Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

САМИЗДАТ: ПРОЗА есть новые публикации за сегодня \\ 25.11.17

ВОСПОМИНАНИЯ УЧАСТНИКОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ КАК ИСТОЧНИК ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Дата публикации: 27 марта 2017
Автор: М. Н. ЧЕРНОМОРСКИЙ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: САМИЗДАТ: ПРОЗА
Источник: (c) Вопросы истории, № 3, Март 1957, C. 149-154
Номер публикации: №1490609039 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


М. Н. ЧЕРНОМОРСКИЙ, (c)

найти другие работы автора

Среди различных видов источников по истории Великой Отечественной войны большое место занимают воспоминания участников борьбы на фронте и в тылу. Эти воспоминания, как и вообще мемуары, являются для исследователя вспомогательными, дополнительными источниками. Свидетельства непосредственных участников событий нередко раскрывают такие стороны действительности, которые часто не могут найти отражения в других материалах. Настоящая статья ставит своей задачей рассмотреть некоторые вопросы, связанные с использованием мемуаров в научно-исследовательской работе.

 

В числе авторов воспоминаний о Великой Отечественной войне имеются участники борьбы на фронтах, деятели партизанского движения и подпольной работы во вражеском тылу, работники промышленности и сельского хозяйства1 . В воспоминаниях рассматриваются все периоды войны, действия различных родов войск, партизанских отрядов, подпольных групп, различных людей.

 

История Отечественной войны уделено значительное место в воспоминаниях, охватывающих весь жизненный путь автора, но таких воспоминаний буквально единицы2 . В несколько большем количестве представлены воспоминания, посвященные только периоду Великой Отечественной войны3 . К ним можно также причислить записки военных корреспондентов, представляющие собой целостное изложение событий, участниками и очевидцами которых они являлись4 .

 

Некоторые дневники участников войны опубликованы без каких бы то ни было серьезных изменений5 , другие подверглись основательной доработке и даже переработке6 .

 

Основную массу мемуарной литературы составляют так называемые литератур-

 

 

1 О воспоминаниях работников промышленности и сельского хозяйства будет сказано весьма кратко, так как на страницах журнала уже приводился краткий обзор состояния источников, освещающих борьбу тружеников советского тыла в годы Великой Отечественной войны. См. Е. Г. Бор-Раменский. Об источниках и литературе по истории советского тыла в годы Великой Отечественной войны. "Вопросы истории". 1955, N 12.

 

2 П. Игнатов. Жизнь простого человека. М. 1948, и некоторые другие.

 

3 И. Падерин. На главном направлении. М. 1950; И. Левченко. В годы великой войны. М. 1953; И. Козлов. В Крымском подполье. М. 1949; П. Вершигора. Люди с чистой совестью. М. 1951; В. Андреев. Народная война. Л. 1952; М. И. Наумов. Хинельские походы. Л. 1953; Д. Медведев. Сильные духом. Киев. 1951; Г. Линьков. Война в тылу врага. М. 1947; Е. Степанов. Партизанскими тропами. Астрахань. 1954; И. Бескромный. Лесная правда. Записки редактора партизанской газеты. Одесса. 1953; А. Цессарский. Записки партизанского врача. М. 1956, и др.

 

4 В. Закруткин. Кавказские записки. 1942 - 1943. М. 1948; А. Ф. Поляков. В тылу врага. М. 1942; Л. Коробов. В беседе с вашим корреспондентом. М. 1956, и др.

 

5 С. Руднев. Щоденник про карпатський рейд. Киї;в. 1949; М. Попудренко. Щоденник. Киї;в. 1949; "Пока стучит сердце". Дневники и письма Героя Советского Союза Евгении Рудневой. М. 1955; Вера Инбер. Почти три года. М. 1946, и др.

 

6 И. Ирошникова. Где-то в Сибири. М. 1946; М. Драгунов. Это было на нашем заводе. Хроника 1941 - 1945 гг. М. 1948; К. Ползикова-Рубец. Они учились в Ленинграде. Л. 1954, и др.

 
стр. 149

 

ные записи7 . Именно эта группа источников является наиболее спорной, и на ней необходимо более подробно остановиться. Первой литературной записью являлась книга Е. Герасимова, который записал воспоминания С. Ковпака и ряда ковпаковцев о боевом пути соединения8 .

 

Литературная запись или литературная обработка впоследствии получили широкое распространение. Под этими понятиями скрываются различные по своему происхождению произведения: рассказ, возникший на основе записи писателем устного изложения участника войны; повесть, появившаяся в результате содружества и совместной работы писателя с участником войны; наконец, возможна литературная обработка, иногда довольно основательная, рукописи участника войны.

 

Литературная запись как исторический источник крайне противоречива. С одной стороны, ей свойственна строгая последовательность и фактичность событий, конкретность характеристики людей в их непосредственной практической деятельности, в реальных условиях их жизни и борьбы. В этом отношении литературная запись тесно смыкается с мемуарами и является источником мемуарного типа. С другой стороны, вторжение литератора в написание воспоминаний неизбежно вносит определенные черты, свойственные художественному произведению. Писатель широко использует право на беллетризацию, рассматривая воспоминания уже как художественное произведение, причем такая беллетризация в известной степени обесценивает литературную запись как исторический источник.

 

К сожалению, имел место ряд обстоятельств, который приводил к ухудшению качества не только литературной записи, но и вообще воспоминаний участников войны с точки зрения их ценности как исторических источников. Потребительское отношение к воспоминаниям со стороны некоторых издательств приводило к тому, что меньше всего обращалось внимания на достоверность в изложении событий. Не только писатели, осуществлявшие литературную запись, но даже участники войны - авторы воспоминаний - нередко начинали подходить к своим воспоминаниям как к литературному творчеству, допуская вольности в изложении фактов и отстаивая свое право на вымысел.

 

Существенным недостатком в ряде воспоминаний является наличие лакировки некоторых сторон действительности. Например, такой лакировкой страдают отдельные главы (особенно первая и вторая) воспоминаний В. Козлова, в которых описываются Минская область накануне и в первые дни Великой Отечественной войны и сражения советских войск под Минском. Автор в своем рассказе отвлекается от того, что Советская Армия в начале войны испытывала серьезную нехватку в самолетах, и в воздухе фактически господствовала немецко-фашистская авиация9 .

 

Но в целом следует отметить, что мемуары дают сравнительно объективную характеристику тяжелых условий, в которых приходилось бороться советским войскам в первые месяцы войны: выходить из окружения, организовывать и вести борьбу в тылу врага.

 

Воспоминаниям участников войны присущи недостатки, которые типичны для мемуаров вообще и прежде всего свойственны нашей памяти. Одним из результатов искажений, вызванных несовершенством нашей памяти, являются погрешности в датировке событий. К тому же участники войны датируют только наиболее запомнившиеся им события, но обычно точной датировки не дают или дают ее более широко (даже в пределах месяца). Во всяком случае, следует подвергать проверке даты, приводимые в воспоминаниях. В результате того, что запоминаются только те факты, которые выделяются из общей цепи событий или запоминаются вследствие своей необычности, изложение воспоминаний хотя и сохраняет хронологическую последовательность, но ведет-

 

 

7 Г. Пенежко. Записки советского офицера. Литературная запись Е. Герасимова. М. 1949; И. Кожедуб. Служу Родине. Литературная запись А. Худадовой. М. 1949; Я. И. Иосселиани. Записки подводника. Литературная запись И. Кремлева. М. 1952; С. А. Ковпак. От Путивля до Карпат. Литературная запись Е. Герасимова. М. 1949; А. Ф. Федоров. Подпольный обком действует. Литературная запись Е. Босняцкого. М. 1954; В. Козлов. Люди особого склада. Литературная запись А. Кулаковского. М. 1953; А. Сабуров. За линией фронта. Литературная запись П. Лопатина. М. 1953; В. Ливенцев. Партизанский край. Литературная запись Г. Нехай. Л. 1951; Г. Артозеев. Партизанская быль. Литературная запись И. Бразуль. М. 1954, и др.

 

8 "Литературная газета", 19 апреля 1951 года.

 

9 В. Козлов. Указ. соч., стр. 10.

 
стр. 150

 

ся фрагментарно, эпизодично, с элементами случайности в подборе фактов, с большей или меньшей подробностью в зависимости от того, насколько они запомнились.

 

Поэтому в мемуарах непропорционально много места может быть уделено фактам, которые по сравнению с другими являются второстепенными. Например, такому сравнительно второстепенному факту, как история с "казачками", непомерно много места (по шесть страниц) в своих книгах отводят П. Вершигора и Л. Коробов11 . С точки зрения значения этого факта вряд ли он заслуживал такого подробного рассказа. Запомнилась в деталях вся эта история обоим авторам из-за необычности решения "деда-Мороза" - А. Коренева. В то же время о таком важном событии, как перевод рейдового соединения с саней на телеги, ничего, по существу, не сказано ни в воспоминаниях П. Вершигоры, ни у С. Ковпака. Только по воспоминаниям Л. Коробова12мы узнаем об этом некоторые подробности.

 

Наконец, вследствие недостатков памяти одни и те же события могут быть освещены с различной степенью точности и с известными искажениями. Характерны в этом отношении воспоминания различных авторов о действиях партизанского соединения С. А. Ковпака, когда в ряде случаев рассказ о тех же самых событиях дается с некоторыми отклонениями друг от друга. Только тщательный сравнительный анализ позволяет восстановить подлинную картину событий.

 

В своем большинстве авторы воспоминаний о Великой Отечественной войне хорошо понимали ограниченность памяти как источника для написания воспоминаний. Поэтому большинство участников событий опиралось на другие источники, которые должны были документировать или помочь восстановить в памяти различные стороны событий.

 

Как правило, авторы воспоминаний в предисловии или послесловии специально упоминают источники, которые ими дополнительно привлекались. Так, М. Наумов в послесловии пишет: "Личные воспоминания автора, подлинный дневник отряда, стенограммы воспоминаний, записи со слов населения бывшими партизанами Анатолием Инчиным, Антоном Пасько и Петром Петрикеем, а также и рассказы местных жителей: Ефима Коляды, Артема Гусакова, Михаила Лущенко, Сергея Пузанова - питали творческую мысль автора при работе над этой книгой"13 . Однако нередко авторы не дают указаний на использованные источники.

 

Тщательный анализ воспоминаний позволяет выявить источники, которыми пользовался автор: дневники, письма, телеграммы, приказы и другие материалы. Автор может эти материалы прямо включать в текст или специально сказать о них в примечании14 . Тем не менее, поскольку воспоминаниям участников войны присущи все недостатки, свойственные такому источнику, как память, они требуют всесторонней критической проверки для установления искажений, возможных при изложении событий, уточнения в описании явлений, которые нашли свое освещение в мемуарах. В большинстве случаев в воспоминаниях участников войны имеются специальные своеобразные заверительные записи о достоверности сообщаемых сведений. Такую запись делает А. Федоров: "Дневника я не вел. Жаль, конечно. Однако память у меня хорошая, а то, что не запомнилось, - по всей вероятности, или не очень важно, или плохо мне известно. Я же решил рассказать лишь о том, что видел сам или, по крайней мере, совершенно достоверно знаю"15 . Таких заверительных записей можно привести много. В них подчеркивается, что участники событий пишут воспоминания, в которых содержится только правдивый рассказ о виденном и пережитом. Нередко авторы указывают на то, что их воспоминания носят характер документального свидетельства о событиях, в которых им приходилось участвовать.

 

Историки должны максимально использовать мемуары, которые имеются в настоящее время. Но это невозможно без их критического источниковедческого анализа. Основным средством проверки содержания мемуаров является их сравнительный анализ с другими источниками, а также сопоставление мемуаров различных авторов. Использование сообщений Совинформбюро для проверки мемуаров очень затруднительно,

 

 

11 П. Вершигора. Указ. соч., стр. 191 - 196; Л. Коробов. Малая земля. М. 1948, стр. 42 - 47.

 

12 С. А. Ковпак. Указ. соч., стр. 148; П. Вершигора. Указ. соч., стр. 234, 238; Л. Коробов. Малая земля, стр. 93.

 

13 М. Наумов. Указ. соч., стр. 386.

 

14 См. П. Вершигора. Указ. соч., стр. 56, 241.

 

15 А. Федоров. Указ. соч., стр. 3.

 
стр. 151

 

так как сводки довольно часто публиковались без указания на точное место действия, время, наименование отряда и фамилию командира. Некоторую помощь исследователям может оказать справочник, в котором даны сведения о составе партизанских отрядов, упоминавшихся в сводках16 . В то же время мемуары позволяют расшифровать историю ряда сообщений Совинформбюро17 , а также раскрыть некоторые сводки18 .

 

Почти такое же положение и с газетами периода минувшей войны. В газетах того времени часто производилась зашифровка места, объекта, названий отрядов. Чтобы выяснить, в какой степени газета может служить источником проверки мемуаров, остановимся на таком примере. В "Правде" печатался ряд корреспонденции Л. Коробова об отряде С. Ковпака. В одной из таких корреспонденции читаем: "Успех был переменный - до тех пор, пока не подошла группа автоматчиков тов. К. Она ударила во фланг немецким цепям, и они, дрогнув, перешли в беспорядочное отступление. К вечеру в штаб отряда было доставлено 14 трофейных пулеметов, батальонный миномет с ящиками мин, 102 винтовки и 13 автоматов... Спустя некоторое время наша разведка встретила людей из села Б. Они рассказали, что через день после нашего ухода на село налетели бомбардировщики и начали яростно бомбить его"19 .

 

Речь идет, судя по воспоминаниям ковпаковцев20 , о бое у села Кодра, "тов. К" - знаменитый командир третьей роты разведчиков Карпенко, "село Б." - Блитча. Таким образом, газеты в ряде случаев не могут явиться источником для проверки правильности описания событий в мемуарах. Напротив, сведения в газетах можно иногда проверить и расшифровать по мемуарам.

 

Безусловно, источником для проверки достоверности мемуаров являются архивные материалы. Но доступ к архивным документам этого периода до последнего времени был чрезвычайно затруднен, а с публикацией документов по истории Великой Отечественной войны дело обстоит еще плохо. Затруднен также доступ к интереснейшим фондам Комиссии по истории Великой Отечественной войны, которые в настоящее время находятся в Институте истории Академии наук СССР. Эти фонды хранят стенограммы бесед и рассказов участников войны, записанные после происходивших событий, в том числе и бесед с некоторыми авторами мемуаров, записки и дневники участников войны и другие документы. Более широкое использование этих фондов должно помочь историкам в проверке достоверности ряда мемуаров. В этом отношении важны также имеющиеся в музеях, в том числе в Музее революции, отдельные материалы и документы периода Великой Отечественной войны.

 

Некоторые возможности открывают опубликованные, правда, в очень ограниченном количестве, дневники участников войны, например, С. Руднева и М. Попудренко. Имеются и живые свидетели - участники событий, привлечение которых к оценке мемуаров в настоящее время может помочь в решении ряда вопросов о достоверности воспоминаний. Эффективным является сравнение мемуаров между собой в тех случаях, когда они перекрещиваются друг с другом. Такие возможности предоставляет группа партизанских воспоминаний. Их сопоставление показывает, что они могут различаться в частностях, давать освещение событий с различных точек зрения. Это можно показать на примере воспоминаний А. Федорова и Г. Артозеева, где первый выступает как командир соединения, а второй - как рядовой боец21 . Результаты такого сопоставления позволяют утверждать, что в целом воспоминания о Великой Отечественной войне в своей основе вполне достоверны.

 

Тщательный источниковедческий анализ текста воспоминаний в сочетании с изучением вопроса о происхождении и создании мемуаров позволяет установить те наслоения, которые оказались в них, и те факты, которые могут быть использованы в качестве документального свидетельства очевидца и участника события. Полнота воспоминаний и правильность освещения событий зависят от жизненного опыта и кругозора

 

 

16 "Справочник к I - VIII томам сообщений Совинформбюро", стр. 49 - 51.

 

17 См., например, А. Федоров. Указ. соч., стр. 552 - 554.

 

18 См., например, В. Андреев. Указ. соч., стр. 180.

 

19 Л. Коробов. Удар по коммуникациям врага. "Правда", 9 апреля 1943 года.

 

20 С. А Ковпак. Указ. соч., стр. 150; П. Вершигора. Указ. соч., стр. 257 - 260; Л. Коробов. Малая земля, стр. 126 - 129.

 

21 См. также рассказ С. Ковпака о встрече с группой Ф. Карпенко, который становится понятным только при ознакомлении с рассказами Карпенко, Цымбала и Ивана Намалеванного, С. А. Ковпак. Указ. соч., стр. 12 - 14; П. Вершигора. Указ. соч., стр. 55 - 58.

 
стр. 152

 

того, кто писал, что хотел написать, что мог знать и запомнить и как воспринимал события автор воспоминаний. Поэтому особо важное место занимает ознакомление с биографией и конкретными обязанностями по работе, которую выполнял автор воспоминаний. Широта кругозора в данном случае зависит не столько от уровня развития, образования и т. п., сколько от места, которое занимал автор мемуаров в описываемых событиях. Исключением являются только военные корреспонденты, которые находились при штабах воинских частей и которых обязаны были информировать о происходящих событиях в пределах возможного22 . С этой точки зрения вопрос об авторстве стоит по-разному для каждой из групп мемуаров.

 

Лучше всего дело обстоит с мемуарами участников борьбы в тылу врага. Имеется ряд воспоминаний руководителей подпольных партийных организаций и командиров крупнейших партизанских соединений и отрядов23 . Мемуары с известной полнотой охватывают три основных очага партизанского движения: в брянских лесах - основной базы партизанского движения24, на Украине и в Белоруссии. Помимо этого, имеются воспоминания командиров партизанских отрядов других районов страны, где развернулась героическая борьба против немецко-фашистских оккупантов25 . Вопросы организации подполья и партизанских отрядов, их непосредственная деятельность, как правило, раскрыты в этой группе мемуаров более подробно и глубоко.

 

В мемуарах партизан обычно находим подробные описания пути следования, план и ход боевых операций, даже таких крупных, как ликвидация "сарнского креста"26 , взрыв "голубого моста"27, проведенный совместными усилиями ряда партизанских отрядов. Воспоминания раскрывают специфику борьбы партизанских отрядов в конкретных условиях, а также при необходимости - перестройку системы отрядов. Мемуары подробно рассказывают о взаимодействии отрядов и соединений и поднимают ряд других важнейших вопросов.

 

Особую ценность составляют воспоминания участников подполья и партизанского движения для изучения всенародной войны в тылу врага. Мемуары раскрывают систему организации подполья, роль подпольных областных и районных комитетов партии, их непосредственную работу в тылу врага, формы и методы борьбы в условиях подполья, взаимосвязь подполья с партизанскими отрядами и т. д. Мемуары дают исключительные по своей ценности материалы о мужестве, стойкости, героизме и беззаветной преданности Родине советских людей, развернувших всенародную войну в тылу врага. Воспоминания особенно ценны тем, что в них очень конкретно показана роль коммунистической партии в борьбе за разгром врага. Буквально нет ни одного воспоминания участников войны, в котором не была бы подробно показана роль и повседневная деятельность политического состава армии, партийных армейских организаций, партийно-политическая работа в армии и сила личного примера коммунистов.

 

Основным контингентом авторов воспоминаний - участников борьбы на фронтах - являются лица среднего и в редких случаях старшего командного состава. Это само по себе имеет, безусловно, положительное значение как свидетельство рядовых творцов нашей победы. Но, с другой стороны, по своему положению и кругозору авторы этой группы воспоминаний не могут охватить все значение событий в целом, а освещают только отдельные, частные моменты событий и явлений. Очень редко авторы воспоминаний были при штабах более крупных воинских частей, как, например, Г. Пенежко. Больший интерес в этом отношении представляют записки военных корреспондентов28 , но и они довольно ограниченны.

 

Среди авторов имеющихся мемуаров совершенно отсутствует генералитет Совет-

 

 

22 "О партийной и советской печати". Сборник документов. М. 1954, стр. 499 - 500.

 

23 См. указанные сочинения А. Федорова, И. Козлова, В. Козлова, С. Ковпака, А. Сабурова, М. Наумова, Г. Линькова, Д. Медведева, П. Игнатова, В. Ливенцева и др.

 

24 Брянская область, как известно, находится на стыке трех республик: РСФСР, УССР и БССР. Это позволило превратить брянские леса в центральную партизанскую базу всех трех республик.

 

25 П. Игнатов. Указ. соч.; С. Кудрин. Вдали от Большой земли. Куйбышев. 1950, и др.

 

26 С. А. Ковпак. Указ. соч., стр. 134 - 136; П. Вершигора. Указ. соч., стр. 120 - 138.

 

27 В. Андреев. Указ. соч., стр. 226 - 232; "Брянские партизаны". Брянск. 1951, стр. 29 - 40.

 

28 В. Закруткин. Указ. соч.; А. Ф. Поляков. Указ. соч., и др.

 
стр. 153

 

ской Армии. При таком положении воспоминания даже в своей совокупности не смогут дать более или менее цельного представления о борьбе на фронтах в целом, и их свидетельства останутся ограниченными и смогут привлекаться только для более детального освещения некоторых описанных в них фактов.

 

Такое же положение имеется и в воспоминаниях тружеников советского тыла. Среди авторов воспоминаний нет руководителей партийных и советских организаций, командиров промышленности и сельского хозяйства, нет ни одного человека, который вел бы большую руководящую работу в годы войны29 .

 

Поэтому настоятельно необходимо в интересах развития советской исторической науки появление мемуаров представителей генералитета Советской Армии и руководящих деятелей народного хозяйства СССР. Характерно, что за последние годы опубликовано значительное количество мемуаров представителей генералитета бывшей немецко-фашистской армии30 . Все эти мемуары пытаются оправдать германский милитаризм, свалить вину за поражения на советском фронте на Гитлера и его окружение и ведут самую разнузданную реваншистскую пропаганду. Немало фальсификаций истории второй мировой войны содержится и в многочисленных мемуарах английских и американских генералов. Тем важнее советскому читателю и историкам получить мемуары генералитета Советской Армии, которые смогут на фактах изобличить все эти измышления. Этот вопрос необходимо решить в возможно короткий срок. Организацией этого дела следовало бы заняться сектору истории Великой Отечественной войны Института истории Академии наук СССР. Большую помощь в публикации мемуаров советского генералитета могло бы оказать вновь организованное Всесоюзное общество ветеранов войны.

 

Ценность воспоминаний участников войны бесспорна. Необходимо как можно шире использовать их при исследовании истории Отечественной войны, применяя все приемы и методы критического источниковедческого анализа.

 

 

29 О том, какие интереснейшие материалы могут дать такие воспоминания, свидетельствуют хотя бы воспоминания М. Драгунова "Это было на нашем заводе" (Профиздат. 1948), который по роду службы располагал довольно значительными общими материалами о работе завода.

 

30 H. Guderian. Erinnerungen eines Soldaten. Heidelberg, Vowinckel, 1951; A. Kesselring. Soldat bis zum letzten Tag. Bonn. 1953; E. Manstein. Verlorene Siege. Bonn. 1955, и др.

Опубликовано 27 марта 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?