Порталус \\ Научная библиотека

ВОПРОСЫ НАУКИ есть новые публикации за сегодня \\ 27.03.17

ПЕТР I - ЧЛЕН ФРАНЦУЗСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

Дата публикации: 07 февраля 2017
Автор: Е. А. Княжецкая
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ВОПРОСЫ НАУКИ
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1486466707 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Е. А. Княжецкая, (c)

найти другие работы автора

Первым русским членом Французской Академии наук был Петр I 1 , Избранию его предшествовали такие события. В январе 1716 г. Петр I предпринял заграничное путешествие. 7 мая 1717 г. (по новому стилю) он приехал в Париж. Находясь во Франции до 21 июня, Петр I знакомился с ведением государственных дел, осматривал загород-


1 А. П. Голицын. Петр I - член парижской Академии наук. "Русский заграничный сборник". Ч. 3, тетр. 3. Париж. 1859, cтр. 7.

стр. 199


ные дворцы и парки, посещал картинные галереи, Монетный двор, мастерские научных приборов, мастерские по выделке шерсти и шелка, королевскую библиотеку, обсерваторию, учебные заведения, Дом инвалидов, присутствовал на заседаниях парижского парламента и королевской Академии наук. Петр I встречался с широким кругом лиц: государственными деятелями, учеными, послами разных стран, богословами, папским нунцием. Любознательность царя, его желание близко познакомиться с жизнью Франции хорошо выразил его историограф: "Монарх пробыл в Париже 43 дни, в которые больше осмотрел и заметил, нежели другие могли сделать в год" 2 .

Петр I как любитель наук и художеств основное время отдавал знакомству именно с ними. 19 июня "шествие было в Академии наук, в которой президентом был аббат Биньон". Французские академики показывали царю модели изобретенных ими машин, проделывали различные научные опыты. Он же, свидетельствует современник, "смотрел прилежно, делал свои примечания". В то же посещение им была подарена Академий наук карта Каспийского моря "совсем иного вида, нежели прежние карты, географами об оном изданные. Она принята была с отменным удовольствием и с чрезвычайным почтением, и тотчас признан он был почтеннейшим и знаменитейшим парижской Академии членом"3 . Из этого рассказа видно, что вопрос об избрании Петра I академиком был решен еще во время его пребывания в Париже и что поводом для избрания послужил его дар - новая русская карта Каспийского моря.

Чем же отличалась она от более ранних? Рукописная карта Каспийского моря была составлена по указанию Петра I в 1715 г. сподвижником царя князем А. Б. Черкасским. На ней впервые были даны правильные очертания Каспийского моря и нанесены соответствующие действительности очертания залива Кара-Богаз. А. Б. Черкасский составил и другую рукописную карту, на которой были изображены Каспийское море, Аральское море и впадающие в него реки Амударья и Сырдарья4 . Обе карты Петр I взял с собой за границу. 18 июня, накануне посещения Академии наук он беседовал с известным французским географом Гильомом Делилем. Каспийское море, писал позднее этот ученый, не имеет связи с другими морями и по этой причине оставалось до сих пор неизвестным. Существовавшие карты этого моря давали крайне изменчивые сведения о его величине и очертаниях. Теперь удалось получить о нем более точное представление благодаря заботам русского царя. Во время беседы зашла речь о заливе на восточном берегу моря, где вода столь солона, что занесенные сюда течением рыбы слепнут и гибнут. Несомненно, имелся в виду залив Кара-Богаз. Затем царь сообщил Делилю, что Амударья не впадает в Каспийское море, и показал правильное течение этой реки на другой карте 5 .

Известный русский ученый К. М. Бэр считал эти сведения "блистательным обогащением географии". "Может показаться баснословным, - писал он, - но тем не менее достоверно, что до Петра ученый мир вовсе не знал Аральского моря"6 . Это утверждение соответствует действительности лишь в отношении Западной Европы: восточные авторы знали о существовании этого моря. Оно неоднократно упоминается и в первом русском географическом сочинении начала XVII в. - "Книге Большому Чертежу" под названием "Море синее". Эти сведения оставались неизвестными Западной Европе вплоть до географических работ, выполненных при Петре I, о которых он поставил в известность Французскую Академию наук в 1717 году. Его сообщение было в полном смысле слова открытием для французских ученых. Так, Каспийское море на карте, составленной Г. Делилем в 1700 г., имело очертания неправильного квадрата, и в него впадали Амударья и Сырдарья. Разумеется, в основе


2 И. И. Голиков. Деяния Петра Великого... Ч. 5. М. 1788, стр. 318.

3 "Журнал ежедневный пребывания в Париже государя императора Петра Алексеевича". "Русский вестник", 1841, т. 2, N 5, стр. 401 - 413.

4 Карты Черкасского более 200 лет считались утраченными. Только в 1951 г. их удалось опознать в собрании рукописных карт XVIII в., хранящихся в Библиотеке Академии наук СССР в Ленинграде. Об истории картографических работ А. Б. Черкасского см.: Е. А. Княжецкая. Судьба одной карты. М. 1964.

5 Delisle, I'aine. Determination geographique de la situation et de l'etendue des difierentes parties de la terre. "Histoire fie l'Academie royale des sciences. Annee 1720". P. 1722, pp. 382 - 383.

6 К. М. Бэр. Заслуги Петра Великого по части распространения географических познаний о России и пограничных с нею землях Азии. Ч. 2. "Записки Русского географического общества", 1850, кн. 4, стр. 26О, 262, 263.

стр. 200


факта избрания царя в академики лежали в первую очередь политические соображения- успехи русского оружия в войне со Швецией, укрепившийся международный авторитет России, ее уточившееся политическое положение. Вместе с тем избрание в члены Французской Академии наук не могло состояться без научных заслуг. К их числу и была, видимо, отнесена новая карта Каспийского моря.

Однако на следующий день после посещения Академии наук Петр I отказался от своего избрания в академики. Отказ был изложен в письме, адресованном президенту академии 7 . Это письмо было написано на французском языке кем-то из приближенных царя, вероятно, его лейб-медиком Арескиным. В чем же причина такого внезапного поворота событий? Ни в архивных документах, ни в опубликованных материалах прямого ответа на этот вопрос нет. Разрешение загадки следует искать в дипломатических коллизиях. Как известно, основной целью путешествия Петра I во Францию в 1717 г. являлось заключение договора, в силу которого правительство герцога Орлеанского должно было отказаться от возобновления союза со Швецией и от предоставления ей в дальнейшем военной и материальной помощи. Видимо, ход переговоров вызвал недовольство царя, стремившегося их ускорить. Избрание Петра I в академики имело большое политическое значение, но отказ от этого почетного звания, вероятно, был продуманным дипломатическим ходом. Эту мысль высказал французский автор конца XIX в. 8 , который, возможно, располагал архивными документами.

Переговоры в Париже затянулись, Французские министры всячески уклонялись от определенного ответа. Препятствием к союзу с Россией являлось то, что регент Франции в вопросах внешней политики находился под сильным воздействием английского короля Георга I, который не делал усиления влияния России на Балтийском море. Накануне отъезда из Парижа Петр I без предупреждения явился к регенту. Встретив его при входе во дворец, царь прошел с ним в первую попавшуюся комнату, которая оказалась комнатой привратника. Не обращая внимания на неподходящую обстановку, Петр I здесь же начал с регентом решительный разговор. Царь был так настойчив, его доводы столь убедительны, что герцог Орлеанский согласился заключить договор. Подписать документ с русской стороны было поручено Б. И. Куракину и П. П. Шафирову, а Петр I 21 июля уехал в Нидерланды. Так излагает ход этой встречи французский историк. Основным обстоятельством, вынудившим регента уступить настоявниям царя, можно считать возросший международный авторитет России. Победа под Полтавой и Гангутом выдвинули Россию в ряды сильнейших европейских держав. Отказ же от избрания в академики мог послужить Петру I одним из контраргументов во время упомянутого разговора. Заключенный 15 августа 1717 г. Амстердамский договор 9 явился большой победой русской дипломатии. Это был первый франко-русский договор 10 .

В Россию царь вернулся в октябре 1717 года. Здесь его ожидало письмо президента Французской Академии наук, датированное 10 августа 1717 года. В письме ничего не было сказано об отказе Петра I от звания академика, в нем имелись только намеки на возможное согласие царя быть избранным. "Его величество, присутствуя на нашем собрании, был так любезен, что держал себя с нами, как член нашей Академии... Мы никогда не забудем беспримерную благосклонность, которую он оказал нам, присутствуя среди нас и приняв участие в заседании наряду с другими". Несмотря на -неясный характер письма, на обороте его кем-то из приближенных Петра I сделана надпись на французском языке: "Его величество согласен быть избранным в члены Академии" 11 . По-видимому, царь счел достаточным обращение президента Биньона для того, чтобы взять назад свой отказ. О согласии Петра I на избрание в члены Французской Академии наук официально сообщил в Париж лейб-медик Арескин в письме от 7 ноября 1717 года 12 . Это письмо было оглашено


7 Архив АН СССР, Ленинградское отделение, ф. I, on. 3. N 5, л. 124.

8 A. le Glay. Les origines historiques de lalliance franco-russe. P. 1897, pp. 279 - 281.

9 "Полное собрание законов Российской империи". Т. 5. СПБ. 1830, стр. 503 - 506.

10 Т. К. Крылова. Франко-русские отношения в первой половине Северной войны. "Исторические записки". Т. 7, 1840, стр. 115; А. Е. Рогинская. Очерки по истории Франции. М. 1958, стр. 68; A. le Glау. Op cit., p. 283.

11 Архив АН СССР, Ленинградское отделение, ф. I, on. 3, N 5, лл. 91 - 92.

12 "Histoire de l'Academie royale des sciences. Armee 1720". P. 1722, pp. 125 - 126.

стр. 201


22 декабря того же года на заседании Академии наук. Присутствовавшие единогласно, без баллотировки, избрали царя в число своих членов. Таким образом, официальное избрание состоялось через полгода после первоначального решения академии. О состоявшемся избрании известил царя президент академии в письме от 24 декабря 13 . Вслед за этим письмом из Франции в Петербург в 1717 - 1720 гг. было прислано четыре письма с выражением благодарности за согласие Петра I быть избранным в члены Французской Академии наук. В них высказывалось восхищение необычайно быстрым развитием просвещения в России. Два из них написаны президентом академии Биньоном, два - ее непременным секретарем Фонтенелем.

Ответа на них тогда не последовало. Лишь в конце января 1721 г. было дано распоряжение выразить Французской Академии наук благодарность за избрание. Кабинет-секретарь Петра I А. В. Макаров написал об этом президенту коллегии иностранных дел графу Г. И. Головкину: "Государь мой милостивой. Его царское величество указал вашему сиятельству объявить, чтоб ваше сиятельство приказали написать ответ в пристойных терминах на письма писанные к его царскому величеству из Парижа из Академии наук от абата Биниона и от гн Фонтенеля... во оном же ответе прикажите написать о посылке к ним карты Каспиского моря, которая при том письме к ним пошлетца"14 . Возникает вопрос: зачем понадобилось вторично направлять во Французскую Академию наук карту Каспийского моря и какая это была карта? Вместе с благодарственной грамотой Петра I в Париж была послана новая карта Каспийского моря, составленная по съемкам 1718 - 1720 гг. морскими офицерами К. П. Верденом и Ф. И. Соймоновым. В грамоте, датированной 11 февраля 1721 г., Петр I выражал благодарность Академии наук за свое избрание и обещал "науки в лутчей цвет привесть, себя яко достойного вашей компании члена показать". Сказано в грамоте и о новой карте Каспийского моря. "До сего времяни не было еще никакой подлинной карты Каспийскому морю. Мы для того оное море чрез нарочно от нас туды отправленных искусных морских людей осмотреть и верную и аккуратную карту сделать велели что оные наши посланные чрез двулетней труд то учинили сколько по морскому обычаю с воды им возможно было, которую при сем к академии в память нашу посылаем в надежде, что оная яко новая и верная вам приятна будет" 15 .

Не ясны обстоятельства, при которых была послана эта грамота; непонятно, почему Петр I поблагодарил Французскую Академию наук лишь спустя три года после своего официального избрания. Как понимать слова, что карта, посланная вместе с грамотой, является первой верной картой Каспийского моря, тогда как известно, что ею была карта, подаренная Петром I Академии наук в 1717 г.? Попытка ответить на первый вопрос была сделана в 1947 году16 . Автор статьи видит причину трехлетнего молчания царя во внутренних и внешних событиях 1718 - 1719 гг.: деле царевича Алексея, деле о злоупотреблении властью и казнокрадстве сибирского губернатора Гагарина, охлаждении отношений между Россией и Францией. Но упомянутые события не имеют прямой связи с ответом Петра I на его избрание в академию. Резких изменений в отношениях двух стран в этот период также нельзя обнаружить.

Дело обстояло, по нашему мнению, следующим образом: летом 1717 г. Петр I отправил А. Б. Черкасского начальником экспедиции в Хиву, где тот был вероломно убит. Ему и его старшим офицерам отрубили головы, многие участники экспедиции также погибли, остальные были взяты в плен. Весной 1717 г. один из подчиненных Черкасского, поручик Кожин, опасаясь путешествия в далекую Хиву, дезертировал. Он был арестован, его ждал военный суд. После гибели Черкасского Кожин, пытаясь оправдаться, стал клеветать на него. Он обвинял его в измене - попытке перейти с войском на сторону хивинского хана - и утверждал, что карта Каспийского моря Черкасского "лживая и вымышленная". Кожин был опытным картографом, к его мнению о карте прислушались. После допроса в сенате отношение к нему изменилось. Вместо суда его назначили участником новой экспедиции на Каспийское море


13 "Избрание Петра Великого членом Французской Академии наук". "Отечественные записки", 1821, ч. 5, N 10, стр. 180 - 183.

14 АВПР. Сношения России с Францией, 1721, оп. 93/1, д. 18, лл. 2 - 4.

15 Цит. по фотокопии грамоты, присланной из Парижа в Ленинград в 1967 году. Подлинная грамота хранится в Академий наук в Париже.

16 А. И. Андреев. Основание Академии наук в Петербурге. "Петр Великий". Сборник I. M. 1947," стр. 292 - 293.

стр. 202


для проверки съемок Черкасского. Кожин составил карту части берегов моря с неверными их очертаниями и поэтому совершенно не похожую на карту Черкасского, Петр I поверил Кожину - карта Черкасского была признана неточной. При составлении в 1720 г. новой карты Каспийского моря офицеры Верден и Соймонов нанесли на нее западный и южный берега по своим съемкам, а северный и восточный - по неверным данным Кожина. Так была опорочена и отвергнута карта Черкасского, которую, как стало очевидно в наше время, можно признать поистине научным достижением.

Есть основания считать, что Петр I возложил составление благодарственной грамоты до проверки карты 1715 г., явившейся поводом для его избрания. Когда ему сообщили, что она неверна, он отсрочил свой ответ до создания новой карты Каспийского моря. Этим объясняется более чем трехлетнее молчание царя и то, что в грамоте новая карта названа первой верной картой моря. После смерти Петра I Французская Академия наук посвятила ему похвальное слово, перечислив научные заслуги царя 17 . Впервые в ее истории такой почести был удостоен коронованный академик. До этих пор они считались только покровителями наук - меценатами. Русского же царя Французская Академия наук признавала своим действительным членом, непосредственно занимавшимся развитием наук в своем государстве 18 .

Е. А. Княжецкая


17 В. Fontenelle. Eloge du Czar Pierre I. "Histoire de l'Academie royale des sciences. Armee 1725". P. 1727, pp. 105 - 128.

18 К. Baer. Peter's des Grossen Verdienste um die Erweiterung des geographischen Kenntnisse. SPB. 1872, S. 205.

 

Опубликовано 07 февраля 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?