Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

КУЛЬТУРА ВЕЛИКОЙ РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 22.07.17

РАСКОПКИ ДРЕВНИХ КУРГАНОВ ПОД ОРСКОМ

Дата публикации: 25 марта 2017
Автор: К. Ф. СМИРНОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: КУЛЬТУРА ВЕЛИКОЙ РОССИИ
Номер публикации: №1490478763 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


К. Ф. СМИРНОВ, (c)

найти другие работы автора

С 1956 г. в степях Оренбуржья ведет исследования Оренбургская экспедиция Института археологии АН СССР и Оренбургского краеведческого музея. В результате ее многолетней работы раскрылись новые интересные страницы истории хозяйства, общественной жизни, культуры и быта древнего населения Южного Приуралья - этого степного "коридора", соединявшего различные племена и народы Евразии. Добытые раскопками материалы являются первоклассными историческими источниками, особенно для тех времен, которые слабо или вовсе не освещены в письменных памятниках. Одна из главных задач Оренбургской археологической экспедиции заключается в изучении происхождения, расселения и культуры древних (в основном ираноязычных) ското-

стр. 214


водов, преимущественно кочевников раннего железного века и их предшественников, а отчасти прямых предков - безымянных племен энеолита и эпохи бронзы (III-II тыс. до н. э.), создателей андроновской и срубной культур.

Скифская эпоха... Героическое время древних народов, вступивших в последнюю стадию разложения первобытнообщинного строя и создавших различные формы военной демократии, время крупных и мощных союзов племен, межплеменных войн и далеких военных походов. Эта эпоха отмечена тесными военными, экономическими и культурными контактами племен Восточной Европы с рабовладельческими цивилизациями Древнего мира. Из сочинений древних греков (Диодор Сицилийский, Геродот) нам известны названия племен, населявших во второй половине I тыс. до н. э. просторы юга Восточной Европы от Дуная до Дона и Кавказа. Скифия, занимавшая во времена Геродота (V в. до н. э.) Северное Причерноморье, раскрыла страницы своей истории особенно после раскопок знаменитых "царских" курганов, материалы из которых стали гордостью русского скифоведения уже с XIX века. Скифские памятники (курганы и городища) успешно исследуются в течение последних 150 лет1 . Благодаря этому относительно хорошо известны многие черты жизни и культуры собственно скифов2 . Хуже обстоит дело с изучением древних народов, живших восточнее Скифии, за Танаисом (Доном). Лишь советские археологи стали широко исследовать древние памятники степного Поволжья, Южного Приуралья, Казахстана и Южной Сибири.

Во времена Геродота земли за Танаисом заселяли ираноязычные кочевники - савроматы, прямыми потомками которых были сарматы. Письменные источники, свидетельствующие о жизни этих народов, чрезвычайно скудны. Открытие археологических памятников савроматов и сарматов, их историческая интерпретация - почти целиком заслуга советских археологов3 . Ираноязычные скифы и савроматы - народы, родственные по своему происхождению. Говорили савроматы "на скифском языке, но издревле искаженном"4 . Отличались же они от скифов (одни из которых были оседлыми земледельцами, другие - скотоводами-кочевниками) тем, что вели только кочевой образ жизни. В общественном развитии скифы также ушли дальше савроматов. Уже к V в. до н. э. скифские цари имели наследственную власть и военную дружину. В Скифии постепенно складывалось государство. Характерной стороной социально-политической жизни савроматов, отмеченной греческими письменными источниками и подтвержденной археологическими данными, была "гинекократия" (женоуправление), то есть активное участие савроматских женщин в войнах, в общественной и особенно в религиозной жизни, когда женщина исполняла жреческие обязанности в своей общине. По своей же культуре, быту и костюмам, как представляется по археологическим раскопкам, савроматы очень мало отличались от кочевых ("царских") скифов. Во II-I вв. до н. э. сарматы - прямые потомки савроматов - завоевали большую часть Скифии.

Область расселения савроматов - степи Доно-Волжского междуречья и степное Заволжье. В основном эти границы совпадают с указанием о протяженности савроматских земель у Геродота. Погребальные памятники савроматского типа, обнаруженные в Поволжье, порою целиком тождественны или очень близки к курганным погребениям оренбургских степей того же времени. На этот факт обратил внимание саратовский археолог П. Д. Рау. Он же впервые отождествил "скифские" курганы Поволжья с савроматскими5 . Раскопки Оренбургской экспедиции, с одной стороны, подтвердили полное тождество многих южноуральских погребений VI-V вв. до н. э.; с другой - показали своеобразие их и вообще материальной культуры древних кочевников этой области. Кто же жил в степях Южного Приуралья? Это были тождественные савроматам Геродота по своему происхождению, культуре и быту ираноязычные племена, которых мы условно тоже называем савроматами. Но претендентами на это имя могут считаться также исседоны и некоторые сако- массагетские группы, в настоящее время в южноуральских степях археологи-


1 И. Толстой, Н. Кондаков. Русские древности в памятниках искусства. Вып. II. СПБ. 1899; М. И. Ростовцев. Скифия и Боспор. Птгр. 1925.

2 А. П. Смирнов. Скифы. М. 1966; Б. Н. Граков. Скифы. М. 1971.

3 Б. Н. Граков. Пережитки матриархата у сарматов. "Вестник древней истории", 1947, N 3; "Материалы и исследования по археологии СССР" (МИА), N 60, 1959; N 78, 1960; К. Ф. Смирнов. Савроматы. Ранняя история и культура сарматов. М. 1964.

4 Геродот. История. IV, 17.

5 P. Rau. Die Graben der friihen Eisenzeit im unteren Wolgagebiet. Pokrowsk. 1929.

стр. 215


чески не выделяемые. Основные массы этих племен, судя по письменным источникам, кочевали восточнее и южнее - в степях Казахстана и Приаралья6 .

Одним из наиболее ярких памятников ранних кочевников Южного Приуралья является большая курганная группа, расположенная восточнее Орска. Здесь курганы протянулись по возвышенности левобережной террасы р. Урал, где пойма расширяется и принимает в себя приток Кумачку около поселка Новый Кумак. Новокумакский курганный могильник исследовался в 1958, 1959 и 1962 гг. экспедицией под руководством М. Г. Мошковой7 . Тогда было раскопано более 30 курганов. В этой группе представлены памятники трех исторических эпох: бронзы (II тыс. до н. э.), ранних кочевников (VI-IV вв. до н. э.), тюркоязычного населения Золотой Орды (XIII- XIV вв.). Наиболее интересные материалы новокумакских курганов связаны с историей и культурой савромато-сарматского населения Южного Приуралья. С 1971 г. исследования курганов возобновились в связи со строительством крупного завода на восточной окраине Орска. Найден был ряд интересных вещей V в. до н. э., среди них уникальный древнеегипетский алебастровый сосуд для благовоний с иероглифическими и клинописными письменами8 . За два следующих полевых сезона был раскопан 21 курган, исследовано около 50 древних погребений.

Выяснилось, что древнейшим населением района Орска были скотоводы и металлурги, носители андроновской культуры, жившие в Южном Приуралье и Казахстане во II тыс. до н. э.9 . Они оставили здесь первые курганы из земли или мелкого камня. Умершего хоронили в позе спящего человека или в согнутом виде на боку, головой преимущественно на запад, в неглубоких могилах, которые иногда обкладывали камнями. Эти кочевые скотоводы Южного Урала были искусными металлургами: в могилах неоднократно встречаются орудия труда и украшения из бронзы, золота и серебра; больше всего в могильниках попадаются изготовленные от руки плоскодонные сосуды с геометрическим рисунком для пищи. Однако почти все могилы андроновской культуры в Новокумакском могильнике были разрушены при устройстве савромато-сарматских могил (VI-IV вв. до н. э.). Эти кочевники насыпали свои земляные курганы по Уралу в районе современного Орска и укрепляли их камнями.

В одном из курганов была погребена семья в двух могилах, вырытых в каменистом грунте. В первой могиле захоронены мужчина и старая женщина (возможно, муж и жена). В стороне похоронена женщина, связанная, вероятно, с этой семьей родственными узами. Обе могилы, судя по инвентарю, относятся к VI в. до н. э. Мужчина - типичный воин савроматской группы, вооружен коротким железным мечом (акинаком) и колчаном с железными и бронзовыми наконечниками стрел; колчан крепился к портупее при помощи железного крючка. Савроматы были конными лучниками: в ногах воина лежали остатки конской сбруи - большие подпружные кольца, железные удила с псалиями (приспособления для удержания удил во рту лошади), украшения уздечки - бронзовые и железные бляшки и костяная подвеска в виде искусно вырезанной головы хищной птицы. Это типичный образец так называемого скифо- сибирского "звериного" стиля. Зооморфные мотивы прослеживаются чаще всего в украшении конской сбруи, костюмах богатых воинов и жриц савроматского общества и имеют сакрально-магический характер. В углу могилы находились железный нож и части разрубленной туши барана, надо полагать, заупокойной пищи. Рядом стоял горшок с какой-то жидкой пищей. Могила была посыпана мелом, что означало свет и очищение покойника - тоже весьма характерная черта погребального обряда савромато-сарматских племен, поклонявшихся огню и солнцу. Старая женщина, обнаруженная в могиле воина, - семейная жрица, атрибутом которой являлся каменный жертвенник. На нем растирались белые и крас-


6 Д. А. Мачинский. О времени первого активного выступления сарматов в Приднепровье по свидетельствам античных письменных источников. "Археологический сборник" Государственного Эрмитажа. Л. 1971, стр. 34; А. Х. Маргулан, К. А. Акишев, М. К. Кадырбаев, А. М. Оразбаев. Древняя культура Центрального Казахстана. Алма-Ата. 1966, стр. 407, 408; С. П. Толстов. Приаральские скифы и Хорезм. "Советская этнография", 1961, N 4.

7 М. Г. Мошкова. Новокумакский курганный могильник близ г. Орска. МИА, N 115, 1962; ее же. Сарматские погребения Новокумакского могильника близ г. Орска. "Памятники Южного Приуралья и Западной Сибири сарматского времени". М. 1972.

8 К. Ф. Смирнов. Загадки орских курганов. "Наука и жизнь", 1971, N 12.

9 В. С. Сорокин. Могильник бронзовой эпохи Тасты-Бутак I в Западном Казахстане. МИА, N 120, 1962.

стр. 216


ные краски, символизировавшие огонь и солнце, возжигался священный огонь и курились пахучие травы. Рядом лежали деревянные брусочки для растирания. Подобные переносные каменные алтарики хорошо известны у ранних кочевников Оренбуржья и Казахстана VI-IV вв. до н. э.10 . Здесь же находились предметы женского рукоделия - железные шилья, глиняное пряслице и неизменная принадлежность многих савроматских женских могил - большое бронзовое зеркало, являвшееся не столько предметом туалета, сколько атрибутом жрицы. Почетная роль женщины, ее активное участие в общественной жизни савроматов, известные по письменным источникам, убедительно подтверждаются археологическими данными11 .

В кургане V в. до н. э. под земляной насыпью, окруженной каменным кольцом, в большой прямоугольной могиле, покрытой сверху толстыми плахами, были погребены мужчина - воин с мечом и колчаном с бронзовыми наконечниками стрел и женщина - жрица и наездница, судя по ее богатому погребальному реквизиту, в состав которого входили каменный жертвенник на ножках, гадательные камни, бронзовое зеркало, раковины с красками, растиральник, костяная ложечка, ручка которой украшена головой хищника, а также железные кольца от конской сбруи. На шее жрицы висело богатое ожерелье из дорогих для того времени привозных полихромных стеклянных бус. В углах могилы лежали разрубленные туши барана и жеребенка, а также сосуды для пищи. На крыше могилы этой знатной пары был положен, вероятно насильственно умерщвленный воин - стражник, вооруженный коротким мечом и колчаном со стрелами. При нем находилась конская уздечка с бронзовыми удилами и бляшками уздечного набора в "зверином" стиле. Скорее всего это был младший родственник погребенных в могиле. Насильственная, а скорее добровольная смерть в силу обычая была характерна для рассматриваемого общества. Рядом обнаружена женская могила, где была погребена старуха жрица.

В некоторых случаях могила представляла собою семейную усыпальницу. В одной могиле V в. до н. э. лежали ненарушенными костяки, вероятно, мужа, жены и грудного ребенка, а в угол могилы были аккуратно сдвинуты кости ранее погребенных здесь родственников. Встречаются могилы, где число захороненных доходило до 10 человек. Такие семейные склепы, относящиеся к V в. до н. э., впервые четко фиксируются у ранних кочевников Южного Приуралья. Они составляют неизвестную до сих пор социальную особенность древней кочевой группы из района Орска. К другим особенностям этой группы относятся необычные круглодонные сосуды с богатым орнаментом, которые встречаются среди лепной керамики, скромно орнаментированной или вовсе не имеющей рисунка, а также своеобразные наборы привозных стеклянных и каменных бус.

Материалы Новокумакского могильника говорят о том, что в среде кочевников Южного Приуралья IV в. до н. э. происходят серьезные изменения. Они коснулись не только их материальной культуры и погребальных обрядов, но, вероятно, и этнического состава. Складывается новая, прохоровская культура, ставшая в последние века до н. э. общей для различных сарматских племен Южного Приуралья и Нижнего Поволжья12 . Она связана с перегруппировкой среди родственных ираноязычных кочевых групп, образованием новых военно-политических союзов древних кочевников. Изменяются формы мечей и наконечников стрел. Количество стрел в колчанах воинов, погребенных в орских курганах, значительно увеличивается, достигая 100. Распространяется богато орнаментированная глиняная круглодонная посуда, меняются украшения и другие предметы материальной культуры. Появляются могилы с камерами-подбоями в одной из боковых стенок. Изменяются многие детали погребального обряда. Но все же традиции савроматского времени явно сохраняются и в IV в. до н. э., что свидетельствует о "савроматской" основе нового кочевого коллектива.

Особый интерес представляет курган вождя и его семьи высотой более 3 м и


10 A. M. Tallgren. Portable Altars. "Eurasia Septentrionalis antiqua". N XI. Helsinki, 1937; К. Ф. Смирнов. Савроматы, стр. 162 - 170.

11 Б. Н. Граков. Пережитки матриархата у сарматов; К. Ф. Смирнов. Савроматы, стр. 198 ел.; А. М. Xазанов. Материнский род у сарматов. "Вестник древней истории", 1970, N 2.

12 М. И. Ростовцев. Курганные находки Оренбургской области эпохи раннего и позднего эллинизма. "Материалы по археологии России", N 37, 1918; М. Г. Мошкова. Памятники прохоровской культуры, "Свод археологических источников". Вып. Д 1 - 10. М. 1963.

стр. 217


диаметром более 50 метров. При сооружении кургана совершалось несколько конских жертвоприношений, о чем свидетельствуют остатки конских костей в кургане. В местах таких тризн обнаружены некоторые вещи, характерные для IV в. до н. э., - черепки разбитой посуды, бронзовый наконечник стрелы, железные изделия. В центре кургана в грунте была выкопана прямоугольная могила 3,8 * 4,2 м с мощным деревянным перекрытием, покоящимся на толстых деревянных столбах. К этой могиле вел длинный коридор, вход в который закрывали массивные каменные плиты, поставленные на торец. Он постепенно снижался ко дну могилы. По своей форме эта могила напоминает землянки, которые сооружали древние племена лесостепных районов Зауралья13 . В подобных домах, вероятно, жили и южноуральские кочевники. Судя по сохранившимся черепам, здесь похоронили не менее 6 человек. Их "охранял" стражник, погребенный при входе. В отдельной могиле была захоронена знатная сарматка - жрица и наездница (об этом свидетельствуют каменный жертвенник, уздечный набор, зеркало, браслеты из каменных и стеклянных бус и пр.). Она, по-видимому, была связана тесными семейными узами с богатой семьей сарматского вождя. Среди его сокровищ обнаружены массивная золотая гривна и серебряный ритон, являвшиеся атрибутами власти. Гривна, украшенная изображениями горных козлов, и ритон в виде скачущей лошади - великолепные образцы иранской работы V в. до н. э.

Предметы иноземного производства, попавшие к ранним кочевникам района Орска, известны и по другим находкам Новокумакского могильника. Это красноглиняные сосуды, сделанные на гончарном круге где-то в Средней Азии, полихромные стеклянные и каменные бусы, вероятно, некоторые золотые украшения и, наконец, алебастровый сосуд, изготовленный в царских мастерских Древнего Египта эпохи господства там Ахеменидской династии. Иероглифическая надпись на нем: "Артаксеркс, царь великий". Аналогичная надпись была повторена сбоку клинописью на древнеиранском, эламском и аккадском (вавилонском) языках14 . Сосуд с подобной надписью - единственная находка на территории СССР. Он относится ко времени царствования персидского царя Артаксеркса I (465 - 424 гг. до н. э.). В то время кочевники Южного Урала были тесно связаны со Средней Азией и Персией, о чем говорят многочисленные находки среднеазиатской посуды и вещи иранского производства в савромато-сарматских могилах Южного Приуралья. Ныне известно не менее 20 мест, где найдены подобные вещи.

Разные савромато-сарматские племена Южного Приуралья торговали с родственными им сако-массагетскими племенами Средней Азии, часть областей которой входила в состав Ахеменидской державы. Эти торговые пути тянулись в глубь Персидского государства, о чем можно судить и по сообщению Страбона о сарматском объединении аорсов, которые "торговали индийскими и вавилонскими товарами, получая их от армян и мидян и перевозя на верблюдах"15 . Можно утверждать, что связи южноуральских сарматов с древней Персией не ограничивались торговлей, а носили и военно- политический характер. Отдельные сарматские подвижные отряды достигали Персеполиса (столицы Иранской державы) и служили наемниками у персидских правителей, свидетельством чего являются находки бронзовых наконечников стрел савроматского типа в сокровищнице этого города16 . Гривна и ритон могли попасть к вождям приуральских кочевников как военные трофеи или дары персидских администраторов. И в этом плане новокумакские находки проливают новый свет на тесные взаимоотношения южноуральских кочевников с древним Ираном. Они свидетельствуют о том, что культура савромато- сарматов развивалась под прямым воздействием древневосточных цивилизаций, одной из создательниц которых была ахеменидская Персия. А это было задолго до заселения степей Северного Причерноморья другими сарматскими племенами, установившими свое политическое господство в степях Северного Причерноморья в течение ряда веков, вплоть до IV века.


13 К. В. Сальников. Три года работы на городище "Чудаки". "Краткие сообщения" Института истории материальной культуры АН СССР. Вып. V. М. - Л. 1940, стр. 70, рис. 13.

14 Т. Н. Савельева, К. Ф. Смирнов. Ближневосточные древности на Южном Урале. "Вестник древней истории", 1972, N 3, стр. 106 - 111, 115.

15 Страбон. География. XI, V, 8.

16 E. F. Schmidt. Persepolis. Vol. II. Chicago. 1953, Tabl. 76, III 13, 18.

стр. 218


Сарматы, вероятно, приняли некоторое участие в создании так называемой черняховской культуры Северного Причерноморья. Носителями этой культуры, как считает ряд исследователей, были различные народы, в том числе и раннеславянские племена. Сарматы являлись активными участниками великого переселения народов и вместе с готами, гуннами - и другими варварами способствовали крушению рабовладельческой Римской империи. Они не исчезли бесследно с лица Земли. После того, как территория их расселения в раннее средневековье была занята преимущественно тюркоязычными племенами, отдельные сарматские племена (аланы) смешались отчасти с древними аборигенами Северного Кавказа, отчасти со славянскими и в значительной степени с тюркоязычными кочевниками степей Восточной Европы. Из современных народов Советского Союза прямыми наследниками северокавказских сарматских племен - аланов являются осетины, сохранившие основу сарматского (североиранского) языка.

Опубликовано 25 марта 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?