Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

КУЛЬТУРА ВЕЛИКОЙ РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 24.10.17

ОРОЧИ

Дата публикации: 06 января 2017
Автор: А. В. СМОЛЯК
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: КУЛЬТУРА ВЕЛИКОЙ РОССИИ
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1483723778 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. В. СМОЛЯК, (c)

найти другие работы автора

Орочи живут в Хабаровском крае - на реке Тумнин, в нескольких селениях близ Советской Гавани и неподалеку от Комсомольска-на-Амуре. В прошлом они были расселены на более обширной территории, простиравшейся по всему бассейну Тумнина, По рекам, впадающим в Татарский пролив и в Амур. Однако и тогда численность их была невелика: в 1897 г. орочей насчитывался 351 человек. Их крохотные селения в 2 - 3 жилища отстояли одно от другого на десятки и даже сотни километров.

В XVIII в. небольшая группа орочей обитала к северу от Тумнина, на побережье залива Де-Кастри. В 1786 г. известный французский мореплаватель Ж. Ф. Лаперуз встретил там орочей, занимавшихся промыслом лососей. Эти люди поразили его своим внешним видом и своеобразным бытом. Орочи тех мест жили в бревенчатых хижинах, а на противоположной стороне залива находились их глубокие землянки, предназначенные для суровой зимы. Одежда их была Сшита из рыбьей кожи, нерпичьих и собачьих шкур, а также из привозных тканей. Занимались они рыболовством, охотой, промышляли и морского зверя. Орочи, по свидетельству Лаперуза, были весьма гостеприимны, с уважением относились к старикам, с любовью - к детям, отличались честностью и миролюбием. Интересно замечание Лаперуза о том, что с мнением женщин здесь очень считались, и мужчины не заключали с пришельцами ни одной сделки без согласования со своими женами. Путешественников орочи принимали с большим радушием и достоинством. "Невозможно встретить ни в какой части света лучшей народности"1 , - писал об орочах Лаперуз, совершивший длительное путешествие по разным континентам и архипелагам.

В XIX в. эта группа орочей, поддерживавшая тесные контакты с основной массой сородичей, переместилась немного к западу, освоив окрестности озера Кизи, расположенного близ Нижнего Амура. Семьи орочей стали жить по рекам, впадающим в озеро. Мужчины охотились поблизости, и лишь весной и летом все переселялись для морского промысла на побережье залива Де-Кастри. По переписи 1897 г., численность этой северной группы определялась примерно в 70 человек. К 1930-м годам они были почти полностью ассимилированы ульчами, жившими на Нижнем Амуре.

Первый исследователь орочей В. П. Маргаритов, посетивший их только в местах основного расселения (по р. Тумнин), отметил у них существование нескольких говоров2 , что естественно, если принять во внимание обширность их ареала. Ныне существует три диалекта их языка3 , который относится к южной подгруппе тунгусо-маньчжурских языков4 . По языку, культуре и происхождению орочи близки живущим на Амуре нанайцам и ульчам, а также орокам, обитающим на Сахалине, и удэгейцам, расселявшимся в Уссурийском крае.

Орочи имеют смешанное происхождение. В. П. Маргаритов сумел подметить неоднородность их антропологического типа. Он полагал, что жители Императорской гавани представляют собой результат смешения аборигенов с каким-то пришлым племенем. Эта точка зрения нашла подтверждение в исследованиях советских антропологов. М. Г. Левин считал, что исходный антропологический тип орочей, как и у родственных им жителей Приамурья и Приморья, является амуро-сахалинским; второй, более поздний - байкальский, привнесенный сюда пришельцами из Прибайкалья, давшими здешнему населению тунгусский язык и некоторые особенности таежной эвенкийской культуры5 . Эти носители тунгусских языков, по мнению археологов (например, акад. А. П. Окладникова), начали распростра-


1 "Voyage de La Perouse autour du monde". Vol. 3. P. 1798, pp. 97 - 110.

2 В. П. Маргаритов. Об орочах Императорской гавани. СПБ. 1888, стр. 3.

3 В. А. Аврорин, Е. П. Лебедева. Орочский язык. "Языки народов СССР". Т. V. Л. 1968, стр. 208. Группа, жившая в районе залива Де-Кастри (позже на озере Кизи), имела свои языковые особенности.

4 О. П. Суник. Тунгусо-маньчжурские языки. "Языки народов СССР". Т. V, стр. 54.

5 М. Г. Левин. Этническая антропология и проблемы этногенеза народов Дальнего Востока. "Труды" Института этнографии. Т. 36. 1958, стр. 133 - 135.

стр. 215


няться на территории Нижнего Амура и Приморья в первых веках нашей эры6 .

Орочи включали в свой состав различные по происхождению элементы: нанайские, ульчские, негидальские (жители Нижнего Амура), айнские (жители Южного Сахалина) и, по-видимому, аборигенные7 . Орочи и родственные народности - бесписьменные: ранняя история взаимоотношений этих народов отражена лишь в их материальной и духовной культуре, в фольклоре. Русские крестьяне, знакомясь с коренными жителями Дальнего Востока, затруднялись в их наименовании. Орочей они часто неправильно называли орочонами или даже гиляками. Ученые высказывали различные мнения по поводу наименования орочей. Лаперуз и Маргаритов писали, что "орочи"- самоназвание. Л. Я. Штернберг считал, что их самоназвание - "нани", такое же, как у амурских нанайцев и ульчей8 . Последующие исследования не подтвердили эту гипотезу9 . Вместе с тем самоназвание "орочи" вызывает у многих недоумение, поскольку, если исходить из эвенкийской терминологии, оно означает "оленеводы" (от слова "орон" - "домашний олень")10 . Однако орочи не были оленеводами. Свое самоназвание они ведут от слова "ороко", или "оро", то есть "медвежонок". Старики-орочи ссылаются на древние легенды о происхождении некоторых родов "от медведя". Об этом свидетельствует существование у орочей и родовых медвежьих праздников11 .

Орочи - потомственные рыбаки и охотники. Охота играла в их хозяйстве важную роль. Но вели они оседлый образ жизни. Некоторые их селения находились на одном месте десятки лет, что, бесспорно, говорит об их оседлости12 . В 1397 г. у них насчитывалось более 30 оседлых селений. Обитали орочи в жилищах, сделанных из коры. Землянок, сходных с теми, которые видел у них Лаперуз, исследователи XIX в. не встречали. Не строили они и больших зимников с отапливаемыми нарами, подобных амурским. В конце XIX в. орочи позаимствовали у русских срубные жилища. Дома с железными печами, дощатыми полами и русской мебелью можно было видеть не только близ Императорской гавани, но и на отдаленных притоках реки Тумнин13 . Рядом с жилищем орочи строили различные амбары на высоких сваях для хранения запасов сушеной рыбы и других продуктов и имущества.

Сушеная рыба (юкола) была основой питания зимой, поэтому ее заготавливали в больших количествах во время хода лосося из моря в реки. Лаперуз наблюдал, как нарезанную тонкими пластами рыбу орочи первоначально коптили в шалашах, а потом вялили. Такая рыба могла храниться очень долго. Высушенные костяки рыбы предназначались на корм собакам - единственным транспортным животным орочей. Рыбьи кожи и собачьи шкуры шли на изготовление одежды. Таким образом, рыболовство являлось основой благосостояния орочей. Рыбу орочи ловили острогами, ловушками, сетями. Все это они изготовляли сами, а кроме того, приобретали у жителей Амура неводы. Зимой мужчины занимались охотой на лосей, медведей, а также на кабаргу и косулю, чьи шкуры и мясо использовались в хозяйстве. Пушной зверь (соболь, колонок, белка и др.) добывался для продажи. Его шкурки обменивались на ткани, металлические инструменты, муку и пр. Из шкур морского зверя (нерпы, сивуча) шили обувь, ими подбивали лыжи, некоторая часть шкур шла на сбыт.

Орочи - прекрасные знатоки природы. Они безошибочно ориентируются в тайге, знают особенности моря и рек, хорошо раз-


6 А. П. Окладников. Далекое прошлое Приморья. Владивосток. 1958.

7 Л. Я. Штернберг впервые выяснил существование связей орочских и амурских родов: общность их происхождения с нанайцами, ульчами, негидальцами (Л. Я. Штернберг. Гиляки, гольды, орочи, негидальцы, айны. Хабаровск. 1933, стр. 404 - 410).

8 На этом основании Л. Я. Штернберг выдвинул гипотезу о том, что все амурские народы, имеющие общее самоназвание, являются частями одного племени (Л. Я. Штернберг. Указ. соч., стр. 6 - 7, 396 - 403). Однако указанного самоназвания не имела значительная часть нанайцев, ороки, удэгейцы, орочи.

9 См. В. Г. Ларькин. Орочи. М. 1964.

10 В. А. Аврорин, Е. П. Лебедева. Орочские сказки и мифы. Новосибирск. 1966, стр. 7 - 8.

11 Об указанной этимологии орочами своего самоназвания нам удалось узнать у стариков-орочей в 1962 г., а также установить причину разноречий по этому поводу. Как свидетельствовал Л. Я. Штернберг, орочи сами себя называли "нани".

12 ЦГВИА СССР, ф. 423, оп. 1, д. 31; на карте 1861 г. отмечены селения Оська, Датта, Монгокто, сохранившиеся до настоящего времени.

13 Миссионерская поездка Аф. Протодьяконова к орочам в 1895 г. "Православный благовестник", 1897, NN 11, 12, 16, 17.

стр. 216


бираются в повадках животных, птиц, рыб, свойствах трав, особенностях климата. Эти знания передаются у них из поколения в поколение. К тому же они неутомимы во время передвижений по тайге и отважны, когда выходят в водные просторы на своих утлых долбленых или дощатых лодках. Вот почему первые исследователи этих районов не обходились без помощи орочей, бывших незаменимыми проводниками. Во время экспедиций использовалось не только знание орочами местности, но и такие их качества, как охотничьи навыки, умение предвидеть погоду по некоторым признакам состояния природы или поведения животных, находить съедобные или лекарственные растения и многое другое, о чем русские в новых местах жительства не имели достаточного представления.

По своим религиозным верованиям орочи были анимистами: они одухотворяли природу, животных, растения. Так, скалы, по их мнению, имеют свою жизнь, свои судьбы. А те скалы, которые особенно выделяются среди других, в прошлом были людьми; иные из них считались даже создателями мира, другие же дали начало некоторым родам орочей. По их представлениям, животные живут, как люди: возвращаясь к себе в берлоги и норы, они превращаются в людей. Все животные имеют своих хозяев. Существуют также духи- покровители, которые могут влиять на охотничий и рыболовный промыслы. Злые духи мешают промыслам и приносят болезни. У орочей существовали обряды, долженствовавшие воздействовать на всех этих духов в нужном направлении. С духами болезней обычно "боролись" шаманы, на промысловых духов орочи "умели" воздействовать и без их посредничества. Как и у других народов Приамурья, у орочей был развит культ медведя. Этот культ был связан не только с добычей зверя: медведя содержали в неволе несколько лет, а затем убивали в торжественной обстановке с соблюдением множества традиционных правил и обрядов. Во время празднества собиралось обычно множество народа: здесь встречались знакомые и родные, слушали сказителей, играли в национальные игры, устраивали собачьи гонки и другие состязания спортивного характера. После убийства культового медведя его мясо съедали. Череп и кости тщательно сохраняли и клали вместе с ними различные угощения: считалось, что съеденный зверь оживает и идет к "хозяину тайги" с подарками.

Исследователи жизни орочей писали о сохранении у них родов. В. Г. Ларькин выявил 30 родов, из них крупные насчитывали до 60 человек, мелкие же - 1 - 2 семейства. Большая часть родовых названий имеет тотемический характер14 , но, по-видимому, многие из них можно рассматривать как территориальные. Род у орочей не имел экономических функций. По свидетельству Л. Я. Штернберга, это был "родственно-религиозный союз, внутри которого брак... не допускается"15 . Далее он отмечает, что сородичи имели общий огонь, одних и тех же богов, общие обряды, в том числе и характерный для них медвежий праздник. С. Леонтович отмечал, что у орочей существовали советы стариков, распределявшие места, на которых орочи охотились на соболей16 . Такие советы, по существу, являлись межродовыми институтами, ибо в конце XIX в. роды не были территориальными единицами. В каждом селении можно было встретить представителей различных родов. Господствовали соседские, а не родовые отношения. Распределение промысловых угодий - явление более позднее. Ведь для исконного расселения орочей были характерны огромные территории. Между селениями простирались расстояния в десятки и сотни километров. В этих условиях ни о каком распределении охотничьих угодий не могло быть и речи.

В конце XIX в., с наплывом в различные районы Дальнего Востока пришлого населения, количество соболей стало уменьшаться. На места промыслов орочей приходили новые охотники, не соблюдавшие, естественно, орочских традиций. Стали возникать конфликты из-за пользования угодьями. Вот почему советы стариков занялись распределением промысловых угодий. Русская администрация в эти функции не вмешивалась. У орочей существовали старинные традиции коллективного производства во время некоторых промыслов, коллективного распределения добычи, соседской и родовой взаимопомощи. Родовые традиции выступали в основном в браке и религиозных верованиях. Экономической же ячейкой общества была семья. Орочи вели торговлю с ульчами, нанайцами, с конца XIX в. - с


14 В Г. Ларькин. Указ. соч., стр. 73 - 75.

15 Л. Я. Штернберг. Указ. соч., стр. 419.

16 С. Леонтович. Природа и население р. Тумнин. "Землеведение". Т. IV. 1897, N 3 - 4.

стр. 217


русскими. С заселением этих мест русскими орочи вступили с ними в тесные контакты, носившие первоначально "обменно-торговый" характер. За продукцию рыбного и пушного промысла, а также предметы женского рукоделия (рукавицы, тапочки, меховые торбаса и др.) они получали охотничьи припасы, огнестрельное оружие, продовольствие, ткани. В 1880-е годы обмен уступил место денежным отношениям. Посредниками между русской администрацией и коренным населением являлись старосты. Эти лица обычно знали русский язык. Они были связаны в торговых операциях со своими сородичами и русскими купцами и часто обманывали соотечественников.

Большую роль сыграли контакты орочей с русскими крестьянами и солдатами, поселившимися в этих местах: от них орочи заимствовали многие достижения русской культуры (огнестрельное оружие, начатки огородничества и др.). В конце XIX - начале XX в. орочи уже говорили по-русски (в первую очередь мужчины), носили русскую одежду. Орочей обращали в христианскую веру17 . Русские имена прививались у орочей быстрее, чем у других народов Нижнего Амура. Фамилиями у большинства из них до сих пор служат прежние родовые названия (Акунка, Намунка, Мулинка и т. п.). Русская администрация мало интересовалась жизнью орочей, и они в начале XX в. продолжали жить в значительной степени по своим исконным традициям. О школьном образовании, медицинском обслуживании орочи и понятия не имели.

После Великой Октябрьской социалистической революции в жизни орочей наступили огромные перемены. В 1920 - 1930-х годах происходила концентрация орочского населения: жители крохотных селений и отдельных шалашей переселились в более крупные поселки, в которых создавались сельские Советы, строились школы, больницы, магазины. В 1930-х годах был организован орочский колхоз, тогда же открылась для орочей школа-семилетка с интернатом. В 1940 г. в колхозе объединялось 320 орочей. Примечательно, что в общем хозяйстве с орочами работали русские, эвенки, ульчи и представители других национальностей18 . Это имело большое значение для развития малых народов, причем в колхоз вступали и те орочи, что прежде жили в отдаленных уголках тайги. В созданной у орочей школе обучались не только дети, но и неграмотное взрослое население. Многое сделали учителя по внедрению в быт санитарно- гигиенических норм. Школа явилась подлинным проводником культуры. Она подготавливала молодежь для поступления в различные высшие или средние специальные учебные заведения. В настоящее время орочская школа-десятилетка располагается в селении Уська (Орочская) в двухэтажном кирпичном здании, где есть различные кабинеты, этнографический музей. Рядом высится трехэтажный дом - помещение интерната. В школе работают воспитателями и учителями орочи, бывшие питомцы этой же школы, получившие образование в Хабаровском педагогическом институте и в других учебных заведениях. Вся орочская молодежь теперь имеет образование в объеме 8 - 10 классов, прекрасно владеет русским языком. Молодые люди, особенно после службы в Советской Армии, уезжают работать в города (Советская Гавань, Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре), другие трудятся в своих родных местах.

Орочи овладевают новыми специальностями, связанными с современной техникой. Да и в орочском колхозе с каждым годом появляется все больше механизмов. Старый рыболовный промысел значительно изменился. Основная масса орочей, которых, согласно переписи 1970 г., насчитывается немногим более 1000 человек, живет и работает в колхозе, в селении Уська. Они владеют новыми промысловыми орудиями. Многие стали капитанами или старшинами различных судов, а также механиками, работают на электростанциях. Орочи живут в благоустроенных домах со всеми удобствами, широко пользуются техникой (большинство имеет моторные лодки, электропилы "Дружба", стиральные машины), покупной мебелью, одеждой. Быт орочей мало чем отличается теперь от жизни окружающего их русского населения. Старики еще хранят в памяти родовые легенды - замечательный орочский фольклор. Национальная материальная культура также с каждым годом все более уходит в прошлое. Молодежь хуже знает родной язык, чем русский. За последние годы растет количество смешанных браков орочей с русскими, украинцами. И только чувство национальной принадлежности у орочей сохраняется.


17 Обращение в православие носило чисто формальный характер, ибо прежние религиозные воззрения орочей после крещения сплошь и рядом продолжали бытовать.

18 В. Г. Ларькин. Указ. соч., стр. 129.

Опубликовано 06 января 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?