Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

КУЛЬТУРА ВЕЛИКОЙ РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 19.08.17

К 25-ЛЕТИЮ ОТКРЫТИЯ БЕРЕСТЯНЫХ ГРАМОТ

Дата публикации: 22 июля 2017
Автор: А. Д. ГОРСКИЙ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: КУЛЬТУРА ВЕЛИКОЙ РОССИИ
Номер публикации: №1500754212 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. Д. ГОРСКИЙ, (c)

найти другие работы автора

25 лет назад, 26 июля 1951 г., во время раскопок в Новгороде работница археологической экспедиции, возглавляемой А. В. Арциховским, Н. Ф. Акулова заметила в щели между плахами настила древней мостовой XIV в. свиток бересты с нанесенными на нее буквами. Так была найдена первая новгородская берестяная грамота. В том же

стр. 141


году было обнаружено еще 9 таких грамот, во время раскопок 1952 г. -73, в 1953 г. -23, в 1954 г. -30, в 1955 г. -58, в 1956 г. -56 и т. д. В 1952 г. археологическая экспедиция Московского университета под руководством Д. А. Авдусина нашла первую берестяную грамоту при раскопках в Смоленске, а в последующие годы- еще 9. В 1958 г. первую псковскую грамоту на бересте (а затем еще 2) выявила во время раскопок в Пскове экспедиция Г. П. Гроздилова. Случайно (при строительных работах) была найдена берестяная грамота в Витебске в 1959 году. 13 берестяных грамот обнаружил (в 1966, 1969 - 1973 гг.) отряд Новгородской археологической экспедиции под руководством А. Ф. Медведева при раскопках в Старой Руссе. Но абсолютное первенство по количеству и по значимости найденных берестяных грамот остается за Новгородом. Всего за четверть века, по сезон 1975 г. включительно, здесь добыто 527 берестяных документов, а раскопки текущего 1976 г. принесли новые находки "говорящей" бересты.

С первых же сообщений об открытии берестяных грамот, с первых публикаций их текстов А. В. Арциховским1 этот совершенно новый вид исторических источников привлек к себе внимание ученых различных стран. К настоящему времени опубликовано около 200 работ, специально посвященных новгородским берестяным грамотам2 . Они изданы в СССР, Болгарии, ГДР, Польше, Чехословакии, Финляндии, Швеции, Дании, Англии, Франции, ФРГ, Бельгии, США, Японии3 .

Различные исторические проблемы на материале берестяных грамот освещаются в работах археологов4 , историков5 , палеографов. Данные по истории русского языка,


1 Полная последовательная публикация берестяных грамот из раскопок 1951 - 1961 гг. осуществлена в изданиях: А. В. Арциховский и М. Н. Тихомиров. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1951 г.). М. 1953 (грамоты NN 1 - 10); А. В. Арциховский. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1952 г.). М. 1954 (NN 11 - 83); А. В. Арциховский и В. И. Борковский. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1953 - 1954 гг.). М. 1958 (NN 84 - 136); их же. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1955 г.). М. 1958 (NN 137 - 194); и х ж е. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1956 - 1957 гг.). М. 1963 (NN 195- 318); А. В. Арциховский. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1958- 1961 гг.). М. 1963 (NN 319 - 495). В настоящее время А. В. Арциховским и В. Л. Яниным подготовлен очередной том этой серии, в котором публикуются новгородские берестяные грамоты NN 496 - 539 из раскопок 1962 - 1976 гг., а также берестяные грамоты NN 1 - 13 из раскопок в Старой Руссе. Значительное число текстов новгородских грамот на бересте из раскопок 1962 - 1975 гг. опубликовано в работах: А. В. Арциховский. Берестяные грамоты из раскопок 1962 - 1964 гг. "Советская археология" (далее -СА), 1965, N 3 (грамоты NN 411, 413 - 415, 417, 419 - 421, 424); его же. берестяная грамота N 439. СА, 1971, N 3; его же. Берестяные грамоты NN 497 и 500. СА, 1974, N 1; В. Л. Янин. Берестяное письмо XIJ века (находки 1964 года); "Наука и жизнь", 1965, N 2 (грамота N 424); е г о ж е. Я послал тебе бересту... М. 1965 (грамоты NN 410, 411, 413 - 415, 417, 419 - 421, 424); его же. Приезжий из Порхова. "Знание - сила", 1975, N 2 (грамоты NN 519 - 521); его же. Комплекс берестяных грамот N 519 - 521 из Новгорода. "Общество и государство феодальной России". М. 1975; его же. Я послал тебе бересту... М. 1975 (грамоты NN 406, 411, 413 - 417, 419 - 421, 424, 429, 436 - 440, 442, 445, 446, 448, 463 - 466, 469, 471, 473, 474, 476 - 478, 481 - 483, 487, 488, 490, 494 - 497, 500, 502, 508, 510, 515, 519 - 521); его же. Заметки о берестяных грамотах. "История СССР", 1976, N 4 (грамоты NN 410, 471, 496 509,526).

2 Наиболее полная (но не исчерпывающая) библиография этих работ по состоянию на 1969 г. содержится в книге Л. В. Черепнина "Новгородские берестяные грамоты как исторический источник" (М. 1969, стр. 4 - 14), а также (на 1973 г.) в брошюре "Артемий Владимирович Арциховский" (Материалы к биобиблиографии ученых СССР. Серия истории, вып. 12. М. 1973, стр. 22 - 31, 40 - 50). В дальнейшем, имея в виду наличие этих библиографий, ссылки делаются лишь на работы, в них не учтенные.

3 Большинство работ о новгородских берестяных грамотах, вышедших за рубежом, учтены в книге Л. В. Черепнина и в брошюре об А. В. Арциховеком.

4 Кроме упомянутых работ А. В. Арциховского и В. Л. Янина, см.: А. В. Куза. Рыболовство в древнем Новгороде по берестяным грамотам. "Археологический сборник (Московский государственный университет. Исторический факультет. Научное студенческое общество)". М. 1961; С. Н. Орлов. Топография девяти берестяных грамот из Новгорода. "Вестник" Ленинградского университета, 1965, N 4. Серия истории, языка и литературы, выл. 3; Т. Кравченко. Письма на бересте. "Наука и жизнь", 1967, N 1; В. Л. Янин. Берестяные грамоты и проблема происхождения новгородской денежной системы XV в. "Вспомогательные исторические дисциплины". Вып. III. Л. 1970; его же. Письма на бересте. "Природа", 1976, N 8; "К 25-летию открытия берестяных

стр. 142


имеющиеся в берестяных текстах, анализируются в трудах филологов6 . Появлялись и работы, посвященные материалам берестяных грамот, относящимся к области точных наук7 .

Рассмотрены как различные проблемы, связанные с изучением самих берестяных грамот по отдельности или их комплексов (датировка, периодизация и классификация, интерпретация и эволюция содержания грамот, способы их обработки и прорисовки), так и ряд вопросов истории Великого Новгорода и Древней Руси вообще на основе данных, содержащихся в этих грамотах8 : история земледелия, промыслов, ремесла" торговли, землевладения, феодальной ренты, крестьянства, холопства, купечества, города, феодального права и суда, внутренней и внешней политики Новгорода, духовной культуры, в том числе научных знаний, методов обучения письму, религиозных воззрений, вопросы исторической географии и топографии, топонимики и ономастики, история русского и прибалтийско-финских языков.


грамот". СА, 1976, N 3; Б. А. Кол чин. Письма из XII века. "Наука и жизнь", 1971, N 3; А. В. Куза и А. А. Медынцева. Заметки о берестяных грамотах. "Нумизматика и эпиграфика", XI. М. 1974; В. А. Буров. "Муж добръ Есифъ Давидович". СА, 1975, N 4; А. С. Хорошев. К 25-летию открытия берестяных грамот. "Вестник" Московского университета. 1976. Серия истории, N 4.

5 Л. В. Черепнин. Грамоты на бересте. "Русская речь", 1971, N 4; И. В. Мордасова. Натуральная и денежная рента в новгородском феодальном хозяйстве XIII-XV веков (по материалам берестяных грамот). "Проблемы истории феодальной России". Л. 1971; И. П. Старостина. К толкованию берестяной грамоты N 25. "История СССР", 1976, N 1; А. Д. Горский. Берестяная грамота N 256. СА, 1969, N 3; его же. Берестяные грамоты как источник по истории земледелия в Новгородской земле XII - первой половины XV в. "Вестник" Московского университета. Серия истории, 1969, N 3; его же. Некоторые итоги, задачи и перспективы изучения новгородских берестяных грамот. "История СССР", 1970, N 6.

6 В. И. Борковский. Берестянi грамоти як джерело для iсторii схiднослов'янських мов. "Украiнська мова в школi, 1955, N 1 его же. Берестяные грамоты как источник для истории русского языка. "Vortrage auf der Berliner Slavistentagung (11 - 13 November 1954)". Berlin. 1956; его же. Фонетико-морфологические заметки о грамотах на бересте из раскопок 1953 - 1954 гг. "Вопросы языкознания", 1957, N 4; его же. Берестяные грамоты из раскопок 1955 г. Наблюдения над синтаксисом. "Славянская филология". II. М. 1958; его же. Судьба в новгородском диалекте по данным берестяных грамот из раскопок 1955 г. "Сборник статей, посвященный академику Яну Эндзлину в связи с 85-летием со дня рождения и 65-летием научной деятельности". Рига. 1959; его же. Заметки о трех берестяных грамотах. "Вопросы грамматики". М. - Л. 1960; его же. Сложноподчиненные предложения в грамотах на бересте. "Studia linguistika in honorem Thaddaei Lehr-Splawinski". Warszawa. 1963; его же. Формы изгодидце в берестяной грамоте XIV в. "Zbornik u cast Ctiepana Ivica". Zagreb. 1963; его же. Берестяные грамоты и некоторые вопросы исторического синтаксиса русского языка. "Проблемы сравнительной филологии". М. -Л. 1964; его же. Грамоты на бересте. "Русская речь", 1968, N 3; Н. А. Мещерский. К филологической интерпретации новгородских берестяных грамот. "Ученые записки" Ленинградского пединститута имени А. И. Герцена, 1969, т. 366; его же. К филологическому изучению берестяных грамот. "Вестник" Ленинградского университета, 1970, N 20; Б. В. Хрычиков. О некоторых наблюдениях над лексикой новгородских берестяных грамот. "Ученые записки" Новгородского пединститута, 1962, т. 6, вып. 2; Т. И. Фроянова. Об употреблении перфектных форм в новгородских берестяных грамотах. "Вопросы изучения русского языка". Тезисы Научно-методической конференции Северо-Кавказского зонального объединения кафедр русского языка. Ростов-на-Дону. 1962; В. Е. Ушаков. Пособие для обучения грамоте в Древней Руси. "Вопросы истории и методики изучения русского языка". Вып. 3. Йошкар-Ола. 1964; Н. В. Подольская. Топонимия новгородских берестяных грамот XI-XV вв. "Вопросы топонимики СССР". М. 1972.

7 См., например, Р. А. Симонов. Математическая таблица на бересте. "В мире книг", 1963, N 1; его же. Числовые грамоты на бересте XIII-XIV вв. и некоторые вопросы истории кирилловской нумерации. "Хиляда и сто години славянска писменост". София. 1963; его же. Берестяная грамота N 342 разъясняет темное место у Кирика Новгородца. СА, 1973, N 2; его ж е. "Цифровые алфавиты" Древней Руси. "Русская речь", 1973, N 1; его же. "Цифровые алфавиты" и состояние грамотности в Древней Руси. "Математика в школе", 1974, N 1.

8 Кроме сопоставлений текстов на бересте с другими древнерусскими письменными источниками, предпринят анализ берестяных грамот в связи с их топографией, историей застройки и городских усадеб древнего Новгорода соответствующего времени с учетом всего вещевого материала, "сопровождающего" эти грамоты (см. В. Л. Янин. Заметки о новых берестяных грамотах. СА, 1965, N 4; П. И. Засурцев. Новгород, открытый археологами. М. 1968).

стр. 143


Естественно, что теперь, по прошествии двух с половиной десятилетий, когда найдено уже более 500 берестяных грамот, когда написано до 200 работ, оценивающих их с разных сторон, а число трудов, в которых так или иначе используются и интерпретируются самые различные данные, содержащиеся в документах на бересте, еще больше, значение открытия нового вида исторических источников, особенности этого открытия выступают все более отчетливо и предметно.

Одной из примечательных черт открытия берестяных грамот является то, что в отличие от обычных случаев обнаружения новых документов - это, так сказать, продолжающееся открытие, причем продолжающееся с завидной регулярностью, с почти гарантированным успехом. Напомним, что из 25 раскопочных сезонов (с 1951 г.) лишь сезон 1968 г. не дал новых берестяных грамот (на это имелись свои причины: перенос места раскопок и т. д.), а летом 1976 г. найдено еще 12 грамот. Такая регулярность пополнения числа берестяных документов даже приучила историков относиться к их постоянному поступлению в распоряжение ученых как к некоему естественному процессу.

Между тем эти находки - плод огромной, многолетней, кропотливой работы большого и слаженного коллектива Новгородской археологической экспедиции: научных работников, студентов и рабочих, добывающих "породу" - землю культурного слоя древнего Новгорода, скрупулезно перещупывающих и просматривающих ее в поисках сохраненных ею вещественных и, говорим мы теперь, письменных свидетельств далекого прошлого; результаты труда руководителей экспедиции (А. В. Арциховского, В. Л. Янина, Б. А. Колчина и др.), определяющих места и порядок раскопок, разработавших со своими сотрудниками методы датировок, фиксации и консервации грамот на бересте, их первоначального изучения и публикации. О большом значении всей деятельности экспедиции, в том числе открытия и изучения новгородских берестяных грамот, свидетельствует Государственная премия, которой ее работа была отмечена в 1970 году.

Одной из особенностей находок берестяных грамот в Новгороде (не раз уже отмечавшейся) является то, что они обнаружены не в одном-двух местах, а в Неревском, Ильинском, Лубяницком, Тихвинском, Суворовском, Торговом, Рогатицком, Троицком, Козмодемьянском раскопах, раскопе на улице Кирова, на месте бывшего Готского двора, неподалеку от церкви Петра и Павла "в Кожевниках", в районе современной улицы Красилова и т. д., то есть в культурном слое самых различных частой территории древнего города - на Софийской и Торговой его сторонах, в Неревском, Славенском и Плотницком концах.

Обстоятельством первостепенной важности является древность комплекса обнаруженных в Новгороде берестяных грамот: XI - первая половина XV века. Особенно замечательным представляется большое число грамот, датируемых XIV, XIII, XII и даже XI веком. Огромное значение находок древнейших письменных документов на бересте становится очевидным, если сопоставить количество датируемых временем до XIV - XV вв. включительно берестяных грамот и известных к настоящему времени "обычных" актов за тот же период 9 (см. таблицу на стр. 145).

Из таблицы хорошо видно, что к настоящему времени письменные документы на бересте значительно преобладают в количественном отношении над пергаменными или бумажными актами Северо-Восточной Руси, Новгородской и. Псковской земель порознь и в совокупности - до XIV в. включительно. Конечно, данные таблицы не отражают качественных различий между актами и берестяными грамотами. Ясно, например, что духовная Ивана Калиты или какая-либо договорная грамота Новгорода с тверским


9 Подсчеты актов в таблице основаны на публикациях: "Грамоты Великого Новгорода и Пскова". М. -Л. 1949; "Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI веков" М. -Л. 1950; "Акты феодального землевладения и хозяйства XIV-XVI веков". Ч. I. M. 1951; "Акты социально- экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV -начала XVI в.". Тт. I - III. М. 1952 - 1964; Л. М. Марасинова. Новые псковские грамоты XIV - XV веков. М. 1966; В. И. Корецкий. Вновь открытые новгородские и псковские грамоты XIV-XV вв. "Археографический ежегодник за 1967 год". М. 1969; В. Б. Кобрин. Грамоты XIV-XV .вв. из архива Кирилло-Белозеркого монастыря. "Археографический ежегодник за 1968 год". М. 1970; С. М. Каштанов. Очерки русской дипломатики. М. 1970.

стр. 144


Века

Известно актов

Береcтяных грамот

Новгородской земли

Псковской земли

Северо-Восточной Руси

Всего

всего

из них подлинников

всего

из них подлинников

всего

из них подлинников

всего

из них подлинников

всего

в том числе целых

XI

-

-

-

-

-

-

-

-

13

2

XI-XII

-

-

-

-

-

-

 

-

10

3

XII

7

2

-

-

-

-

7

2

79

21

XII-XIII

-

-

-

-

-

-

-

-

38

7

XIII (первая поло вина)

-

-

-

-

-

-

-

-

27

16

XIII (середина)

-

-

-

-

-

-

 

-

20

5

XIII (вторая половина)

8

8

2

1

1

-

11

9

44

10

XIII

-

-

-

-

-

-

-

-

1

-

XIII-XIV

1

-

-

 

1

-

2

-

35

6

XIV

35

16

10

1

43

17

88

34

163

34

XIV-XV

6

 

11

 

65

5

82

5

50

19

Итого:

57

26

23

2

110

22

190

50

480

123

или московским великими князьями по объему содержащейся в ней исторической информации и значению не может идти ни в какое сравнение с обрывком текста в несколько строк или слов, а то и букв на кусочке бересты. Но это различие нельзя и абсолютизировать. Иной раз и текст в десяток букв, сохраненный берестой, стоит многого: слова "о ти заято въ треть" (берестяная грамота XII-XIII вв.) или упоминание "ябетников" (в двух грамотах XII в.) не менее ценны, чем отдельные страницы комментариев к "Русской Правде". Трудно переоценить находку 13 берестяных грамот в слоях XI в., от которого в подлиннике до нас не дошло ни одного русского документального пергаменного источника. Рубежом XI-XII вв. датируются 10 берестяных документов. Русских пергаменных актов этого времени также не известно. Число берестяных грамот XII в. более чем в 11 раз превосходит количество документальных текстов того же века и в 40 раз - число подлинных сохранившихся пергаменных документов этого столетия. Таких документов для всего домонгольского периода сохранилось максимум два (грамота великого князя Мстислава Владимировича и сына его Всеволода новгородскому Юрьеву монастырю и данная Варлаама Спасо-Хутынскому монастырю), а берестяных грамот, относящихся ко времени до середины XIII в., найдено 167 (в том числе 49 целых). Берестяные грамоты существенно пополняют запас документальных источников по истории Руси второй половины XIII-XIV веков.

Наличие такого существенного по объему (в совокупности), необычного по древности и широкого по "тематике" текстового материала создает новые возможности для исследований самого различного характера: для сопоставлений данных берестяных грамот с известиями "Русской Правды" и другими памятниками древнерусской письменности; документально обоснованного "удревнения" ряда понятий и терминов (а следовательно, и обозначаемых ими явлений и предметов), известных лишь по позднейшим источникам; расширения наших представлений о словарном составе древнерусского языка и т. д.

Конечно, большинство берестяных грамот сохранилось лишь в виде обрывков (по нашим подсчетам, целых грамот несколько более 140 из 539). Но, во- первых, многие даже отрывочные тексты на обрывках бересты представляют большой научный интерес. Поэтому правильнее учитывать количественное соотношение не целых грамот и их обрывков, а, с одной стороны, грамот с текстами (неважно, полными или отрывочными), поддающимися исторической и иной интерпретации, и, с другой - грамот, тек-

стр. 145


сты которых интерпретации не поддаются. Берестяных же грамот с "безнадежными" для интерпретации по содержанию текстами (для целей палеографии, например, интересны даже отдельные изображения букв на бересте) - лишь около 70 (то есть примерно 12 - 13% от всего числа грамот). Во- вторых, все берестяные грамоты - это подлинные документы; поэтому каждый даже незначительный по размерам фрагмент текста на бересте представляет большую ценность.

Еще одна особенность накопленного за четверть века комплекса новгородских грамот на бересте - разнообразие и нередко новизна представленных в нем типов документов. Здесь и хозяйственные записи, сообщения и распоряжения, и "приказы", и описание границ земельных владений, и записи феодальных повинностей и долгов, и крестьянские челобитья, и доклады ключников господам, и денежные расчеты и расписки, и ярлычки-этикетки, и тексты о государственных доходах и повинностях, и избирательные бюллетени, и сообщения о военных делах и дипломатических переговорах, и древнейшая грамота на карельском языке, и клировые и поминальные записи, и тексты молитв (в том числе в берестяной книжечке), и запись псалма на латинском языке, и азбуки, и "склады", и прописи, и цифровые записи, и загадка, и школярская шутка, и детские рисунки, и любовные записки, и, конечно, письма, письма, письма. Письма древних новгородцев. Письма от крестьян, от "селян", от "сирот", от "половников", от ключников, от старост, от "паробков", от "слуг", от мельника, от "ловца", от "попов", от подвойского, от посадников. Письма новгородок: Настасьи - к "братье", Марины - к сыну. Письма новгородцев своим отцам, матерям, женам, детям, братьям, сестрам, невестке, свату, зятю, кумовьям, друзьям. Письма ремесленникам, феодалам, попам, игумену. Письма должностным лицам: посадникам, сыну посадничу, сотским, даннику новгородскому и всем "новгородцамо", письмо-челобитье самому "Господину Новгороду".

Примечательно, что содержание берестяных грамот касается обширной территории тогдашней Руси. Кроме десятков наименований различных географических объектов в собственно Новгородской земле и ее "волостях" (Ладога, Старая Русса и т. д.), грамоты упоминают Псков, Копорье, Торжок, Углич, Ярославль, Суздаль, Смоленск, Киев, Переяславль Русский (южный). Это свидетельствует о давних и широких связях Новгорода Великого с другими русскими землями.

Разнообразие содержания берестяных грамот позволяет использовать их данные для освещения весьма широкого круга проблем истории Древней Руси. Для изучения некоторых из них, как можно было видеть, материал берестяных грамот уже привлечен, и речь может идти лишь о более интенсивном его использовании, для изучения других - этот материал еще только предстоит привлечь. К первым относятся, например, история древнерусского ремесла (еще недостаточно использованы в этом плане сведения берестяных грамот о ремесленных изделиях и ремесленных специальностях), торговли, землевладения, борьбы за землю, отдельных категорий населения, административного деления и политического устройства древнего Новгорода (по всем этим сюжетам берестяные грамоты предоставляют все новые и новые сведения); ко вторым - история скотоводства, охоты, некоторые черты быта древних новгородцев и т. д.

Отмечая 25-летие выдающегося научного открытия, хотелось бы высказать некоторые пожелания. Пришла, очевидно, пора подготовить сводное академическое издание всех новгородских, а может быть, также смоленских, псковских, витебской и старорусских берестяных грамот с комментариями, возможно более полной библиографией, необходимыми иллюстрациями (фотографиями, прорисями) и указателями. Назрела необходимость и в учебном издании избранных берестяных грамот, ставшая особенно настоятельной с увеличением количества вузов, готовящих специалистов по историческим дисциплинам. Такое учебное пособие могло бы быть использовано и в работе школьных факультативов и для ознакомления всех интересующихся прошлым нашей Родины с одним из крупнейших открытий XX в. в области истории.

Берестяные письма из древнего Новгорода продолжают поступать. Число их растет и теперь достигло уже 539. Будет, несомненно, расти и число исследований о берестяных грамотах и работ, в которых используется богатый материал этих ценнейших исторических источников. Залог этого - нелегкий и упорный, вдохновенный и кропотливый труд всех участников Новгородской археологической экспедиции.

 

Опубликовано 22 июля 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?