Порталус \\ Научная библиотека

ПРАВО РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 29.03.17

ПРОБЛЕМЫ ДЕМОКРАТИИ И ЗАКОННОСТИ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ НЭПА

Дата публикации: 01 января 2017
Автор: В. М. Курицын
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ПРАВО РОССИИ
Номер публикации: №1483222915 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. М. Курицын, (c)

найти другие работы автора

Переход к новой экономической политике, осуществленный в нашей стране после победоносного окончания гражданской войны, означал крутой поворот во всех областях деятельности Советского государства, в том числе и в укреплении правопорядка и социалистической законности.

В 1922 - 1923 гг. Коммунистическая партия и Советское правительство под руководством В. И. Ленина провели в жизнь комплекс мероприятий, направленных на укрепление законности. Среди них такие меры, как разработка и введение в "действие кодексов по всем основным отраслям права (гражданского, трудового, земельного, лесного, уголовного, уголовно-процессуального, гражданско-процессуального, исправительно- трудового); проведение судебной реформы 1922 г., в результате которой сложилась действующая и ныне судебная система; учреждение прокуратуры и адвокатуры; осуществление реформы органов охраны государственной безопасности, милиции, исправительно-трудовых учреждений. Эти мероприятия сыграли огромную роль в укреплении Советской власти, ее социальной базы - союза рабочего класса и крестьянства, в развитии советской демократии, становлении социалистической экономики. Хотя кодификация права и указанные выше реформы проводились в условиях нэпа, что наложило на них свой отпечаток, значение этих мероприятий выходит далеко за рамки периода нэпа. Достаточно сказать, что большинство кодексов, принятых в начале 20-х годов, действовало (разумеется, с соответствующими изменениями) вплоть до 60-х годов, когда были приняты новые кодексы, сохранившие и развившие важнейшие принципиальные положения первых советских кодексов. Сохранили свое значение до настоящего времени и принципы организации и деятельности советской судебной системы, прокуратуры, адвокатуры и т. д., разработанные в ходе реформ начала 20-х годов.

Кодификация права, судебная и иные реформы начала 20-х годов, связанные с укреплением социалистической законности, уже освещались в советской исторической и историко-правовой литературе. Рассматривались различные аспекты этих реформ: их роль в проведении новой экономической политики, укреплении союза рабочего класса и крестьянства, подавлении классово враждебных элементов и т. д. 1


1 См. "История СССР с древнейших времен до наших дней". Т. VIII. М. 1967; "История Советского государства и права". Кн. 2. М. 1968; "История Коммунистической партии Советского Союза". Т. 4, кн. 1. М. 1970; Э. Б. Генкина. Переход Советского государства к новой экономической политике (1921 - 1922). М. 1954; ее же. Государственная деятельность В. И. Ленина. 1921 - 1923 гг. М. 1969; О. И. Чистяков. Организация кодификационных работ в первые годы Советской власти (1917 - 1923 гг.). "Советское государство и право", 1956, N 5; М. В. Кожевников. История советского суда. М. 1957; Ю. А. Поляков. Переход к нэпу и советское крестьянство.

стр. 48


Однако такой чрезвычайно важный вопрос, как роль кодификации права, судебной и иных реформ начала 20-х годов в развитии советской демократии, до сих пор детально не исследован, хотя в теоретическом плане он и ставился в литературе (главным образом юридической) 2 . Между тем правовые гарантии демократических прав и свобод советских граждан имели громадное значение для развития советской демократии, ибо социалистическая законность - один из ее важнейших элементов. Попытка осветить эти вопросы предпринимается в данной статье.

Социалистическая революция, передав власть в руки трудящихся, создала политический строй, предоставивший "максимум демократизма для рабочих и крестьян" 3 . Уже в первых декретах Советской власти, а затем в Конституции РСФСР 1918 г., послужившей образцом для конституций других советских республик, были провозглашены и законодательно закреплены самые широкие демократические права и свободы для трудящихся.

В первые же недели существования Советской власти были ликвидированы всевозможные сословные, религиозные и национальные привилегии, неравноправное положение женщины, национальное неравенство. Принцип равноправия советских граждан независимо от пола, расовой и национальной принадлежности был закреплен в конституционном порядке. Конституция провозгласила свободу совести, установила для трудящихся свободу выражения мнения (уничтожив зависимость печати от капитала), свободу собраний и союзов; предоставила трудящимся в целях обеспечения действительного доступа к знаниям право на полное, всестороннее и бесплатное образование. В условиях первых лет Советской власти не было еще реальной возможности гарантировать право на труд, но принципиальное значение для создания его гарантий имело признание труда обязанностью всех граждан и провозглашение лозунга "Не трудящийся да не ест!". Конституция закрепила и другие обязанности советских граждан, в частности почетную обязанность защищать с оружием в руках свое социалистическое Отечество (возложив на нетрудовые элементы выполнение иных обязанностей военной службы, не связанных с ношением оружия). Для Советской Конституции характерно органическое единство демократических прав граждан и их обязанностей по отношению к советскому обществу и государству.

Отличительной чертой советской демократии по сравнению с буржуазной являлось то, что она не ограничивалась простым декларированием прав и свобод граждан, но переносила центр тяжести с формального провозглашения на гарантии их осуществления именно для трудящихся. Важнейшей гарантией прав и свобод трудящихся служило наличие в их руках политической власти и превращение основных орудий и средств производства в общенародное достояние. Провозглашенные в Советской Конституции демократические права и свободы граж-


М 1967; Ю. С. Кукушкин. Советы и классовая борьба в деревне. М. 1968; "Развитие кодификации советского законодательства". М. 1968; И. Я. Трифонов. Классы и классовая борьба в начале нэпа. Чч. I-II. Л. 1968 - 1969; В. М. Шапко. Обоснование В. И. Лениным принципов государственного руководства. М. 1968; Г. В. Швеков. Первый советский уголовный кодекс. М. 1971.

2 Д. А. Керимов. Свобода, право и законность в социалистическом обществе. М. 1960; И. С. Самощенко. Охрана режима законности Советским государством. М. 1960; М. С. Строгович. Основные вопросы советской социалистической законности. М. 1966; В. М. Чхиквадзе. Государство, демократия, законность. Ленинские идеи и современность. М. 1967; А. Ф. Шебанов. Роль права в развитии советской демократии. М. 1968; Г. В. Мальцев. Советское право и свобода личности. М. 1969; "Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия". М. 1970, и т. д.

3 В. И. Ленин. ПСС. Т. 44, стр. 147.

стр. 49


дан конкретизировались и дополнялись в декретах о суде, в трудовом и брачно-семейном кодексах 1918 г. и других законодательных актах.

Однако создать сразу правовую систему, всесторонне регулирующую и достаточно эффективно гарантирующую права и свободы граждан, разумеется, было невозможно. Для этого нужны были время и практический опыт. В первые годы после революции новое советское право только формировалось. Законодательство носило фрагментарный характер, оно еще не охватывало всех общественных отношений, требовавших правового регулирования. Ведь социалистические преобразования совершались впервые в мире, конкретные формы новых отношений мог выработать лишь опыт самих трудящихся масс, а он был еще невелик. Наконец, нужно учитывать, что на советскую демократию в целом и в частности на формы и методы осуществления прав и свобод граждан серьезное влияние оказали условия, в которых проходило становление Советского государства, - ожесточенная классовая борьба, вылившаяся в открытую гражданскую войну. Эти условия вынудили диктатуру пролетариата пойти на ряд ограничений прав классово враждебных элементов. В. И. Ленин подчеркивал, что эти ограничения, в частности лишение эксплуататорских элементов избирательных прав и отстранение их от участия в общественно-политической жизни страны, не вытекали из существа диктатуры пролетариата, а составляли чисто русскую особенность 4 и объяснялись ожесточенностью сопротивления в нашей стране свергнутых классов.

Ограничения касались не только избирательного права (как обычно говорится в нашей исторической литературе), но и более широкого круга вопросов, относившихся к правовому положению нетрудовых элементов. В частности, они имели право на продовольственный паек, жилье, коммунальные услуги и т. д., во-первых, в меньших размерах, а во-вторых, могли претендовать на все это лишь после удовлетворения нужд рабочих и служащих. Это было естественно и справедливо в условиях, когда Советское государство напрягало все свои силы в борьбе против контрреволюции на фронтах гражданской войны. Следует заметить, что эти ограничения с самого начала рассматривались Коммунистической партией как временные. В. И. Ленин еще в 1918 г. писал о распространении "советской конституции, по мере прекращения сопротивления эксплуататоров, на все население" 5 .

В условиях гражданской войны некоторые органы Советской власти (ВЧК, ревтрибуналы, ревкомы и т. д.) были наделены чрезвычайными полномочиями, сфера административного усмотрения местных властей значительно расширена. Обстановка подчас менялась очень быстро, и формы борьбы с классовым врагом были настолько многообразны, что их далеко не всегда можно было заранее предусмотреть и регламентировать в законодательстве. Нередко возникали ситуации, когда местным органам власти приходилось принимать решения, руководствуясь не законом, а прежде всего соображениями революционной целесообразности. Такая возможность была предусмотрена в решении VI Всероссийского съезда Советов "О точном соблюдении законов", в котором прямо говорилось, что условия гражданской войны "делают в некоторых случаях неизбежным принятие экстренных мер, не предусмотренных в действующем законодательстве или отступающих от него" 6 . Разъясняя эту мысль, В. И. Ленин в наброске тезисов постановления писал, что "экстренные меры войны с контрреволюцией не


4 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 37, стр. 265.

5 В. И. Ленин. ПСС. Т. 36, стр. 73.

6 "Съезды Советов в документах (1917 - 1936)". Т. 1. М. 1959, стр. 93. Чтобы предупредить возможные злоупотребления властью, постановление предусматривало ряд формальных требований, которые были обязательны для местных органов в каждом случае их отступления от закона.

стр. 50


должны ограничиваться законами..." 7 . В. И. Ленин подчеркивал, что борьбу за законность должно проводить, "ничуть не забывая границ законности в революции" 8 . Подчеркивая в декабре 1921 г. возраставшую по мере упрочения Советской власти важность укрепления революционной законности, В. И. Ленин говорил: "Понятно, что в обстановке военного наступления, когда хватали за горло Советскую власть, если бы мы тогда эту задачу себе поставили во главу, мы были бы педантами, мы играли бы в революцию, но революции не делали бы" 9 . В этих словах В. И. Ленина ярко проявился его конкретно-исторический подход к законности. Законность (так же, как и демократия в целом) для него вовсе не абстрактное понятие. В зависимости от конкретно- исторических условий, расстановки классовых сил, степени и методов сопротивления классового врага внутри страны, остроты и форм классовой борьбы на международной арене изменялись не только пределы и формы демократии, но и соотношение правовых форм борьбы с классовым врагом и методов его прямого вооруженного подавления. Иначе говоря, изменялось то, что В. И. Ленин называл "границами законности в революции". В этой связи нелишне напомнить, как едко высмеивал В. И. Ленин социал- реформистов (К. Каутского и других), критиковавших большевиков с позиций абстрактной, так называемой "чистой демократии" 10 .

Победоносное окончание гражданской войны и переход к мирному социалистическому строительству коренным образом изменили ситуацию в стране. Силы контрреволюции были разгромлены: наиболее активная их часть погибла на полях сражений или бежала за границу, остальные были рассеяны, распылены и отстранены от сколько-нибудь заметного влияния на управление государством. Однако опасность реставрации капитализма была еще велика. Она заключалась прежде всего в том, что сохранялась массовая социально-экономическая база в виде мелкотоварного частнособственнического хозяйства крестьян, кустарей и ремесленников. На этой почве возрождался капитализм, формировалась новая, нэпманская буржуазия. Она заняла в начале 20-х годов ряд важных позиций в сфере товарно-рыночного обращения и установила контакты с буржуазными специалистами, работавшими в советском госаппарате. К ней примыкала и значительная часть старой интеллигенции, сформулировавшей идейно-политические притязания новой буржуазии. На нэпманскую буржуазию, так же как и на кулачество, возлагали свои надежды остатки разбитых мелкобуржуазных партий (эсеры, меньшевики) и лидеры белой эмиграции 11 .

Но главное заключалось в том, что рабочий класс в результате перехода к нэпу укрепил экономический союз с крестьянством, объединил под своим руководством и другие непролетарские трудящиеся слои населения, добился прочного фактического и юридического господства в обществе. Это предопределило переход к новому этапу в развитии советской демократии. С ликвидацией организованного вооруженного сопротивления контрреволюционных элементов отпала необходимость в применении по отношению к ним прямого вооруженного подавления и иных чрезвычайных мер. Точно так же отпала необходимость в некоторых ограничениях советской демократии, диктовавшихся в годы гражданской войны чрезвычайными обстоятельствами вооруженной борьбы с контрреволюцией. В новых условиях Коммунистическая партия принимает курс на оживление деятельности Советов, всемерное


7 В. И. Ленин. ПСС. Т. 37, стр. 129.

8 В. И. Ленин. ПСС. Т. 44, стр. 465.

9 Там же, стр. 328 - 329.

10 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 37, стр. 287 - 288.

11 Подробнее об этом см.: И. Я. Трифонов. Указ. соч. Ч. II, стр. 76 - 77.

стр. 51


развертывание советской демократии, вовлечение самых широких трудящихся масс в управление государством, ибо строительство социализма - это дело сознательной творческой деятельности самих трудящихся масс. В. И. Ленин говорил, что "социализм может быть построен только тогда, когда в 10 и 100 раз более широкие массы, чем прежде, станут сами строить государство и строить новую хозяйственную жизнь" 12 .

Одним из важнейших условий развития советской демократии и ее составным элементом являлось укрепление режима социалистической законности, расширение правовых гарантий демократических прав и свобод граждан. Именно поэтому в резолюции XI партконференции (1921 г.) подчеркивалось, что "строгая ответственность органов и агентов власти и граждан за нарушение созданных Советской властью законов и защищаемого ею порядка должна идти рядом с усилением гарантии личности и имущества граждан" 13 .

В нашей исторической литературе еще с 20-х годов получила распространение тенденция рассматривать расширение правовых гарантий личности и имущества граждан с переходом к нэпу лишь применительно к частнохозяйственным элементам, в связи с допущением в определенных рамках капиталистического оборота 14 . При этом подчеркивалась лишь одна сторона - при нэпе революционная законность гарантировала частному хозяину, единоличнику, капиталисту сохранность имущества при условии строжайшего соблюдения ими советских законов. Такая характеристика законности в период нэпа нередко встречается в том или ином варианте и до сих пор. Имеет место в исторической литературе и другая тенденция - рассматривать вопрос о законности в условиях нэпа только в связи с борьбой против капиталистических элементов 15 . Нетрудно заметить, что как в том, так и в другом случае законность фактически связывается лишь с допущением в тех условиях частнохозяйственного оборота и существованием капиталистических элементов. С такой трактовкой проблемы законности трудно согласиться. То, что революционная законность была важна с точки зрения ограничения и вытеснения капиталистических элементов, как важна она была и в связи с необходимостью гарантировать имущество частника и частнохозяйственный оборот в тех пределах, в которых он допускался, бесспорно, но ведь этим ее роль не исчерпывалась.

В литературе уже обращалось внимание на то, что укрепление законности в годы нэпа было необходимым условием не только ограничения и вытеснения частника, но и становления и развития социалистического сектора в экономике 16 . Усиление гарантий свободы личности и имущественных прав граждан касалось и частника, но прежде всего широких масс трудящихся, о которых в первую очередь заботились Коммунистическая партия и Советская власть.


12 В. И. Ленин. ПСС. Т. 37, стр. 425 - 426.

13 "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК".

14 Некоторые авторы в 20-х годах выдвигали даже ошибочный тезис, будто вопрос о революционной законности вообще встал лишь в связи с переходом к нэпу (см., например, Н. Лаговиер. Советская прокуратура и ее значение для крестьянства. М. 1925, стр. 7; В. И. Яхонтов. О революционной законности. "Советское право" 1926, N 1, стр 4).

15 См. Э. Б. Генкина. Переход Советского государства к новой экономической политике (1921 - 1922), стр. 371 (в более поздней своей работе - "Государственная деятельность В. И. Ленина. 1921 - 1923 гг." - Э. Б. Генкина этого вопроса не касается); И. Я. Трифонов. Указ. соч. Ч. II, стр. 167 и другие его работы.

16 См. В. М. Курицын. Нэп и революционная законность. "Вопросы истории", 1967, N 9; его же. Хозяйственная реформа 1921 - 1923 гг. и революционная законность. "Советское государство и право", 1967, N 2. В этих работах автор специально рассматривает вопрос об укреплении законности в хозяйственных отношениях.

стр. 52


Становление устойчивого режима законности (и усиление гарантий свободы личности и имущественных прав граждан в том числе), на наш взгляд, было отражением общего процесса стабилизации Советской власти и расширения советской демократии. Характерной чертой этого процесса явилось значительное расширение рамок правового регулирования общественных отношений. Если в ходе революции и гражданской войны революционные преобразования протекали очень бурно и зачастую совершались путем прямых революционных действий масс, далеко не всегда декретированных законами, то в новых условиях одним из основных методов проведения политики Коммунистической партии и Советского правительства становится законодательство. Отсюда и возникла необходимость кодификации права, в ходе которой детально регламентировались в законодательном порядке права и свободы советских граждан.

Было еще одно обстоятельство, придавшее детальной регламентации прав и свобод граждан особую актуальность. Дело в том, что, хотя чрезвычайные условия гражданской войны в годы нэпа уже отошли в прошлое, старые приемы и методы государственного управления продолжали еще действовать в силу своеобразной психологической инерции. Многим работникам госаппарата, особенно низовых его звеньев, трудно было отвыкать от методов, унаследованных от времен военного коммунизма, - методов, носивших по преимуществу военно-административный, "приказной" характер и связанных с известными временными ограничениями советской демократии. Во время войны такие методы были необходимы и неизбежны, но в мирных условиях их применение было чревато опасностью отрыва Советской власти от масс, в первую очередь крестьянских. М. И. Калинин говорил: "Война и гражданская борьба создали громадный кадр людей, у которых единственным законом является целесообразное распоряжение властью. Управлять для них - значит распоряжаться вполне самостоятельно, не подчиняясь регламентирующим статьям закона" 17 .

То обстоятельство, что формировать советский госаппарат пришлось в чрезвычайных условиях гражданской войны и военного коммунизма, наложило на него определенный отпечаток и породило ряд нежелательных тенденций. В частности, в управлении экономикой пришлось временно отказаться от использования экономических стимулов и прибегнуть к военно-административным методам и системе государственных повинностей населения (продовольственной, трудовой, гужевой, топливной и т. д.), что повлекло за собой необходимость создания специального аппарата с чрезвычайными полномочиями, чтобы обеспечить выполнение каждой из этих повинностей. Это было неизбежно в условиях войны, разрухи и голода, но приводило к тому, что на первый план в работе госаппарата стали выступать методы принуждения, порождалась тенденция к разбуханию госаппарата, появлялась почва для бюрократических извращений и административного произвола местных властей. Эти нежелательные тенденции усиливались засоренностью аппарата классово чуждыми элементами и влиянием мелкобуржуазной стихии, что сказывалось даже на наименее устойчивой части коммунистов. Такого рода влияние выражалось, в частности, в сепаратистских настроениях, в стремлении бесконтрольно распоряжаться, не считаясь с политикой, директивами и законами центральной Советской власти. Наиболее ярко сепаратистские устремления проявились у сторонников антиленинской фракционной группы. "децистов"18 Наконец, на работе государственного аппарата весьма отрицательно


17 М. И. Калинин. О социалистической законности. М. 1959, стр. 116.

18 Подробнее см.: В. В. Романов. Борьба В. И. Ленина против антипартийной группы "демократического централизма". М. 1970.

стр. 53


сказывался низкий общий уровень культуры и образования большинства его работников. Эти обстоятельства и выдвигали на первый план необходимость именно в законе зафиксировать права и свободы граждан, создать законодательные гарантии этих прав.

Кодексы, принятые в начале 20-х годов, уже анализировались в исторической и историко- правовой литературе 19 , поэтому нет необходимости детально на этом останавливаться. В данном случае важно подчеркнуть, что издание кодексов сыграло крупнейшую роль в укреплении режима законности в стране, значительно сузило сферу административного усмотрения работников госаппарата, поставило их деятельность в строгие рамки закона. С точки зрения усиления гарантий прав и свобод граждан большое значение имело административное законодательство, о котором в литературе обычно не упоминается. В 1921 - 1922 гг. отменяются введенные в годы гражданской войны ограничения свободы передвижения по стране 20 . Ликвидация трудовой повинности повлекла за собой отмену трудовых мобилизаций 21 и прикрепления работников к предприятиям 22 , создала условия для свободы выбора занятий 23 .

Декретом ВЦИК (1922 г.) запрещалось выселять граждан в административном порядке из занимаемых ими жилых помещений 24 . Установив судебный порядок выселения, ВЦИК тем самым усиливал гарантии жилищных прав граждан. Правда, в дальнейшем имели место попытки сделать ряд исключений из этого правила и восстановить в некоторых случаях административный порядок выселения. Так, декретом СНК от 6 сентября 1922 г. разрешалось выселять в административном порядке из домов, принадлежавших предприятиям, лиц, не имевших с ними трудовой связи 25 . Этот декрет был направлен против нетрудовых элементов, однако практика показала, что в таком виде он затрагивал и жилищные права рабочих, потерявших по тем или иным причинам трудовую связь с данным предприятием (увольнение по сокращению штатов, в связи с уменьшением объема производства, по болезни и т. д.). Прокуратура, проанализировав практику применения этого декрета, сделала представление об его отмене 26 , и действие соответствующего пункта декрета СНК было приостановлено Президиумом ВЦИК 27 . Таким образом, были вновь подтверждены жилищные права трудящихся.

Этот эпизод показывает, насколько внимательно следила Советская власть за тем, как охраняются права и интересы трудящихся. Примеров такого рода можно было бы привести немало. Так, после того, как был установлен судебный порядок защиты имущественных прав граждан, в суды стало поступать большое количество исков о возвращении имущества, отобранного или реквизированного в годы революции и гражданской войны. Экспроприированные в те годы буржуазные элементы, кулаки и даже помещики хотели таким путем "пересмотреть" в какой-то степени результаты революции. Однако эти попытки были решительно пресечены Советской властью. В феврале 1922 г. Малый СНК рассмотрел материалы, представленные по этому вопросу НКЮ и


19 "40 лет советского права". Ч. I. Л. 1957; Ю А. Поляков. Указ. соч.; "История Советского государства и права". Кн. 2; "Развитие кодификации советского законодательства"; Г. В. Швеков. Указ. соч., и др.

20 СУ РСФСР 1921 г., N 54, ст. 332.

21 СУ РСФСР 1921 г., N 68, ст. 545; N 74, ст. 607.

22 СУ РСФСР 1921 г., N 36, ст. 188.

23 СУ РСФСР 1921 г., N 53, ст. 323.

24 СУ РСФСР 1922 г., N 30, ст. 365

25 СУ РСФСР 1922 г., N 87, ст. 724.

26 Государственный архив Московской области (ГАМО), ф. 162, оп. 1, ед. хр. 36. л. 847.

27 СУ РСФСР 1922 г., N 59, ст. 753.

стр. 54


НКВД, и постановил "признать необходимым издание законодательного акта о закреплении в тех или иных формах за трудящимися вещей нормального домашнего обихода, полученных ими в процессе революции" 28 . Соответствующий декрет был вскоре издан.

В этой связи нелишне вспомнить и такой факт. Весной и летом 1922 г. в ЦК партии стали поступать сигналы о том, что в губерниях, пострадавших от неурожая 1921 г., получила распространение продажа неимущими крестьянами кулакам будущего урожая на корню за муку и семена. В телеграмме ЦК РКП (б) губкомам партии подчеркивалась губительность этого явления для сельского хозяйства и предлагалось привлечь кулаков, виновных в заключении таких сделок, к ответственности, а сами сделки расторгнуть как кабальные 29 . По предложению ЦК РКП (б), ВЦИК и СНК 3 июля 1922 г. издали соответствующий декрет 30 .

Большое значение имели изданные в 1921 - 1922 гг. декреты, регламентировавшие порядок фактического осуществления таких прав и свобод, предоставленных гражданам Советской Конституцией, как свобода совести, свобода печати, собраний, союзов и т. д. С переходом к мирному социалистическому строительству Советская власть отказалась от некоторых ограничений в этой области. В 1921 г. была даже разрешена деятельность частных издательств, которые выпускали множество легальных изданий (в Москве, например, в 1922 г. - 337 названий, в Петрограде - 83) 31 .

Однако эсеро-меньшевистские элементы и политиканствовавшая верхушка буржуазной интеллигенции попытались использовать советскую легальность для организации борьбы против Советской власти, для контрреволюционной пропаганды. Такого рода действия имели место на всероссийских съездах врачей, агрономов и сельскохозяйственной кооперации весной 1922 года. Группировавшаяся вокруг возникших в 1921 - 1922 гг. журналов "Экономист", "Право и жизнь" и др. кадетски настроенная старая профессура (в частности Питирим Сорокин, Б. Д. Бруцкус, Н. П. Огановский, А. В. Чаянов, Н. Д. Кондратьев, Н. Тоцкий и др.) вела систематическую борьбу против политики Советского государства 32 . Учитывая эти явления, XII партконференция в резолюции "Об антисоветских партиях и течениях" указала на необходимость усилить идеологическую борьбу против антисоциалистических сил. Прежде всего речь шла об усилении контроля за средствами массовой информации, укреплении влияния Коммунистической партии в высших учебных заведениях, среди студенческой молодежи, в кооперации и других массовых общественных организациях трудящихся. Вместе с тем в резолюции говорилось о применении в случае необходимости в сочетании с идеологической борьбой административных и уголовно-правовых мер против этих сил 33 .

В административном законодательстве, принятом во второй половине 1922 г. и в 1923 г., были учтены указания XII партийной конференции. Постановлением ВЦИК и СНК от 6 июня 1922 г. было образовано Главное управление по делам литературы и издательств (Главлит), в задачи которого входил надзор за печатью с целью охраны военной и государственной тайн, недопущения контрреволюционной


28 ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 6, ед. хр. 19, л. 11.

29 ЦПА ИМЛ, ф. 558, оп. 1, ед. хр. 2485, л. 1.

30 СУ РСФСР 1922 г., N 43, ст. 515.

31 См. "Всероссийская конференция РКП (большевиков) (4 - 7 августа 1922 г.)". Бюллетень N 2. М. 1922, стр. 80.

32 Подробнее см.: Л. Г. Обичкина. Из истории борьбы РКП(б) против антисоветских партий и течений (1921 - 1923 гг.). "Вопросы истории КПСС", 1969, N 2.

33 См. "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК". Т. 2, стр. 390 - 396.

стр. 55


пропаганды и порнографии в печати 34 . Одновременно был издан ряд декретов о съездах и всероссийских совещаниях, обществах и союзах 35 . Эти акты конкретизировали порядок осуществления советскими гражданами своего права созывать собрания, съезды, объединяться в добровольные общества и союзы и т. д. Устанавливался общий принцип, что их деятельность должна согласовываться с целями Советской Конституции и задачами социалистического строительства. Вместе с тем указанные акты определяли меры административного надзора за обществами, союзами, съездами и конференциями, необходимые для того, чтобы пресечь возможные попытки использовать их в контрреволюционных целях. В частности, они должны были получить разрешение на свою организацию и созыв съездов, их уставы обязательно регистрировались. Органы НКВД (на них возлагался административный надзор за обществами и союзами) имели право знакомиться с их денежными и хозяйственными делами и в случае обнаружения в их деятельности направлений, противоречивших Советской Конституции, законам, а также утвержденным и зарегистрированным уставам этих обществ и союзов, выносить постановления об их закрытии. Устанавливая необходимые меры надзора в целях укрепления внутренней безопасности Советского государства и общественного порядка, эти декреты ограждали право граждан на объединение в общества и союзы. Четкая законодательная регламентация прав и свобод граждан 36 , сужение сферы административного усмотрения в этой области сыграли крупную роль в усилении охраны прав и свобод граждан, в развитии советской демократии. Но одного этого было, разумеется, недостаточно. Необходимо было реформировать всю систему государственных органов, охранявших законность, и прежде всего перенести центр тяжести в защите интересов государства и прав граждан с административных органов на судебные.

Одним из крупнейших мероприятий в этом плане была ликвидация в феврале 1922 г. ВЧК и образование на ее базе ГПУ с гораздо более узкой задачей - пресечения и расследования только контрреволюционных и наиболее тяжких государственных преступлений с последующей обязательной передачей дела в суд. Ставится вопрос о том, чтобы вообще все уголовные наказания могли применяться только по решению суда 37 , ибо судебное разбирательство в наибольшей степени гаранти-


34 СУ РСФСР 1922 г., N 40, ст. 461.

35 СУ РСФСР 1922 г., N 40, ст. 477; N 49, ст. 622, 623, 624; 1923 г., N 14, ст. 177.

36 В 1922 г. была предпринята попытка подготовить особую декларацию, посвященную правам граждан. Однако ее проект, представленный в СНК, был неудовлетворителен, поскольку (как говорилось в объяснительной записке) "проектируемая декларация предназначалась прежде всего для широких торгово- промышленных кругов". Проект подвергся резкой критике со стороны наркома юстиции Д. И. Курского (ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 483, лл. 26, 33). Позднее, в 1923 - 1925 гг., была предпринята попытка подготовить Административный кодекс РСФСР, также не увенчавшаяся успехом (см. подробнее: В. И. Попова. Развитие кодификации административного законодательства. "Развитие кодификации советского законодательства").

37 В годы гражданской войны значительная часть уголовных дел решалась не в судебном, а в административном порядке (ВЧК, различными специальными комиссиями, например, по борьбе с дезертирством, местными исполкомами и их отделами, милицией и т. д.) (см. А. Я. Эстрин. Развитие советской уголовной политики. М. 1933, стр. 107 - 108). Так, среди отбывавших наказание в лагерях принудработ в 1919 - 1920 гг. 55,4% было направлено в административном порядке, 27,8% - по приговорам революционных и военно-революционных трибуналов, 0,4% - по приговорам дисциплинарных судов и лишь 16,4% - по приговорам народных судов (см. "Власть Советов", 1922, N 4 - 6, стр. 51). Конечно, следует учитывать, что такой небольшой процент лиц, лишенных свободы по приговорам народных судов, объяснялся также и тем, что нарсуды в те годы рассматривали в основном мелкие дела, а потому в большинстве случаев применяли меры наказания, не связанные с лишением свободы. В 1918 - 1920 гг. количество приговоров нарсудов о лишении свободы, как правило, не превышало 21 - 22% (см. М. В. Кожевников. Указ. соч., стр. 70).

стр. 56


рует обвиняемому право на защиту, беспристрастность и справедливость решения дела. В этой связи в 1921 - 1922 гг. принимается ряд декретов об ограничении арестов, штрафов, конфискаций и реквизиций в административном порядке. Декретом ВЦИК и СНК от 23 июня 1921 г. "О порядке наложения административных взысканий" четко определялось, что такие взыскания могут налагаться лишь за проступки, но уголовные преступления должны разбираться в суде 38 . Вместе с тем декрет установил пределы полномочий местных властей при взысканиях, порядок их наложения и обжалования, а также ответственность за незаконное или неосмотрительное их применение.

Проведение в жизнь принципа, в соответствии с которым все уголовные наказания, конфискации и реквизиции могут применяться только судом, требовало серьезной реформы суда. В годы гражданской войны существовали две судебные системы: ревтрибуналы и народные суды. Трибунальская система была относительно централизована. Народные суды не имели единого судебного центра в масштабе страны, они объединялись лишь в пределах губерний под контролем губернских советов народных судей. В то время еще не было кодексов, и отсутствие единого судебного центра приводило к весьма серьезным различиям в судебной практике в разных губерниях. Но дело не только в этом. Во время гражданской войны органы юстиции на местах работали фактически под непосредственным руководством губернских и уездных исполкомов. В военных условиях это было неизбежно, так как именно губисполкомы, пользовавшиеся фактически чрезвычайными полномочиями, осуществляли на местах общее руководство борьбой с контрреволюцией, координируя в сложной и быстро менявшейся обстановке деятельность органов ВЧК, военных сил, милиции, губернских ревтрибуналов и нарсудов. Вмешательство исполкомов в судебные дела диктовалось также слабостью кадров работников юстиции, засоренностью их старыми буржуазными юристами, незначительностью коммунистической прослойки и, соответственно, недостаточным авторитетом нарсудов.

Однако практика непосредственного вмешательства исполкомов в судебные дела продолжала существовать и после окончания гражданской войны, когда в этом уже не было необходимости 39. Это не способствовало укреплению авторитета суда. Судебная реформа, ставшая делом первостепенной важности, была проведена в ноябре 1922 года. Суть ее заключалась в том, что вместо двух обособленных судебных систем была создана единая стройная трехзвенная система: народный суд - губернский суд - Верховный суд республики, а чрезвычайные суды (ревтрибуналы) были упразднены. Создание единого судебного центра в стране наряду с изданием уголовного, гражданского, а также процессуальных кодексов давало возможность проведения единой судебной политики и укрепления законности. Второй важной стороной реформы было полное отделение правосудия от органов управления, которым запрещалось вмешиваться в судебные дела. Установлено было твердое правило, согласно которому отзыв судей до окончания срока полномочий мог иметь место только с санкции наркома юстиции или же по решению суда (за преступление). Все это усилило независимость судов от местного влияния и давления и подчинило их только закону. Наконец, в ходе проведения судебной реформы в значительной мере были


38 СУ РСФСР 1921 г., N 52, ст. 310.

39 Многочисленные факты необоснованного вмешательства исполкомов в судебные дела приводятся в отчетах губернских отделов юстиции, в материалах губернских съездов деятелей советской юстиции в 1921 - 1922 гг. (см., например, ЦГА РСФСР, ф. 353, оп. 5, ед. хр. 17, лл. 14, 59 - 60, 132 - 134, 145 - 147; ед. хр. 32, лл. 2 - 7; Государственный архив Саратовской области (ГАСО), ф. 540, оп. 1, ед. хр. 213, л. 12).

стр. 57


обновлены кадры судебных работников. Вопрос об укреплении судов юристами- коммунистами был в центре внимания губкомов партии 40 .

Судебная реформа сыграла серьезнейшую роль в укреплении законности в стране, в защите прав и законных интересов граждан.

Следующим важнейшим мероприятием явилось создание специального органа надзора за законностью - прокуратуры. В годы гражданской войны эта функция возлагалась на вышестоящие Советы и их исполкомы и на центральные ведомства, каждое по своей линии. Общий надзор был поручен НКЮ и его органам на местах - отделам юстиции при местных исполкомах. Но отделы сами подчинялись исполкомам, за которыми должны были надзирать, а потому эффективность такого надзора была невелика.

Мысль о необходимости специального органа для надзора за законностью, независимого от органов управления, особенно от местных властей, высказывалась и в печати и на съездах и совещаниях работников юстиции еще в 1921 году 41 . Наиболее четко ее изложил Н. В. Крыленко 42 . В 1921 г. по указанию В. И. Ленина НКЮ начал готовить проект положения о прокуратуре. Однако в своем проекте НКЮ отошел от идеи централизованной и независимой прокуратуры. Он предлагал, во-первых, включить прокуроров в состав отделов юстиции, подчиненных местным исполкомам, и, во-вторых, ограничить их функции главным образом следствием 43 . Таким образом, по проекту НКЮ прокуроры были бы бесправны и зависимы от местных властей. Не удивительно поэтому, что проект подвергся самой резкой критике как на губернских съездах деятелей юстиции, состоявшихся в конце 1921 - начале 1922 г., так и на IV Всероссийском съезде деятелей советской юстиции в январе 1922 года 44 . Съезд высказался против проекта НКЮ и одобрил тезисы Н. В. Крыленко о создании централизованной, независимой от местных властей прокуратуры 45 .

В мае 1922 г. Н. В. Крыленко от имени НКЮ внес на рассмотрение сессии ВЦИК проект "Положения о прокурорском надзоре". В литературе уже освещалась борьба вокруг него на сессии ВЦИК, а затем в комиссии ЦК партии по руководству сессией, на заседаниях комфракции ВЦИК и в Политбюро ЦК РКП (б), где проект встретил возражения со стороны противников укрепления законности, добивавшихся двойного подчинения прокуратуры (то есть еще и подчинения прокуроров местным исполкомам, за законностью действий которых они должны были наблюдать), что свело бы ее роль к нулю 46 . В литературе отмечалось, что централизованная и независимая от местных властей прокуратура была создана благодаря решительной поддержке В. И. Ленина,


40 Например, бюро МК РКП (б) 3 января 1922 г. указало райкомам и укомам партии на необходимость обновления кадров судебных работников и решило провести мобилизацию коммунистов-юристов для работы по специальности. 21 марта бюро МК утвердило список коммунистов-юристов, направлявшихся на работу в суды (Партархив МК и МГК КПСС, ф. 3, оп. 3, ед. хр. 6, лл. 1, 19). В Саратовской губернии к 1924 г. число коммунистов среди народных судей достигло 82%, а среди следователей - 44% (ГАСО, ф. 540, оп. 1, ед. хр. 218, л. 9).

41 См., например, статьи Ю. Стеклова, А. Приградова (Кудрина), М. Левитина, А. Вавулина, Н. Крыленко ("Известия ВЦИК". 17, 20, 21, 25.V., 1.VII.1921).

42 Н В Крыленко. Об укреплении революционной законности. "Известия ВЦИК", 29.XII.1921.

43 Проект НКЮ был опубликован для обсуждения в "Еженедельнике советской юстиции", 1922, N 1.

44 См., например, ЦГА РСФСР, ф. 353, оп. 5, ед. хр. 17, лл. 141, 142; ГАСО, ф. 540, оп. 1, ед. хр. 286, лл. 2 - 3.

45 "IV Всероссийский съезд деятелей советской юстиции (26 - 30 января 1922 г.)". Стенографический отчет. М. 1922, стр. 84 - 85.

46 См. В. М. Шапко. В. И. Ленин - создатель социалистической законности. М. 1965, стр. 54 - 58; В. М. Курицын. Нэп и революционная законность, стр. 75 - 76.

стр. 58


написавшего в Политбюро ЦК письмо "О "двойном" подчинении и законности", в котором он охарактеризовал позицию сторонников двойного подчинения прокуратуры как принципиально неправильную, мешавшую "основной нашей задаче неуклонного введения законности" 47 .

Однако некоторые вопросы, связанные с историей создания прокуратуры, еще не получили освещения, в частности тот факт, что в противовес проекту создания прокуратуры в 1922 г. было выдвинуто предложение о так называемых административных судах. Суть его сводилась к тому, чтобы не создавать специального органа надзора за законностью, а предоставить всем гражданам право обжаловать незаконные действия органов местной власти и должностных лиц, обращаясь в специальные административные суды. Внешне эта идея выглядела весьма демократично, но фактически ее сторонники выступали против укрепления законности: ведь административные суды предполагалось создать при губисполкомах и из числа их работников 48 . Следовательно, чтобы обжаловать незаконное действие губисполкома, гражданин должен был обращаться в административный суд, по существу, подчиненный этому же губисполкому. Ясно, что такой порядок отнюдь не способствовал бы укреплению законности. Недаром сама идея административных судов, получившая поддержку среди некоторой части работников местных исполкомов и НКВД, принадлежала "децистам" 49 .

Не получила в нашей литературе освещения и другая страница истории создания прокуратуры, а именно то, что В. И. Ленин считал необходимым к общему надзору за законностью в деятельности госаппарата привлечь не только прокуратуру, но и суды. Не какие-то особые, "административные", а общие, народные суды, независимые от местных органов управления. В письме "О "двойном" подчинении и законности" он писал: "Сохранить за прокурорской властью право и обязанность опротестовывать все и всякие решения местных властей с точки зрения законности этих решений или постановлений, без права приостанавливать таковые, а с исключительным правом передавать дело на решение суда" 50 . Следовательно, по мысли В. И. Ленина, прокурор должен был опротестовывать незаконные решения местных властей не перед вышестоящими административными органами, а перед судом. Об этом же говорилось и в постановлении Политбюро ЦК РКП (б) от 22 мая 1922 г., включавшем предложения В. И. Ленина о прокуратуре. Однако на заседании коммунистической фракции ВЦИК 24 мая 1922 г. пункт об опротестовании незаконных решений местных властей перед судом вызвал особенно сильные возражения местных работников. Раздавались голоса даже о том, что если работников административных органов "потянут" в местный суд, то это подорвет их авторитет в глазах населения 51 . Политбюро ЦК 24 мая вновь обсудило этот вопрос и подтвердило свое постановление о прокуратуре от 22 мая, пойдя, однако, на некоторые уступки местным работникам, исключив из постановления слова: "а с исключительным правом передавать дело на решение суда" 52 . Этим определялось, что опротестовывать незаконные решения местных органов управления прокуроры должны были не перед судом, а перед вышестоящими административными органами. В дальнейшем ленинская идея привлечения суда к надзору за законностью была реализована в несколько иной форме, а именно в виде предоставления народному суду права проверки законности действий администрации и должностных лиц по жалобам граждан по ряду ка-


47 В. И. Ленин. ПСС. Т. 45, стр. 201.

48 "Советское право", 1922. N 1, стр. 131 - 134

49 См. "Восьмой съезд РКП (б)". Протоколы. М. 1959, стр. 196, 218.

50 В. И. Ленин. ПСС. Т. 45, стр. 201

51 ЦПА НМЛ, ф. 94, оп. 2, ед. хр. 7, л. 94.

52 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 45, стр. 551 (примечания).

стр. 59


тегорий дел (трудовых, жилищных, постановлений административных органов о наложении штрафов и т. д.).

Серьезно способствовали укреплению законности и государственной дисциплины в деятельности госаппарата и искоренению волокиты и безответственности созданные в 1923 г. специальные дисциплинарные суды. Обосновывая их введение, Д. И. Курский говорил на сессии ВЦИК, что за некоторые должностные проступки (превышение власти, бездействие и т. д.), не повлекшие за собой тяжелых последствий, не всегда целесообразно привлекать работника к уголовной ответственности. В то же время дисциплинарная ответственность за эти проступки в ведомственном порядке вела к фактической безнаказанности. Поэтому необходимы специальные дисциплинарные суды при губисполкомах и Главный дисциплинарный суд при ВЦИК 53 . Судебный порядок в наибольшей степени обеспечивал гарантии беспристрастного и справедливого разбора должностных проступков, исключал возможность их "замазывания" во имя "чести мундира". Работа дисциплинарных судов широко освещалась в печати 54 .

В нашей исторической литературе прокуратуру обычно связывают лишь с общим надзором за законностью. Но у нее были и другие важные функции: руководство следствием и надзор за законностью действий судебных следователей, милиции, ГПУ и администрации исправительно-трудовых учреждений, а также поддержание государственного обвинения в суде. Появление государственного обвинителя-прокурора повлекло за собой реорганизацию и усиление защиты в суде. Этого требовал демократичный состязательный характер советского судебного процесса (тем более, что, кроме уголовных дел, подавляющее большинство которых теперь решалось в судах с участием защиты, появилось и большое число гражданских дел, которых почти не было в годы военного коммунизма) 55 .

Вопрос об учреждении адвокатуры, хотя и не новый в нашей литературе, еще не исследован с должной полнотой. Достаточно сказать, что до сих пор не введены в научный оборот архивные материалы, связанные с подготовкой и прохождением в законодательных органах законопроекта об адвокатуре, с политической борьбой, развернувшейся вокруг него. В чем же была суть этой борьбы?

Буржуазно-нэпманские элементы и верхи старой, буржуазной интеллигенции попытались использовать учреждение советской адвокатуры для того, чтобы превратить ее в свой оплот для организации "легальной" оппозиции Советской власти. В письме группы старых адвокатов (бывших присяжных поверенных) в НКЮ, в некоторых проектах, выдвигавшихся на губернских съездах деятелей юстиции, содержались требования замкнутой корпоративной организации адвокатуры, "абсолютной" ее независимости от Советской власти, установления судебного порядка обжалования отказов в приеме в коллегии адвокатов по по-


53 "Вторая сессия ВЦИК X созыва". Стенографический отчет. М. 1923, стр. 57.

54 Об этом, в частности, свидетельствует практика Московского дисциплинарного суда, который широко использовал такую меру наказания, как выговор с опубликованием в печати. Эта мера была применена, например, к председателю Московского уездного исполкома за незаконное выселение, к зам. зав. Можайским земотделом за незаконный арест лесника, к членам правления Винтреста за бесхозяйственность и волокиту с заключением хоздоговора и т. д. (ГАМО, ф. 162, оп. 1, ед. хр. 221. л. 29).

55 Право на защиту было провозглашено еще декретом "О суде" N 1 ,в ноябре 1917 года. За первые пять лет Советской власти были использованы различные формы организации судебной защиты. Сначала правозаступники, объединенные в коллегии при местных Советах, получали гонорар за ведение дел, затем им установили твердую зарплату, наконец, коллегии правозаступников были упразднены и проведена мобилизация грамотных, выступавших в судах в порядке трудовой повинности. Однако попытки организации государственной защиты (когда защитники получали зарплату) и защиты в порядке трудовой повинности оказались неудачными.

стр. 60


литическим мотивам 56 . В одном из проектов предлагалось даже создание Всероссийской адвокатской организации с всероссийским съездом и советом адвокатов. Здесь обращает на себя внимание не сама по себе идея объединения адвокатуры в общереспубликанском масштабе, которая в иных исторических условиях была вполне приемлемой, а стремление уклониться от любой формы контроля со стороны Советской власти. Требование, чтобы адвокатура стояла "вне политики", фактически было направлено против политического руководства ею со стороны Коммунистической партии. Под маской беспартийности, аполитичности фактически скрывалась буржуазная политика.

Разумеется, Советская власть не могла уступать этим домогательствам классово враждебных элементов. Но сложность положения заключалась в том, что нужно было предусмотреть действенные меры, обеспечивающие, с одной стороны, политическую лояльность адвокатуры (подавляющее большинство в ней составляли старые, буржуазные юристы), а с другой - определенную автономию от местных органов власти, ибо, будучи зависимы от них, адвокаты не смогли бы должным образом защищать права и интересы граждан в их судебных спорах с государственными органами.

В первоначальном проекте НКЮ не принималась во внимание специфика работы адвокатуры и устанавливалось прямое подчинение адвокатских коллегий местным исполкомам. За это проект подвергся критике на губернских съездах деятелей юстиции 57 и со стороны ряда ведомств (например, НКВнешторга) 58 . Малый СНК, обсуждая проект положения об адвокатуре 23 января 1922 г., учел эту критику и внес поправки, направленные на установление известной автономии коллегий адвокатов от суда и административных органов, перед которыми они должны были защищать права и интересы граждан. В частности, в соответствии с поправками Малого СНК утверждению губисполкомами подлежали лишь первые составы коллегий. В дальнейшем прием в коллегии новых членов должен был производиться самими коллегиями. Президиумы адвокатских коллегий избирались также коллегиями и не подлежали какому-либо утверждению 59 . Малый СНК предусмотрел и гарантии против проникновения в коллегии политически враждебных элементов. Губисполкомам предоставлялось в дальнейшем право отвода вновь принятых членов. Тем самым отвергались претензии буржуазных элементов на независимость адвокатуры от Советской власти. Главной гарантией правильности политической линии в работе адвокатуры СНК считал партийное руководство с помощью юристов-коммунистов, работавших в коллегиях, поэтому он счел возможным отказаться от мелочной опеки коллегий со стороны исполкомов. 22 февраля 1922 г. проект положения об адвокатуре был утвержден СНК 60 , а в мае 1922 г. одобрен III сессией ВЦИК IX созыва и стал законом61 .

Работа адвокатуры начиналась в чрезвычайно сложных условиях. Не следует забывать, что в 20-х годах еще шла острая классовая борьба. Свежи были воспоминания о гражданской войне, и над многими работниками госаппарата довлели привычки и представления, сложившиеся в то время. В глазах таких работников адвокат в суде чуть ли не защищал преступника от Советской власти. Известное недоверие к ад-


56 ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 6, ед. хр. 13, л. 172; ЦГА РСФСР, ф. 353, оп. 5, ед. хр. 17, л. 143.

57 ЦГА РСФСР, ф. 353, оп. 5, ед. хр. 17, лл. 14, 142, 192.

58 ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 6, ед. хр. 13, л. 171.

59 На подлиннике законопроекта рукой председателя Малого СНК Г. М. Леплевского написано: "СНК постановил: Президиум коллегии не подлежит утверждению властями" (ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 1, ед. хр. 13, л. 156).

60 ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. б, ед. хр. 1-а, лл. 29 - 30.

61 СУ РСФСР 1922 г., N. 36, ст. 425.

стр. 61


вокатуре усугублялось ее социальным составом и условиями оплаты труда (по соглашению с клиентом). Имели место даже "левацкие" требования запретить коммунистам работать в коллегиях адвокатов, что практически повело бы к ослаблению партийного руководства в адвокатских коллегиях 62 . Этому "левачеству" был дан отпор в циркуляре ЦК РКП (б) "О вступлении коммунистов в коллегию защитников" от 2 ноября 1922 года 63 . Партийным органам пришлось приложить немало усилий для политического перевоспитания самих адвокатов, установления правильного отношения к ним госорганов и судов, повышения их авторитета в глазах населения 64 .

С образованием СССР, которое, как подчеркивается в Постановлении ЦК КПСС, "по своей политической значимости и социально-экономическим последствиям занимает выдающееся место в истории Советского государства" 65 , и принятием Конституции СССР 1924 г. завершается создание системы советского правосудия и системы надзора за законностью. В соответствии с Конституцией появляется Верховный Суд СССР, который становится единым судебным центром, направлявшим судебную политику в масштабе всей страны. Этот орган был наделен определенными полномочиями в области общего и конституционного надзора за законностью, которые он осуществлял совместно с Прокуратурой при Верховном Суде СССР. Система советского правосудия и надзора за законностью, сложившаяся к 1924 г. и закрепленная первой союзной Конституцией, сохранилась в основных чертах до настоящего времени (хотя, разумеется, ряд ее звеньев был впоследствии перестроен и усовершенствован в соответствии с изменившимися условиями) .


62 "Правда", 13, 24.VIII. 1922; "Еженедельник советской юстиции", 1922, N 31 - 32. стр. 2 - 5.

63 "Известия ЦК РКЩ(б)", 1922, N 10(46), стр. 19.

64 Об этом можно судить хотя бы по материалам Партархива МК и МГК КПСС. В 1922 - 1924 гг. бюро МК систематически обсуждало вопросы, связанные с работой адвокатуры, поправляло как руководителей Московской коллегии адвокатов, так и руководителей суда и прокуратуры. В феврале 1924 г. бюро МК поручило Секретариату МК разработать и разослать руководителям и коммунистическим ячейкам судов циркуляр о налаживании правильных отношений с адвокатурой (Партархив МК и МГК КПСС, ф. 3, оп. 5, ед. хр. 11, л. 32).

65 "О подготовке к 50-летию образования Союза Советских Социалистических Республик". Постановление ЦК КПСС от 21 февраля 1972 года. М. 1972, стр. 4.

Опубликовано 01 января 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?