Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ВОПРОСЫ НАУКИ есть новые публикации за сегодня \\ 30.04.17

Владислав Фельдблюм. Отзывы на труды по созданию междисциплинарной общеэкономической теории

Дата публикации: 07 февраля 2017
Автор: профессор Фельдблюм В.Ш. (Ярославль)
Публикатор: Фельдблюм В.Ш.
Рубрика: ВОПРОСЫ НАУКИ
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1486484394 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


профессор Фельдблюм В.Ш. (Ярославль), (c)

найти другие работы автора

Сайт автора: professor.blog 2x2.ru

Введение

         Мои труды по созданию междисциплинарной общеэкономической теории начались в середине 70-х минувшего века. Я, не экономист и не социолог, а доктор химических наук, профессор, заведовал научно-исследовательской  лабораторией в ярославском НИИМСК – головном институте по производству мономеров для синтетического каучука. Мне довелось быть научным руководителем широкой и актуальной тематики. В разработке нового технологического процесса участвовали специалисты различного профиля: химики, технологи, механики, конструкторы, строители, экономисты, математики, экологи, токсикологи, патентоведы, специалисты по контролю и автоматизации технологических процессов, специалисты по охране труда и технике безопасности, специалисты по защите промышленного оборудования от коррозии и др. В задачу научного руководителя входила координация их работы для достижения общей цели - разработки технологического регламента для проектирования нового промышленного производства. Этот ответственный документ должен был содержать все сведения, необходимые для грамотного проектирования, строительства и надёжного внедрения нового процесса в промышленность. Чтобы выполнить свою задачу, научный руководитель обязан быть широко образованным, ответственным и целеустремлённым человеком. Конечно, всё знать невозможно. Но должен быть определённый уровень разносторонней подготовки, должно быть умение быстро вникать в суть новых сложных вопросов.

          От других научных руководителей меня отличала одна особенность - обострённый интерес к гуманитарным наукам. Мои научные интересы стремительно расширялись. Катализатором этой творческой экспансии стала динамика всей нашей жизни, события в стране, встречи и сотрудничество с интересными людьми. Настоятельно требовали ответа серьезные вопросы. Почему в нашей стране громили генетику и кибернетику в то время, когда за рубежом эти науки успешно развивались и давали важные практические результаты?  Чем не понравилась партийному начальству химическая теория резонанса? Почему первое лицо в государстве присвоило себе право последнего слова в языкознании? По какому праву академик Лысенко терроризировал биологию? Как могло случиться, что на словах были за науку, а на деле тормозили её развитие?

            Естествознание, несмотря на административные наскоки, всё же развивалось. Но в общественных науках царил полный застой. Если в физике или химии всё-таки допускались различные трактовки, то в обществоведении любое отклонение от официальной точки зрения немедленно пресекалось. Для меня было очевидно, что любое учение, претендующее на научность, не может десятилетиями жить и развиваться без новых взглядов, идей, теорий. Тогда это не наука, а что-то другое: набор догматов, подобие слепой веры, разновидность религии. Становилось всё более очевидным, что этот идеологический застой входит в противоречие с объективной необходимостью научного и технического развития. Такое положение представлялось мне ненормальным, опасным для будущего нашей науки и техники, и в конечном счёте - для страны. Важнейшая функция науки - получение достоверных данных о действительности. В своё время Карл Маркс достоверно и глубоко изучил капитализм той эпохи. Прошло сто лет, и капитализм изменился. Почему он не погиб, как предсказывал Маркс? Великая депрессия 30-х привела к резкому падению производства и невиданному до того всплеску безработицы. В 1932 году в США было 17 миллионов безработных. Но и это не привело капитализм к гибели. "Новый курс" президента Рузвельта в 1933-1938 г.г. сумел выявить и раскрыть внутренние резервы капитализма и преодолеть кризис. Капитализм проявил не предвиденную Марксом высокую жизнеспособность. Он обнаружил способность к исторически своевременной модернизации в государственный капитализм. "Новый курс" эффективно сочетал меры по усилению государственного регулирования экономики с социальными реформами в пользу трудящихся. И это - при сохранении частной собственности, предпринимательской деятельности и традиционно присущей американцам деловитости, творческой инициативы. Экономическая теория Маркса, адекватно описывавшая ранний капитализм, оказалась не вполне пригодной для столь же достоверного описания современного капитализма. Этот принципиальный вопрос также предстояло серьёзно осмыслить.

        Особенно много вопросов, требовавших переосмысления, появилось при сравнении темпов экономического развития СССР и США. С одной стороны, налицо грандиозные успехи Советского Союза в экономическом развитии. За период с 1917 по 1977 годы национальный доход страны увеличился в 100 раз, промышленное производство выросло в 225 раз, продукция сельского хозяйства увеличилась в 4,6 раза, грузооборот всех видов транспорта увеличился в 66 раз. К 1977 году СССР обогнал США и вышел на первое место в мире по добыче нефти, угля, железной руды, по выплавке чугуна и стали, по выжигу кокса, по производству минеральных удобрений, по выпуску тракторов, тепловозов, электровозов, пиломатериалов, цемента, шерстяных тканей, кожаной обуви, сахарного песка, животного масла и т.д.  С другой стороны, по многим важным экономическим показателям СССР продолжал отставать от США.  Это относилось в целом к ВНП, к производству электроэнергии, автомобилей, многих видов продукции машиностроения, к производству ряда сельхозпродуктов (например, мяса), к выпуску высокотехнологичных машин и оборудования, станков, приборов, бытовой техники, приборов и аппаратуры для научных исследований, многих продуктов питания, одежды и обуви. Ассортимент и качество большинства американских товаров были значительно выше, чем у нас.

           Конечно, огромный урон нашему народному хозяйству нанесла Великая Отечественная война. Победа досталась нашему народу дорогой ценой. Страна потеряла свыше 20 миллионов человек. Материальный ущерб составил 2600 миллиардов рублей. Были разрушены сотни городов, десятки тысяч сёл, около 30 тысяч промышленных предприятий. Победа стала великим подвигом советского народа, руководимого партией коммунистов. И этот подвиг является объективным историческим свидетельством созидательных возможностей прежней советской системы. Страна сумела в короткий срок не только восстановить разрушенное народное хозяйство, но и продвинуться вперёд. Выход в космос, достижение и сохранение военно-стратегического паритета с США, второе место в мире по экономическому развитию - всё это доказывает, вопреки легковесным и недобросовестным суждениям, что советская страна достигла впечатляющих успехов.

          Советский Союз слишком долго был вынужден ставить во главу угла производство средств производства. Огромные средства затрачивались на создание вооружений и военной техники. Это обеспечивало выживаемость и обороноспособность страны в экстремальные периоды её истории. Советские люди это понимали и с этим мирились. Но, спустя десятилетия, такая политика становилась всё менее понятной. "Холодная война" высасывала  слишком много средств в ущерб повседневным нуждам людей. С одной стороны, мы справедливо гордились нашими достижениями в освоении космического пространства, а с другой - недоумевали по поводу множества жизненных неурядиц. Почему и через много лет после войны в нашу жизнь прочно вошли нехватка самого необходимого, постоянные дефициты, очереди?

         Слабым местом советской системы всё больше становилась и проблема научно-технического прогресса. На съездах партии и пленумах ЦК регулярно ставились задачи типа "догнать и перегнать" США по производству продукции на душу населения, раздавались призывы к развитию науки и техники, провозглашался лозунг о необходимости превращения науки в "непосредственную производительную силу" общества. Между тем, в США только за десять лет с 1955 г. по 1965 г. научно-технический персонал увеличился вдвое. В 1964 году США затратили средств на научные исследования и технологические разработки в расчёте на душу населения примерно в 10 раз больше Англии, в 20 раз больше Германии и Франции, в 30 раз больше Японии, в 50 раз больше Канады и в 70 раз больше Италии. В 1964 году ассигнования на научные исследования и разработки в США составляли 3,4 % от ВНП, а в 1986 году сохранились на уровне около 3 %. И это при том, что ВНП за эти два десятилетия вырос примерно в 6 раз! В расчёте на душу населения ассигнования на науку выросли от 100 долларов в 1964 г. до 500 долларов в 1986 г. К середине 80-х общие затраты на развитие науки и техники в США превысили 100 миллиардов долларов. Решающий вклад в развитие американской науки и техники внесло государство. На федеральном уровне все эти годы разрабатывалась и осуществлялась общенациональная научно-техническая политика. Роль частного капитала, конечно, была велика, но не настолько, как это иногда пытаются представить.

           Благодаря такой целенаправленной научно-технической политике, наука в США на деле превратилась в непосредственную производительную силу. Она стала одним из важнейших приоритетов государственно-монополистического капитализма. Естественно, возникал принципиально важный вопрос:  каким образом главная страна "загнивающего и умирающего капитализма" давным-давно решила ту задачу, которую КПСС десятилетиями ставила, но так и не смогла решить? Снова и снова давало о себе знать несоответствие между естественной необходимостью технологического обновления и задубенелым идеологическим застоем. Советская политическая экономия была классовой. Она чётко разделяла политическую экономию на две части:  "буржуазную" и "пролетарскую". В моём сознании и это не укладывалось. Как можно науку делить по классовому принципу? Ведь нет пролетарской и буржуазной физики, химии или математики! Цель любой науки - выяснение научной истины. Выходит, для пролетария - одна объективная истина, а для буржуа - другая? Всё больше я склонялся к выводу, что утверждение о классовом характере обществоведения ненаучно. В итоге, к середине 70-х в моём сознании накопилась определённая "критическая масса", и я вплотную приступил к работе над захватившей меня проблемой.

         Общественное производство - сложнейшая система. Она включает самые разнородные процессы: социальные, экономические, технологические, физические, химические, биологические и т.д. В этой системе действует множество факторов:  люди, сырьевые и энергетические ресурсы, машины, продукты производственной деятельности, окружающая среда и пр. Эти факторы не являются изолированными. Они взаимосвязаны и активно влияют друг на друга. К тому же, всё это многообразие, сложное уже само по себе, не является статичным. Оно претерпевает постоянные изменения во времени. Стало совершенно очевидно, что адекватно описать эту многофакторную и изменчивую систему теми средствами, которые были доступны во времена Маркса и Энгельса, было изначально невозможно. Можно было лишь выделить и исследовать некоторые существенные черты этой системы, некоторые тенденции её развития. Это классики марксизма и сделали, и для своего времени сделали блестяще.

         Теперь требовался современный подход, основанный на использовании новых методов исследования.  В силу сказанного выше, этот подход  должен был быть междисциплинарным. Требовалось исследование  на стыке наук и через взаимодействие наук - о природе, человеке, обществе. Оно обязано было впитать знания, накопленные за полтора столетия после первых экономических трудов Маркса и Энгельса, в частности, огромный исторический опыт. Конечно, не могло быть и речи ни о каком "классовом подходе". Во главу угла с самого начала следовало положить принципы научной объективности, историчности и преемственности. Одинаково внимательного и вдумчивого анализа заслуживали и марксистский подход, и все другие экономические учения. Но нельзя было идти по пути чисто механического смешивания различных взглядов. Нужна была стройная и основанная на фактах научная теория. Она должна была ответить и на те вопросы, которые остались вне поля зрения классиков марксизма, и на те вопросы, которые история поставила уже в наше время. Более того, такое исследование не представляло бы никакой ценности, если бы оно не обладало достаточной способностью к надёжному прогнозу. Достоверность любой научной теории проверяется опытом, практикой. В естествознании это - наблюдение природных явлений и научный эксперимент, а в обществоведении - соответствие между теорией и общественной практикой.

         Осознания сказанного уже было достаточно, чтобы напрочь отвратить кого угодно от попыток этой неимоверно трудной работы. Но и это было не всё. В то время не было ни малейшего шанса на опубликование результатов такого исследования. Более того, за такое могло крупно не поздоровиться. Ведь это был в чистом виде "ревизионизм"! Понятно, что на подобное вторжение в святая святых было очень трудно решиться, и я долго колебался. Не хотелось обрекать себя на работу, сознавая, что она с большой вероятностью превратится в сизифов труд.  И тем не менее, вопреки обычно понимаемому "здравому смыслу", я всё-таки взялся за создание современной общеэкономической теории. Что двигало мной? Признаться, мне до сих пор трудно ответить на этот вопрос. Возможно, главным мотивом была природная любознательность, обострённый интерес к проблеме, который подкреплялся осознанием её огромной важности. Не исключено, что где-то в глубине души теплилась надежда на какое-то везение, на то, что когда-нибудь эта работа окажется востребованной и известной людям.  Я всем своим существом почувствовал:  грандиозность и важность проблемы такова, что надо отбросить все сомнения. 

          Итак, работа началась. Впереди были первые ее результаты, конфиденциальные беседы с коллегами, памятная для меня встреча с Александром Николаевичем Яковлевым, начало перестройки, полностью подтвердившее теоретический прогноз. Впереди была трансформация перестройки в бандитский капитализм 90-х, разгул бессовестной свободы в стране, мой уход из НИИМСК и опубликование книги "К общеэкономической теории через взаимодействие наук" (1995). Впереди было моё обращение в "Российскую газету", передача книги в администрацию Б.Н.Ельцина, а также многие последующие события, полностью подтвердившие прогнозы  междисциплинарной общеэкономической теории. Создание ее стало главным делом моей жизни. Для этого мне пришлось самостоятельно и углубленно изучать политическую экономию, производственную экономику, математическую экономику, многие разделы высшей и вычислительной математики, историю, философию, психологию. Без такого многостороннего самообразования у меня ничего бы не получилось

        За первой книгой последовали другие: «Вторжение в незыблемое» (2007), «К новому гуманному обществу» (2013), «Междисциплинарная общеэкономическая теория в действии» (2015) и другие. Все они опубликованы в интернете. Мнения об этих моих трудах разные. Ниже приводятся некоторые высказывания о книге. Они были высказаны  в личных письмах и рецензиях.  Некоторых авторов сегодня уже нет с нами.  Я относился и до сих пор отношусь к этим людям с глубоким уважением, несмотря на то, что был согласен не со всеми их взглядами. Я уважал и уважаю этих людей за их компетентность, порядочность, объективность и ответственность. Поэтому именно их отзывы мне особенно дороги и побуждают к дальнейшей работе. Наряду с положительными отзывами, имеются и отрицательные. Им специально посвящена моя книга «Междисциплинарная общеэкономическая теория и её оппоненты» (2015): 

http://www.online-documents.ru/books/2014/12/economic/#1    (для чтения)

https://yadi.sk/i/VCZ7qeg8dRDaa      (для чтения и скачивания)  

 

Отзывы

      Егор Гайдар – доктор экономических наук, профессор:

  Уважаемый Владислав Шуньевич! С большим интересом прочитал Вашу книгу «К общеэкономической теории через взаимодействие наук» (1995). Признаюсь, не ожидал такой книги от химика-технолога, а не от специалиста в области экономики или социологии. Многое в книге резко отличается от традиционных представлений и подходов.  В сущности, мы имеем дело с очередной попыткой переноса в гуманитарные науки представлений и методов естествоиспытателя. Такие попытки ранее предпринимались неоднократно, но без особых успехов. Ваша книга  – одна из немногих, если не единственная, даже уникальная в своем роде – позволяет на деле продвинуться в понимании объективных законов развития общества. И это в хорошем смысле сближает книгу по значимости с «Капиталом» Маркса применительно к нашему времени. Конечно, книга будет встречена неоднозначно, а многими – откровенно враждебно. Ведь для многих признание правоты автора такой книги автоматически означало бы отречение от собственных многолетних  взглядов и от результатов собственной научной деятельности. Кто же на это с радостью согласится? Вопрос, как говорят, риторический. Но такова логика развития науки. Подобно тому, как на смену одним людям приходят другие, в науке на смену одним теориям приходят новые, более прогрессивные. С этим ничего не поделаешь, это – объективный закон. И это побуждает внимательно и непредвзято отнестись к анализу Вашей интересной книги.      

 

 

      Крюков Сергей Иванович, доктор технических наук, профессор:

         «Признаюсь, я не сразу осознал всю значительность этого. Такой его замах невольно смущает, вызывает инстинктивное чувство отторжения, даже недоверия. Просто не укладывается в сознании, что на это оказался способен не какой-то там далёкий заморский гений, а такой хорошо знакомый человек, вроде бы самый обыкновенный, мой вчерашний аспирант-заочник, и к тому же вовсе не экономист, а химик! Но проходят годы, и жизнь постепенно заставляет меня поверить в него. Именно заставляет, потому что в его правоте убеждают не только железная логика и добросовестность серьёзного исследователя, но и постоянное сравнение его выводов, рекомендаций и прогнозов с тем, что происходит в нашей жизни на протяжении многих лет…Убеждён – книга профессора Фельдблюма, пока ещё малодоступная, будет медленно, но верно завоёвывать умы людей. Написать её мог только человек, в котором необыкновенно удачно соединились исключительные природные способности, любознательность, смелость и неподкупность настоящего учёного, искреннее желание принести пользу людям, редкое трудолюбие и феноменальная работоспособность. Человек, который оказался объективно востребован именно в это время и именно в нашей стране…Я рад, что по мере сил помогал этому человеку. Значит, в его большом труде есть и мой вклад». 

 

 

     Домиан Назарович Каношин – доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии Ярославского государственного технического университета:

        В книге В.Ш.Фельдблюма «К общеэкономической теории через взаимодействие наук» больше всего поражает ее действительно междисциплинарный характер. Так называемые «междисциплинарные» исследования теперь входят в моду. И это понятно. Все хотят сделать великое открытие и хорошо усвоили, что такие открытия, как правило, совершаются на стыках различных научных дисциплин. Философия познания давно установила, что продукт труда (а это то, ради чего, по большому счету, существуют и функционируют все науки) междисциплинарен в своей основе. Ведь современный автомобиль или самолет – сплав достижений физики, механики, математики, электроники, кибернетики и многих других научных и технологических направлений. Над созданием технических шедевров работают большие коллективы ученых и специалистов различного профиля. Но подобно оркестру, здесь нужен талантливый и опытный дирижер. Обычно его принято называть генеральным конструктором. Он должен обладать не только организаторскими способностями, но и достаточно высокой долей компетентности. Он  должен в достаточной степени разбираться в существе различных понятий и в основах тех научных и технологических направлений, которые обязан координировать и направлять на достижение общего успеха. В погоне за модой «междисциплинарными»  исследованиями нередко называют  работы, при ближайшем рассмотрении таковыми не являющиеся. Включил в свой научный труд по философии пару разделов из истории или социологии – вот тебе и «междисциплинарное» исследование!

        Книга профессора Фельдблюма – это междисциплинарное научное исследование по самым высоким меркам. Политическая экономия, производственная экономика, математическая экономика, различные разделы математики, история, философия, психология, аналогические аспекты естествознания и гуманитарных наук – все это автор координирует и направляет к общей цели познания объективных законов развития современного общественного производства. Поражает высочайшая работоспособность автора, сумевшего на протяжении многих лет работы над книгой стать, в сущности, если не научным универсалом, то в высочайшей степени эрудированным ученым. Без этого работа над такой книгой была бы абсолютно невозможной».

 

       Астратова Галина Владимировна – доктор экономических наук, кандидат технических наук, профессор, директор Института качества жизни и и.о. заведующей кафедрой «Управление качеством» Уральского государственного лесотехнического университета:

       «Многоуважаемый профессор Фельдблюм!  С величайшим удовольствием прочитала Вашу потрясающе интересную книгу «К общеэкономической теории через взаимодействие наук». Книга поражает системным, логическим подходом, гениальной простотой и лаконичностью! Мне всегда, еще со студенческой скамьи хотелось разобраться в общественных науках, но присущее им «словоблудие», отсутствие рационального математического аппарата доводило до отчаяния. Ваша книга замечательна прежде всего тем, что ее можно применять как инструмент, как метод для изучения самых разных вопросов в экономической теории и на «стыках наук».

 

        В.Г.Хорос – доктор исторических наук, заведующий Центром проблем развития и модернизации ИМЭМО РАН;   А.И.Савицкий – кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН:

         Уважаемый Владислав Шуньевич!  Позвольте принести Вам самую искреннюю признательность за книгу «К общеэкономической теории через взаимодействие наук». Она, бесспорно, принадлежит к кругу научной литературы, которая безо всяких оговорок может претендовать на эпитет «фундаментальная». К тому же Ваш труд по-хорошему злободневен (отнюдь не конъюнктурен) и содержит немало ответов на вопросы, которые лишь весьма поверхностно затрагивает обыкновенное нынешнее экономическое чтиво, пусть и принадлежащее перу авторов с популярными именами. 

         Многие части книги представляют собой самостоятельную ценность. Нам, например, показалась исключительно интересной та выборка из классического политэкономического наследия, а также крупных работ экономистов ХХ века, которую Вы произвели в ходе работы над монографией. Она свидетельствует о действительно оригинальной методологии, свободном и спокойном инвентаризующем взгляде на достижения и важнейшие проблемы современного экономического знания. Вы, как представляется, внесли существенный вклад в его развитие уже тем, что прекрасно очертили всю сложность стыковки естественных и гуманитарных наук.

         Мощь исследовательского дара, теоретическая стройность, математическая точность и химическая чистота авторской позиции ставят книгу в один ряд с наиболее интересными работами последних лет…Книгу просто приятно и удобно читать. Ее стилистические достоинства, пропорциональность иллюстративного и аналитического материала дают редкий пример удачного общего построения. Людям пишущим хорошо понятно, скольких трудов это стоило. Вы подали превосходный пример творческой молодежи».

 

В.Макаренко, Институт научной информации по общественным наукам (ИНИОН РАН):

      «Глубокоуважаемый Владислав Шуньевич!  Прежде всего, спасибо за Вашу интересную книгу. На меня произвела впечатление строгая доказательность математического аппарата Вашей монографии при одновременной доступности, популярности. По-моему, даже многие Ваши модели, схемы, уравнения и формулы вполне по силам и «чайникам» от современной экономики. Эта книга – свидетельство высокой эрудиции, оригинальности мышления автора, его благородной объективности и непредвзятости в оценке предшественников и коллег, а также отличного владения современным русским языком, что ныне – увы! – уже становится редкостью.

       Я насчитал у Вас около десяти имен виднейших экономистов – Нобелевских лауреатов, некоторых из которых у нас пока слишком плохо знают. Ваши формулы и модели выводят отечественную общеэкономическую теорию на современный уровень, сопрягая с общемировым процессом эволюции экономической науки. Аналогия с некоторыми явлениями естественных наук весьма перспективна. Те, кто думает, будто физик или химик по первоначальному образованию не может стать компетентным экономистом, по-моему, попросту заблуждаются. Мировая практика научного экономического развития свидетельствует об обратном. Около трети из сорока Нобелевских лауреатов-экономистов  (по состоянию на октябрь 1997 г.) в университетские годы занимались совсем не экономикой, а как раз физикой, химией, даже медициной, а главным образом – математикой. Это не только не помешало им, а скорее помогло придти к весьма важным и оригинальным экономическим выводам и рекомендациям, получившим огромный научный и общественный резонанс».

 

 С.М.МИРОНОВ - Лидер Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ,  Руководитель фракции СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ в Государственной     Думе Федерального Собрания Российской Федерации:

       "Уважаемый Владислав Шуньевич! Ознакомился с текстом Вашей книги «К новому гуманному обществу». Полагаю, что это серьезная и содержательная работа, в которой анализируются актуальные проблемы современной России и делается попытка сформулировать программу действий для власти и общества. Конечно, некоторые идеи, выводы и оценки носят дискуссионный характер. Но, как представляется, в данном случае это скорее достоинство, нежели недостаток. На мой взгляд, в книге убедительно доказана исчерпанность капиталистического пути и обоснована необходимость кардинальных перемен в общественном развитии. При этом, когда перечисляются стратегические направления, способные привести Россию к тому, что Вы называете «новым гуманным обществом», есть немало точек пересечений и совпадений с тем, что предлагает делать партия СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, говоря о продвижении к «новому социализму ХХI века». То, что мы с Вами используем разную терминологию для обозначения общественного устройства, к которому следует стремиться, по большому счету сути не меняет.

          Весьма интересной  мне показалась идея создания «междисциплинарной общеэкономической теории». Думается, это может быть перспективным вектором для дальнейших творческих разработок и исследований.

          Благодарю Вас за возможность ознакомиться с Вашими идеями и взглядами. Это весьма полезно. От души желаю крепкого здоровья, добра, благополучия и больших творческих успехов".

 

        А.Г. Малютин - исполняющий обязанности мэра города Ярославля:

      " Уважаемый Владислав Шуньевич!  Много лет своей жизни Вы посвятили изучению закономерностей развития общества и государства. Книга, созданная Вами в итоге большой исследовательской работы, вносит значительный вклад в развитие современной социально-экономической науки. Спасибо Вам за творческую энергию, за жизнь, отданную изучению природы и общества. Примите самые теплые и сердечные пожелания крепкого здоровья, благополучия, бодрости и долгих лет". 

 

          Новиков Николай Борисович – сотрудник Института психологии РАН. Текст дан  из его книги «1000 аналогий, изменивших науку (новый взгляд на гениальность)», Москва, 2010, с. 495-496     http://bookre.org/reader?file=716980&pg=495 

       Аналогия Владислава Фельдблюма

       Российский исследователь Владислав Фельдблюм (1995) пришел к мысли о возможности переноса в экономику математического аппарата физической химии, когда обнаружил аналогию между воздействием человека с помощью различных средств труда на вещество природы в процессе материального производства и воздействием катализатора на вещество в процессе каталитической химической реакции. Знакомясь с «Капиталом» Карла Маркса, В.Фельдблюм нашел в данной книге утверждение о том, что 1) человек, 2) имеющиеся у него средства труда и 3) вещество природы, на которое он воздействует с помощью этих средств, образуют комплекс. Это оказалось аналогично тому комплексу, которое образовано веществом (соединением) и катализатором, воздействующим на него в ходе химической реакции. В.Фельдблюм в книге «Вторжение в незыблемое (путь химика в политическую экономию)» (2007) пишет: «Не вдаваясь в подробности, скажу, что я впервые подверг понятие о труде, взятое из «Капитала», детальному математическому анализу с применением физико-химической аналогии. Обнаружилось поразительно глубокое сходство между обобщенным процессом труда и обратимой химической реакцией, протекающей в присутствии катализатора! Этот интересный вопрос подробно рассмотрен в моей книге «К общеэкономической теории через взаимодействие наук», к которой я и адресую читателя, желающего разобраться во всем этом более основательно. Эта феноменальная аналогия открыла уникальную возможность применить для исследования социально-экономических процессов строгие научные методы естествознания и математики. Я действовал примерно тем же методом, который в свое время применил австрийский физик- теоретик Эрвин Шредингер, основоположник современной квантовой химии» (Фельдблюм, 2007, с.34).

         В.Фельдблюм в статье «О Марксе по-новому» (сайт «Физтех-Портал», 26.03.2009 г.) говорит о том, как он обнаружил аналогию между схемой Маркса, в которой труд интерпретируется как функционирование комплекса «человек-средства труда-предметы труда (вещество)» и схемой каталитической реакции «катализатор-природное вещество». «Если бы я не был физико-химиком, - подчеркивает В.Фельдблюм, - то наверняка не обратил бы внимания на поразительное сходство этой схемы с кинетической схемой некоторых химических реакций. Что происходит при химической реакции, протекающей в присутствии катализатора? Учитывая, что читателем этого сообщения может быть и неспециалист, несколько упростим изложение и отметим лишь главное. Имеются исходное вещество - реагент и катализатор. Они образуют каталитический комплекс. В нем реагент превращается в продукт реакции. Эту химическую реакцию специалисты по физической химии уже давно изображают так называемой кинетической схемой. И вот, мне удалось сделать поразительное наблюдение: если сравнить обе схемы, то получается абсолютно полная аналогия!» (В.Фельдблюм, 2009). Далее в той же статье В.Фельдблюм перечисляет основные параллели (аналогии) между химическими реакциями и процессом материального производства: «Химическому понятию скорости реакции можно поставить в соответствие понятие скорости общественного производства. Материальному балансу химической реакции соответствует экономический баланс, но уже не только в натуральном, как в химии, но и в денежном выражении. Важными характеристиками химических реакций являются константы скорости. По аналогии, есть экономические факторы, определяющие скорость общественного производства. Ключевым понятием физической химии является энергия активации химического процесса. В экономике это - трудовая активность экономических агентов. И этот перечень химических и экономических аналогов можно продолжить» (В.Фельдблюм, 2009).

        Резюмируя сказанное, ученый отмечает: «Смысл и значение этой удивительно глубокой аналогии между экономическими и химическими процессами заключаются в том, что открывается уникальная возможность применить для математического анализа общественного производства уже давно известные и надежные математические методы физической химии» (В.Фельдблюм, 2009).

 

        Кудрявцев Сергей Алексеевич – технический директор Российского отделения DQS Holding GmbH, аудитор систем менеджмента, выпускник Ярославского государственного технического университета:

       "Вторжение в незыблемое (путь химика в политическую экономию)" - так называется книга ярославского профессора Владислава Фельдблюма, опубликованная в 2007 году.  Книга чрезвычайно интересная!  В конце книги приведено небольшое приложение «От издателя», в котором директор издательства (ярославское издательство «Еще не поздно!» ООО НТЦ «Рубеж»)  Виктор Самознаев   пишет: "То, что эта книга попала для издания в моё издательство, расцениваю, как несомненную удачу и почётное задание от Бога. Благодарю автора, уважаемого человека и учёного Владислава Шуньевича Фельдблюма за доверие ко мне. То, что автор из числа неординарных людей, бросилось мне не в глаза, а прямо в подсознание, на "тонком" уровне. Почуялся гигантский самобытный ум, несерийная голова и нетрадиционный, не зацикленный на стереотипах учёный, про которых в народе говорят "большая умница".

          По праву ученика профессора Фельдблюма и едва ли не первого читателя этой его книги, с удовольствием присоединяюсь к  такой лестной  характеристике. Это уже вторая книга В.Фельдблюма по междисциплинарной  политической экономии. Первой была "К общеэкономической теории через взаимодействие наук" (1995).  Многим удивителен факт издания книг по политической экономии не учёным-экономистом, а доктором химических наук. Сразу вспоминают слова из знаменитой басни  Крылова "беда, коль пироги начнёт печи сапожник, а сапоги тачать пирожник!". К сожалению, и до сих пор многие, бросив в адрес автора презрительное "нахимичил", не дают себе труд даже заглянуть в его замечательные книги. И напрасно! Именитые и титулованные, оставаясь, по сути, закоренелыми обывателями, они глубоко ошибаются в таких оценках. Эти книги заслуживают вдумчивого прочтения, глубокого осмысления. Они заслуживают гораздо более серьёзного отношения, чем многостраничные опусы  многих штатных экономистов, философов, социологов, политологов.

        Как профессор химии Владислав Фельдблюм внёс заметный вклад в науку. Он является автором или соавтором 8 книг по органической химии и химической технологии, свыше 100 изобретений и около 100 научных статей. Подготовил 15 молодых учёных - кандидатов химических и технических наук. Многие его разработки нашли практическое применение в народном хозяйстве. Имеет награды, премии и т.д. Однако всё это теперь он считает второстепенным по сравнению с тем, что постепенно выходило на первый план и стало главным делом его жизни.  Это междисциплинарные исследования на стыке естествознания, математики и гуманитарных наук и как результат - создание современной общеэкономической теории, междисциплинарной и математической политэкономии.

       Приход этого профессора химии в политическую экономию не был случайным и не совершился в одночасье. Дело в том, что по основной работе ему довелось быть научным руководителем многих актуальных химико-технологических разработок, в том числе закрытых. Они проводились большим коллективом специалистов самого разного профиля: химиков, технологов, механиков, конструкторов, математиков, экономистов и др. Компетентное руководство этими людьми было бы невозможным без непрерывного самообразования. Уже одно это выработало у Владислава Фельдблюма необыкновенно широкую эрудицию.  Но у него оказалась и ещё  одна особенность - обострённый интерес к гуманитарным наукам. И вот из этого сплава широких научных интересов и энциклопедических знаний  с титаническим трудом и  получилось то, что, в конце концов, стало междисциплинарными исследованиями на стыке естествознания, математики и гуманитарных наук. Учёный-универсал?  Принято считать, что они закончились на великих именах Леонардо да Винчи и Михаила Ломоносова, и теперь такого уже не бывает. А вдруг!? Ведь дело не в названии, а в результатах работы.

       А результаты, по моему мнению, оказались феноменальными. В сущности, только на пути междисциплинарных исследований удалось, наконец, решить задачу создания общеэкономической теории. В своё время её попытались решить Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Но не смогли. Не было необходимых средств научного исследования, не было достаточного исторического опыта. Теперь это оказалось возможным. Для этого потребовались нестандартные подходы, применение естественно-научных и математических методов в гуманитарных науках, анализ и обобщение огромного дополнительного исторического опыта со времён Маркса-Энгельса до наших дней. Над книгой "К общеэкономической теории через взаимодействие наук" профессор Фельдблюм работал более 20 лет, без отрыва от основной работы и при непрерывном самообразовании.

         Уже при беглом ознакомлении с этой книгой бросаются в глаза три её особенности. Во-первых, лаконичность изложения. Материал огромной информативности уместился в книге объёмом около 200 страниц. Как это не похоже на привычные нам  толстые фолианты мэтров экономической науки! Во-вторых, многоплановость книги. Экономика, история, философия, социология, психология тесно переплелись здесь с математикой, физикой, химией во имя главной цели - адекватного исследования столь сложной, многообразной и динамичной системы, каковой является современное общественное производство. И, в-третьих, обилие цитирований и ссылок на первоисточники. Казалось бы, мелочь. Как посмотреть! В постперестроечной России появилось множество околонаучных трудов именитых авторов без ссылок на литературу или, для приличия, с кратким списком "использованных" (а может быть - не использованных!?) первоисточников без логической связи с текстом. Пренебрежение к ссылкам на первоисточники не вызывало недоумения:   это казалось вполне оправданным в противовес начётничеству, неоригинальности мышления.

        На самом  деле  здесь  всё - наоборот! Сколько-нибудь внимательное ознакомление с творениями этих "оригиналов", как правило, выявляет элементарный плагиат. Вычитанные у других мысли, рассуждения и выводы выдают за свои собственные. У В.Ш.Фельдблюма иной подход.  Научная честность и порядочность, стремление чётко показать свой вклад в науку на фоне уже известного  - это именно то, что позволило избавить книгу от пустословия, сделать её лаконичной. Автор как бы ведёт читателя сквозь лабиринт неверных, полуверных и верных суждений, накопившихся за долгую историю гуманитарных наук, предельно чётко показывая своё к этому отношение. Редкое сочетание точного, прицельного анализа с необычайной широтой обобщения - особенность подхода Владислава Фельдблюма.

          Профессор Фельдблюм продолжает и развивает экономическое учение Карла Маркса применительно к современным историческим условиям. Но не только. Он в такой же степени считает себя продолжателем новаторских традиций Василия Леонтьева и Гардинера Минса. По мнению Леонтьева, «современная политическая экономия должна без колебаний выйти за пределы обычных экономических явлений, которыми она ограничивалась до сих пор» (Василий Леонтьев, Экономические эссе, 1966). Ещё выразительнее высказался Минс: «Нам нужны экономисты такого типа, как Нильс Бор, де Бройль, Гейзенберг и Дирак, чтобы революционизировать экономическую теорию так же, как эти люди революционизировали физику» (Гардинер Минс, Корпоративная революция в Америке, 1964). Современная общеэкономическая теория, создателем которой является Владислав Фельдблюм, в полной мере отвечает этим ожиданиям.           Современная общеэкономическая теория - это не "economics",  популярная у наших штатных экономистов.  Это - новая общая теория о фундаментальных законах общественного производства.  В её основе -  уравнение «одушевлённой производственной функции» (ОПФ), которое вывел профессор Фельдблюм.  В отличие от  обычных макроэкономических  производственных функций,  уравнение ОПФ дополнительно включает «человеческие факторы» (психологические факторы мотивации труда). Оказалось, что известная макроэкономическая производственная функция Кобба-Дугласа является частным случаем ОПФ.  Ещё интереснее, что из общего уравнения ОПФ вытекают как частные случаи производственные функции конкретных социально-экономических систем: первобытной, рабовладельческой, феодальной, капиталистической, социалистической и других, ещё не известных из реального исторического опыта. Это – очень важное открытие. Его можно сравнить с некоторыми фундаментальными открытиями естествознания, например, с открытием Шрёдингера, который вывел волновое уравнение квантовой физики и химии.           Таким образом,  основные экономические законы впервые удалось сформулировать не только словесно, но и  в математической форме. Многие из этих формулировок принципиально иные, чем в прежней политической экономии. Так, впервые сформулирован основной экономический закон современного капитализма. Оказалось, что он отличается от закона прибавочной стоимости Маркса, справедливого для капитализма лишь в его ранних формах. По-новому сформулирован основной экономический закон социализма и, в частности, его советского варианта, который  был построен в нашей стране.  Иначе раскрыта сущность концепции коммунизма,  проанализирована её  связь с современной концепцией постиндустриального общества.           В новой теории пересмотрены марксистские понятия производительных сил и производственных отношений.   С современных позиций уточнено фундаментальное положение Маркса о необходимости соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил. Проведен сравнительный анализ марксистского учения об общественно-экономических формациях и альтернативной теории "стадий экономического роста". Принципиально  новым  является то, что в новой теории  установлена определяющая роль фактора мотивации труда в социально-экономических переменах.  Особенно важно, что профессор Фельдблюм подробно проанализировал  в свете современной общеэкономической теории социально-экономические перемены последних десятилетий  в нашей стране.          В сущности, весь концептуальный аппарат политической экономии переведен на строгий язык математики. Это даёт основания говорить о возникновении новой науки – междисциплинарной и  математической политэкономии. Конечно, эта наука отнюдь не предназначена для точных количественных расчётов сложных общественно-экономических процессов. Но важно уже и то, что она позволяет более полно учитывать всю совокупность социальных и экономических характеристик, глубже понять их взаимосвязь. Это позволяет с единых позиций объяснить многовековую социально-экономическую историю, даёт возможность углубить анализ, открывает возможность более обоснованного и надёжного прогноза. Это, в свою очередь, даёт верные ориентиры для разработки оптимальной политики на долговременную перспективу. Общественное производство - это очень сложная многофакторная система, с множеством обратных связей, постоянно изменяющаяся во времени. В этой системе действуют люди, машины, природные ресурсы, разнообразные продукты производства, окружающая среда. Здесь осуществляется совокупность параллельно-последовательных и взаимосвязанных процессов: физических, химических, механических, биологических, экономических, экологических и многих других. И приблизиться к пониманию основных законов, определяющих эту сложную систему, нельзя лишь теми традиционными средствами, которые столь привычны нашим штатным экономистам и социологам. Пришло время серьёзных междисциплинарных исследований.

        Результаты этих междисциплинарных исследований воспринимаются отнюдь не с распростёртыми объятиями. В среде  учёных-гуманитариев возобладало мнение о принципиальной невозможности создания общеэкономической теории, о неподвластности точному исследованию сложных общественных процессов, о неприменимости в гуманитарной сфере естественно-научных и, особенно, математических методов. Это - глубокое заблуждение. Как показывает история науки, такого рода аргументация ещё сотни лет назад приводилась в отношении многих сложных явлений, которые к настоящему времени детально изучены и описаны, в том числе - математически. Застарелый индетерминизм мешает конструктивному взаимодействию наук, воздвигает искусственные преграды на пути их  сближения, на пути приближения гуманитарных наук к естествознанию и математике по глубине и достоверности исследования.  Труды В.Фельдблюма являются крупным шагом на пути  преодоления разобщённости различных научных дисциплин. В этом отношении его труды  можно рассматривать как дальнейшее развитие  работ академика Н.Н.Моисеева.

         Не менее распространена и другая ошибка. Многие экономисты убеждены, что в наш век прагматизма и конкретики общеэкономическая теория вообще не нужна. По их мнению, вполне достаточно бизнес-планов и финансовых расчётов. Такие взгляды не просто ошибочны, но, если они берутся на вооружение действующими политиками, крайне опасны. Без современной общеэкономической теории нельзя понять ни прошлого нашей страны, ни её настоящего, ни, тем более, тенденций движения в будущее. Ещё Леонардо да Винчи сказал: "Влюблённые в практику без науки - словно кормчий, ступающий на корабль без руля и компаса; он никогда не уверен, куда плывёт. Всегда практика должна быть воздвигнута на хорошей теории, вождь и врата которой - перспектива. Наука - полководец, а практика - солдаты". Прекрасно сказано! Вся новейшая история России -  тому подтверждение. Объективные законы общественного развития никто не отменял. Без знания этих законов,  без политической стратегии, основанной на современной междисциплинарной экономической науке, страна так и будет бросаться из одной крайности в другую, переживать бесконечные перестройки и никогда не выйдет на траекторию поступательного, бескризисного развития. Профессор Фельдблюм доказывает ошибочность «незыблемых основ» как прежней советской, так и нынешней либеральной ортодоксии. Он доказывает необходимость преодоления идеологических штампов для разработки и реализации оптимальной социально-экономической политики. Он пишет о своём понимании нынешнего положения в стране и мире, о своих выводах и прогнозах. В книгах и статьях В.Фельдблюма рассматриваются актуальные вопросы внутренней и внешней политики.

        О мотивации и нравственной позиции Владислава Фельдблюма можно получить представление из его статей в интернете. Подводя итоги своей жизни и деятельности, он пишет: "Мне крупно повезло! Нет, я не выиграл миллион, не заполучил груду имущества или кучу денег.  Не стал начальником, академиком, заслуженным деятелем или почётным членом. Я - обычный профессор. Но у меня есть нечто большее, чего никогда не было у многих:  мне посчастливилось испытать те высокие радости, о которых сказал великий Флобер. (Речь идёт о следующем высказывании Гюстава Флобера: "Страсть к познанию - вот источник высоких радостей, уготованных для благородных душ" - С.К.). Мне повезло в главном: судьба позволила мне прожить с чистой совестью.  Не угодничал, не выпрашивал послаблений и привилегий. Не растрачивал силы и время на поиски выгоды, на обзаведение нужными знакомствами, на интриги и всё такое, без чего не пробиться в сильные мира сего. Конечно, не всегда бывал до конца откровенным, не резал правду-матку, но не врал, не льстил, не пресмыкался. Никому не сделал подлостей, но и не прощал, когда пакостили мне.   Испытал радости от любви и дружбы, от научных находок, от искреннего уважения подчинённых, от воспитания молодых учёных, от общения со студентами, от встреч и совместной работы с очень интересными людьми.  Судьба преподнесла мне сюрприз: я увлёкся исследованиями на стыке наук, созданием современной общеэкономической теории. На этом поприще удалось сделать то, чего даже не ожидал от себя:  не ограничился научными исследованиями и внёс свой вклад в общественную практику, повлиял на весь ход нашей жизни.  Это нельзя было афишировать. Только благодаря многолетней закрытости  удалось на протяжении десятилетий сосредоточенно работать над важной и сложной проблемой, без помех, ни на кого не оглядываясь, не спрашивая ни у кого разрешения. Иначе не смог бы сделать ничего. Не смог бы на протяжении достаточно продолжительного времени проверять, как работает моя общеэкономическая теория, согласуется ли теория с практикой, подтверждаются ли  выводы и прогнозы реальной жизнью. Оказалось - подтверждаются! Это главный мой итог.  Работал как вол, выложился полностью, не требуя ничего взамен. Люди не забудут обо мне и, может быть, скажут спасибо".

       

 

 Об авторе

      Владислав Шуньевич Фельдблюм,  доктор химических наук, профессор, Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации.

       Родился в 1935 г. Окончил Ярославский технологический институт (ныне Ярославский государственный технический университет - ЯГТУ). В 1958-1995 г.г. работал в ярославском  Научно-исследовательском институте мономеров для синтетического каучука (НИИМСК), ныне ОАО НИИ «Ярсинтез».  В течение 32 лет (1960-1995) заведовал крупной научно-исследовательской лабораторией. В последующие 20 лет (1996-2013) работал профессором кафедры общей и физической химии Ярославского государственного технического университета.   Под его научным руководством разработана и реализована на практике технология получения многих  ценных химических продуктов. Среди них – мономеры для полимерных материалов с ценными свойствами, синтетические душистые вещества, эффективные лекарственные средства, химикаты для применения в специальной технике и т.д.  Является автором или соавтором 100 изобретений, 15 книг, более 150 научных статей, научно-технических отчётов, технологических регламентов и других научных трудов.        Одновременно, в течение почти 40 лет, разрабатывал современную, междисциплинарную общеэкономическую теорию. Всё это время интенсивно занимался самообразованием:  изучал экономику, высшую и вычислительную математику, историю, философию, психологию. Результаты этих междисциплинарных исследований обобщены в его книгах «К общеэкономической теории через взаимодействие наук» (1995),  «Вторжение в незыблемое: путь химика в политическую экономию» (2007), «Междисциплинарная общеэкономическая теория в действии» (2015) и др. Активно выступает в интернете в качестве экономиста, философа, социолога и политического комментатора. К настоящему времени область научных интересов профессора Фельдблюма значительно расширилась. В неё входят исследования на стыке наук, аналогия природных и общественных процессов, применение математических методов в гуманитарных науках, создание междисциплинарной общеэкономической теории. 

        Отзывы и замечания присылать автору по электронной почте:  08061935@mail.ru 

 

 

 

 

 

Опубликовано 07 февраля 2017 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): междисциплинарная общеэкономическая теория



© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?