Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

САМИЗДАТ: ПРОЗА есть новые публикации за сегодня \\ 22.08.17



Дорожные Приключения или Трах Автостопом
публикация №1202485323

8 февраля 2008 Тхарсим Максасов Эротическая проза

Аннотация от автора: Обаятельный парниша, сексапильная девушка, дорогая тачка. Расклад до ужаса банален. Но кто же знал, что так то выйдет!!!!????

Открыть полную версию публикации



А БЫЛА ЛИ ЛИТВА?
публикация №1201663962

30 января 2008 Иванов Валерий Григорьевич

Аннотация от автора: - Что, значит, была, - воскликнет недоуменный читатель, - она и есть – это соседнее с нами независимое государство!
Не торопитесь. Речь в данной статье пойдет не о нашей северо-западной соседке, а о той Литве, которая в древности положила начало одному из первых белорусских государственных образований – о Великом княжестве Литовском.

Открыть полную версию публикации



ПИСЬКИ – 2.
публикация №1201632484

29 января 2008 reshetnikov Эротическая проза

Аннотация от автора: Вначале была школа.

Так вот. Мы в школе мацали девочек. Их мацать очень клево. Это круче, чем мороженое пломбир. Откуда это повелось? Сказать не могу. О происхождении этого слова тоже ни фига не знаю. Скажу лишь – для тогдашних пацанов из нашего провинциального городка слово «мацать» дорогого стоило. Это было жестче, чем жвачки-нетянучки «Бубле Гумм». Больше, чем все четыре взятки в карточной игре «Храп». Нужнее, чем «Кинопанорама» и «Утренняя почта». Мацать – это офигительно. Мацать – это наш любимый глагол. Мацать – это андеграунд этике и психологии семейной жизни. Мацать – это крик крови.

На тот момент моим лучшим другом был Мина. Рассказывал ли я о нём? Да, конечно, в «ПИСЬКАХ». Мина был первым по махаче в классе, проживал в поселке Центральном и воспитывался в многодетной семье баптистов. Особого рвения, насколько я помню, к религии не проявлял, несмотря на то, что по воскресеньям с родителями ходил в молельный дом. И когда ему задавали вопрос о вере, он краснел во всю широкую морду до кончиков больших ушей и неуклюже уходил от разговора.

Почему кликуха была МИНА? А бог его знает. Имя у него – ДИМА, фамилия – ПЕТРОВ. Почему МИНА? Он и сам не мог ответить на этот вопрос.

- С малолетства… так и пошло, - пожимал Мина плечами и улыбался.

Мы учились в одном классе. Учёбу к этому времени я практически забросил. Домашние задания не выполнял. Мало-помалу скатился с «пятерок» на «четверки». В восьмом классе я уже был троечник.

В наших девочках происходили удивительные перемены. Тогда впервые для пацанов и прозвучало слово «мацать».

И понеслось! Звонок на перемену! Девчачий визг! Титьки, титьки, титьки! Много титек!

Если ты не замацал ни одной чувихи, ты не пацан. Не, не пацан! Никак не пацан! Фу! Впадлу! Даже Ленку ни разу не ухватил!? Ну, ты вообще!.. Фуфло-фуфло!

Хотя возбуждения и эротики в мацовках ни на грош. Без толку всё! Пендоснятина одна! Всё от гордыни. Ухватишь за краешек титьки Ленку Соловьеву. Потом тебя распирает от гордости. Ходишь, как гусь. Важный, не плюньте рядом! А на самом деле… Тьфу! Стрёмно! Леха Федотов гордился тем, что побеждал в Олимпиадах по физике. А мы с Миной, Пимычем и Корчуганом были счастливы, что ухватили разок-другой Ленку за краешек титьки. И как ухватили? Если бы – подержались. А то ведь, стыдно признаться, скользнули и бежать. Зато потом разговоров! Мать твою за ногу! Вся пацанская половина класса обсуждала Ленкины или Наташкины титьки.

- А ты мацал Ленку?
- Да-а-а.
- Врешь, поди?
- Блядь, гадом буду!
- А я Нинку вчера за ляжку ка-а-ак мацанул! Она ни чё! Мягонькая! Улыбается, стоит. Сука такая!
- Чё – за ляжку-то?! Надо было за попец! За ногу любой дурак мацанет.
- А я вчера в автобусе Гарипку зажал!
- И чё?
- У неё губы повлажнели… (вздыхает) Слушай, а когда у нас встаёт, у них чё встает?
(пауза)
- Ни чё.
- Ни чё не встает!? Отвечаешь!?
- Отвечаю. Мне братишка базарил.
- А чё тогда губы у Гарипки такие стали?
- Да – иди ты! Гонишь пургу! С Гарипкой своей достал!..
- Сам ты пошел!..

Вначале была школа.

Мацать лучше всего зимой, когда учишься со второй смены. Почему вторая смена? Потому что в шесть уже темнеет. А чтобы мацать нужна темнота. Нужен укромный уголок. Нужны девочки с титьками. Желательно, чтобы девочек побольше, и титьки побольше. Всех их зажать в один угол!.. Е…понский бог! Какая благодать!

Короткое замыкание!

Мы-то знали, когда погаснет свет и наступит тьма. Планомерно готовились. Каждый из нас выглядывал жертву еще при свете. Это похоже на настоящую охоту. Перед наступлением темноты мы почему-то снимали мятые пионерские галстуки и складывали их во внутренние карманы темно-синих заношенных костюмов-курток. Нам казалось, что из обычных пионеров мы превращаемся… превращаемся?.. Чёрт знает – в кого превращаемся.

Один из нас, Мина, Пимыч, Корчуган или Ваш покорный слуга подходил к розетке 220 вольт, оглядевшись по сторонам, быстро пихал туда растопыренную шпильку для волос. Происходило замыкание. Свет во всей школе гас. Начиналась кульминация охоты.

Пацаны срывались со старта, как проворные угри скользили по коридорам, лавировали-лавировали, в надежде схватиться за большую титьку. Чем больше титька, тем сильнее азарт. Тем приятнее потом рассказывать друзьям об удачной охоте. В темноте стоял истошный девичий визг.

- Щ-шмяк! – кто-то из пацанов упал на пол. Защита сработала.

- Убью! – слышится в темноте голос Ирки Говенько, которая пугала всех своим гигантским ростом, но у неё были очень даже хорошенькие титешки. Такие прикольные!

- Титички! – прикладывал к своей груди кулаки с растопыренными указательными пальцами Корчуган и взвизгивал от удовольствия, - Фи-ить! Ништяк!

Мы с Миной в мацовке поднаторели, уже не заглядывались на незрелых школьниц, а стали караулить учительницу математики, Ирину Прокопьевну. Молодая, грудастая, с аппетитной жопой, красивыми ногами. Большая мечта Мины. Он во что бы то не стало, желал пощекотать её титёшки, потрогать её ягодицы. Желал всей душой, всей плотью, всеми мыслями. На уроках математики он рисовал обнаженную Ирину Прокопьевну на последней странице тетради. Рисовал, надо сказать, плохо, но узнать её в неровных набросках было можно. Она даже в самом страшном сне вообразить себе не могла, что у неё на груди могут оказаться наши с Миной грязные руки. А мы это планировали. Мы к этому готовились.

Пимыч сегодня вырубал свет. Его очередь. Мы с Миной встали на исходные. Я, как полагается, снял галстук. Мина не носил галстука.

- Вот она. Щас будем брать, - несколько раз погладил себя по волосам Мина.

Ирина Прокопьевна поднималась по лестнице.

Я заволновался. Первый раз ведь должен мацать учителку. Не хухры-мухры. Математичка. Стал оглядываться на Пимыча. Мина хладнокровно взял меня за руку, тихо сказал:

- Обожди. Рано, Сергофан.

Помимо Ирины Прокопьевны по лестнице, как назло, шли двое малюсеньких октябрят и несколько пионеров пятого-шестого классов. Почему-то именно сейчас им понадобилось подниматься на второй этаж! Пимыч с нетерпением ждал отмашки.

Ирина Прокопьевна миновала один пролет, поднималась на второй. Мина спокойно сказал:

- Поехали, - и махнул рукой.

Пимыч сделал замыкание. Настала кромешная тьма. Глаза, не привыкшие к темноте, ничего не различали. Но мы с Миной тщательно просчитали курс нашего движения, и двигались на ощупь, как два крота. В воздухе повисла тишина. Некоторые еще не понимали, что к ним крадутся мацать. Через минуту раздался первый визг. Это Пимыч уже начал шарить своими толстыми ручонками. Темнота ожила, зашевелилась, проглотила тишину и протяжно отрыгнула шум-гам-крики. Мы с Миной были уже на полпути к цели. Еще двенадцать ступенек. И нежные большие титички Ирины Прокопьевны будет в наших руках. Но вдруг на моем пути возник ученик начальных классов. Я случайно задел его коленом. Он мягко свалился, скатился по ступенькам, а когда приземлился, раздался его громкий вой. В нём было гораздо больше страха, чем боли. Я подумал: «Блин, чтоб тебя!» И пошел не к Ирине Прокопьевне, а на голос мальчика. Мина же в тот момент приблизился к заветной цели, запустил в её грудь свои крепкие руки. Ирина Прокопьевна громко крикнула что-то непонятное и, видимо, попыталась вырваться из цепких объятий Мины. На пол что-то посыпалось. Видимо, ручки, тетради.

- Пусти, подонок! – истошно кричала Ирина Прокопьевна.

Мина делал свое дело и молчал. Нужно остаться неузнанным. Мацать всегда надо молча, иначе твой голос может тебя выдать. У нас всё рассчитано. Свет после замыкания в школе включали через пять-шесть минут (проверено опытом). Четыре минуты у нас было на мацовку. Минута, чтобы скрыться. Мы об этом помнили. И никто из нас, ни Мина, ни я, ни Корчуган, ни Пимыч еще не разу не попался. Мы выходили из темноты чистыми. Мы – профессионалы!

Я сидел на корточках возле мальчика и спрашивал, где у него болит. Мальчик отвечал: «Здесь» Но в кромешной тьме я ничего не видел. А там, в углу Мина мацал Ирину Прокопьевну. Блин, какое, видимо, щастье мацать Ирину Прокопьевну! У неё самые прикольные груди на всю школу. И Мина сейчас наслаждается. Ирина Прокопьевна уже не кричала громко. В углу шла яростная борьба. Я завидовал Мине. Он был щастливейший человек. Скажите после этого, что мацать Ирину Прокопьевну – это не человечно! Это очень даже человечно. И мой друг Мина делал это. Я завидовал и гордился моим другом. Пошла третья минута темноты. Мине скоро надо сматываться. Иначе его могут увидеть. Мацать школьниц – это еще куда не шло! А вот мацать учителей – это уже, извините меня, высшая мера!

Блин! Неожиданно на минуту раньше включили свет, который резко ослепил всех. Через доли секунды глаза начали привыкать. Рядом со мной возникла Джема Андреевна – суровый директор школы, железная леди, наводившая ужас на школьников один своим видом. А в углу я увидел потрясающую картину – Мина лежал на Ирине Прокопьевне, а его руки на её груди.

- Петро-о-ов!!! – ужаснулась Ирина Прокопьевна. Оттолкнула от себя растерявшегося Мину, вскочила с пола, нервно отряхнулась и быстро пошла.

Джема Андреевна приподняла Мину за большое ухо и жестко выпалила:

- С родителями! На педсовет!

О Мине пошла слава. Он стал известен на всю школу. О нем слагали легенды, придумывали истории с его участием. На педсовете его матери не стали рассказывать всех тонкостей поведения сына. Сказали лишь, что учится безобразно, ведет себя вызывающе, недостойно и за следующий проступок будет исключен из школы.

- Петров, обещай больше не совершать поступков порочащих честь школы!
- Обещаю.

Через полгода Ирина Прокопьевна ушла преподавать в Гимназию. Но слава о её титьках ходит в школе по сей день. О Мине вспоминают, как о мастере мацовки.

Сейчас он владелец цеха деревянных изделий, где делают двери, окна, половую доску, паркет и тд. Мы встречались с Миной пару лет назад. Я стоял возле магазина. Неподалеку остановилась машина. Он вылез, подошел ко мне, мы поздоровались, обнялись. Начали о чем-то говорить, но разговор не клеился. Слишком многое нас разделяет. Мы абсолютно разные. Не будем же мы говорить о титьках Ирины Прокопьевны! А может, надо было поговорить? По-крайней, мере это точно наша тема. Наше детство. Наша мнимая свобода.

Блин, опять хотел написать про письки! А написал про титички! Думаю, напишу… потом. Напишу про мою первую любовь в школе, которой я посвящал стихи, но которую трахнул мой лучший друг, про первый сексуальный опыт, про… Придумаю что-нибудь. Вернее, вспомню. Опишу.

Всего хорошего! Ваш СР.



Черная слеза
публикация №1201111274

23 января 2008 Иванов Валерий Григорьевич

Аннотация от автора: - Да, ты чё, Ржавый! Совсем оборзел…, - Кирилл перевернул лежащие часы и ткнул пальцем в откинувшуюся заднюю крышку, - настрой свои буркалы – это же Павел Буре, 1893 год… А ты двадцатник зеленых задвинуть хочешь… Даже меньше… Одно серебро, из которого этот бимбер склепан, впятеро дороже стоит!

Открыть полную версию публикации



Счастье
публикация №1201027866

22 января 2008 reshetnikov Эротическая проза

Аннотация от автора: Полумрак. Свет от экрана домашнего кинотеатра бурлит, касается стен, потолка, пола, кровати, ломается, бликует тонами, играет тенями, то оголяет, то заполняет серой темнотой пространство большой спальни. Из динамиков вырываются возбужденные, грамотно поставленные «ахи-вздохи»: «о, my God!», «А-а!», «Oh my!», «Fast!», «Fuck me!», «Yes-yes!», и снова «А-а!», «о, my God!» И так бесконечно. Муж и жена, Витя и Ира смотрят порнофильм.

Открыть полную версию публикации



Палец в жопе, зверёк в норке.
публикация №1201027734

22 января 2008 reshetnikov Эротическая проза

Аннотация от автора: Я держал средней палец левой руки в ЕЁ жопе. Мы сидели вплотную друг к другу на широком кресле в темном углу кафе «Япошка» на улице Тверской в сердце России. На нас не обращали внимания. По крайней мере, так казалось. Хотя, если признаться честно, нам было уже безразлично. Ну, не то, чтобы совсем безразлично, - вовсю по фигу. У нас была страсть, хотя ОНА называла это отношениями. Но в глубине души я подозревал, что это именно страсть, дьявольская, сметающая на своем пути всё: деньги, родных, близких, друзей, старые привычки, детские комплексы, недоговоренности.

Открыть полную версию публикации



СЛЕПАЯ ЛЮБОВЬ.
публикация №1201027200

22 января 2008 reshetnikov Рассказы

Аннотация от автора: Едем как-то однажды с другом на его машине по МКАДу. Болтаем о чем-то. Вдруг я замечаю, - на разделительной полосе лежит тело, связанное скотчем по рукам и ногам…

Открыть полную версию публикации



Муха
публикация №1201027092

22 января 2008 reshetnikov Эротическая проза

Аннотация от автора: Она последнее время не верила в Бога. Она ненавидела мир за несправедливость и равнодушие. Она презирала человечество, потому что оно не проявляло к ней хоть каплю человечности. Она с пренебрежением относилась к прилавку и кассе, которая с регулярностью выходила из строя в самый неподходящий момент. Её звали Рита, иногда Марго, редко ласково Риток-Цветок. А иногда никак не звали. Или грубо бросали – «ТЫ!», тем самым, указывая ее место. Лет пять назад ее звали «Мухой».

Открыть полную версию публикации



Салат с перепелиными яйцами.
публикация №1201026682

22 января 2008 reshetnikov Эротическая проза

Аннотация от автора: Она позвонила первая. Я не видел ее целый год. Год назад наше расставание было знаковым. Я, как мне казалось, делал всё возможное, дабы она поняла, что мне ничего от нее не нужно, что меня она не возбуждает как женщина, что: «давай больше не будем встречаться» Блин, я не знаю! Для себя я окончательно решил, - не хочу ее, не буду. Не хочу, и всё. Но… Эх! Осенью я потратил на нее штуку в ресторане. А это, знаете ли, мне не очень понравилось.

Открыть полную версию публикации



Письки
публикация №1201026509

22 января 2008 reshetnikov Эротическая проза

Аннотация от автора: Есть поговорка, все девочки снизу одинаковы. Ничего подобного. Абсолютно неверно. Бля буду, они разные.

Внутри девочки – черт ногу сломит, срам господний, хуем кашу помешай, в рот не клади и не мур-мур. О женской душе мужчинам и писать не стоит. Внешне девочки полный раздрай: лепота, эклектика, порнуха, пирсинг в самых неожиданных местах особенно в пору эмансипации. О внешности многое написано. Я хочу написать про девочек снизу. Девочки между ног – это впечатляюще, дьявольски интересно, незабываемо, сногсшибательно. И об этом, блин, как-то писатели-мужчины умалчивают. Не договаривают. Стесняются. Или ни фига не знают. Спят со своими женами и любовницами в темноте, под одеялом… Ручаюсь, куннилингус ни разу не делали. Слова такого не слыхивали. Знать обо всем этом не желают. Или просто пристрастились к мужчинам. Приравнивают себя к Платону, или, чего хуже, к Уильяму Берроузу. На этот счет из далекого детства помню прибаутку – лучше нет влагалища, чем очко товарища.

Открыть полную версию публикации

ДАЛЕЕ:

Предыдущие 10 публикаций | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 17 18 19 20 21 22 23 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 | Следующие 10 публикаций

Ваше мнение?