Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ВОПРОСЫ НАУКИ есть новые публикации за сегодня \\ 17.11.18


СОСТАВ АН РОССИИ В ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВЕРТИ XIX ВЕКА

Дата публикации: 10 февраля 2018
Автор: Г. И. ЩЕТИНИНА
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ВОПРОСЫ НАУКИ
Номер публикации: №1518267003 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Г. И. ЩЕТИНИНА, (c)

найти другие работы автора

История дореволюционной АН1 привлекала внимание и дореволюционных и советских исследователей2 . Однако некоторые вопросы этой темы остались неосвещенными. В частности, до сих пор не рассматривался состав членов дореволюционной АН.

В конце XIX в. академики в России представляли собой когорту выдающихся ученых не только отечественной, но и мировой науки. Деятельность почти каждого из них может стать (и уже становится) предметом монографического исследования. В состав научной интеллигенции входили также профессора и преподаватели высших учебных заведений, сотрудники лабораторий, библиотек, обсерваторий, архивов, члены научных обществ и другие ученые.

Источники, которыми до сих пор пользовались историки (справочники3 , очерки и автобиографии)4 , не давали возможности определить с достаточной полнотой и точностью состав академиков. Восполнить этот пробел помогают их послужные (формулярные) списки.

Ниже рассматриваются на основании этого уникального по своей полноте и точности заключенной в нем информации источника возраст, образование, сословное происхождение и имущественное положение действительных членов АН5на 1875 и 1904 гг., что позволяет проследить изменение состава этой группы научной интеллигенции России на протяжении последней четверти XIX века.

На 1875 г. из 40 академиков 17 (42%) были старше 60 лет. Из них девяти было более 70 лет: основателю русской археографии П. М. Строеву - 88 лет6 , математику Д. М. Перевощикову - 87 лет, поэту, академику II отделения русского языка и словесности П. А. Вяземскому - 79 лет, историк М. П. Погодин скончался 8 декабря 1875 г. на 76-м году жизни. Наиболее многочисленной среди академиков группой в 1875 г. были лица от 40 до 60 лет (20 чел., или 50%). В расцвете творческих сил находились известный русский историк С. М. Соловьев (55 лет), филолог Ф. И. Буслаев (56 лет), минералог Н. И. Кокшаров (56 лет). Историкам М. И. Сухомлинову и А. Ф. Бычкову было по 45 лет, этого же возраста достигли зоологи Л. И. Шренки А. А. Штраух, химик А. М. Бутлеров. Моложе 40 лет были лишь три академика.

Преобладающая часть ученых, ставших академиками к 1875 г., получила высшее образование в отечественных учебных заведениях (28 из 40, или 70%). Курс Дерптского университета прошли семь человек; Ф. К. Берг, Ф. И. Видеман, Г. П. Гельмерсен, К. И. Максимович, Л. И. Шренк,


1 В XVIII-XIX вв. она называлась Петербургской АН, с февраля 1917 г. - Российской.

2 Г. А. Князев, А. В. Кольцов. Краткий очерк истории Академии наук. М. -Л. 1957; "История Академии наук СССР". Тт 1 - 2. М. -Л. 1958 - 1964; Г. Д. Комков. Академия наук СССР за 250 лет. М.-Л. 1974; "Академия наук СССР". Краткий исторический очерк. Т. I. М. 1977.

3 См. "Списки лиц, служащих по Министерству народного просвещения". СПБ. 1875 - 1904; "Памятная книжка императорской Академии наук". СПБ. 1875 - 1904; "Личный состав императорской Академии наук". СПБ. 1875 - 1904, и др.

4 См. "Материалы для биографического словаря действительных членов императорской Академии наук". Чч. 1 - 2. Птгр. 1915 - 1917,

5 В их составе были ординарные и экстраординарные академики и адъюнкты. В 1912 г. эти архаичные разряды были отменены. Наряду с действительными членами в личный состав АН включались члены-корреспонденты, данные о которых здесь не рассматриваются. Дело в том, что в то время в число членов-корреспондентов входили иностранные корреспонденты Академии, а также лица, часто весьма далекие от подлинной науки.

6 В его послужном списке год рождения указан 1787 (ЦГИА СССР, ф. 733, оп. 120, д. 137); в энциклопедиях же - 1796 год.

стр. 172


А. А. Штраух. Астроном О. В. Струве, учившийся в Дерптском университете, не окончил его7 . В Петербургском университете учились три человека: ботаник Н. И. Железное, языковед (специалист по тибетскому языку) А. А. Шифнер и А. В. Никитенко. Питомцами Московского университета были шестеро: С. М. Соловьев, А. Ф. Бычков, М. П. Погодин, П. Л. Чебышев, И. И. Сомов, А. Н. Савич (здесь же учился П. М. Строев, но не окончил курса). В Казанском университете получили образование Н. Н. Зинин, А. М. Бутлеров, Д. М. Перевощиков; в Харьковском - И. И. Срезневский и М. И. Сухомлинов. Привилегированное учебное заведение - Царскосельский (Александровский) лицей окончили 4 человека: К. С. Веселовский8 - непременный секретарь АН в 1857 - 1890 гг., Я. К. Грот, возглавлявший многие годы II отделение русского языка и словесности АН, В. П. Безобразов (политэконом) и В. В. Вельяминов-Зернов (языковед). Школу топографов окончил астроном Николаевской главной обсерватории П. М. Смыслов, а Институт корпуса горных инженеров - минералог Н. И. Кокшаров. Академик, доктор богословия архиепископ Макарий получил образование в духовной академии. В заграничных высших учебных заведениях учились девять человек. В Сорбонне и College de France получил образование математик В. Я. Буняковский, в 1864 - 1889 гг. вице- президент АН; Цюрихский университет окончил физик, директор главной физической обсерватории Г. И. Вильд (уроженец Швейцарии, он в 1883 г. принял российское подданство). Зоолог Ф. Ф. Брандт, историк А. А. Куник, философ О. Н. Бетлинг получили образование в Берлинском университете. В Лейпцигском учился и преподавал языковед Б. А. Дорн, его окончил также Л. Э. Стефани. Не указаны зарубежные учебные заведения, в которых учились А. К. Наук и Г. А. Фритше, директор Пекинской магнитной и метеорологической обсерватории9 . Относительно двух академиков сведений по этому вопросу в послужных списках нет. Что касается сословного происхождения, то в послужных списках академиков есть ряд неточностей. Так, в формуляре М. П. Погодина отмечено, что он был из обер-офицерских детей, а А. В. Никитенко - из разночинцев10 . В действительности же М. П. Погодин происходил из крепостных крестьян11 ; крестьянского происхождения был и А. В. Никитенко.

По данным на 1875 г. из дворян вышли 20 академиков (50%), из обер-офицерских детей - 2 (5%), из штаб-офицерских - 1 (2,5%), из духовенства - 2 (5%), из купцов - 4 (10%), из крестьян - 2 (5%), из иностранцев - 9 (22,5%). Что касается последних, то только в формуляре О. Н. Бетлинга отмечено его социальное происхождение (из купцов). Таким образом, половину академиков представляли лица недворянского происхождения, что говорит о весомости разночинских элементов среди этой привилегированной группы научной интеллигенции.

По сведениям об имущественном положении, приводимым в послужных списках академиков, М. П. Погодин имел "благоприобретенный" дом в Москве; у жены А В. Никитенко было родовое имение в Витебской губ. (размер его не указан)12; у жены С. М. Соловьева, происходившего из духовенства, было родовое имение (1 тыс. дес.) в Херсонской губернии. У всех академиков-иностранцев отсутствует какая-либо недвижимая собственность. Не владели ею Ф. И. Видеман и Н. Н. Зинин (из обер- офицерских детей), Н. И. Кокшаров (из штаб-офицерских детей).

У шести академиков, происходивших из дворян, также не было недвижимой собственности: из беспоместных дворян происходили М. И. Сухомлинов, Д. М. Перевощиков, Л. И. Шренк, А. Ф. Бычков, Ф. Н. Буслаев, О. В. Струве. Послужные списки содержат данные о землевладении II академиков-дворян. У П. А. Вяземского общий размер четырех имений составлял 5714 десятин13 . 3200 дес. владел В. В. Вельяминов-Зернов, а у его жены имелось приобретенное имение в 468 десятин14 . А. М. Бутлеров обладал родовым имением в 2200 дес. земли15 . У жены


7 ЦГИА СССР, ф. 1349, оп. 3, д. 2169. 8 Там же, д. 391.

9 Там же, ф. 733, оп. 13, д. 223; ф. 1349, оп. 3, д. 2367.

10 Там же, ф. 1349, оп. 3, дд. 1734, 1558.

11 П. М. Барсуков. Жизнь и труды М. П. Погодина. Т. I. СПБ. 1888.

12 ЦГИА СССР, ф. 1349, оп. 3, дд. 1734, 1558.

13 В одном из его имений была суконная фабрика. Кроме того, ему была подарена царем в 1859 г. ежегодная аренда в 2 тыс. руб. серебром (там же, д. 472).

14 Там же, ф. 733, оп. 120, д. 762.

15 Там же, оп. 149, д. 827.

стр. 173


И. И. Сомова было родовое имение в 586 десятин16 .

Следовательно, среди академиков было лишь три представителя крупного дворянства, имевших более чем 1 тыс. дес. земли (7,5%) - Симптоматичен сам по себе факт отсутствия какой-либо недвижимой собственности у 25 академиков (62,5%), что, на наш взгляд, является косвенным свидетельством формирования устойчивой потомственной интеллигенции.

К началу XX в. число академиков оставалось прежним, но состав их несколько изменился. Еще в 90-е годы в Академию пришли молодые талантливые ученые А. А. Шахматов, А. С. Лаппо-Данилевский, С. Ф. Ольденбург. По-прежнему наиболее многочисленной возрастной группой оставались лица от 40 до 60 лет (24, или 60%). Среди них выдающиеся математики А. М. Ляпунов и А. А. Марков, астроном О. А. Баклунд, специалист в области античной эпиграфики В. В. Латышев, историк Е. Ф. Шмурло, крупнейший ученый-геолог, в будущем президент АН с 1917 по 1936 г. А. П. Карпинский, зоолог и эмбриолог В. В. Зеленский, языковед Ф. Ф. Фортунатов, физик-сейсмолог Б. Б. Голицын. В группу старше 60 лет входили 16 человек (славист И. В. Ягич, филолог, историк римской словесности и востоковед Ф. Е. Корш, экономист И. И. Янжул, историк В. О. Ключевский, ботаник-физиолог А. С. Фаминцын, языковед и этнограф В. В. Радлов и другие), из них семь (17,5%) были старше 70 лет: историк литературы А. Н. Пыпин, иранист К. Г. Залеман, физиолог и гистолог Ф. В. Овсянников, химик Н. Н. Бекетов и другие.

Подавляющее большинство действительных членов Академии на 1904 г. получило образование в учебных заведениях России. 13 из них окончили Петербургский университет, 11 - Московский, 2 - Казанский, 2 - Юрьевский (бывший Дерптский), 2 - Петербургский историко-филологический институт, 1 - духовную академию. Из привилегированных учебных заведений вышли генерал, непременный секретарь АН с 1893 г. Н. Ф. Дубровин, учившийся в кадетском корпусе, и директор Николаевской главной физической обсерватории метеоролог М. А. Рыкачсв, окончивший Морской кадетский корпус. Повышение роли высшего технического образования в России на рубеже XIX - XX вв. косвенно отразилось и на составе академиков: А. П. Карпинский, геолог и палеонтолог Ф. Н. Чернышев были выпускниками Горного института, кристаллограф Е. С. Федоров окончил Николаевское инженерное училище и Горный институт в Петербурге. Только четыре академика имели дипломы заграничных университетов, все они были иностранцы по происхождению17 .

Данные послужных списков об образовании подтверждают, что на протяжении последней четверти XIX в. удельный вес русских ученых среди академиков повысился. Это является дополнительным доводом в пользу того, что процесс формирования отечественной научной интеллигенции завершился.

О социальном составе академиков некоторое представление дают сведения о сословном их происхождении, хотя в условиях пореформенной эпохи развитие капитализма разрушало прежние сословные перегородки. По своему происхождению действительные члены АН подразделялись в 1904 г. следующим образом: из дворян 25 (62,5%), из обер- офицеров 2 (5%), из штаб-офицеров 3 (7,5%), из духовенства 3 (7,5%), из купечества 2 (5%), иностранцев 4 (10%), нет сведений о происхождении 1 человека (2,5%)18 . Из духовенства происходили историки В. О. Ключевский и Ф. И. Успенский, а также филолог-литературовед П. В. Никитин. Из штаб-офицерских детей были А. П. Карпинский, А. А. Марков и Ф. Н. Чернышев, а из обер-офицерских детей - астроном и астрофизик А. А. Белопольский и филолог А. И. Соболевский. Выходцами из купечества были Ф. В. Овсянников и Н. П. Кондаков. Из беспоместных служилых дворян вышли А. М. Ляпунов, А. С. Фаминцын, Е. Ф. Шмурло (корреспондент АН в Риме), Ф. Е. Корш, И. И. Янжул, В. В. Латышев, С. Ф. Ольденбург, А. А. Шахматов, А. Н. Пыпин, Е. С. Федоров, М. А. Рыкачев и другие - всего 20 человек, что составляет 80% всех дворян среди академиков.


16 Там же, он. 5, д. 147.

17 Филолог И. В. Ягич окончил Венский университет, специалист по филологии азиатских народов В. В. Радлов - Иенский, химик-органик Ф. Ф. Белыитейн - Геттингенский, О. А. Баклунд - Упсальский.

18 В послужном списке нет сведений о сословном происхождении Е. Е. Голубинского. По из других источников известно, что этот историк, окончивший духовную академию, происходил из духовенства.

стр. 174


Из пяти дворян, обладавших в 1904 г. недвижимой собственностью (20% всех академиков из дворян), к крупным собственникам можно отнести лишь двоих: историк А. С. Лаппо- Данилевский владел 4500 дес. и Б. Б. Голицын 1300 дес. земли. А. Н. Веселовский был совладельцем ряда имений. Лишь трое академиков - выходцев из других сословий - имели недвижимую собственность. Таким образом, большая часть действительных членов Академии наук (32 из 40, то есть 80%) не имела никакой недвижимой собственности.

Анализ послужных списков показывает, что в начале XX в. в состав научной интеллигенции входили представители различных сословных групп, но преобладали среди академиков образованные представители служилого беспоместного дворянства.

Из сопоставления данных за 1875 и 1904 гг. видно, что в течение последней четверти XIX в. научная интеллигенция в России превращалась в группу, типичную для буржуазного общества: основным источником ее существования был прежде всего умственный труд, а не доходы с недвижимой собственности.

Характеристика академиков, естественно, не исчерпывается данными их послужных списков. В конце XIX - начале XX в. большинство действительных членов АН являлись учеными с мировым именем; они оказывали значительное интеллектуальное влияние на различные сферы жизни общества того времени.

 

Опубликовано 10 февраля 2018 года




Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама