Порталус \\ Научная библиотека

КУЛЬТУРА ВЕЛИКОЙ РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 29.03.17

У ИСТОРИЧЕСКОЙ КАРТЫ НАРОДОВ МИРА. ЮКАГИРЫ

Дата публикации: 07 февраля 2017
Автор: В. А. Туголуков
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: КУЛЬТУРА ВЕЛИКОЙ РОССИИ
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1486466756 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. А. Туголуков, (c)

найти другие работы автора

О прошлом юкагиров мы знаем немного. В 30-е годы XVII в., когда русские первопроходцы вышли в низовья Лены, юкагиры занимали значительную территорию между нижним течением Лены на западе, Ледовитым океаном на севере, р. Анадырем на востоке, верховьями Яны, Индигирки и Колымы на юге. В то время их насчитывалось около 5 тыс, человек1 . Они состояли из группировок, обозначавшихся русскими по названиям рек: янгинцы (то есть янские); коромои, или хромовцы (обитатели р. Хромы); колымцы; омолоевские юкагиры (обитатели р. Омолон) и т. д. Часть юкагиров составляла группы с такими названиями: шоромба, омоки, лавренцы, чуванцы, ходынцы, анаулы и др. Как гласит юкагир-


1 Б. О. Долгих. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII в. М. 1960, стр. 549.

стр. 207


ское предание, некогда одулы (самоназвание юкагиров) были многочисленны, как звезды в полярной ночи, а дым их костров столь густ, что ворон, пролетев над стойбищами, становился совсем черным. Северное сияние эвены и якуты до сих пор называют "юкагирским огнем". Некоторые исследователи (М. Г. Левин) связывают с юкагирами представления о древнейшем населении северной части Восточной Сибири от Ледовитого океана до Байкала.

К приходу русских в общественном строе юкагиров отчетливо проглядывали черты материнского рода. Мельчайшей социальной единицей, облагавшейся ясачной податью, у юкагиров, как и у ряда других народов Севера, был "род", нередко состоявший из одной семьи. В XVII в. большинство юкагиров были оленеводами, но некоторая часть их занималась рыболовством и охотой. У пеших юкагиров единственным домашним животным была собака. Жили они преимущественно в бассейне Средней и Верхней Колымы (по ее притокам Коркодону, Омолону, Ясачной), на Средней и Нижней Индигирке, именовавшейся тогда Собачьей рекой, и на Анадыре. Однако по материалам XVII в. не удается достаточно четко выявить разделения между оленеводами и собаководами. По- видимому, территориальные группировки юкагиров включали и тех и других. Аналогичная ситуация имела место у чукчей, коряков и тунгусов Охотского побережья2 , Ближайшими соседями юкагиров в бассейне Нижней Лены были тунгусы, в верховьях Яны и Индигирки - ламуты, между Алазеей и низовьями Колымы - чукчи, на юго-востоке - коряки, а на юге - опять- таки тунгусы и ламуты, осваивавшие северное побережье Алдана.

До прихода русских юкагиры изготовляли всевозможные орудия - топоры, копья с наконечниками, луки со стрелами из камня и кости. Железа у них было очень мало, и они его чрезвычайно ценили. Учитывая нужду юкагиров в металлах, служилые и промышленные люди давали им в обмен на меха изделия из железа ("палицы куяшные", топоры, пальмы - длинные и широкие ножи на длинной рукоятке, старые стволы от пищалей и металлические прутья). Железный топор оценивался в 10 соболей, пальма - в 15. За медный котел первое время брали столько соболей, сколько в него вмещалось. Вовлечение юкагиров в систему ясачного обложения нарушило сложившиеся ранее отношения между коренными народами северо-востока Сибири Привлечение юкагиров к участию в походах служилых людей против населения, не желавшего платить ясак, поставило их положение войны с чукчами, частью коряков и ламутов. Столь недружественные отношения с соседями стоили юкагирам немалых человеческих жертв. В 1687 г. анадырские ясачные юкагиры упрекали русских служилых людей в том, что они не обороняют их от неясачных коряков и чукчей, которые "сбивают" юкагиров с жилищ, "на соболиных промыслах побивают" а "жен и детей и родников их в полон емлют и оленей грабят" 3 .

По культуре и антропологическому типу юкагиры ближе всего к тунгусам. Эту близость, впрочем, легко объяснить ассимиляцией юкагиров тунгусами. Однако юкагирский язык стоит особняком. Лишь в последнее время в нем стали находить некоторые признаки, как будто бы указывающие на его родство с угро-самодийскими языками Западной Сибири. Само слово "юкагиры" - типичный тунгусский этноним. Достаточно сравнить его с названиями большинства эвенкийских родов: Баягир, Киндигир, Нанагир и т. д. В тунгусских этнонимах "гир" является суффиксом, передающим значение множественности. Первая же, смысловая часть этнонима пока не поддается удовлетворительной расшифровке. В известное нам время эвенки и эвены обычно называли юкагиров "булен", или "булюн", что значит "враги".

В результате столкновений со служилыми людьми, требовавшими все больший ясак, с соседними народами и внутренних междоусобиц (тоже обычно на почве уплаты ясака) некоторые группы юкагиров уже в конце XVII в. исчезают, и их названия не находят больше отражения в русских документах. К таким группам относятся янгинцы, шоромба, лаврениы, анаулы, ходынцы и некоторые другие. Больше других пострадали оседлые юкагиры, обитавшие на Яне, Индигирке и Анадыре: о них тоже перестали упоминать документы, относящиеся к концу XVII века. Значительный урон был нанесен юкагирам захватом у них на "погромах", а также продажей ими самими (за долги) женщин и детей. На огромном пространстве юкагирской земли от Лены до Анадыря женами у служилых и промыш-


2 В. А. Туголуков. Эвены. "Вопросы истории", 1971, N 3.

3 "Дополнения к Актам историческим, собранные и изданные Археографическою комиссиею". Т. 10. СПБ. 1867, стр. 351.

стр. 208


ленных людей в XVII в. нередко были юкагирки. В 70-х и 80-х годах этого столетия, по подсчетам Б, О. Долгих, юкагиры лишились таким образом "не менее 10% всех Способных к деторождению"4 женщин. Сильно пострадали юкагиры от болезней, эпидемий, в том числе от оспы в 1691 -1692 гг., от голодовок. Вследствие этих причин численность юкагиров к концу XVII в. сократилась примерно вдвое. Вместе с тем с каждым десятилетием увеличивалось число ламутов и якутов, проникавших в юкагирскую землю. В конце XVII - начале XVIII в. эта миграция резко усилилась, что было связано как со стремлением аборигенов уйти от ясачного обложения, так и с поисками новых промысловых угодий из-за оскудения старых. В первой четверти XVIII в. юкагиры составляли лишь немногим более одной трети плательщиков ясака в северных районах Якутии. Они стали интенсивно смешиваться с пришельцами, в основном с ламутами, образуя промежуточные контактные группы оленеводов, говорившие либо на юкагирском, либо на ламутском языке.

В XVIII в. прежние довольно крупные территориальные группировки юкагиров сменились большим количеством мелких административных "родов", сформированных властями из остатков кровно-родственных и соседских объединений плательщиков ясака. В такие "роды" попадали не только юкагиры, не связанные родством, но и иноплеменники - ламуты, тунгусы, якуты, чукчи, коряки. Ламуты (с которыми юкагиры Благодаря многочисленным взаимным бракам состояли в наиболее близком родстве) нередко оказывались членами юкагирских "родов", а юкагиры - ламутских. Таким образом, между обоими народами быстро стирались культурные и языковые различия.

Со второй половины XVII в. на нижних течениях Колымы, Индигирки и Яны появилось русское население, состоявшее из потомков первых русских землепроходцев и их туземных жен. Старожилы представляли собой смешанное в антропологическом и этнографическом отношении население, говорившее на русском языке. Между тем по хозяйству и быту они мало чем отличались от оседлых юкагиров. Обрусению юкагиров во многом способствовало и крещение, интенсивно проводившееся в Северной Якутии в XVIII - XIX веках. Ввиду угрозы нападения со стороны чукчей часть юкагиров во второй половине XVIII в. откочевала в низовья Колымы и адаптировалась там с русскими старожилами. Оставшиеся анадырские юкагиры были разгромлены чукчами и перестали существовать как самостоятельная этнографическая группа. Нынешние чуванцы, живущие в пос. Марково на Анадыре, говорят по-русски и представляют собой юкагиров, вернувшихся сюда с Нижней Колымы в 40-х годах XIX века. Часть же чуванцев изъясняется по-чукотски; это, по-видимому, потомки чуванцев, разгромленных и плененных чукчами.

Враждебные отношения между юкагирами и чукчами прекратились в конце XVIII - начале XIX века. В результате восстановления добрососедских отношений чукчи-оленеводы стали продвигаться со своими стадами на западный берег Колымы и в течение XIX в. достигли низовий Индигирки. На Лене и Яне в XVIII - XIX вв. основными жителями стали якуты, ламуты и русские. На Индигирке юкагиры сохранялись только в нижней части бассейна: они продолжали существовать на Верхней и Нижней Колыме, оформившись здесь в две различные культурные группы, каждая со своим диалектом. Нижнеколымская, или алазейская, группа, смешанная с тунгусами и ламутами, являлась тундрово-оленеводческой; верхнеколымская сохраняла традиционное охотничье-рыболовческое хозяйство. Видимо, к середине XIX в. ламуты и ламутизированные юкагиры, жившие в тундре между Леной и Яной, стали говорить по-якутски, а между Яной и Индигиркой - по-ламутски. Характерно, что смешанное коренное население низовьев Индигирки до сих пор разделяет местные диалекты на юкагирский и эвенский, но при этом "юкагирский" является на самом деле эвенским языком с примесью эвенкийских слов (след ассимиляции юкагирами первых пришельцев из числа тунгусов).

Условия жизни юкагиров в XIX в. катастрофически ухудшились вследствие сокращения поголовья диких оленей и лосей - основных объектов их промысла. Наблюдались частые и продолжительные голодовки, в особенности у верхнеколымских и омолонских юкагиров. С 1810 по 1915 г. они пережили 27 больших голодовок, то есть в среднем по одной голодовке каждые четыре года 5 . Смерть от голода была заурядным явлением. В 1897 г. в поселке Карбошан на Омолоне жили четыре семьи юкагиров 2-го


4 Б. О. Долгих. Указ, соч., стр. 440.

5 Государственный архив Магаданской области, ф. Р-50, д. 34, лл. 35, 36.

стр. 209


Омолонского рода. После переписи все они вымерли от голода 6 . Жители реки Ясачной были спасены тогда же от голодной смерти врачом С. И. Мицкевичем, который закупил у соседних якутов конины "и тем спас юкагиров от голодовки"7 . В рукописном варианте статьи "Одулы (юкагиры) Колымского округа" Н. И. Спиридонов так характеризовал жизнь своих соплеменников в прошлом: одул "...снимается и бредет по направлению верховьев реки до тех пор, пока не убьет дичь или зверя, или не найдет полынью с рыбами, или... убьет последнюю собаку, у которой остались одна шерсть и кости, - и съест. Потом падает от истощения... Нередко жена убьет ребенка - съедят..., потом - умрут, умрут все и воплотятся в ту природу, суровую и безжалостную, от которой они произошли и которая их вечно преследует" 8 . Факты людоедства среди юкагиров на почве голода известны и из других источников.

В XIX в. продолжали свирепствовать опустошительные эпидемии. В 1826 - 1827гг. в Колымском округе от "гнилой горячки" погибло 48 юкагиров и русских старожилов, десятью годами позже разразилась эпидемия "нервной горячки и воспалительного катара"9 . Низовья Колымы в 1884 г. охватила эпидемия оспы; через пять лет она повторилась. Во время второй эпидемии трагическая судьба постигла 2-й Алазейский род юкагиров. Испытывая нужду в табаке, они подкочевали к русскому поселку на Алазее, где уже свирепствовала оспа. Несмотря на предупреждение, они попросили табаку и получили его. По преданию, весь род вымер от оспы. Никакой врачебной помощи юкагиры, естественно, не получали. В делах нижнеколымской Спасской церкви от начала текущего века имеются следующие записи священника о причинах смерти прихожан-юкагиров: "от внутренней боли", "от воспаления", "от родимца", "от расслабленья", "от кашля", "от родов", а иногда "безвестно" 10 . По переписи 1897 г., юкагиров числилось 754 чел., но из них только 331 говорил на родном языке11 , остальные же пользовались языком соседей - якутов, ламутов, русских, чукчей.

Разумеется, не только юкагиры подвергались влиянию со стороны окружающего населения. Последнее тоже испытало на себе воздействие юкагиров: часть верхнеколымских ламутов (56 чел.) и алазейские тунгусы (157 чел.) считали в 1897 г. своим родным языком юкагирский. Эти тунгусы, принадлежавшие к Бетильскому роду, даже называли себя не эвенками, а одулами.

В конце XIX - начале XX в. верхнеколымские юкагиры вели полукочевой образ жизни. Зиму они проводили на одном месте, а в феврале - марте откочевывали в поисках лососей в верховья рек, впадающих в Колыму. Нарту с поклажей во время перекочевок тянули собаки и женщины, в то время как мужчины охотились. После весенней охоты юкагиры спускались на плотах к своим рыболовным угодьям. Основным сезоном рыболовства была осень, когда рыба идет с верховьев рек на глубокие места. Часть выловленной рыбы они вялили впрок на солнце, а часть закладывали в ямы. "Кислой" рыбой из ям весной кормили собак, а в случае голода ели ее сами. Пушным промыслом юкагиры занимались зимой, добывая ружьем и пастями (промысловая ловушка давящего типа) лисиц, горностаев, белок, песцов. Пушнину частично сдавали в качестве ясака, а частично отдавали купцам в обмен на чай, табак, порох, дробь, конский волос для сетей, дешевые ткани. Тундровые юкагиры, занимавшиеся оленеводством, кочевали в течение всего года. Для них большое значение сохраняла охота на диких оленей. Для этой цели имелись специально обученные олениманщики, с помощью которых охотники подкрадывались незамеченными к табуну диких оленей. Это типично тунгусский способ охоты на диких копытных. Зимой тундровые юкагиры промышляли пушного зверя, в основном песца, летом их основным занятием было рыболовство. Оленей в их хозяйствах насчитывалось немного (20 - 30 голов на хозяйство), и использовались они преимущественно как средство транспорта. Забой оленей на мясо производился только при большой нужде. Существовали семьи, у которых было мало оленей, они не могли


6 ЦГАОР СССР, ф. 3977, д, 602, л. 11.

7 С. И. Мицкевич. Мэнэрик и эмирячение. Формы истерии в Колымском крае. "Материалы Комиссии по изучению ЯАССР". Л. 1929, стр. 20.

8 Архив АН СССР, ф. 47, оп. 2, д. 162, л. 40.

9 И. С. Гурвич. Этническая история северо-востока Сибири. М. 1966, стр. 138.

10 Архив Нижнеколымского отдела ЗАГС.

11 С. К. Патканов. Статистические данные, показывающие племенной состав населения Сибири, язык и роды инородцев (на основании данных специальной разработки переписи 1897 г.). Т. I. СПБ 1913, стр. 109 - 110.

стр. 210


кочевать самостоятельно. Такие бедняки чаще всего были пастухами у богатых чукчей. Жилищем тундровым юкагирам-оленеводам служила ламутская цилиндроконическая юрта, похожая на чукотскую ярангу. Перелом в жизни юкагиров обозначился вскоре после Великого Октября. 27 апреля 1922 г. возникла якутская национальная автономия в составе Российской Федерации. в 10 декабря 1930 г. был создан Чукотский национальный округ. Советская власть в корне изменила судьбу маленького народа. В 1930 г. верхнеколымские юкагиры объединились в колхозы. Колхоз "Светлый путь" был организован среди жителей, обитавших на берегах реки Ясачной, а "Новый путь" - у юкагиров реки Коркодона. Из юкагиров, кочевавших в бассейне Ясачной, в 20-е годы выдвинулся замечательный писатель, ученый и общественный деятель Н. И. Спиридонов. Тундровые юкагиры, кочевавшие между реками Алазея и Большая Чукочья, вошли в три простейших производственных товарищества, в которых работали вместе с эвенами, чукчами, якутами. Наибольшее число юкагиров входило в товарищество "Чайларув одул". Благодаря помощи Советского государства (предоставление ссуд на приобретение оленей и другие меры) юкагиры были спасены от голодовки, когда в начале 30-х годов по всей тундре между Колымой и Индигиркой исчезли дикие олени. Затем, увеличив общественное поголовье оленей, колхозы перешли к развитию оленеводства в продуктивном направлении. В 1961 г. колхозы В районах Северной Якутии были преобразованы в отделения оленеводческих совхозов, каждый из которых охватывает целый административный район. Теперь верхнеколымские юкагиры являются рабочими совхоза "Верхнеколымский", а алазейские - совхоза "Нижнеколымский".

За истекшие 50 лет быт и культура юкагиров существенно изменились. Наряду с традиционными занятиями - охотой, рыболовством, оленеводством - юкагиры стали участвовать в развитии новых отраслей хозяйства - огородничества, домашнего животноводства, клеточного звероводства. Создание колхозов и совхозов на интернациональной основе способствовало стиранию и без того расплывчатых граней между эвенами (бывшими ламутами), эвенками (тунгусами) и юкагирами. Часть верхнеколымских юкагиров считает себя юкагирами, но говорит по-эвенски; алазейские юкагиры в большинстве случаев называют себя эвенами, но некоторые из них говорят по- юкагирски. В обоих районах распространены смешанные браки, в которых муж и жена принадлежат к разным народам. В таких семьях, как правило, говорят либо на якутском, либо на русском языке. Тем и другим хорошо владеют местные жители.

Еще недавно верхнеколымские юкагиры носили зимой одежду эвенского типа - меховые унты, нагрудник и меховую доху. Сейчас в употребление вошла меховая одежда якутского покроя. Летом большинство юкагиров одевается в покупную одежду общераспространенного образца - брюки, рубашки, пиджаки, платья, сапоги, кепки, платки. В алазейской тундре наблюдается еще большее смешение стилей: промысловой одеждой коренного населения служит чукотский костюм - кухлянка и меховые штаны. Женщины независимо от национальной принадлежности носят эвенские распашные расклешенные клиньями шубы из оленьих шкур. Детей пастухи-оленеводы тоже одевают в комбинезоны чукотского типа. В рацион юкагиров прочно вошли почти все недоступные им ранее продукты: сливочное масло, белый хлеб, сахар, сгущенное молоко, крупы, фрукты и овощи (в консервированном виде). Большинство юкагирских семей перешло из чумов и юрт в срубные дома, построенные в современных совхозных поселках. Юкагиры приобретают ныне современную мебель, стиральные машины, лодочные моторы, радиоприемники, хорошую одежду. Дети юкагиров, как и у других малых народов Севера, находятся на полном государственном обеспечении в детских яслях и садах, а также в школах-интернатах. Юкагирские поселки электрифицированы и радиофицированы. В них имеется все необходимое: магазин, отделение связи, клуб, библиотека, больница или медпункт, баня, детские учреждения, школа с интернатом.

Среди представителей алазейской юкагирской интеллигенции последних лет следует назвать братьев Куриловых: Гаврила Николаевич - кандидат филологических наук, работает научным сотрудником Якутского филиала АН СССР; Семен Николаевич живет и работает в поселке Черском - центре Нижнеколымского района; он известен как автор романа "Ханидо и Халерха", первая часть которого увидела свет в 1969 году.

В. А. Туголуков

Опубликовано 07 февраля 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?