение этой сословной категории, доказывает В. Л. Янин, не связано с судьбами боярских вотчин. "Основой их возникновения является измельчание в ходе наследственных разделов феодальных вотчин другой группы земельных собственников отнюдь не боярского происхождения" (с. 200). Этот вывод, аргументированный материалом родовых владений Мартемьяновых и житьего Якова, означает пересмотр представлений о своеземцах как о черносошных крестьянах, сделавшихся аллодистами вследствие распада внутриобщинных связей (А. Л. Шапиро), и как о представителях боярских мелких родов, обедневших в результате разделов прежде значительных вотчин (С. Б. Веселовский и др.).

Изучение истории копорских князей, двинских бояр и Валитов дало автору дополнительный аргумент для вывода о замкнутости новгородского боярства, составлявшего непополняемую касту аристократов, кото-


1 Лихачев Н. П. Разрядные дьяки XVI века. СПб. 1888; Экземплярский А. В. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период с 1238 по 1505 г. Тт. 1 - 2. СПб. 1889 - 1891; Веселовский С. Б. Село и деревня в Северо-Восточной Руси XIV - XVII вв. М. 1936; его ж е. Феодальное землевладение Северо-Восточной Руси. М. -Л. 1947.

2 Янин В. Л. Новгородские посадники. М. 1962, с. 370 - 375; его же. Актовые печати Древней Руси X - XV вв. Тт. 1 - 2. М. 1970; его же. Очерки комплексного источниковедения. М. 1977, с. 150 - 182, 230 - 239.

стр. 134


рые "были обязаны своей сословной принадлежностью только происхождению от родо-племенной старейшины древнейшего периода новгородской истории, от той сословной верхушки, которая консолидировалась в замкнутую касту еще на протогосударственной стадии" (с. 213, 215 - 216, 229). В феодальной собственности этой касты находилась почти вся городская земля Новгорода, Сельская округа Новгорода Великого вплоть до границ Новгородской земли к середине XIV в. была продолжением городских усадеб новгородских феодалов или же быстро превращалась в такое продолжение. Ко времени включения Новгородской республики в единое Русское государство в ней сохранились лишь остатки древнего общинного землевладения (с. 202, 206).

Логическим завершением исследования служит развернутая характеристика становления и развития вотчинной системы в Нов. городской земле. Источники демонстрируют "определенную систему изменений в отношении новгородского общества к вотчинному землевладению". Изучив систему суда владычных наместников, усвоившего около середины XIV в. функции регулятора поземельных отношений, В. Л. Янин высказывает предположение о связи этого нововведения с "важным качественным этапом развития вотчинной системы" - "практическим завершением освоения основного фонда черных земель вотчинниками" (с. 207 - 209, 272 - 273).

С названным хронологическим рубежом хорошо согласуются многочисленные семейные разделы сложившихся к тому времени обширных (равных целому погосту) боярских вотчин (Мишиничей, Онаньиничей, потомков посадника Федора Тимофеевича и др.) и вотчин небоярского происхождения (Немых, Опариных, Босоволковых и др.). Чересполосица участков в некогда едином владельческом массиве "возникает как следствие перераспределения земель в ходе наследственных разделов" (с. 212).

На основе комплексного исследования источников в труде выясняется вопрос о времени и путях возникновения крупной вотчины. Наблюдения над летописным, актовым и сфрагистическим материалом позволили датировать "широкий процесс развития вотчинной собственности феодалов" XII - XIII веками (с. 272, 241, 249). Ее первые шаги были связаны "с процессом новой организации государственного землевладения, открывшей путь и к становлению вотчинной системы", - развитием княжеского домена (с. 281, 245 - 246). Наиболее ранние и значительные вотчинные владения в то время формировались "в значительной степени путем государственной раздачи черных волостей как частным лицам, так и духовным учреждениям" (с. 246, 241).

Вместе с государственными пожалованиями в XII - XIII вв. существовал и другой путь становления вотчинной системы - покупка земель у общин. В источниках первой половины XII в. этот путь противопоставлен пожалованиям. В XIII - XIV вв., когда новгородские бояре и житьи люди накопили значительные денежные средства, покупка земель у общин стала важнейшим источником роста вотчинного землевладения. Опираясь на традиционные письменные источники и сообщения берестяных грамот, в том числе еще не опубликованных, В. Л. Янин выясняет происхождение денежных средств, уплаченных будущими вотчинниками за землю: участие в дележе государственных доходов с корпоративной собственности на землю; клановое боярское городское землевладение и связанная с ним вотчинная эксплуатация ремесла и торговли, неотделимых от городской усадьбы на всех этапах ее истории; ростовщические операции (с. 250 - 251).

Накопление средств боярами в XI - XIII вв. послужило основой для решительного наступления на черную волость в XII - XIII вв., когда боярское государство утверждалось на фундаменте вотчинной системы. Завершился этот процесс в первой половине XIV в., когда наступил новый этап- преимущественного перераспределения вотчинного фонда путем семейных разделов, захватов, сделок, между вотчинниками и т. д. (с. 246, 252 - 256). С отмеченными социально- экономическими сдвигами тесно увязываются реформы государственной власти в боярской республике, "начавшиеся в конце XIII в., завершившиеся в 1354 г. и создавшие ту форму государственности, которая символизирует расцвет боярского Новгорода" (с. 256).

Такое решение вопроса представляется интересным и перспективным. Оно включает Новгородскую землю в общеисторический контекст Европейского региона, рассматриваемого как единый ареал феодального развития, и" в социально-политическую структуру Великой Руси, где в XIII - XIV вв. происходило "наиболее быстрое образование частного землевладения" и "подавляющая

стр. 135


масса земель попала в гражданский оборот" 3 . Важной в методологическом плане представляется характеристика феодальной системы в "довотчинный период", когда "ни князь, ни бояре в Новгородской земле не были вотчинниками" (с. 273). Опираясь на анализ грамот, фиксирующих совокупности фискальных норм в разное время и на различных типах вотчинных земель, приобретенных у черных общин (Шенкурская волостка) и бывших некогда частью княжеского домена (с. Буйце, Лопастичи и др.). В. Л. Янин подтверждает вывод, сделанный им выше на другой основе, что "фонд черных земель и в XIV - XV вв. и в XII - XIII вв. находился в распоряжении государства, представляя собой корпоративную собственность веча" (с. 276, см. также с. 274).

По решению веча, представительного от концов органа бояр-усадьбовладельцев, целые погосты передавались в длительные, а порой и наследственные кормления отдельных боярских родов (с. 277 - 279).

В этих "реликтах древних порядков" В. Л. Янин обнаруживает следы существования боярской государственной собственности на землю, тесно связанной с окняжением земли и образованием раннефеодального государства. Первоначальные основы ее закладывались при Ярославе Владимировиче, когда впервые государственный доход целиком остался в Новгороде и распределялся между новгородцами. В окончательном виде государственная боярская собственность на землю могла сложиться с появлением в конце XI в. специального боярского института - посадничества, способного контролировать систему фиска (с. 279 - 281).

Уточняя социальную характеристику государственного землевладения довотчинного периода и определяя его как "синоним корпоративного боярского владения землей", автор развивает марксистское понимание раннефеодального периода на материалах Северо-Запада Руси. И можно согласиться с ним в определении довотчинного периода "как такой формы феодальной эксплуатации земельных владений, при которой государственный налог и рента в значительной части становятся предметом раздела между членами землевладельческой корпорации" (с. 279). В ряде районов, как это показывает В. Л. Янин, государственные поборы совмещались с сеньориальными. Оплачиваемый крестьянством аппарат власти в первую очередь использовался для организованного насилия над теми же крестьянами в интересах феодалов, тогда как "защита", получаемая ими от него, была ничтожна. Эти положения, равно как и другие выводы исследования, должны быть подвергнуты сравнительно-историческому анализу на общерусском материале, что способствовало бы разработке типологии русских средневековых государств периода раздробленности.

Важная для всех, кто интересуется русской историей, книга В. Л. Янина отличается профессионализмом и глубиной творческой разработки важнейших вопросов феодального периода, ясным и логически стройным стилем изложения. Всем своим содержанием она доказывает, что проблемы ранней отечественной истории могут изучаться только путем комплексного освоения всего фонда письменных и материальных источников.


3 Веселовский С. Б. Феодальное землевладение в Северо-Восточной Руси, с. 75, 152.

 

Опубликовано 06 марта 2018 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?