Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ есть новые публикации за сегодня \\ 19.07.18

Народное просвещение в годы правления Николая I

Дата публикации: 23 октября 2007
Автор: А. В. Овчинников
Публикатор: Максим Андреевич Полянский
Рубрика: ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1193138551 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. В. Овчинников, (c)

найти другие работы автора

В отечественной историографии годы правления Николая I (1825 - 1855) в силу научной инерции нередко представляются всецело как эпоха реакции и мракобесия. Это не способствует объективному отражению общественно- политической жизни страны, в том числе и политики государства в области народного просвещения. И сегодня появляются книги, в которых со ссылкой на некоторые дореволюционные издания утверждается например: "В широком образовании народа и в свободном развитии его духовных сил правительство, а отчасти и общество, видели не основу для здорового и могучего роста государства, не источник богатства народа, не укрепление положения среди других государств, но единственно "прямой путь к бунту и крамоле". Таким именно взглядом проникнуто отношение высшего правительства к вопросам народного образования на всех его ступенях, с начала и до конца царствования Николая I" [1, с. 303]. Однако если обратиться к более широкому кругу литературы, не говоря уже о таких доступных источниках, как "Полное собрание законов Российской Империи", сборники постановлений и распоряжений Министерства народного просвещения, то можно найти основания для иных выводов и оценок.

Восстание декабристов в 1825 г. было расценено правительственными кругами как свидетельство нарастающей угрозы изменения общественного устройства. Ужаснуло столь решительное воплощение западных революционных идей свободы, равенства и братства, во многом чуждых и непонятных большинству подданных Российской империи начала XIX столетия.

Вступив на российский престол, Николай I сразу же обратил внимание подданных на важность вопросов народного образования и воспитания. И в Манифесте от 13 июля 1826 г., объявлявшем приговор участникам восстания, указывалось на настоятельную необходимость "нравственного воспитания детей": "Не просвещению, но праздности ума, более вредной, нежели праздность телесных сил, - недостатку твердых познаний должно приписать сие своевольство мыслей, сию пагубную роскошь полупознаний, сей порыв в мечтательные крайности, коих начало есть порча правом, а конец - погибель. Тщетны будут все усилия, все пожертвования правительства, если домашнее воспитание не будет приуготовлять нравы и содействовать его видам" [2, с. 293].

Таковой стала новая политическая установка, ориентировавшая направление дальнейшего развития отечественной системы образования и воспитания. В основание полагались почитание государства, уважение к верховной власти и к тем вековым духовно-нравственным основам, которые волей исторических судеб она призвана была защищать. Главным государственным органом, на который возлагалось решение этой задачи, стало Министерство народного просвещения. Именно ему вменялось в обязанность: "Преобразовать и согласить между собою все дотоле учрежденные учебные заведения и привести их, так сказать, к одному началу, поставляя это начало в образовании учебной системы, которая, с одной стороны, возрастала бы из самих оснований нашего быта, а с другой бы - шла рядом с современным неизбежным развитием наук и просвещения в Европе; вместе с этим, расположить все части публичного воспитания так, чтобы оно привлекло к себе не только юношество среднего сословия в государстве, но и юношество высшего, образование коего совершалось до тех пор на

стр. 61


--------------------------------------------------------------------------------

удачу, посредством иностранных воспитателей и в тесном кругу домашних предрассудков" [3, с. 32].

Ко времени появления на российском престоле Николая I должность министра народного просвещения занимал Алексей Семенович Шишков. Это был семидесятилетний адмирал в отставке, известный филолог, литератор и публицист, член Российской Императорской Академии. Еще при вступлении в должность министра он указал на тот факт, что "Министерство сие от самого начала своего не имело постоянного плана, которым бы, всегда руководствуясь, могло оно... все привести в надлежащее устройство" [4, с. 176]. Кроме того, по мнению А. С. Шишкова, причиной бед народного просвещения было отсутствие в нем национального духа. Решительно осудив деятельность министерства под руководством своих предшественников, министр задумал провести коренную реформу учебной системы.

Взгляды царя и министра на перспективы организации государственной системы просвещения во многом совпадали. Внимание, с которым император подходил к решению вопросов народного просвещения, можно объяснить желанием власти воспрепятствовать "наступлению крамолы" на учебные заведения страны. Высшей власти необходимо было, чтобы в каждом сословии воспитывались верные и скромные слуги государства и через это укреплялись бы основы существовавшего в России строя. Николай I даже собирался издать соответствующий законодательный акт и предложить Государственному совету специально обсудить вопросы развития народного просвещения в стране, в том числе и в отношении обучения грамоте крестьянских детей.

Однако принятию законодательного акта помешал В. П. Кочубей, который заявлял, что хотя по существу вопрос является важным, однако следует не издавать специального закона, а ограничиться простым рескриптом, который бы предписывал возможность обучения крестьянских детей только в начальной школе. В мае 1827 г. такой рескрипт был дан императором на имя министра А. С. Шишкова.

Кроме того, по указанию Николая I 14 мая 1826 г. был образован "Комитет устройства учебных заведений". Власть усматривала необходимость создания такого органа прежде всего для "сличения и уравнения уставов учебных заведений и определения курсов учения в оных". В состав комитета, председателем которого был назначен министр, вошли М. М. Сперанский. К. А. Ливен, Е. К. Сиверс, К. О. Ламберт, С. С. Уваров, А. А. Шторх, А. А. и В. А. Перовские и С. Г. Строганов. Двое из членов Комитета - К. А. Ливен и С. С. Уваров в скором времени поочередно принимали пост министра народного просвещения.

Открывая заседания комитета, А. С. Шишков назвал главные причины упадка учебных заведений. Министр полагал, что потеряна из виду главная цель народного просвещения - "образование, приспособленное к потребностям людей различных состояний". Среди других упущений назывались: серьезные недостатки уставов учебных заведений, скудость средств на содержание педагогического персонала, недостаточность контроля над деятельностью учебных заведений и "слишком долгий срок учения в гимназиях и низших училищах". Министр также высказывался против расширения частных пансионов и домашнего воспитания. Главное его требование к содержанию обучения сводилось к тому, чтобы "оно не изглаживало в русских характера народного, но чтобы улучшало и укрепляло его".

Перед комитетом ставилась задача проанализировать все уставы учебных заведений "начиная с приходских, до самых университетов", а также проанализировать содержание курсов, преподаваемых в них. Было решено добиться единства уставов учебных заведений и на их основе создать новые, с последующим Высочайшим утверждением. Помимо комитета была создана специальная комиссия для рассмотрения учебных пособий. К работе в ней привлекались известные в ту пору академики и профессора. Предполагалось, что решение вопроса о разделении учебных заведений на приходские, уездные училища и гимназии будет иметь положительные результаты только при условии, что каждый из этих разрядов учебных заведений станет давать законченное образование тем лицам, для которых они пред-

стр. 62


--------------------------------------------------------------------------------

назначались. В основу министерского плана построения образования была положена идея сословной школы. Однако при этом существовала возможность получения гимназического образования и даже поступления в высшие учебные заведения лицами из низших сословий. Для поступления в средние и высшие учебные заведения крепостным детям нужно было лишь одно условие - добрая воля помещика на освобождение поступающего от личной зависимости. Для крепостных оказались доступными также некоторые виды реальных училищ.

Боязнь проникновения в "неокрепшие души юношества" революционных идей диктовала необходимость контроля над содержанием обучения в частных учебных заведениях. Министерство предлагало закрыть частные пансионы и создать пансионы при гимназиях, удерживая, таким образом, молодежь под надзором учебного начальства.

19 августа 1827 г. на имя министра народного просвещения последовал Высочайший рескрипт, согласно которому началась разработка новых правил, "вполне соответствующих истинным потребностям и положению Государства". По мысли нового императора, содержание обучения должно было исходить из практических потребностей каждого человека, чтобы "повсюду предметы учения и самые способы преподавания были по возможности соображаемы с будущим вероятным предназначением обучающихся" [5, с. 17].

Работа комитета сосредоточивалась на пересмотре уставов средних и низших учебных заведений с приведением их в соответствие с теми политическими и общекультурными положениями, которые выражались в многочисленных рескриптах и речах императора.

На всем протяжении правления император Николай 1 активно внедрял в сознание подданных мысль о необходимости сословного образования. И, поскольку перед министерством была поставлена задача не допустить крепостных детей в учебные заведения, предназначенные для высших сословий, настойчиво распространялась точка зрения о необходимости развития на всей территории России приходских и уездных училищ для крестьянства и горожан. Разрабатывался вопрос и о создании особых учебных заведений для профессиональной подготовки и обучения основам грамоты.

История распорядилась так, что к середине 1820-х гг. в российском государственном механизме созрела идея корректировки либерального курса развития народного просвещения, характерного для времени правления Александра I. Власть стала считать воспитание верноподданнических чувств необходимым условием дальнейшего развития школьной системы и укрепления державных основ школьного дела.

В основу своей деятельности Министерство народного просвещения положило императорский рескрипт 1827 г., в котором, в частности, отмечалось: "Почитая народное воспитание одним из главнейших оснований благосостояния державы, от Бога мне врученной, я желаю, чтобы для оного были постановлены правила, вполне соответствующие истинным потребностям и положению государства. Для сего необходимо, чтобы повсюду предметы учения и сами способы преподавания были, по возможности, соображаемы с будущим вероятным предназначением обучающихся, чтобы каждый вместе со здравыми, для всех общими, понятиями о Вере, законах и нравственности приобретал познания для него нужные, могущие служить к улучшению его участи, и, не быв ниже своего состояния, также не стремиться чрез меру возвыситься над тем, в коем ему суждено оставаться" [6, с. 102 - 103].

В первые годы правления Николая I была четко сформулирована государственная идеология просвещения. Исходя из особенностей исторического развития России, этого было вполне достаточно, чтобы приступить к законодательному обеспечению реформирования образования на державных принципах. Основным документом, закрепившим основы образовательной политики в России, стал новый Высочайше утвержденный 8 декабря 1828 г. "Устав гимназий и училищ уездных и приходских, состоящих в ведомстве университетов: С. -Петербургского, Московского, Казанского и Харьковского".

стр. 63


--------------------------------------------------------------------------------

Существенное отличие нового устава от прежнего заключалось в том, что приходские и уездные училища утратили свой характер подготовительных учебных заведений для дальнейшего постижения гимназического курса. Каждый из существовавших в России типов учебных заведений получал завершенный курс учебных предметов, необходимый для соответствующего образования в течение трех лет. Министерство народного просвещения и его органы на местах стали контролировать деятельность приходских училищ, которые теперь служили "приготовительными" заведениями, после окончания которых можно было продолжить обучение.

Одна из основных идей реформы 1828 г. состояла в том, что школа обязана не только обучать, но и воспитывать детей, причем дело воспитания должно находиться в руках государства. Эта идея была не нова и занимала умы отнюдь не только представителей правительственного уровня, ее разделяли многие деятели русской культуры. В частности, в знаменитой записке А. С. Пушкина "О народном просвещении", поданной Николаю I, поэт выступил за развитие государственного воспитания. "В России домашнее воспитание есть самое недостаточное, самое безнравственное; ребенок окружен одними холопами, видит одни гнусные примеры, своевольничает или рабствует, не получает никаких понятий о справедливости, о взаимоотношениях людей, об истинной чести. Воспитание его ограничивается изучением двух или трех иностранных языков и начальным основанием всех наук, преподаваемых каким-нибудь нанятым учителем. Воспитание в частных пансионах немногим лучше; здесь и там оно кончается на 16-летнем возрасте воспитанника. Нечего колебаться: во что бы то ни стало должно подавить воспитание частное".

Утвержденный Николаем I Устав 1828 г. впервые заложил прочные основы для народного образования, указав начальным и средним учебным заведениям пути их дальнейшего развития. Введение нового устава потребовало от Министерства народного просвещения принятия определенных мер по его дополнению и разъяснению, поэтому вступление в силу всех пунктов нового документа оказалось возможным только с 1832 г., когда в Комитет учебных заведений были представлены и утверждены новые учебные планы гимназий и уездных училищ.

Реформа образования на основе нового Устава преследовала цель сохранить сословное образование. Так, приходские училища предназначались "для распространения первоначальных сведений между людьми самых низших состояний", а училища уездные должны были "доставлять детям городских обывателей, вместе со средствами нравственного образования, те сведения, кои, по образу жизни их, нуждам и упражнениям, могут быть наиболее полезны". Наконец, учреждение губернских гимназий имело двоякую цель: "доставить способы приличного воспитания тем из молодых людей, кои не намерены или не могут продолжать учение в университетах, а готовящихся вступить в оные - снабдить необходимыми для сего предварительными знаниями".

Обновленная программа обучения потребовала значительных усилий Министерства в написании новых учебных пособий, для чего был создан Комитет для рассмотрения учебных пособий, действовавший до 1831 г. За это время было рассмотрено 1960 рукописных и печатных материалов. Кроме того, сами члены комитета приняли участие в составлении 39 учебников.

Принятие нового школьного закона, безусловно, отразилось на деятельности Министерства народного просвещения, во главе которого 19 ноября 1833 г. встал граф Сергей Семенович Уваров - представитель одного из старейших дворянских родов России. В этот же день последовал Всеподданнейший доклад нового министра российскому императору. В основу деятельности Министерства закладывалась широкая программа, построенная на принципах приоритетного начала русской государственности и культуры. Противопоставляя уныние и колебания Европы поступательному развитию России, министр выражал озабоченность идейной, духовной обеспеченностью исконно российских начал, которые должны были сопровождать всю школьную политику двора и министерства.

Еще будучи товарищем министра, С. С. Уваров в 1832 г. после проверки

стр. 64


--------------------------------------------------------------------------------

Московского университета представил отчет, в котором, в частности, отмечал: "Утверждая, что в общем смысле дух и расположение молодых людей ожидают только обдуманного направления, дабы образовать в большем числе оных полезных и усердных орудий правительства, что сей дух готов принять впечатление верноподданнической любви к существующему порядку, я не хочу безусловно утверждать, чтобы легко было удержать их в сем желаемом равновесии между понятиями, заманчивыми для умов незрелых, и к несчастию Европы, овладевшими ею и теми твердыми началами, на коих основано не только настоящее, но и будущее благосостояние Отечества...". Для укрепления воспитательного влияния на российское юношество предлагалось "привести оное, почти нечувствительно к той точке, где слияться должны, к разрешению одной из труднейших задач времени, - образование правильное, основательное, необходимое в нашем веке, с глубоким убеждением и теплой верою в истинно русские охранительные начала православия, самодержавия и народности (курсив мой. - А. О.), составляющие последний якорь нашего спасения и вернейший залог силы и величия нашего Отечества" [7, с. 175 - 176].

Последнее слово из ставшей знаменитой триады требовало пояснения, которое последовало спустя много лет - 29 мая 1847 г. В письме попечителям учебных округов разъяснялось, что народность - это не славянофильство, с его вредными идеями единения славянских народов. Народность - это прежде всего "русская народность", русский язык и русская словесность "с прочими соплеменными наречиями", русская история и история русского законодательства.

Практической реализации этой идейной установки предшествовал ряд организационных мероприятий, особое место среди которых занимало новое распределение учебных округов. В 1835 г. на Высочайшее утверждение было представлено новое Положение, согласно которому университеты освобождались от управленческой работы по надзору за учебными заведениями округа. Гимназии и другие учебные заведения выводились из подчинения университетов и передавались под руководство попечителей учебных округов. Этот документ радикально отличался от действовавших ранее "Предварительных правил народного просвещения".

Основой новой организации народного просвещения стали принципы классического обучения и, параллельно с этим, шло развитие важнейших направлений специального образования. Более жестко стал соблюдаться принцип сословности обучения. Усилился правительственный контроль над частным и домашним обучением. Особое внимание Министерство стало уделять контролю над школами на окраинах империи, особенно в западных ее областях - Польше и Литве.

Деятельность Министерства народного просвещения в годы его руководства С. С. Уваровым отнюдь не скрывалась от общества "за семью печатями". С 1831 г. начались систематические публикации извлечений из ежегодных "Всеподданнейших докладов Государю императору министра народного просвещения", в которых давалась оценка деятельности ведомства за прошедший год. За первые 5 лет управления министерством С. С. Уваровым был опубликован сводный отчет на страницах "Журнала Министерства Народного просвещения". А в 1843 г. министр направил Государю императору обширную записку "Десятилетие Министерства Народного просвещения", которая была возвращена министру с собственноручной надписью Николая I: "Читал с удовольствием".

В целом программа деятельности не требовала коренного преобразования центральных учреждений министерства. Некоторым изменениям подверглись канцелярия министра и Главное правление училищ. Именно эти две структуры несли основную нагрузку по руководству учебными заведениями империи.

В 1833 г. Министерство существенно ограничило число вновь создаваемых пансионов в С. -Петербурге и Москве и назначило специальных инспекторов, которые должны были наблюдать за содержанием обучения в учебных заведениях этого типа. Открытие пансиона власти стали разрешать только после получения учредителями специального правительственного разрешения.

стр. 65


--------------------------------------------------------------------------------

Усилился надзор и за деятельностью домашних учителей. С 1834 г. Министерство приравняло их к государственным служащим, а в ответ на это потребовало точного соблюдения существующих программ и правил по обучению детей. Это позволило привлечь в ряды частных учителей больше патриотически настроенных подданных.

Для 30-х гг. XIX столетия характерен повышенный интерес власти к системе высшего образования. Особое место занимал процесс преобразования университетов. Министерство ставило задачу повысить уровень университетского образования и улучшить подготовку молодежи к государственной службе.

26 июля 1835 г. был принят новый университетский Устав, согласно которому в каждом университете полагалось иметь три обязательных факультета - философский, юридический и медицинский. По этим трем направлениям увеличилось число кафедр, расширилось содержание учебных программ. В целом Министерство народного просвещения стало активно проводить в жизнь принцип единства содержания обучения в вузах, что позволяло обеспечить преемственность между учебными заведениями различных ступеней.

В 30 - 40-е гг. XIX в. большее внимание стало уделяться профессиональному образованию. К этому времени в стране уже существовало большое число учебных заведений, дававших начальные познания в той или иной профессии, но все они принадлежали различным ведомствам. Министерство пошло по пути развития специализированных отделений профессионального образования в общих учебных заведениях. Такая практика быстро завоевала популярность на местах. В Московском учебном округе были открыты курсы по сельскому хозяйству, агрономии, технической химии. При учебных заведениях Тулы, Вильно и Курска были открыты специальные курсы для обучения будущих организаторов промышленного производства.

После организационных мероприятий, связанных с расширением сети учебных заведений и их специализацией, министерство обратило внимание на материальное обеспечение образовательного процесса.

Новые классы и отделения снабжались необходимыми учебными пособиями. На русский язык активно переводились иностранные учебники по реальным наукам, прежде всего немецкие.

Занимая длительное время пост министра народного просвещения, граф С. С. Уваров успел воплотить в жизнь все основные принципы намеченной программы. Преобразования затронули самые различные сферы учебной системы Российского государства, претерпел изменения стиль руководства учебными округами, усилились управленческо-бюрократические начала, были ограничены автономия университетов и академические свободы. В содержании образования большее внимание стало уделяться классицизму, считавшемуся основой всякого образования.

Министерство продолжило попечение о подготовке учителей для уездных и приходских училищ. В некоторых гимназиях даже содержались специальные стипендиаты, которые по окончании становились народными учителями. Одновременно с этим были предприняты шаги и по улучшению материального положения преподавателей.

В 1849 г. пост министра народного просвещения занял Платон Александрович Ширинский-Шихматов, представитель татарского княжеского рода. Он был не новичок в управлении Министерством: при С. С. Уварове руководил одним из департаментов, а в его отсутствие заменял министра.

Смена руководства министерства совпала с революционными событиями в Европе. Назначая на должность нового министра, император напутствовал его словами: "Закон Божий есть единственное твердое основание всякому учению".

П. А. Ширинский-Шихматов не стал предпринимать никаких усилий по реорганизации Министерства народного просвещения. Главной задачей он считал проведение в жизнь мер, направленных на усиление правительственного контроля над деятельностью учебных заведений на всей территории империи. Значительное внимание министр уделял вновь выходящим литературным произведениям, полагая, что они должны прежде всего способствовать вос-

стр. 66


--------------------------------------------------------------------------------

питанию духа гражданского, патриотического.

Из-за тяжелой болезни П. А. Ширинский-Шихматов не долго пробыл на посту министра, он скончался весной 1853 г.

Авраам Сергеевич Норов начал свою деятельность в Министерстве народного просвещения в должности товарища министра в 1850 г., имея за плечами большой опыт государственной службы в Министерстве внутренних дел. Приступив в начале болезни предшественника к исполнению обязанностей министра, он был Высочайше утвержден в этой должности 11 апреля 1854 г.

Главная цель, которую ставил перед собой новый министр, заключалась в приведении в соответствие с законом деятельности подотчетного ему ведомства. Были восстановлены ранее упраздненные Главное правление училищ и Ученый комитет. Управление учебными округами перешло от генерал-губернаторов вновь в стены обще им перс ко го органа власти.

19 февраля 1855 г. на российский престол вступил Александр П. С его воцарением политика Министерства народного просвещения претерпела значительные изменения. По ходатайству министра А. С. Норова было решено принимать на все факультеты университетов большее число студентов.

5 марта 1856 г. министр во Всеподданнейшем докладе изложил свои взгляды на недостатки школьной системы, установившейся в период прежнего руководства. "Коренным основанием всего воспитания и образования" министр предлагал сделать основы православного вероучения. В этой связи особое внимание предполагалось отвести преподаванию Закона Божия и подбору законоучителей. Это преподавание должно было "принять свойство нравственно-назидательного, одушевляющего учения, способного действовать на восприимчивые и мягкие сердца юношей и поселять с христианским образом мыслей и жизни христианские чувствования" [4, с. 353].

Работа Министерства вновь пошла под лозунгом проведения очередной реформы системы просвещения. Ее суть заключалась в переходе от преобладания классицизма к большей реалистичности школьного образования. Однако вскоре такая позиция была признана ошибочной. Высшая власть высказалась за возврат к той модели школы, которая была создана С. С. Уваровым.

Литература

1. Толмачев Е. П. Александр II и его время. Кн. 1. М., 1998.

2. Цит. по: Милюков П. Н. Очерки по истории русской культуры: В 3 т. М., 1994. Т. 2. Ч. 1.

3. Уваров С. С. Десятилетие Министерства народного просвещения: Записка, представленная Государю Императору Николаю Павловичу Министром народного просвещения гр. Уваровым в 1843 г. СПб., 1843.

4. Рождественский С. В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения, 1802 - 1902. СПб., 1902.

5. Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. СПб., 1866. Т. 2.

6. Лалаев М. Император Николай I - зиждитель русской школы. СПб., 1906.

7. Корнилов А. А. Курс русской истории. М., 1993.

Опубликовано 23 октября 2007 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?