Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

САМИЗДАТ: ПРОЗА есть новые публикации за сегодня \\ 21.07.17

ВОПРЕКИ ФАКТАМ

Дата публикации: 4 июня 2017
Автор: В. И. БУГАНОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: САМИЗДАТ: ПРОЗА
Номер публикации: №1496568153 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. И. БУГАНОВ, (c)

найти другие работы автора

В N 4 журнала "Звезда" за 1974 г. опубликована статья Ю. Черниченко "Уравнение с известными". Значительная ее часть посвящена положению дел в костромской деревне, прежде всего Красному селу. Расположено оно в тех местах, где более трех с половиной столетий назад жил и погиб Иван Сусанин. Память о нем жива среди его земляков-потомков. "Наши места - сусанинские" - такие слова услышал от красносельцев автор статьи. Бегло рассказав о судьбе потомков Сусанина, Ю. Черниченко, по существу, поставил под сомнение патриотический подвиг костромского крестьянина и считает Сусанина одной из жертв разбойников (которых много развелось в ту смутную пору), а рассказы о том, как он завел врагов в болота и дебри, - выдумками XIX в., умело использованными самодержавием в пропагандистских целях.

В данном случае автор не оригинален и, как это явствует из его статьи, следует за известным либеральным буржуазным историком второй половины прошлого века Н. И. Костомаровым1 . Между тем точка зрения последнего подверглась тогда же основательной критике, в том числе со стороны крупнейшего знатока отечественной истории С. М. Соловьева2 . Отвергая официальную версию подвига Сусанина и достоверность народных преданий об этом подвиге, Н. И. Костомаров признавал лишь тот факт, что Сусанина поляки и литовцы замучили3 . Все другие сведения, которые содержатся в жалованных грамотах, выданных зятю и дочери Сусанина в 1619, 1633 и 1644 гг.4 , он подвергал сомнению, ссылаясь главным образом на молчание летописей и других актов, современных событиям 1613 года. Однако такой подход к источникам уже тогда не выдерживал критики. Именно поэтому взгляды Н. И. Костомарова встретили решительные возражения не только С. М. Соловьева, но и других русских ученых 70 - 80-х годов XIX века5 . И позднее точка зрения Н. И. Костомарова также не нашла поддержки среди историков 6 .

В советской историографии грамота 1619 г., как один из основных источников о Сусанине, пока еще не была предметом тщательного источниковедческого изучения. Появилась она при следующих обстоятельствах. В октябре 1619. г. царь Михаил Федорович в сопровождении матери инокини Марфы, получившей, кстати говоря, село Домнино, в котором жила семья Сусанина, в приданое, когда она выходила замуж за Ф. Н. Романова, предпринял по случаю возвращения отца из польского


1 Н. И. Костомаров. Иван Сусанин. Историческое исследование. "Исторические монографии и исследования". Т. 1. СПБ. 1872. См. также: его же. Личности Смутного времени. Там же, Т. 13. СПБ. 1881.

2 См. отзыв С. М. Соловьева на работу Н. И. Костомарова "Иван Сусанин". "Наше время", 1872, N 76.

3 Н. И. Костомаров. Личности Смутного времени, стр. 389.

4 Собрание грамот и государственных договоров (далее - СГГ и Д), т. III. M. 1822, N 50, стр. 214 - 215; N 92, стр. 334 - 335; ПСЗ. Т. III. СПБ. 1830, N 1415, стр. 113- 114.

5 М. П. Погодин. За Сусанина, "Гражданин", 1873, N 46, стр. 1230 - 1233; N 47, стр. 1257 - 1259; В. А. Самарянов. Памяти Ивана Сусанина ...живот свой положившего в 7121(1613) году. Историческое исследование преимущественно по неизданным источникам. Кострома. 1882.

6 Д. И. Иловайский. Смутное время Московского государства. М. 1894, стр. 252- 253. Русский биографический словарь, Суворова-Ткачев. СПБ. 1912, стр. 176 - 180. "Бояре Романовы и воцарение Михаила Федоровича". СПБ. 1913, стр. 141 - 142, 219 (текст П. Г. Васенко).

стр. 203


плена поездку на богомолье в Макарьев на Унже монастырь7 . Во время этого путешествия царская семья побывала и в своем родовом имении. Можно предположить, что именно в это время Богдан Собинин с женой Антонидой, дочерью Ивана Сусанина, и поведали Марфе о судьбе тестя и отца, погибшего в тот день, когда предупрежденный об опасности Михаил Романов, только что избранный царем, успел укрыться за стенами Ипатьевского монастыря. Жалованная грамота зятю и дочери И. Сусанина датирована 30 ноября 1619 года. В ней говорится о пожаловании Собинина со всем его потомством "по... царскому милосердию, а по совету и прошению матери нашей государыни великий старицы иноки Марфы Ивановны" землей (полдеревни Деревнищи), которую приказано "обелить ...на нем, на Богдашке и на детях его и на внучатах, и на правнучатах наших никаких податей, и кормов, и подвод, и наметных всяких столовых и хлебных запасов, и в городовыя поделки, и в мостовщину, и в иныя ни в какия подати имать с них не велели". Это освобождение (обеление) от всяких налогов, сборов, повинностей давалось "во весь род их неподвижно", то есть навечно. Причина такого чрезвычайного пожалования ясно указана в грамоте: "За службу к нам и за кровь и за терпение тестя его Ивана Сусанина: как мы, великий государь царь и великий князь Михаиле Федорович всея Руси, в прошлом во 121 (1613. - В. Б. ) году были на Костроме, и в те поры приходили в Костромской уезд литовские люди, а... Ивана Сусанина в те поры литовские люди изымали и его пытали великими немерными пытками, а пытали у него: где в те поры мы... были. И он, Иван, ведая про нас.., где мы в те поры были, терпя от тех польских и литовских людей немерныя пытки, про нас... не сказал. И польские и литовские люди замучили его до смерти" 8 .

Взамен участка земли в Деревнищах, отошедшего на помин души скончавшейся матери царя по указу 1631 г. к Новоспасскому монастырю (фамильному в доме Романовых), Антониде Собининой (к тому времени вдове) и ее сыновьям Данилу и Константину была пожалована указом от 3 января 1633 г. пустошь Коробово, тянувшая к приселку Подольскому села Красного с теми же привилегиями (то есть освобождением от всяких податей и т. п. "в род неподвижно"). По грамоте от 5 августа 1644 г. все дела потомков Сусанина, жителей дер. Коробова, было указано ведать Приказу Большого дворца. Тем самым, они были изъяты из юрисдикции воевод, сыщиков и других приказных людей и переданы в дворцовое ведомство. Грамота 1644 г. называет их белопашцами, то есть крестьянами, владельцами земли (получившими ее, по выражению грамоты 1633 г., "в отчину", то есть с правом передачи по наследству), освобожденными от податей. Еще в XIX в. крестьяне-земляки называли потомков Сусанина "белянами"9 .

В жалованной грамоте 1619 г. не дается подробное описание подвига Сусанина, поскольку задача составителей ее (как и всех, которые за ней последовали) заключалась не в этом. Они оформляли акт владения землей и освобождения потомков Сусанина от всех налогов и повинностей. О причине пожалования, как и полагалось в подобных случаях, кратко сказано лишь самое необходимое. Составители официальных государственных грамот - приказные дьяки и подъячие XVII в. - отличались обычно большой точностью и скрупулезностью.

Н. И. Костомаров же утверждает, что грамота 1619 г. содержит неточности, и на этом основании не доверяет ее рассказу о подвиге Сусанина. По мнению Н. И. Костомарова, царь Михаил Федорович находился в то время, о котором идет речь в грамоте, не в Домнине, а в Ипатьевском монастыре; польско- литовских отрядов тогда не было и не могло быть в Костромском уезде, и т. д. Однако показания других источников, которые не учел и не знал Н. И. Костомаров, свидетельствуют о том, что Михаил Федорович с матерью после освобождения Москвы, где они томились в плену у поляков, уехали (в конце 1612 или в начале 1613 г.) в свою костромскую вотчину, то есть в село Домнино. Тогда же он совершил поездку в Макарьев на Унже монастырь. В грамоте Земского собора 1613 г. об избрании М. Ф. Романова на царство говорится, что после того, как Д. М. Пожар-


7 В. А. Самарянов. Указ. соч., приложения, стр. 82, 87, 89 - 90. См. также: П. М. Любомиров. Легенда о старце Давиде Хвостове. "Журнал Министерства народного просвещения" (ЖМНП), 1911, декабрь, стр. 329.

8 СГГ и Д. Т. III, стр. 214 - 215.

9 Там же, стр. 334 - 335; ПСЗ. Т. I, стр. 113 - 114; В. А. Самарянов. Указ. соч., приложения, стр. 69 - 73, 91 - 98.

стр. 204


ский и К. Минин "град Москву... очистили", "сей же Михайло Федорович с матерью своею... свобожение от злаго томительства приемлет... и во своя вотчины в Костромский уезд скоро по свобожении возвращаетца"; по избрании же в цари он "в то время бысть в Костромском уезде у себя в вотчине"10 . О том же говорят "дворцовые разряды" и "Новый летописец", "Летопись о многих мятежах" и местные сказания11 , а также официальная разрядная книга 1613 - 1614 годов12 .

Таким образом, в момент избрания царем (21 февраля 1613 г.) Михаил Романов пребывал, согласно источникам, у себя в вотчине, то есть в Домнине, а ко времени приезда посольства от Земского собора (13 марта) - уже в Костроме.

Сомнение Н. И. Костомарова относительно того, мог ли какой-либо отряд польско-литовских интервентов весной 1613 г. быть в Костромском уезде или соседних местностях, тоже без труда опровергается теми же источниками. Помимо грамоты 1619 г., об этом говорят и другие актовые материалы. В жалованной грамоте царя от 8 февраля 1614 г. Железно-Боровскому монастырю, расположенному в Галичском уезде (по соседству с домнинскими владениями Романовых), говорится, что выдана она взамен грамоты царей Ивана IV и Федора Ивановича, "и тое де у них (у монахов. - В. Б. ) жалованную грамоту взяли литовские люди, как приходили в Галичский уезд войною в прошлом во 121 году". Тогда же отряд "литовских людей и русских воров" выжег Солигалич и Воскресенский монастырь. Пострадали также Галич, возможно, другие места 13 . Следовательно, источники официального и частного происхождения, составленные в Москве и в местах событий, свидетельствуют и о действиях польско- литовских интервентов в начале 1613 г. в Костромской стороне и о пребывании там в это же время Михаила Федоровича в своей вотчине.

Едва ли следует отвергать с порога и народные предания XIX в. в качестве свидетельств о подвиге Сусанина. Эти предания сохранились в тех местах, где он жил и принял мученический конец, и опираются они, как показывает их сопоставление с источниками, на старую традицию. Еще за полтора десятка лет до выхода в свет работы Н. И. Костомарова о Сусанине был опубликован важный материал по данному вопросу. Сообщения о нем появлялись и позднее. Суть дела сводится к следующему. 1 февраля 1731 г. правнук Сусанина И. Л. Собинин, "Костромского уезду села Красного деревни Коробова белопашенец" подал в Конюшенный приказ прошение о подтверждении пожалований грамот XVII в. насчет освобождения от податей и повинностей. Указом от 19 мая 1731 г. эта просьба была удовлетворена. Прошение И. Л. Собинина интересно тем, что его податель, несомненно, не раз слышал в семье рассказы о событиях весны 1613 года. В своем прошении он "показал": "В прошлом во 121 году приходил из Москвы из осад на Кострому" царь Михаил с матерью, "и были в Костромском уезде в дворцовом селе Домнине, в которую бытность их величества в селе Домнине приходили польские и литовские люди, поймав многих языков, пытали и расспрашивали про него, великого государя, которые языки сказали им, что великий государь имеетца во оном селе Домнине". Далее И. Л. Собинин рассказывает о захвате интервентами Ивана Сусанина, который "своего зятя... отпустил в село Домнино с вестью" к Михаилу, чтобы тот "шел на Кострому в Ипацкой монастырь для того, что польские и литовские люди до села Домнина доходят". Сам Сусанин врагов от Домнина отвел и про царя ничего им не сказал. Далее в прошении говорится о "немерных пытках", которым они подвергли Ивана Сусанина в селе Исупове, где враги сначала посадили его на кол, а затем изрубили14 . То, что написал И. Л.


10 СГГ и Д. Т. I. М. 1813, стр. 611, 615; Т. III, стр. 4. В грамоте 1619 г. кратко говорится о том, что царь в те драматические дни находился "на Костроме"; в свете показаний других источников, это следует понимать не в узком (в Костроме), а в широком (в Костромской стороне) смысле.

11 "Дворцовые разряды". Т. I. СПБ. 1850, стб. 17 ("И в те поры его, государя, на Москве не было, а был в своей государеве вотчине на Костроме"); ПСРЛ. Т. XIV, перв. полов. СПБ. 1910, стр. 129; то же. Т. XIV. М. 1965, стр. 129; "Летопись о многих мятежах", СПБ 1771, стр.302; В. А. Самарянов. Указ. соч., стр. 11 - 14, 81, 85.

12 Государственный' исторический музей. Уваровское собрание, д. 897, лл. 12 об. - 13. "Разрядные книги 1598 - 1638 гг." М. 1974, стр. 186 - 187.

13 В. А. Самарянов. Указ. соч., стр. 5 - 10, 63, 68.

14 "Костромские губернские ведомости", 1852, N 12; М. Д и е в. Историческое описание Костромского Ипатского монастыря. М. 1858, стр. 83 - 84; П. Островский. Историко-статистическое описание Костромского первоклассного кафедрального Ипатьевско-

стр. 205


Собинин в своем прошении, согласуется с данными источников XVII в., о которых шла речь выше, дополняет их и в то же время во многом совпадает с теми преданиями, которые передавали друг другу крестьяне Домнина в XIX в. и которые Н. И. Костомаров необоснованно отвергает как возникшие якобы в том же веке под влиянием книжной традиции 15 .

Итак, главные доводы Н. И. Костомарова, повторенные Ю. Черниченко, не соответствуют фактам, о которых сообщают источники. Конечно, от журналиста, выступающего со статьей по проблемам сельского хозяйства, нельзя требовать источниковедческих или историографических изысканий по вопросам, которых он коснулся мимоходом, ради того чтобы сделать изложение более занимательным. Но знать точку зрения советских историков по этим вопросам он все же обязан, тем более, что речь идет в данном случае не о чем-то второстепенном, а о важном факте героического прошлого народов нашей страны, их патриотических традициях.

Величие подвига Сусанина отнюдь не снижается от того, что он погиб, спасая только что избранного на престол царя. Нельзя забывать о конкретной обстановке, которая сложилась в России к 1613 году. Более десятилетия страну терзали интервенты, производившие страшные опустошения; о "московском разорении" и долгое время спустя со страхом вспоминали русские люди. Русское государство, казалось, стояло на краю гибели. В 1612 г. общими народными усилиями была освобождена Москва. Однако опасность не миновала. В стране продолжали бесчинствовать отряды интервентов, на русский престол претендовали иноземные ставленники - польский королевич Владислав и шведский королевич Карл. В этих условиях решение Земского собора об избрании царем Михаила Романова способствовало решению общенациональной задачи - окончательно избавиться от интервентов, восстановить единство страны и приступить к ее восстановлению.

Подвиг Сусанина, как и героические действия ратников Минина и Пожарского, навсегда останется в памяти народа как проявление патриотизма. Не случайно во время нашествия на Россию полчищ Наполеона подвиг Сусанина повторили десятки народных героев. Именно поэтому после Отечественной войны 1812 г. русские поэты, писатели и музыканты обращаются к образу Сусанина. С его подвигом они связывали свои представления о лучших чертах национального русского характера - горячей любви к Родине, бесстрашии в борьбе с иноземными захватчиками, готовности "отдать жизнь во имя защиты родной земли. Эти патриотические традиции восприняли и приумножили советские люди. В трудные годы Великой Отечественной войны они выдвинули новых Сусаниных, героически отстаивавших свое социалистическое отечество в борьбе с фашистскими ордами.


го монастыря. Кострома. 1870, стр. 166- 167; В. А. Самарянов. Указ. соч. стр. 14 - 22, 69 - 73.

15 Н. И. Костомаров. Личности Смутного времени, стр. 395 - 397.

 

Опубликовано 4 июня 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?