Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ПРАВО РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 25.11.17

Рецензии. Б. ЕЛАВИЧ. ОСМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ, ВЕЛИКИЕ ДЕРЖАВЫ И ПРОБЛЕМА ПРОЛИВОВ. 1870-1887 гг.

Дата публикации: 17 июля 2017
Автор: В. Н. ПОНОМАРЕВ
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: ПРАВО РОССИИ
Источник: (c) Вопросы науки, 1976-05-31
Номер публикации: №1500307222 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. Н. ПОНОМАРЕВ, (c)

найти другие работы автора

B. JELAVICH. The Ottoman Empire, the Great Powers and the Straits Question. 1870 - 1887. Indian University Press. Bloomington, London. 1973. IX, 209 p.

Восточный вопрос, существенной составной частью которого является и проблема черноморских проливов, традиционно был объектом внимания со стороны историков-международников и потому имеет довольно обширную литературу. Однако каждая работа, в которой делается попытка сказать что-то новое по этой проблеме, представляет интерес. В книге американского буржуазного историка, профессора Индианского университета Барбары Елавич использованы не вводившиеся до этого в научный оборот дипломатические материалы из архивов Лондона, Вены, Стамбула, в том числе протоколы Лондонской конференции 1871 г. и донесения британских послов из столиц великих держав и Константинополя, донесения турецких представителей на конференции - великого визиря Али-паши " посла в Лондоне Мусуруса-паши, а также другие документы из архива "Паблик рекорд оффис" и стамбульского Оттоманского архива.

В первой части работы разбираются предыстория и ход Лондонской конференции 1871 г., которая была созвана в связи с циркуляром А. М. Горчакова об аннулировании Россией "нейтрализации" Черного моря - наиболее унизительной для нее статьи Парижского трактата 1856 года. На этой конференции, в которой участвовали представители великих держав и Турции, обсуждался также вопрос о статусе проливов. Во второй части книги прослеживается судьба соглашения о проливах, выработанного на Лондонской конференции, и толкование, даваемое этому соглашению в период 1871 - 1887 годов. Автор показывает роль проблемы проливов в судьбе Османской империи и политике великих держав, в первую очередь Англии и России, в связи с такими важными событиями международных отношений 70-х - 80-х годов XIX в., как восточный кризис 1875 - 1877 гг. и русско-турецкая война 1877 - 1878 гг., Берлинский конгресс 1878 г. и возобновление "союза трех императоров" в 1881 г., англо-русский конфликт 1885 г. из-за Афганиста-


1 См. "Вопросы истории", 1968, N 3, стр. 173.

стр. 195


на и средиземноморские соглашения 1887 г., заключенные Англией с Австро- Венгрией и Италией с целью сохранения status quo в Средиземноморье. Б. Елавич подробно останавливается на таких эпизодах, как ввод британского флота в проливы в начале 1878 г., что было явным нарушением со стороны Англии международной конвенции о проливах и что едва не привело к англо-русскому столкновению. Автор обращает внимание на различие в трактовке принципа закрытия проливов английской и русской дипломатией. На Берлинском конгрессе британский министр иностранных дел Солсбери выступил с заявлением, в котором пытался истолковать этот принцип в выгодном для Англии смысле. Б. Елавич характеризует это заявление как "освобождение английской стороны от соблюдения соглашения по проливам" (стр. 124). Во время англо-русского конфликта 1885 г. британское правительство намеревалось провести свой флот через Дарданеллы и Босфор и бомбардировать русское Черноморское побережье. Вооруженного конфликта удалось избежать благодаря тому, что царское правительство потребовало от своих партнеров по "союзу трех императоров" поддержки русской трактовки принципа закрытия проливов, что вытекало из условий соглашения о "союзе". Германия и Австро-Венгрия вынуждены были выполнить свои обязательства. На султана было оказано совместное давление, и проливы остались закрытыми для британского флота.

Автор справедливо отмечает, что великие державы в своей восточной политике совершенно не считались с интересами Турции. "Защита" их провозглашалась ими лишь в качестве прикрытия политики, преследовавшей узкие, эгоистические цели. Так было, например, в период заключения Сан- Стефанского мирного договора 1878 г. и во время Берлинского конгресса. "Защитники" Турции Англия и Австро-Венгрия "не только не имели намерения поддерживать интересы Порты, но, как стало ясно к 1878 г., они также имели определенные виды на территорию империи" (стр. 110). Именно они, по существу, начали в 1878 г. раздел Османской империи: Англия оккупировала Кипр, а Австро-Венгрия - Боснию и Герцеговину. Б. Елавич пишет, что и на Лондонской конференции 1871 г. представители Турции вели борьбу не столько с "извечным врагом" Россией, сколько со своими "союзниками" - Австро- Венгрией и Англией. Англичане путем давления на султанское правительство пытались добиться такой формулировки статуса проливов, который позволял бы им проводить свой флот в Черное море, австро-венгерские же представители стремились изменить в свою пользу за счет Турции ряд статей Парижского трактата, касавшихся вопросов судоходства по Дунаю (стр. 48, 58 - 68, 80).

Б. Елавич права в том, что главным оружием султанского правительства в борьбе со своими противниками на международной арене было использование противоречий и соперничества между великими державами. Набор других средств был крайне ограничен. "У турецких властей не имелось ни военной силы, ни действенной политической или религиозной идеологии" (стр. 12). Турция являлась слабой стороной во всех конфликтах, из всех держав она была самым большим неудачником в международной дипломатической игре XIX века. И поэтому, по мнению Б. Елавич, она нуждается в защите. Автор заявляет о намерении без прикрас показать политику великих держав в отношении Турции, на стороне которой находятся все его симпатии. Б. Елавич на протяжении всей работы "где только возможно" стремится "представлять турецкую точку зрения" (стр. IX).

Однако, заняв подобную позицию, американский историк утрачивает чувство меры и допускает грубое искажение исторической действительности. "Защита" Турции на страницах книги приводит Б. Елавич к выводам, с которыми никак нельзя согласиться. Это прежде всего желание изобразить политику Турции как курс на твердое соблюдение существующих соглашений и договоров. "Ка" слабое государство Османская империя обычно выступала твердым сторонником законности в международных отношениях и сторонником соблюдения международного права. Это относится и к вопросу о проливах и к вопросу о нетурецких народах" (стр. IX). Такой тезис представляется по меньшей мере странным. История была свидетелем того, как правительство Турции, не задумываясь, шло на попрание международных договоров и соглашений, когда находило это выгодным для себя и когда для этого предоставлялась малейшая возможность. Достаточно напомнить, что османское правительство неоднократно "клятвенно" обещало провести реформы в тех провинциях империи, где жили нетурецкие народы, и улучшить положение последних. Эти обязательства были зафиксированы, например, в

стр. 196


Парижском 18,56 г. и Берлинском 1878 г. трактатах, но выполнены не были, о чем свидетельствуют "болгарские ужасы" 1876 г. и политика геноцида в отношении армянского народа. Или взять вытекающее из условий Берлинского трактата обязательство Турции сделать территориальные уступки Черногории и Греции. С огромным трудом, путем угрозы применения силы удалось "европейскому концерту держав" в 1881 г. вынудить Турцию к этим уступкам.

В книге упорно подчеркивается "контраст" между позициями Турции во время Лондонской конференции 1871 г., "когда Порта играла важную и достойную роль", а ее "позиции в отношении стран Европы были относительно самыми сильными по сравнению с любым из периодов XIX в." (стр. 124, 152), и положением Османской империи во время Берлинского конгресса 1878 г., когда "турецким представителям были уготованы подчиненные и унизительные позиции" и Порта "сама оказалась перед опасностью попасть под влияние одной из держав или стать объектом раздела со стороны ряда стран" (стр. 113, 124). Подобные резкие противопоставления явно неоправданны. Можно говорить о прогрессирующем ослаблении Османской империи и падении ее роли в международной политике. Однако противопоставлять позиции Турции в начале и в конце одного и того же десятилетия как высшую и низшую их точку вряд ли правомерно. Во всей работе настойчиво проводится мысль об "умеренности" турецких представителей на международных конгрессах и конференциях, их примирительных позициях. Однако их упрямство и неуступчивость, то есть их традиционные приемы и методы, зачастую выдаются автором за приверженность принципам и твердость позиции.

Традиционная англо-американская историография в течение многих десятилетий изображала Англию "защитницей" Турции от покушений со стороны России. Б. Елавич отказывается от этого тезиса и претендует на объективный и беспристрастный показ агрессивной антитурецкой политики великих держав. В этом подходе состоит оригинальность рецензируемой книги. Однако автору очень далеко до объективности и беспристрастности. Б. Елавич впадает в явную крайность, идеализируя политику Турции, не желает зачастую видеть качественных различий и в политике самих великих держав. В работе ничего не говорится и о принципиальном различии в реальном значении проливов для Англии и России. Между тем именно этот вопрос является весьма важным.

Хронологически Б. Елавич ограничивает свое изложение 1870 - 1887 гг., которые являются "четко обозначенным периодом в дипломатической истории восточного вопроса" (стр. VIII). В эти годы проливы играли важную роль в ближневосточной политике великих держав, в первую очередь России и Англии. В последующие годы, по мнению Б. Елавич, проблема проливов в англо-русских отношениях стала менее значимой. "Обе державы нашли другие, более эффективные пути решения проблем своей имперской и национальной безопасности" (стр. VIII-IX). Действительно, самый конец XIX в. ознаменовался крупными изменениями на международной арене. И в англо-русских отношениях происходит смещение точек соприкосновения, появляются новые объекты для разногласий или соглашений (прежде всего на Дальнем Востоке). Однако и в 90-е годы XIX в. проливы все еще продолжали играть существенную роль в англо-русских отношениях. Это отчетливо проявилось во время ближневосточного кризиса 1894 - 1897 годов. Во время переговоров с Николаем II 27 сентября 1896 г. британский премьер-министр Солсбери заявил, что между Россией и Англией нет никаких других противоречий, кроме как по вопросу о проливах2 .

Можно было ожидать, что Б. Елавич в последней главе книги обратится именно к событиям ближневосточного кризиса 90-х годов XIX в. и попытается проанализировать англо-русские отношения этого периода, в которых до сих пор остается ряд невыясненных моментов3 . Между тем она заключает свою работу послесловием, в котором бегло излагает события боснийского кризиса 1908 года.


2 "Lord Salisbury's Conversations with Tsar at Balmoral, 27 and 29 September 1896". "The Slavonic and East European Review", N 92, 1960, p. 220.

3 См. Н. Н. Болховитинов. О позиции Солсбери в восточном вопросе осенью 1896 г. "Проблемы британской истории". М. 1973, стр. 268.

Опубликовано 17 июля 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?