Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

САМИЗДАТ: ПРОЗА есть новые публикации за сегодня \\ 21.07.17

Обзоры. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИМПЕРИАЛИЗМ И КИТАЙ

Дата публикации: 12 мая 2017
Автор: А. А. Волохова
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: САМИЗДАТ: ПРОЗА
Номер публикации: №1494539230 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. А. Волохова, (c)

найти другие работы автора

(ДИСКУССИЯ В СОВРЕМЕННОМ АМЕРИКАНСКОМ КИТАЕВЕДЕНИИ)

Во второй половине 60-х годов американские китаеведы начали весьма интенсивно заниматься изучением экономических процессов, происходивших в китайском обществе в конце XIX-начале XX века. За последние несколько лет опубликован ряд солидных монографий и немало статей по этой тематике1 . В них рассматриваются общие вопросы китайской экономики в указанный период и особенно сельское хозяйство этой страны. В той или иной степени эти работы касаются также влияния иностранного империализма на ход развития Китая. Интерес к этой проблематике в американском китаеведении возник отнюдь не случайно, хотя на первый взгляд может показаться, что, например, вопрос о воздействии ввоза иностранных товаров и капитала на развитие Китая в конце XIX - начале XX в. непосредственно как будто бы и не связан с современными американо-китайскими отношениями. Американские исследования по экономической истории Китая, равно как и довольно обширная литература о контактах между американскими представителями и Мао Цзэ-дуном в Яньани (1944 - 1945 гг.), преследовали цель "исторически обосновать" необходимость и возможность сближения КНР с развитыми империалистическими государствами Запада, и прежде всего США.

Американские буржуазные историки Р. Мерфи, Д. Перкинс, Р. Майерс, А. Фейерверкер, Д. Поттер, Г. Скиннер в своих книгах и статьях пытаются доказать, что вторжение иностранных держав в Китай в прошлом веке, ввоз иностранных товаров и капитала не повлияли на сельское хозяйство и ремесло Китая, что ускорение и углубление имущественной дифференциации и социального расслоения деревни, сопровождавшиеся разорением огромных масс крестьян и ремесленников, будто бы вовсе не были связаны с вторжением иностранного капитала. Более того, по Д. Перкинсу, обнищание и пауперизация китайской деревни вообще не были объективной реальностью, а являлись всего-навсего "представлением" ряда западных синологов, возникшим в результате того, что к оценке благосостояния китайского крестьянина стали подходить с "европейской меркой", "тенденциозно" и "необоснованно", "преувеличивая" при этом "отдельные" проявления нищеты2 .

Апологеты империалистического экспансионизма А. Фейерверкер, Хоу Цзи-мин, Дж. Шрекер и др. уверяют, будто иностранный капитал, не затронув основы китайского общества - сельского хозяйства, не нанес никакого вреда и развитию национальной промышленности. Более того, у этих авторов даже получается, будто иност-


1 G. Skinner. Marketing and Social Structure in Rural China. "Journal of Asian Studies", Vol. 24, 1964, N 1; Hou Chiming. Foreign Investments and Economic Development in China, 1840 - 1937. Cambridge (Mass.). 1965; J. Potter. Capitalism and the Chinese Peasant. Berkeley. 1968; D. Perkins. Agricultural Development in China, 1863 - 1968. Chicago. 1969; A. Feuerwerker. The Chinese Economy, 1870 - 1911. "Michigan Papers in Chinese Studies", 1969, N 5; R. Murphey. The Treaty Ports and China's Modernization: What Was Wrong? "Michigan Papers in Chinese Studies", 1970, N 7; R. Myers. The Chinese Peasant Economy: Agricultural Development in Hopei, and Shantung, 1890 - 1949. Cambridge (Mass.). 1970; J. Schreker. Imperialism and Chinese Nationalism: Germany in Shantung. Cambridge (Mass.). 1971.

2 D. Perkins. Op. cit., p. 185.

стр. 173


ранные торгово-промышленные предприятия в "открытых портах" были всего лишь незначительным (по своему удельному весу) компонентом китайской экономики и скорее играли роль "примера и катализатора" в развитии национальной промышленности, чем ее тормоза. Таким образом, низкий уровень китайской промышленности в начале XX в. связывается со слабым, даже "недостаточным", влиянием империализма. Отсюда прямо вытекает вывод о том, что Китай-де страдал не столько от вторжения иностранных держав, сколько от недостаточного внедрения иностранного капитала. В тех же случаях, когда факты отрицательного воздействия иностранного империализма на ту или иную отрасль китайской экономики, например, на внешнюю торговлю, были настолько явными и красноречивыми, что их просто невозможно было опровергнуть, эта отрасль объявлялась "слишком незначительной сферой" в китайской экономике. Названные историки упорно игнорировали то обстоятельство, что именно превращение Китая в рынок для иностранной промышленности обусловливало неблагоприятный торговый баланс этой страны.

Все упомянутые выше работы написаны китаеведами неолиберального направления. Обеляя политику империализма в Китае в прошлом, они явно подбрасывали определенной группировке маоистского руководства облеченный в квазинаучную форму тезис о предпочтительности для КНР сближения с капиталистическим миром. Ведь если даже в эпоху активной колониальной экспансии империализм был не злом, а "примером", "катализатором" для отсталой китайской экономики, то в современных условиях высокоразвитый в техническом отношении "народный", "демократический" капитализм тем более мог бы, по их заверениям, содействовать ускорению темпов "модернизации" Китая.

Взгляды, выраженные этими учеными, вызвали дискуссию о роли империализма в Китае. Против либералов выступили представители молодого поколения американских китаеведов, в основном из числа "радикалов". В середине 60-х годов группа молодых американских востоковедов выступила с критикой политики США в Азии и особенно американской агрессии во Вьетнаме. В 1967 г. они создали организацию "Комитет ученых, заинтересованных в Азии"3 , заявив о стремлении "бросить вызов интеллектуальной и организационной гегемонии ученых-либералов и выдвинуть альтернативы господствующим теориям в науке об Азии, которые служат эгоистичным либералам и экспансионизму"4 . Один из руководителей этого комитета, Дж. Пек, выступил в 1969 г. на страницах издаваемого комитетом журнала "Bulletin of Concerned Asian Scholars" со статьей, в которой подверг критике ученых и "американских наблюдателей по Китаю" за "пристрастный и необъективный" подход к трактовке многих важных проблем новой и новейшей истории этой страны5 . Дж." Пек предложил пересмотреть ряд устоявшихся в американской литературе положений, и в частности тезис о благотворном влиянии западного империализма на процесс "модернизации Китая". В 1970 г. с ответом Дж. Пеку выступил один из самых видных представителей китаеведов-либералов, директор Восточноазиатского исследовательского центра при Гарвардском университете Дж. Фэрбенк6 , однако дальнейшего развития дискуссия не получила.

В 1972 г. редакция "Bulletin of Concerned Asian Scholars" попыталась возобновить дискуссию, посвятив в одном из номеров специальный раздел вопросу о роли империализма в Китае7 . Было помещено краткое предисловие редактора и две статьи: профессора истории Колумбийского университета Э. Нейтана "Влияние империализма на Китай" и преподавателя истории Орегонского университета Дж. Эше-


3 Committee of Concerned Asian Scholars (CCAS), См. Р. В. Вяткин. У востоковедов США. "Вопросы истории", 1971, N 2, стр. 181.

4 Цит. по: Committee of Concerned Asian Scholars. 2d Annual National Conference. San Francisco. 1970, p. 3.

5 J. Peck. The Roots of Rhetoric: the Professional Ideology of America's China Watchers. "Bulletin of Concerned Asian Scholars". Vol. 2, 1969, N 1. Статья была перепечатана в книге: "America's Asia Dissenting Essays on Asian-American Relations". N. Y. 1971, pp. 40 - 66.

6 См. "Bulletin of Concerned Asian Scholars", Vol. 2. 1970, N 3.

7 Special Section: Imperialism in China. "Bulletin of Concerned Asian Scholars", Vol. 4, 1972, N 4, pp. 2 - 16 (Editor's Note; A. Nathan. Imperialism's Effects on China; J. Esherick. Harvard on China: The Apologetics of Imperialism),

стр. 174


рика "Гарвард о Китае: апологетика империализма". Защищая тезис о положительном влиянии иностранного империализма на развитие Китая, Э. Нэйтан не ограничился полемикой с Дж, Пеком и другими китаеведами "радикального" толка. Главное внимание он посвятил критике опубликованной в 1938 г. книги Г. Айзекса "Трагедия китайской революции"8 .

Эта книга была написана с троцкистоких позиций; отдельные ее положения сходны с выводами и оценками, содержащимися в работах современных китаеведов-"радикалов", однако она выбрана в качестве объекта критики не по этой причине. Заявив, что в ней будто бы выражен "марксистский взгляд на влияние империализма в Китае", Э. Нэйтан старается убедить своих читателей, что, критикуя Г. Айзекса (в действительности не имеющего ничего общего с марксизмом), он критикует ученых-марксистов. Игнорируя весьма существенные факторы внутреннего развития Китая (кризис феодальных отношений и господство чужеземной маньчжурской династии), Г. Айзекc пытался объяснить отсталость и слабость Китая в начале XX в. только одним внешним фактором - вторжением империалистических держав, которое, как он писал, привело, во-первых, к разрушению китайского ремесла и обнищанию массы ремесленников и крестьян, главным образом вследствие ввоза иностранных товаров, в частности текстиля; во-вторых, к застою национальной промышленности и торговли вследствие развития иностранных предприятий в "открытых портах"; в-третьих, к неблагоприятному внешнеторговому балансу и контрибуциям, подрывавшим благосостояние страны.

Э. Нэйтан, ссылаясь на новейшие американские исследования по истории китайской экономики, в отличие от Г. Айзекса утверждает, будто ввоз иностранных товаров не сказался отрицательно на состоянии китайского ремесла и сельского хозяйства, "В общем, - пишет Э, Нэйтан, - китайский рынок не оправдал надежд иностранных торговцев. Иностранные товары оказали на него лишь очень поверхностное воздействие"9 . В итоге Э. Нэйтан приходит к следующему заключению: "Представляется, что влияние империализма на китайскую экономику в целом было относительно слабым. По крайней мере с экономической точки зрения воздействие империализма было слишком ограниченным...". Далее Э. Нэйтан заявляет, что, несмотря на прямое вмешательство империалистических держав во внутренние дела Китая, "нельзя считать, что оно определяло исход или течение революции в Китае"10 . По мнению этого автора, сильнее всего империализм воздействовал на национальную психологию китайцев, поскольку-де он способствовал распространению в Китае нового представления о национальном суверенитете, состоящего, по словам Нэйтана, в том, что Китай должен стать сильным, чтобы вернуть свои суверенные права, хотя бы ценой разрушения традиционного социального и политического порядка. Это явление будто бы можно понять, только рассматривая его как "ответ на воздействие империализма", однако воздействие прежде всего психологическое, культурное и интеллектуальное. Итак, по Нэйтану получается, что контакты с империалистическими державами в прошлом не оказывали вредного влияния на китайскую экономику и не препятствовали, а кое в чем даже способствовали пробуждению национального сознания китайцев в борьбе за возвращение Китаю статуса "великой мировой державы", которым, по их представлениям, он обладал в древности и в средние века. Тем самым националистически и шовинистически настроенным маоистским лидерам подбрасывается еще один аргумент в пользу сближения с современными империалистическими державами.

В статье Дж. Эшерика объявляются неверными распространенные в историографии США концепции и оценки роли иностранного империализма в развитии Китая конца XIX-начала XX века. Что касается работы Г. Айзекса, то Дж. Эшерик определяет ее как "классическую" наравне с произведениями Э. Сноу11 и Мао Цзэ-дуна. Автор соглашается с тем, что "плачевное состояние", в котором оказался Китай в


8 H. Isaacs. The Tragedy of the Chinese Revolution. Stanford. 1961.

9 A. Nathan. Op. cit., p. 5.

10 Ibid, pp. 5 - 6.

11 Дж. Эшерик, вероятно, имеет в виду прежде всего книгу Э. Сноу "Красная звезда над Китаем" (E. Snow. Red Star Over China. N. Y. 1961), где, восхваляя Мао Цзэ-дуна, автор излагал его взгляды на китайскую революцию.

стр. 175


первой половине XX в., было прямым следствием вторжения западного и японского империализма. В то же время Дж. Эшерик отмечает, что во многих работах представителей гарвардской школы в последнее время выдвигается "радикально новая версия новейшей истории Китая", которая формулируется им следующим образом:

"...Империализм ускорял экономическое развитие, способствовал росту прогрессивного национализма западного стиля и институциональной модернизации. Возможно, гордость китайцев была несколько ущемлена и они испытали культурный шок, поскольку их столь резко вынуждали к модернизации, но в основном все, что делал Запад, было и необходимо и хорошо для Китая. Антиимпериализм и гоминьдана и КПЕ был, таким образом, проявлением близорукости, результатом непонимания благотворной неизбежности модернизации западного типа"12 .

По словам Дж. Эшерика, выводы и оценки, содержащиеся в упомянутых выше книгах Хоу Цзи-мина, Дж. Шрекера, Р. Майерса, а также в коллективном труде Дж. Фэрбенка, Э. Рейшауэра, А. Крэйга, равно как и в монографиях Дж. Фэрбенка и С. Эдшида13 , нельзя рассматривать как окончательные, хотя гарвардская школа в настоящее время стала "нормативным источником" для американского китаеведения. Явно адресуясь к своим коллегам - историкам-"радикалам", Дж. Эшерик заявляет, что ученые, которые хотят предложить альтернативы теориям гарвардцев, прежде должны создать фундаментальные исследования по ключевым вопросам истории Китая (состояние ремесла, экономика "открытых портов" и т. д.). Сам же Дж. Эшерик преследует своей статьей "более скромную" цель: показать некоторые ошибочные аспекты "гарвардского подхода" и выдвинуть ряд предварительных соображений, которые могут быть использованы в дискуссии с гарвардской школой. Дж. Эшерик предлагает понимать под "влиянием империализма" ту перестройку, которую в результате иностранного вмешательства претерпевают экономика, общественная жизнь, политика и культура колониальных и зависимых стран, перестройку, служащую экономическим и политическим интересам стран-метрополий. В работах неолибералов, которых Дж. Эшерик называет апологетами империализма, этот процесс рассматривается как часть процесса "модернизации". Сам же Эшерик считает, что "империализм вызывал экономические, социальные и политические кризисы, отклонения от нормального пути развития и нестабильность, что делало модернизацию любого буржуазно-демократического типа невозможной"14 .

Дж. Эшерик не согласен с тем, что внешняя торговля была будто бы "слишком незначительной сферой в китайской экономике"; он считает, что, несмотря на ее сравнительно небольшой объем, "привязывание Китая к мировому рынку шло достаточно интенсивно и оказывало отрицательное влияние на его экономику"15 . Сокращение вывоза шелка и чая из Китая и ввоз в страну хлопчатобумажных тканей лишили источников существования огромные массы крестьян и ремесленников. Вывод А. Фейерверкера о том, что иностранный капитал не разрушал китайское ремесло16 , опровергается Дж. Эшериком с помощью фактов, приводимых самим А. Фейерверкером. "Представляется бесспорным, - пишет Дж. Эшерик, - что империализм превратил... экономику Китая в нестабильную и зависимую, при этом миллионы крестьян лишились средств к существованию из-за колебаний цен на мировом рынке"17 . Он приводит еще одно важное доказательство отрицательного влияния империализма на развитие китайской национальной промышленности: бурный рост ее в период первой мировой войны, когда иностранцы "временно ушли из Китая", и резкий спад после их "возвращения" в 1920 году.

Апологеты империализма, пишет Дж. Эшерик, упрекают китайское правительство в слабости, из-за которой оно-де не в состоянии было обеспечить китайским про-


12 J. Esherick. Op. cit., p. 9.

13 J. Fairbank, E. Reischauer, А. Craig. East Asia: the Modern Transformation. Boston. 1965; S. Adshead. The Modernization of the Chinese Salt Administration. Cambridge (Mass.). 1971; J. Fairbank. The United States and China. Cambridge (Mass.). 1971.

14 J. Esherick. Op. cit., p. 10.

15 Ibid.

16 A. Feuerwerker. Handcraft and Manufactured Cotton Textiles in China. 1871 - 1910. "Journal of Economic History", Vol. 30, June 1970, N 2.

17 J. Esherick. Op. cit., pp. 10 - 11.

стр. 176


мышленникам и торговцам те же права, что и иностранцам. Но эта слабость, по его мнению, была прямым следствием иностранного присутствия в Китае: "экстерриториальность", "консульская юрисдикция", "открытые порты" были бы "логически невозможны" в сильном, суверенном Китае. Иностранные державы оказывали существенную поддержку консервативным силам для сохранения статус-кво, но не хотели, и не могли помогать созданию политического режима, способного восстановить полный суверенитет страны. В экономической сфере империализм развивал в выгодном ему направлении китайскую внешнюю торговлю и некоторые отрасли промышленности. Если империализм не совсем преуспел в перестройке всей китайской сельской экономики в соответствии с потребностями мирового капиталистического рынка, то современный сектор промышленности он развивал именно в этом направлении и таким образом осуществлял "ложную модернизацию", которая не давала почти никаких надежд на длительный экономический рост. Апологеты империализма утверждают также, что заслуга Запада состоит в том, что он поставил перед Китаем проблему сохранения суверенитета и даже предложил метод ее решения - развитие по пути западной буржуазной демократии. Однако, по мнению Дж. Эшерика, именно империализм был главной помехой такого развития.

Критикуя, и в ряде случаев обоснованно, американских китаеведов-представителей либерального направления и указывая на отрицательное влияние империализма на многие стороны экономической и политической жизни Китая второй половины XIX - начала XX в., Дж. Эшерик в конечном итоге приходит к заключению, что только внешний фактор-империализм не позволил Китаю успешно осуществить "модернизацию" в XIX - начале XX века. Влияние же внутренних факторов на судьбу Китая в тот период представляется ему не заслуживающим серьезного внимания. Это слабое место концепции Дж. Эшерика было сразу же замечено его оппонентами из либерального лагеря.

В 1973 г. дискуссия о роли империализма в Китае на страницах "Bulletin of Concerned Asian Scholars" была продолжена в форде обмена млениями18 . Первым с критикой "[радикала" Дж. Эшерика вновь выступил Дж. Фэрбенк. Он заявил, что "нарисованная Дж. Эшериком картина действий империализма в Китае нереалистична, поскольку изображает китайцев слишком пассивными", а роль империализма в Китае исключительно как отрицательную. Дж. Фэрбенк выражает беспокойство по поводу возможных политических последствий такой оценки империализма в условиях нынешнего сближения США с маоистскими лидерами. Фэрбенк упрекает Эшерика за то, что тот не принимает во внимание "этноцентризм, проникающий во все сферы жизни китайцев", и делает ударение на "господстве" империалистов в Китае в прошлом, что, по мнению Фэрбенка, может ущемить национальные чувства китайцев. Далее Фэрбенк пишет: "Слишком односторонний взгляд на историю контактов китайцев с иностранцами ведет к односторонним моральным представлениям, которые не являются хорошей базой для взаимоотношений между людьми. Не удивительно, что раскаявшийся в прошлых грехах иностранец, предлагающий помощь жалким китайцам, совершенно неприемлемая фигура для Мао Цзэ-дуна"19 .

После пересмотра многими учеными-либералами своих оценок вьетнамской войны (сам Дж. Фербенк, ранее не выступавший, подобно "радикалам" из "Комитета ученых, заинтересованных в Азии", против американской агрессии во Вьетнаме, в 1973 г. объявил ее "величайшим преступлением") Дж. Фэрбенк считает, что теперь нет оснований для существования в американском китаеведении различных "школ" или "направлений" и тем более - с политической окраской. Различные мнения Дж. Фэрбенк призывает обсуждать в форме академических диспутов, без навешивания ярлыков, вроде "апологеты империализма", как это было сделано в статье Дж. Эшерика20 . В ответе Фэрбенку Дж. Эшерик отметил изменение в оценке этим ученым вьетнамской войны, назвав это "признаком прогресса" и показателем того, что "критика и борьба "Комитета ученых, заинтересованных в Азии", несомненно, не были полностью безуспешными". Отметив, что у Дж. Фэрбенка нет


18 "Imperialism in China: An Exchange". "Bulletin of Concerned Asian Scholars". Vol. 5, 1973, N 2.

19 Ibid., p. 33.

20 Ibid.

стр. 177


конкретных замечаний по проблемам, затронутым в его статье, Дж. Эшерик подчеркнул, что продолжает оставаться на прежних позициях по вопросу о роли империализма в Китае. Точка зрения Дж. Эшерика была поддержана третьим участником "обмена мнениями", М. Янг из Мичиганского университета, заявившей, что подход Дж. Эшерика представляется ей "более плодотворным", чем подход Э. Нэйтана, который склонен рассматривать лишь "психологическое, культурное и интеллектуальное" влияние империализма на Китай.

Тезис китаеведов-"радикалов" о вторжении империализма как единственном решающем факторе, предопределившем слабость и отсталость Китая в конце XIX- начале XX в., перекликается с некоторыми положениями, содержащимися в серии брошюр по новой истории Китая, изданной маоистами в Шанхае в 1971 - 1972 гг. для обоснования и пропаганды нынешней политики пекинских лидеров. В брошюре о второй "опиумной" войне 1856 - 1860 гг., например, утверждается, что уже тогда иностранные державы, и в первую очередь царская Россия, превратили Китай в свой рынок сбыта и источник сырья, а "китайская деревня стала придатком мирового капитализма"21 .

Если у американских китаеведов-"радикалов" абсолютизация роли "внешнего фактора" в какой-то мере связана с их искренним протестом против современного империализма, то у маоистских историков подход к оценке этого фактора определяется стремлением подвести "историческую базу" под "стратегический курс" Мао Цзэ-дуна, согласно которому внешний фактор, и прежде всего якобы "угроза с Севера", должен определять главные направления во внутренней и внешней политике КНР.

Марксистская точка зрения состоит в том, что при анализе экономики и политики Китая необходимо рассматривать всю совокупность внутренних и внешних факторов, воздействовавших на развитие Китая: господство феодальных отношений, рост капиталистического уклада, вторжение иностранного капитала, вовлечение страны в сферу мирового рынка. Абсолютизация одного из этих факторов неизбежно влечет за собой искажение действительного хода китайской истории.


21 "Ди эр ци япянь чжаньчжэн". Шанхай. 1972, стр. 74.

Опубликовано 12 мая 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?