' >
' >
'>
' />
' />
Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ есть новые публикации за сегодня \\ 17.12.18


СТИЛИЗАЦИЯ В РУССКОЙ ДРАМАТУРГИИ НАЧАЛА XX ВЕКА: ЗАМЕТКИ О НЕОПУБЛИКОВАННЫХ ПЬЕСАХ К. М. МИКЛАШЕВСКОГО

Дата публикации: 20 ноября 2007
Автор: Ан Чжиен
Публикатор: Максим Андреевич Полянский
Рубрика: ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1195564635 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Ан Чжиен, (c)

найти другие работы автора

К. М. Миклашевский (1886-1944), автор известного театроведческого труда "La Commedia dell' arte, или Театр итальянских комедиантов", 1 не утратившего до сегодняшнего дня своей научной ценности, один из почти полностью забытых театральных деятелей начала XX века. Жизнь и творчество этой многосторонней личности, одновременно и актера, и режиссера, и театроведа, и драматурга, прежде всего характеризуется его постоянной увлеченностью традициями западноевропейского театра, в особенности итальянской комедией масок - Commedia dell' arte: его искания, связанные в различные периоды его жизни с разными видами искусства, отражают едино-направленное стремление к возрождению и обновленному применению на современной сцене опыта театра итальянских комедиантов, встреча с которым определила весь его дальнейший творческий путь.

Профессиональный дебют Миклашевского состоялся в Старинном театре Н. Н. Евреинова и Н. В. Дризена, целью которого было воссоздать театральную старину на современной сцене и тем самым "вернуть сценические формы к ... первоисточнику". 2 Звездный час творческого пути Миклашевского приходится на период его деятельности в этом театре. Киевлянин по происхождению, Миклашевский после окончания Императорского лицея в 1904 году в 1907 году поступает в труппу возникшего в это время Старинного театра; в 1911 году, успешно завершив учебу в Императорской Драматической школе, участвует уже как один из ведущих сотрудников во втором сезоне возобновленного Старинного театра. 3 Его режиссерский дебют (в 1911 году во время "испанского сезона" Старинного театра Миклашевский поставил "Благочестивую Марту, или Влюбленную Святошу" Тирсо де


--------------------------------------------------------------------------------

1 Миклашевский К. М. La Commedia dell' arte, или Театр итальянских комедиантов XVI, XVII и XVIII столетий. Пг., 1914-1917. Осенью 1915 года эта книга была удостоена почетного отзыва Императорской Академии наук.

2 Дpuзeн H. B. Что такое старинный театр? // Испанский театр. Статьи Н. В. Дризена, К. Миклашевского, Н. Евреинова. СПб., 1911. С. 7.

3 Источником биографических сведений является статья Р. Янгирова, где впервые серьезно исследованы жизнь и творчество Миклашевского. См.: Янгиров Р. "За революционным фронтом я плетусь в обозе второго ряда..." // Минувшее. Исторический альманах. 20. М.; СПб., 1996. С. 405-412.

стр. 113


--------------------------------------------------------------------------------

Молина) и первая публикация театроведческого труда 4 отражают его деятельность в этом театре, а книга "La Commedia dell' arte, или Театр итальянских комедиантов", принесшая автору широкую известность, была написана в связи с подготовкой так и не состоявшегося третьего "итальянского сезона" Старинного театра. Несмотря на ничтожно короткий срок существования (1907-1908, 1911- 1912), эксперименты этого театра, возрождавшего архаические сценические формы на современных подмостках, привлекали к себе большое внимание театральных критиков того времени, давали повод для интересных дебатов вокруг проблемы стилизации в искусстве, которой живо интересовались многие художественные деятели начала XX века. 5 Самым спорным пунктом полемики чаще всего становилась проблема художественности стилизованных произведений, которые нередко с иронией называли "имитацией" или "реставрацией" и даже "подделками". Так или иначе, главный принцип Старинного театра - "художественное воссоздание театральной старины на достоверной научной основе" - Миклашевский всецело полагает в основу собственного творчества. Миклашевскому также был далеко не чужд мир кабаретных театров, бурно расцветавших на рубеже 1900-1910-х годов. 6

С началом войны Миклашевский был призван в действующую армию, возвратился в Петроград он лишь два года спустя. Однако во время службы в армии Миклашевский сотрудничал в журнале Мейерхольда "Любовь к трем апельсинам", где опубликовал несколько статей. 7 Само название журнала, восходящее к Карло Гоцци, говорит о том, что внимание журнала сосредоточено на изучении опыта старинного сценического искусства - прежде всего опыта "комедии масок" и Гоцци. В то время Мейерхольд сочетал практические занятия в Студии на Бородинской, посещавшейся и Миклашевским, с теоретическим их обоснованием в журнале "Любовь к трем апельсинам": общей целью служило утверждение театральности в самых "чистых", освобожденных от быта и психологии формах.

По возвращении в Петроград Миклашевский, участвуя в труппе Театра музыкальной драмы, выпускает изящно изданную маленькую пьесу "Кровожадный Турка и Волшебник Магги". 8 На фоне несложной интриги автор сценария умелым использованием таких приемов, как lazzi, музыка, танец и комические интермедии, открывает разнообразные театральные возможности. Однако культурная атмосфера Петрограда в годы войны во многом изменилась, и стилизационные эксперименты в театре и в драматургии, активно развивавшиеся после постановки Мейерхольдом "Балаганчи-


--------------------------------------------------------------------------------

4 Миклашевский К. М. Испанская сцена // Испанский театр. С. 11-19.

5 См. весьма разнородные по оценкам рецензии различных театральных критиков на стилизованные спектакли Старинного театра: Речь. 1911. N 329. 30 ноября. С. 4-5; Ростиславов А. О постановках Старинного театра //Театр и искусство. 1911. N 51. С. 1002- 1003; Батюшков Ф. По поводу спектаклей Старинного театра // Студия: журнал искусства и сцены. 1911. N 11. С. 1-4; Чудовский В. О Старинном театре // Русская художественная летопись. 1912. N 4. С. 56-63.

6 6 января 1913 года Миклашевский поставил в "Бродячей собаке" "Вертеп кукольный" - рождественскую мистерию М. Кузмина (см.: Ауслендер С. Театры // Аполлон. 1913. N 2. С. 66- 67). В своих шутливых записках В. А. Подгорный называет Миклашевского "хвостом" "Бродячей собаки" (см.: Веригина В. П. Воспоминания. Л., 1974. С. 215). В 1916 году Миклашевский участвовал в "Привале комедиантов", который унаследовал традиции "Бродячей собаки" (см.: Парнис А. Е., Тименчик Р. Д. Программы "Бродячей собаки" // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник 1983. Л.. 1985. С. 203-204).

7 Миклашевский К. Об акробатических элементах в технике комиков dell' arte (Справка) // Любовь к трем апельсинам. Журнал Доктора Дапертутто. 1915. N 1-3. С. 77-79; Нечто вроде рецензий // Там же. 1916. N 1. С. 92-96.

8 Кровожадный Турка и Волшебник Магги: сценарий комедии в трех действиях, составленный К. М. Миклашевским. Пг., 1916. См. рец.: Речь. 1916. N 265. 26 сент. С. 3; Аполлон. 1916. N 9-10. С. 645; Безпятов Евг. К. М. Миклашевский. Кровожадный Турка и Волшебник Магги // Театр и искусство. 1917. N 31. С. 527-528.

стр. 114


--------------------------------------------------------------------------------

ка", также существенно модифицировались. В новых обстоятельствах некоторые критики восприняли пьесу Миклашевского как анахроническую чушь. 9

Как и некоторым другим его современникам, Октябрьская революция принесла Миклашевскому короткий восторг и последовавшее за ним длительное разочарование - он постепенно отходит на периферию культурной жизни. Еще в 1919 году его комедия "Четыре сердцееда" идет в постановке К. Марджанова на киевской сцене и в постановке С. Радлова - в петроградской "Студии" на Литейном. Затем, в 1920 году была поставлена на сцене Театра народной комедии пьеса Миклашевского "Последний буржуй, или Музей старого строя". Но со временем все яснее становится расхождение творческой ориентации и идеалов Миклашевского с советской действительностью. Он скитается по стране: Петроград-Киев-Одесса; в Одессе участвует в кружке "Среда", объединившем И. Бунина, Ал. Толстого, М. Волошина и др., руководит Камерным театром. Кроме того, в этот период он сильно увлекается киноискусством. После того как изданная им в 1924 году сенсационная книга "Гипертрофия искусства" привела к непоправимому падению его репутации в официальных сферах, Миклашевский в 1925 году навсегда уезжает из Советской России. 10

Публикуемые ниже две пьесы Миклашевского "Четыре сердцееда" (1919) и "Последний буржуй, или Музей старого строя" (1920) заслуживают особого внимания прежде всего тем, что в них интересным образом преломились театральные искания начала века, выраженные в "стилизации" - одном из самых характерных художественных средств драматургии и театра того периода. Как известно, возрождение народного театра масок, Commedia dell' arte в особенности, в драматургии и на театральных подмостках начала XX века в своей основе органически связано с антиреалистической тенденцией модернизма в целом. Как заявляет Мейерхольд в статье "Балаган" (1912), театральные традиции Commedia dell' arte и балагана своей исконной театральностью, не отравленной губительным влиянием литературы на театр, представляют собой идеальную модель "Нового театра", выдвигающего на первый план "зрелищность" - маску, жест, движение и интригу - взамен реалистического психологического театра XIX века. 11 Феномен "стилизации", подвергаясь одновременно и суровой критике, клеймящей его как "грубую подделку" или "декадентство", и восторженной похвале, принимающей его как самый "театральный" язык сценического искусства, становится одной из самых ярких особенностей театрального искусства начала века. При этом весьма интересно, что "стилизаторы" нередко и довольно агрессивно отстаивали приоритетность собственных стилизационных принципов перед другими: взаимное неприятие чужого метода выказывали такие апологеты стилизаторства в культуре начала XX века, как Мейерхольд, Евреинов, Бенуа, Сапунов и др. В том сказывалось не только капризное самолюбие художников, но и на самом деле существовавшие различия и даже несовместимость между их позициями: поскольку "стилизация" не являлась механическим копированием исторических деталей, в процессе ее осуществления каждый художник выбирал наиболее подходящий к его собственному художественному миру элемент из грандиозного поля "мифологем" старинных форм искусства. Публикуемые пьесы Миклашевского в свою очередь демонстрируют интересный пример одного из многочисленных опытов стилизованного театра начала века.


--------------------------------------------------------------------------------

9 "Теперь, когда тягостный кошмар театрального "декадентства" прошел, театр, наконец, выходит на дорогу, - как-то мучительно неприятно читать "сценарий" г. Миклашевского "Кровожадный Турка и Волшебник Магги". Одно время на эти фокусы была мода, и секта мейерхольдиастов усиленно кривлялась на манере всех видов старого театра и между прочим под Commedia dell' arte. (...) Вдруг он издает такую нелепость, как эту грубую подделку под Commedia dell'arte! Зачем, кому нужно это?" (Театр и искусство. 1917. N 31. С. 527-528).

10 О кинематографическом опыте Миклашевского и о его жизни в эмиграции также см.: Янгиров Р. "За революционным фронтом я плетусь в обозе второго ряда..." С. 407-412.

11 Мейерхольд В. Э. Статьи. Письма. Речи. Беседы. М., 1968. Ч. 1. С. 207-229.

стр. 115


--------------------------------------------------------------------------------

"Псевдоклассический фарс" "Четыре сердцееда", стилизованный под Commedia dell' arte, не претендует на оригинальность сюжета или на право самостоятельного существования как литературного произведения: и состав действующих лиц, и содержание пьесы, действие которой происходит в одном из городов Италии в эпоху Возрождения, не выходят за пределы типичной стилизуемой схемы. 12 Два старика влюблены в молодую красивую служанку, но, несмотря на все усилия хитрых стариков, в конце торжествуют молодые пары. Как пишет Миклашевский о Commedia dell' arte, "в общем, все построение страдало некоторой банальностью, неизменно повторявшейся в комедиях, основанных на любовной интриге во все времена и у всех народов". 13 И поскольку автора сценария Commedia dell' arte не волновала оригинальность или изысканность сюжета, "любой подходящий материал мог служить темой для сценария". 14 Но это отнюдь не означало того, что работа автора - или составителя сценария, как Миклашевский предпочитал его называть, - ограничивается лишь переписыванием занимательного, но банального сюжета: "...есть одно качество, никогда не покидавшее составителей сценария, - это знание требований сцены и театральности". 15

"Составитель" этого веселого фарса также придерживается умеренных взглядов на сущность театрального искусства как искусства синтетического. На основе банального сюжета Миклашевский старается создать оптимальные условия для максимального проявления театральности, свойственной Commedia dell' arte - комическая игра слов, веселая непристойность, жонглерство, прямые контакты с публикой и т. п.: "ведь не "что", а "как" было важно для актеров и публики". 16 В пьесе "Четыре сердцееда" цель применения стилизации заключается не в заимствовании сюжета или ряда комических типов, а в воплощении существенных эстетических принципов Commedia dell' arte в наиболее чистом виде. Формулировка раннего Мейерхольда о стилизации пригодна и для Миклашевского: ему было важно не "воспроизведение на сцене стиля (т. е. копирование исторического стиля. - А . Ч. ), а стилизация "сценических положений"". 17 При этом вставленные в пьесу элементы современности (например, слово "пролетариат" в прологе Доктора, мотив реквизиции жилья и т. п.), не ослабляя чисто комического характера популярных театральных типов Commedia dell' arte, вовлекают актуальную проблему в свою смеховую ауру: "Я убежден, что люди хорошего тона, литературный вкус которых так же чист и накрахмален, как манжеты их рубашки, относятся к пьесе вполне отрицательно. Этот фарс не литературен, не правдоподобен, груб, не нравоучителен. Мало того, он пестрит непристойностями" (ср. эту реплику Доктора с изложением Миклашевского в собственной книге: "Преследуя исключительно театральные цели, составитель сценария выбирал удобные ему средства, не пугаясь их наивности, неправдоподобности или непсихологичности, и люди, не способные расстаться часа на два, на три со своей безошибочной логикой и со своей драгоценной рассудочностью, должны были быть шокированы многими подробностями представления"). 18

Однако и в комедии "Четыре сердцееда" обнаруживается свойственный модернизму эффект обнажения и усиленного подчеркивания условной, игровой природы искусства, рождающий "саморефлексивность" языка данного жанра. Как известно, "рефлексия над собой" является одной из самых существенных и основополагающих черт


--------------------------------------------------------------------------------

12 См.: Миклашевский К. М. La Commedia dell' arte, или Театр итальянских комедиантов. С. 86.

13 Там же. С. 86.

14 Там же. С. 84.

15 Там же. С. 88.

16 Там же. С. 31.

17 Мейерхольд В. Э. Театр (к истории и технике) // Театр. Книга о новом театре. СПб., 1908. С. 139.

18 См.: Миклашевский К. М. La Commedia dell' arte, или Театр итальянских комедиантов. С. 87.

стр. 116


--------------------------------------------------------------------------------

модернистского искусства: объектом изображения часто делается сам способ изображения. Происходит процесс языковой рефлексии (процесс самосознания языка жанра), который определяет не только формальную структуру, но и, главным образом, тематику произведений; феномен "стилизации" в драматургии и театре начала века в этом отношении может служить ярким примером. В сложных формах, включающих в себя элементы рефлексии над собой, т. е. метаязыковые структуры, модернисты ищут новой и по-своему реальной и истинной связи между жизнью и искусством. Взамен свойственного реализму XIX века отношения действительности и искусства как ее художественного отображения выдвигается новое смысловое пространство, где само искусство становится объектом собственного отображения. Такая тенденция нового искусства, переплетаясь сначала с идеологическими установками символистов, претендующих на первенство ноуменального мира над миром феноменальным, затем с различными постсимволистскими течениями, сохранявшими в себе след метафизической символистской утопии, сказывается при формировании утопического идеала русского модернизма - идеи "искусства как жизнетворчества".

Именно в театральном искусстве этот идеал модернизма подвергается испытанию гораздо более радикальному, чем в каких-либо других жанрах. В то время многие модернисты разделили бы мнение Блока: "Более, чем какой бы то ни было род искусства, театр изобличает кощунственную бесплотность формулы "искусство для искусства". Ибо театр - это сама плоть искусства, та высокая область, в которой "слово становится плотью"". 19 Граница между сценой и зрительным залом воспринимается как метафора границы между жизнью и искусством, и просцениум становится "лабораторией", где производятся самые различные эксперименты. Вполне естественно, что при стилизации современной сцены под Commedia dell' arte обостренное внимание художника обращается именно на ее метатеатральное свойство: использование характерных приемов, таких как элементы импровизации, прямые обращения к публике и т. д., делает балаган в своей основе метатеатральным.

И в "Четырех сердцеедах" пролог, иронически комментирующий текст автора, прямые обращения действующих лиц к публике, монолог Доктора, недоумевающего, как он "из семнадцатого века" может разговаривать с "публикой, живущей в двадцатом веке", и в конце концов неистовый крик Панталона, вызывающего автора на пустую сцену, выявляют метатеатральность этой пьесы и на уровне самосознания действующих лиц - они знают, что они "играют", - и на структурном уровне пьесы в целом. Однако подобные эксперименты в пьесе "Четыре сердцееда", во многом уже испробованные в опытах драматургии и режиссуры после сенсационной постановки "Балаганчика" и актуализированные, в частности, творческой практикой мейерхольдовского журнала "Любовь к трем апельсинам", опубликовавшего в новом переводе Вас. Гиппиуса (1916, кн. 1) программно "метатеатральную" пьесу Людвига Тика "Кот в сапогах", сами по себе не открывают принципиально новой смысловой перспективы. Обаяние этой маленькой пьески состоит скорее в умеренности и простодушной наивности, или, как выражался С. Ауслендер по поводу постановки Миклашевским рождественской пьесы Кузмина, в "умилительной детскости", чем в радикальности постановки вопроса, волновавшего модернистов. 20 Не претендуя на решение ни реставрационных, ни стилизационных задач, главное внимание Миклашевский уделяет последовательному воплощению самой сущности итальянской буффонады.


--------------------------------------------------------------------------------

19 Блок А. Собр. соч.: В 8 т. М.; Л., 1962. Т. 5. С. 270.

20 См.: "Наиболее утопичная и плохо стоящая на ногах идея - это надежда на превращение самой жизни в искусство, на слияние жизни и искусства. Тут дело всегда сводится к громкой и красивой, но совершенно пустой фразе, основанной на теориях Евреинова, слишком дословно понятых. Ведь если вдуматься в смысл слов "сделать жизнь искусством", то какую бы теорию искусства ни подставлять, выходит непременно Contradicto in adjecto и пустейшая игра слов" ( Миклашевский К. М. Гипертрофия искусства. Пг., 1924. С. 52).

стр. 117


--------------------------------------------------------------------------------

Однако обе постановки комедии "Четыре сердцееда" - и в Киеве, и в Петрограде - не завоевали особой популярности у публики. 21 Форма театральной старины как таковая, уже утратившая первоначальную сенсационность, на подмостках русского театра послереволюционного периода больше не могла привлечь живого внимания публики. Многочисленные эксперименты начала 1910-х годов уже демонстрируют некую эволюцию, которую претерпевали стилизаторские опыты различных театральных деятелей. "В эти годы, - пишет К. Рудницкий, - арлекинада... вступает в прямые контакты с русской современностью, и эпоха дает ей новый смысл. Веселая возня комедиантов, прячущих под масками свои лица, разыгрывается в зыбком и неверном свете, в атмосфере тревоги, в пышном и мрачноватом убранстве. Беззаботные и непритязательные по сюжету сценки словно намекают на некий скрытый за дурашливой забавой таинственный и символический смысл. Грубая площадная игра обретает привкус горький и пряный. Балаган угрожает трагедией, клюквенный сок попахивает настоящей кровью". 22 Однако "Четыре сердцееда", поставленные в 1919 году, все еще приглашали публику в мир невинной и милой условности, с ее грубоватой веселостью и сказочной детскостью: в нем сущность известных масок до наивности прозрачна и однозначна, плоска и типична. Промахи спектакля и неудовлетворенность публики более или менее объясняются дисгармонией между происходящим на сцене и состоянием современной аудитории. Ортодоксальная приверженность Миклашевского к исконным театральным принципам Commedia dell' arte в какой-то мере объясняется его глубоким исследовательским знанием истории предмета, которая являла собой процесс искажения изначального итальянского варианта Commedia dell' arte, в особенности в ходе рецепции Commedia dell' arte во Франции в XVIII веке, превратившей ряд чисто комических итальянских типов в неких романтических героев (Арлекина - в изящного любовника, Пьеро - в унылого, страдающего романтика и т. п.) и создававшей основу для литературного развития этих образов в романтизме и затем в символизме; в частности, при возрождении Commedia dell' arte в русском модернизме в наибольшей степени сказывалось влияние именно этого неподлинного французского варианта, воспринятого, в свою очередь, через французский символизм. Миклашевский очень опасался смешения подлинного итальянского варианта Commedia dell' arte, с присущей ему здоровой жизненностью, и искаженного французского варианта, намекающего на двуликость и двусмысленность всего происходящего на сцене. 23

И в пьесе "Последний буржуй, или Музей старого строя" прослеживается общая позиция Миклашевского, старающегося вовлечь современную проблематику в сущность эстетических и театральных принципов народной комедии масок и тем самым спроецировать ее в современную действительность. Однако в отличие от "Четырех сердцеедов" в этой буффонаде проблема злободневной современности, интересным образом переплетаясь с чисто комическими приемами народного театра, выступает главным элементом произведения и в плане сюжета, и в плане тематики. При этом потенциальная склонность театра народной комедии к сатире, выражающаяся в лишенной

21 Ср. мемуарные свидетельства Г. Крыжицкого: "Верно учуяв, что время требует или "театра потрясений", или заражающей весельем комедии, Константин Александрович (Марджанов. - А . Ч. ) принялся за постановку буффонады "Четыре сердцееда", написанной в манере итальянской комедии дель арте, но тут весь театр - и автора К. М. Миклашевского, и постановщика, и исполнителей - постигла полная и прискорбная неудача. (...) Актеры истошно кричали и неистово хохотали, не вызывая у публики ни тени улыбки, а только недоумение и скуку да еще, пожалуй, обиду на театр, взявшийся за такой пустой сценарий, и на блестящего мастера, напрасно истратившего столько изобретательности" ( Крыжицкий Г. К. А. Марджанов: Воспоминания. Заметки // Театральный альманах. М., 1948. Кн. 7. С. 177). См. также: Золотницкий Д. Сергей Радлов: режиссура судьбы. СПб., 1999. С. 16.

22 Рудницкий К. Режиссер Мейерхольд. М., 1969. С. 151.

23 Ср., в частности, принципиальное отделение Миклашевским "здоровой эротики" настоящей итальянской Commedia dell' arte от эротики искаженного французского варианта ( Миклашевский К. М. La Commedia dell' arte, или Театр итальянских комедиантов. С. 95).

стр. 118


--------------------------------------------------------------------------------

психологизма типичности, условной знаковости персонажей, успешно используется в жанре "агиткомедии". 24 Весьма интересны замечания В. Н. Соловьева - также большого знатока Commedia dell' arte и бывшего сотрудника журнала Мейерхольда - по поводу постановки этой пьесы: "Новая постановка театра "Народной комедии" - "Последний буржуй, или Музей старого строя" - любопытна тем, что ее автор и режиссер К. М. Миклашевский поместил злободневный сюжет в рамки комических традиционных театральных приемов. Отсюда ряд следствий и, как мне кажется, весьма значительных. Прежде всего в отчетном спектакле злободневность как таковая понизила чисто театральную ценность основного комического положения (сцена найма буржуем себе лакея) и сообщила всему первому действию стиль "комедии-шутки", столь характерный для сценических представлений последних лет истекшего столетия". 25 Соловьева, признающего ценность эксперимента Миклашевского в области современной проблематики, все же в первую очередь волнует "чисто театральная ценность основного комического положения".

Вера в неограниченные возможности народного театра как такового на современной сцене, присущая и самому Миклашевскому, ярко сказывается при подготовке спектакля. "Импровизация, - пишет Миклашевский, - не чудо и не обман. Это один из самых обыкновенных и самых неизбежных процессов настоящего театрального творчества. (...) Такого метода старались придерживаться и мы, репетируя в театре Народной комедии мою пьесу "Последний буржуй". Я пришел в театр, имея в голове сюжет, несколько трюков, несколько острот и только. Многое придумали актеры, и если все-таки многое подсказано автором, то это не исключает импровизации, хотя репетиций было около 15-ти. (...) Текст так и оставался незаписанным, пока после 12-го спектакля И. М. Лапицкий не попросил у меня пьесы для Москвы, где она идет сейчас и где, я надеюсь, меня приготовят под совершенно новым соусом". 26

Однако убежденность в силе и возможностях подлинной импровизации на современной сцене требовала одновременно и веры в современную аудиторию. Но, разумеется, аудитория была уже не та и не могла быть той, о которой мечтал Миклашевский. Признания С. Э. Радлова в связи со своей деятельностью в Театре народной комедии, центральная задача которого заключалась в живейшем общении между аудиторией и группой актеров, играющих в технике импровизации, вполне могут быть переадресованы и к Миклашевскому: "Целью было общение с той аудиторией, которая посещала наш театр, которую я несколько отвлеченно и ошибочно трактовал как подлинно народную аудиторию. Т. е., иными словами, в порядке самокритики скажу, что центральной ошибкой моей работы в этом театре было то, что я подошел к поискам формы и содержания спектакля, исходя из желания создать народный театр, причем слово "народ" имело несколько метафизическое представление". 27 Все же, как мы видим по пьесе "Последний буржуй", попытка вовлечь современную проблематику в старинную форму балаганной комедии, с одной стороны, сама по себе весьма интересна и плодотворна, а с другой - представляет собой определенный этап эволюции стилизации в театре, претерпевающей и внутренние, и внешние изменения.

Вскоре, однако, у Миклашевского наступило горькое осознание невозможности осуществления настоящей импровизации и воплощения чисто театральных принципов Commedia dell' arte на современной сцене, которое он выразил в своей книге "Гипер-


--------------------------------------------------------------------------------

24 Об опытах агиткомедии послереволюционного периода см.: Золотницкий Д. Октябрь и опыты агиткомедии // Театр и драматургия. Л., 1974. С. 35-96.

25 Соловьев В. "Музей старого строя" // Жизнь искусства. 1920. 9 июля. С. 1.

26 Миклашевский К. М. Что такое импровизация? // Жизнь искусства. 1920. 19-21 нояб. С. 2.

27 Радлов С. Воспоминания о театральной народной комедии / Публикация П. В. Дмитриева//Минувшее. Исторический альманах. 16. М.; СПб., 1994. С. 84.

стр. 119


--------------------------------------------------------------------------------

трофия искусства" (1924). 28 Несмотря на порой удивительно проницательные наблюдения над ландшафтом современной ему культуры, в основе этой книги, призывающей художников в "катакомбы", а публику - на "спортивную площадку" для освежения способности "восприятия", измученной "гипертрофией искусства", лежит глубокое разочарование мечтателя-комедианта театра масок в современной аудитории.

Пьеса "Четыре сердцееда" публикуется впервые по авторизованной машинописи, хранящейся в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки в архиве С. Э. Радлова (Ф. 625. Ед. хр. 288). Пьеса "Последний буржуй, или Музей старого строя" публикуется впервые по автографу, хранящемуся там же (Ф. 624. Ед. хр. 289).

-------

28 Ср.: "Я и играл, и ставил, и смотрел чужие постановки, иногда очень хорошие, и в театрах, и на воздухе, и на грузовиках, и на платформах и имел возможность тщательно наблюдать отношение пролетариата к театру. На основании личных наблюдений утверждаю, что толки о новой, особенно отзывчивой аудитории ни на чем не основаны. (...) Ни явно выраженных симпатий, ни ярких апатий публика не проявляла. (...) Несколько больше нравилось то же, что вызывало успех у буржуазной публики" (Миклашевский К. М. Гипертрофия искусства. С. 69-70).

К. М. Миклашевский

ЧЕТЫРЕ СЕРДЦЕЕДА

Псевдоклассический фарс в 3-х действиях. 1919 г.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Панталон, дряхлый, но страстный старичок.

Изабелла, его дочь. Унаследовала от отца его страстность. Автор умалчивает о ее возрасте из скромности.

Оливета, их служанка.

Бригель, безработный лакей. Возлюбленный Оливеты.

Доктор, человек весьма образованный и начитанный.

Дзанья, его служанка, женщина богатая телом, но бедная рассудком.

Капитан, профессиональный воин.

Четыре носильщика, одна кошка - без речей.

Декорация - одна для всех трех действий - изображает итальянский город эпохи Возрождения. Справа от публики - дом Панталона. В стене, обращенной к публике, на высоте 1-го этажа открытое окно, позади которого видны занавески. Слева дом Доктора. Посреди сцены уходящая от публики вглубь улица, построенная по всем правилам линейной перспективы, но без соблюдения воздушной перспективы. Вдоль улицы ряд домиков все меньшего и меньшего размера. В глубине сцены совсем маленькая арка со статуей. Для увеличения перспективной иллюзии желательно устройство арьер-сцены с большей покатостью, чем покатость, нормально принятая для планшета сцены. Действующие лица в глубь сцены заходить не должны. Если сцена не глубока, можно ставить только дома Панталона и Доктора и писанную заднюю завесу, изображающую город во вкусе Итальянского Возрождения.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Из своего дома выходит Доктор.

Доктор. Да будет автору стыдно! Да, господа. Такой приличный господин - и вдруг написал произведение во вкусе пролетариата. Я убежден, что люди хорошего

стр. 120


--------------------------------------------------------------------------------

тона, литературный вкус которых так же чист и накрахмален, как манжеты их рубашки, отнесутся к пьесе вполне отрицательно. Этот фарс не литературен, не правдоподобен, груб, не нравоучителен. Мало того, он пестрит непристойностями! И чего только зевают наши отцы церкви! Ну, хотя бы это место. Какой вульгарный язык! Мы все отлично знаем, что отцы церкви зевать не любят и вообще никогда не зевают. Господа, я берусь на основании Чернышевского и Белинского доказать черным по белому, что наша драматургия стоит в тупике. Полезет эдакий безработный актерик в драматурги... Я ему говорю: "Ваша пьеса в чтении скучна", а он говорит: "Ее и не надо читать, а надо на сцене поставить". Кому это нужно?

Из окна Панталона выглядывает Оливета.

Доктор. Вот я, например, ни за что не согласился бы играть, если бы не участие очаровательной Оливеты, прекрасный образ которой мутит мой разум и увеличивает наполнение моего пульса.

Оливета выходит из дома с корзиной в руке.

Доктор. Оливета... Только пару слов...

Оливета. Я спешу на рынок, синьор.

Доктор. Я буду краток. Оливета, вы знаете, как я люблю науку, но стоило мне увидеть вас, и я заметил то, чего не замечал раньше, я заметил, что фолианты моей библиотеки покрыты гнусным слоем пыли и издают запах плесени...

Оливета. Если ваша служанка так неаккуратна, то я как-нибудь помогу ей произвести в вашей библиотеке генеральную чистку...

Доктор. Я не в том смысле... Я хочу сказать, что увидев вас, я заметил, что моя голова издавна наполнена большим количеством мусора...

Оливета. Но, синьор, вы не станете, я надеюсь, просить, чтобы я стала мыть вашу голову.

Доктор. Что вы, вы меня не так поняли!

Оливета. Сюда идет какой-то вооруженный мужчина. Надо запереть дверь.

Оливета уходит в дом.

Появляется Капитан. Он кланяется Доктору гордо и напыщенно. Доктор отвечает на поклон почтительно и даже робко.

Капитан (громко). Дом.

Доктор. Как?

Капитан. Дом ваш!

Доктор. Мм... мой?

Капитан. Дом ваш где?

Доктор. Где? Тут за вашей спиной.

Капитан. То есть как, за спиной? Я не улитка.

Доктор. Я хотел сказать позади вас. Вот тут. Извольте посмотреть.

Капитан (повернувшись кругом). Как это позади меня, когда он прямо передо мной?

Доктор. Именно, именно. Чем могу служить?

Капитан. Вот!

Капитан сует ему бумагу. Доктор ее просматривает. Оливета выглядывает из окна.

Доктор. Ордер о реквизиции комнаты. Черт возьми этого задиру! Господин, дом мой очень тесен...

Капитан. Если люди мои повыкидают на улицу половину ваших пожитков, так не будет тесен. Что не понравилось? Ну, ладно, старина, не увиливай.

стр. 121


--------------------------------------------------------------------------------

Доктор. Право же, вам лучше поселиться здесь напротив, у Панталона. Дом богатый, хороший стол...

Капитан замечает Оливету.

Капитан. Гм! Вывеска заманчивая.

Его неприступный вид меняется на преувеличенно галантный. Одернув одежду и закручивая усы, Капитан подходит к Оливете.

Капитан. Мадам! Знатный иностранец покорно просит разрешения поцеловать вашу ручку.

Капитан целует ее руки и нежно на нее смотрит.

Доктор. Однако этого я совсем не учел. Виноват... Господин полковник, я вам отведу лучшую комнату в моем доме...

Капитан. Вон отсюда! Неужели вы не понимаете всю бестактность вашего присутствия, когда знатный кавалер беседует с не менее знатной дамой?

Доктор. Но я должен вас предварить... тут недоразумение: это - Оливета, самая обыкновенная служанка. Ее хозяин Панталон...

Капитан. Ах так? Значит, я с поцелуями мордой об стол ударил?

Доктор. Конечно, не следовало целовать ее руки. Конечно, не следовало. Пожалуйте ко мне.

Капитан. А, впрочем... ха, ха, ха! Какое мне дело? Ведь я не законным браком... Ну, буду целовать ее руку около локтя. Тут уж сословные различия не заметны. Ха, ха, ха!

Оливета показывает нос и отходит от окна.

Доктор. Но это бесчестно.

Капитан. А вы моего клинка не нюхали? По-моему, бесчестно было бы такому бедному воину, это между нами, как я, жениться законным браком на бедной девице. Дайте мне богатую невесту, так я сочту бесчестным на ней не жениться.

Доктор. Испробую последнее средство. Если так, то я вижу, что сама судьба устроила нашу встречу: у меня единственная дочь, наследница всех моих богатств. Вы блестящий жених. Позвольте мне вас с ней познакомить, и чует мое сердце, зазвонят колокола на Камианилле San Cosinode Frutte, встречая новобрачных.

Капитан. Да ну?

Доктор. Ну да.

Капитан. Итак?

Доктор. Итак... пожалуйте ко мне.

Доктор пропускает Капитана вперед.

Доктор ( в публику ). Считаю долгом вас предварить, что дочери у меня не имеется вовсе, но надо же его как-нибудь оттуда оттянуть. Вот я и сообразил, что если этот грубиян принял Оливету за принцессу, то и моя служанка Дзанья, быть может, сойдет за барыню, хотя она, конечно, Оливете и в подмостки не годится. Ну, да я постараюсь ее как-нибудь отшлифовать. Итак, до свиданья!

Доктор уходит. Бригель входит насвистывая. Оливета снова показывается в окне.

Оливета. Ну, как?

Бригель. Все так же.

Оливета. Опять проигрался?

стр. 122


--------------------------------------------------------------------------------

Бригель свистит.

Оливета. Лентяй несчастный! Бездельник! Ну что же будет дальше? Я рассчитала сегодня, что Панталон уже выдал мне мое жалованье за семнадцать лет вперед, а мне больше невмоготу зависеть от этого мерзкого старичка. А все ты... У, жалкий картежник!

В это время Панталон подошел к окну и, став позади Оливеты, опустил оконную занавеску, так что Оливету видно только до пояса, а Панталона вовсе не видно.

Оливета (отбиваясь). Ну что это такое? Ах, бесстыдник! Бросьте, говорят вам! Да ну же!

Оливета отталкивает Панталона. В доме слышна беготня. Бригель заглядывает в окно, за занавеску. Оливета выбегает на улицу, захлопывает дверь и держит ее, не давая Панталону возможности выйти на улицу.

Панталон. Оливета, выпусти! Ведь я на улице не буду...

Оливета. Не пущу! Надоели! И так весь квартал смеется надо мною!

Панталон появляется в окне, становится ногами на подоконник, пробует спрыгнуть, но боится.

Панталон. Бригель, будь мил, помоги спрыгнуть.

Бригель. Будьте милы. (Стоит на месте.)

Панталон (протягивает руки). Ну же!

Бригель. Я говорю, будьте милы. (Протягивает руку, но не сходит с места.)

Панталон. Черт жадный! Сколько?

Бригель. Десять.

Панталон. На! Свинья! Вымогатель! Я еще до тебя доберусь!

Панталон дает деньги. Бригель берет его на плечи, но на землю не спускает, скачет с ним по сцене.

Панталон. Пусти! Говорят тебе, пусти, а то плохо кончится.

Бригель подходит к Оливете и нагибается, так что лицо Панталона приходится близко от ее лица.

Панталон. Дорогая, ради моей любви, прикажи ему опустить меня на землю.

Оливета. Сначала поцелуйте меня.

Оливета подставляет щеку. Панталон тянется к ней, но Бригель вновь начинает скакать по сцене и ударяет Панталона спиной о косяк дома. Панталон кричит. Наконец, Бригель опускает его, но так, что он попадает ногами в стоящую около дома кадку.

Панталон. Уе! (Выскакивает, как ошпаренный.) Ну погоди же ты у меня.

Панталон подбегает к Оливете. Бригель берет табурет и садится около Панталона.

Панталон. Что еще? Вы оба решили вогнать меня в могилу? Я тебе уже дал. Третьему здесь не место сейчас!

Бригель. Вы мне заплатили, потому что я вам был нужен. Не так ли?

Панталон. А теперь ты мне не нужен! Пойми это, мерзавец!

Бригель. Ну, конечно, если я не нужен, можно мне ничего не платить.

Панталон (достает деньги). На! Черт! И провались!

Бригель, получив деньги, уходит. Панталон становится на колени.

стр. 123


--------------------------------------------------------------------------------

Панталон. Оливета, дорогая, я изнемогаю, здесь... в груди... все у меня горит.

Оливета. О, охотно вам верю. Вы по утрам так кашляете.

Панталон. Почему все подслушивают, как я кашляю. Можно кашлять и любить. Любить и кашлять. Я кашляю, но я влюблен!

Оливета. Синьор, в ваши годы...

Панталон. Кто считал мои годы? Все хотят сделать из меня старика! Это ложь! Я молод духом и плотью. Во мне пылкая душа поэта. Я танцевать хочу, когда шелестит твое платьице. Оливета! Послушай, что я сочинил в твою честь. Называется "Песенка Фавна". Послушай.

Панталон поет, подыгрывая на флейте и приплясывая.

Стук копыт! То я иду.

Все преграды попирая,

Я добьюсь земного рая,

И умру, не умирая,

Но сгорая, как в аду.

Я космат и сед!

Пробежали по дорожке

Белы ножки нежной крошки,

Я напал на след!

Крик борьбы затих!

Белы ножки нежной крошки

Отбежали от дорожки,

Я лобзаю их!

Стук копыт! То я иду,

Все преграды попирая,

Я добьюсь земного рая,

И умру, не умирая,

Но сгорая, как в аду.

Что, хорошо?

Оливета. Очень хорошо, но, все-таки, на улице не распевайте. Будут смеяться.

Панталон. Дай Фавну в награду ножку! Ну, туфельку поцеловать.

Оливета снимает с ноги туфлю и протягивает се Панталону, который, на коленях, целует туфлю. Выбегает Изабелла.

Изабелла. Опять скандал! Опять позор и унижение для всего нашего рода!

Она выхватывает у Оливеты туфлю и бьет ею Панталона по щекам.

Изабелла. Последний раз вам, отец, заявляю: или вы прогоните эту тварь за двадцать верст отсюда, или я убегу из дома.

Бригель, появившись в глубине, подражает всем движениям Изабеллы. Оливета смеется.

Панталон. Милочка, но что тебе в том?..

Изабелла. И ты еще говоришь! С тех пор, как эта вертушка у нас в доме, она не только лишила вас последних проблесков рассудка, но еще своим бесстыдным поведением отвлекает от меня внимание всех моих женихов.

Панталон. Но, милочка...

Изабелла. Да, да, да! В то время как она блаженствует от излишеств, я сохну от тоски.

Панталон. Она круглая сирота. Я дал клятву ее покойной бабушке...

Изабелла. Так вы не желаете ее выгнать? Хорошо. Ни она, ни вы не попадете в дом. Идите, выставляйте себя на позор, хоть на соборной площади!

Изабелла уходит и закрывает за собой дверь на ключ.

стр. 124


--------------------------------------------------------------------------------

Панталон (стучится). Выслушай... заперто... Как же быть?

Оливета. Да так. Я уеду, вот вас и впустят одного.

Панталон. Что ты, что ты! И не думай даже. Да использовал бы все средства. И не забудь, сколько ты мне должна. Ведь у меня расписки.

Оливета. Как хотите, а ночевать на улице я не буду...

Бригель. Синьор, поместите ее у меня. Я не дорого возьму. Будете приходить к нам в гости.

Панталон. У тебя? (Смотрит ему в глаза.) Ведь этакий наглец! Ты думаешь, я ничего не знаю? Вчера я нашел у Оливеты на кровати девятку червей. Это безнравственно!

Бригель. Ничего безнравственного. Вот если бы на кровати был король или валет... Впрочем, не хотите - не надо. А то есть тут одна старуха. Можно бы у нее...

Панталон. Старуха, говоришь?

Бригель. Старуха.

Панталон. Но чтобы очень строгая и богобоязненная.

Оливета встревожена. Бригель знаками ее успокаивает.

Бригель. Будьте покойны.

Панталон. Ничего я не покоен... И вот что: приведи старуху, чтобы я с ней лично потолковал. Так уже я увижу, что за птицу ты рекомендуешь.

Бригель. Извольте.

Оливета. Однако, синьор, мне пора на рынок, а то останетесь без обеда. Бригель, принеси корзину!

Бригель прыгает в окно.

Панталон. А кто мне поручится, что ты действительно на рынок пойдешь? Нет, уж лучше я сам тебя провожу.

Бригель подает из окна теплый шарф, много корзин и два зонтика. Оливета обвешивает Панталона корзинами, обвязывает его шарфом, раскрывает зонтик и, кокетливо подобрав юбки, идет на рынок. Панталон с корзинами ковыляет за ней. В дверях своего дома появляется Доктор и укоризненно качает головой. В окне появляется Изабелла с котом в руках. Если сцена достаточно велика, а антрепренер достаточно тароват, то из других окон появляются фигуры, показывают пальцами на Панталона и Оливету и подмигивают.

Изабелла (плачет). Опять мне суждено быть свидетельницей нашего семейного позора, и некому меня утешить...

На этом кончается действие первое.

В течение всего антракта, продолжающегося одну-две минуты, непрерывно играет веселая музыка.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Дзанья одета в несуразно роскошный наряд. Широкая юбка. Толстые ноги обуты в белые чулки и туфли с очень высокими каблуками, вследствие чего она едва держится на ногах. Прическа с претензией. Доктор зашнуровывает ее сзади. Бригель держит ящик с гримом, неумеренно румянит и белит ее, подводит глаза и брови.

Доктор. Опять все съехало. Ах, как трудно не иметь в доме ловкой хозяйки...

Дзанья. Ой, душно!

Бригель. Не очень затягивайте, а то у нее опять сделается икота.

Доктор. Ну что, милочка, хочешь быть знатной капитаншей?

стр. 125


--------------------------------------------------------------------------------

Дзанья. Хочу. Только не знала, что барыней быть труднее, чем быть кухаркой... Ух...

Бригель пудрит ее грудь.

Дзанья. Ги, ги - щекотно!

Доктор. И не забудь чему тебя учили: твое любимое кушанье - бекасы с трюфелями, твой любимый поэт - Торквато Тассо... Бригель, порепетируй с ней, а я пойду и еще подпою Капитана. Боюсь, что трезвый он догадается.

Доктор уходит.

Бригель (очень любезно). Синьора! (Грубо.) Ну, как тебя учили кланяться?

Дзанья делает уродливый реверанс.

Бригель. Теперь внимание! О, синьора! Как прекрасны ваши ножки. Какой сапожник сшил вам эти элегантные туфельки?

Дзанья. Торквато Тассо...

Бригель. Дура! Это если спросят: "Какой ваш любимый поэт!"...

Дзанья. Бекас с трюфелями.

Бригель. Эх, тебя не научишь! Вот, что я тебе посоветую: забудь-ка лучше всю премудрость и отвечай на все вопросы: "Совершенно с вами согласна, синьор". Просто и гладко. Например: "Какая хорошая погода"! Ну, отвечай.

Дзанья. Совершенно с вами согласна.

Бригель. Слава Богу! Видишь, как подходит. Синьора, кто ваш любимый поэт?

Дзанья. Совершенно с вами согласна.

Бригель. Гм. Немного некстати. Ну, да ничего. Оно выходит даже несколько загадочно.

Входит Доктор.

Доктор (шепотом). Идет!

Дзанья. Боюсь!

Внезапно скидывает туфли и убегает стремглав. Доктор и Бригель ловят и возвращают назад. В то время как еще не успели надеть правую туфлю, входит Капитан, очень пьяный.

Доктор (берет Дзанью за правую руку). Позвольте вам представить мою единственную дочь.

Дзанья отставляет ногу для реверанса. В это время Бригель ей надевает вторую туфлю, вследствие чего реверанс выходит слишком продолжительный.

Капитан. Кто сей юнец? Не потерплю!

Бригель удирает, изображая сильнейший испуг.

Капитан. Я солдат и люблю во всем прямоту. Скажите, вы с приданым, мордой об стол не ударите? Деньги у вас есть?

Доктор. Деньги? Боже упаси!

Капитан. Значит, бумаги!

Доктор. Бумаги, и перья, и чернила...

Капитан. Не пройдет. Как же без денег?

Доктор. Но ведь деньги не выгодно. Деньги упали в десять раз. Стало быть, если бы у меня было сто тысяч, то девяносто тысяч я бы потерял, а так как у меня их не

стр. 126


--------------------------------------------------------------------------------

было, то я их не потерял. Что не потеряно, то выиграно. Ergo, 1 я как бы выиграл девяносто тысяч...

Капитан. Выиграли девяносто тысяч...

Доктор. Конечно, и эти-то деньги я и дам моей дочери в приданое.

Капитан. По рукам. Оставьте нас наедине и мы живо друг друга поймем.

Доктор. О, не сомневаюсь... Asinus asinum fricat. 2

Доктор уходит.

Капитан. Признаться, редко приходилось разговаривать с дамами из общества. Ну, да чего там! Мордой об стол не ударим. (Напыщенно.) Синьора! Слезы моих глаз питают пожар моих очей... Я поднимаю этот бокал... (Смотрит на свою поднятую руку, в которой ничего нет.) То есть, нет... Пью до дна чашу моих терзаний... на ваших пламенных плечах...

Дзанья. Совершенно с вами согласна...

Капитан. Кажется, экспромт вышел недурно. Валяй дальше. О, дева! Влага моих поцелуев утолит пламя твоей груди...

Дзанья. Совершенно с вами согласна...

Капитан. О, Мессалина! Удалимся на ложе для взаимного утомления...

Дзанья. Совершенно согласна.

Капитан. У! Красавица... (Грубо ее целует.)

Дзанья (очень перепуганная). Со... согласна...

Капитан, все более пьянея, окончательно забывает великосветский тон и ведет себя как солдат с девкой. Тащит ее к скамейке, усаживает к себе на колени, раскачивает ее и поет:

Вправо-влево,

Гоп, гоп, гоп.

Пляшет дева,

Гоп...

Ниже-выше,

Гоп, гоп, гоп,

Кот на крыше,

Гоп...

Ниже... Выше... Ниже...

Капитан засыпает.

Дзанья. Заснул... Так вот что значит спать со своей возлюбленной... Мне что-то не очень нравится... А рассказывает нивесть что... Ай, кто-то идет!

Дзанья освобождается, соскакивает и уходит. Идет Бригель, переряженный горбатой старухой. Стучится в дом Панталона. Выходят Оливета и Панталон.

Бригель. Меня послал господин Бригель. Принимаю на хранение юных девиц. Предохранение от соблазнов, при полном сохранении тайны. Многочисленные благодарственные письма от коронованных особ.

Панталон. Ага! Вы действительно можете быть мне полезной. Я бы вам поручил вот эту девушку. Обходитесь с ней наилучшим образом. Ни в чем не отказывайте, кроме... вы меня понимаете?

Бригель. Полная гарантия бдительного надзора.

Панталон. Никого не подпускайте, кроме меня. На ночь запирайте на ключ. И вот еще что. (В публику.) Вот, не желаю идти по стопам рутинеров, вроде Бомарше, которые всегда так подстроят, что если пожилой человек влюбился, так непременно одурачен молодежью. Нет, я приму все меры предосторожности. (К Бригелю.) Скажите, вы согласитесь за особую плату класть ее на ночь вместе с собой в кровать?

Бригель. Гм... за особую плату соглашусь.

Панталон. И так, чтобы ее непременно класть к стенке.

стр. 127


--------------------------------------------------------------------------------

Бригель. Мне все равно. Можно и к стенке.

В это время проснулся Капитан. Он начинает назойливо приставать к Оливете.

Панталон. Руки прочь! Она моя! Это еще что за хлыщ!

Капитан. Прочь, бородавка!

Капитан отталкивает Панталона.

Панталон. Но раньше ты перешагнешь через мой разлагающийся труп! Готовься к бою!

Панталон бежит в дом и возвращается с большой алебардой.

Капитан. Да я ему ноги повыдергаю!

Панталон. Оливета, будь свидетельницей моей доблести!

Они дерутся. Так как Капитан очень пьян, то силы приблизительно уравновешиваются. Капитан все тычет мимо. Панталон с большим трудом обращается с тяжелой алебардой. Капитан, сделав неудачный выпад, вонзает шпагу в пол и не сразу в состоянии ее вытащить. Панталон пользуется этим и надвигается, замахнувшись алебардой, которая, однако, своим весом перетягивает его назад. Панталон падает навзничь и не может подняться. Капитан, с криком: "Победа", хватает Оливету и хочет ее увести. Выбегают Изабелла, Доктор и Дзанья.

Панталон. На помощь! Караул! Насилие!

Бригель (хватает алебарду). Не рано ли кричать победу? А, ну выходи!

Бригель выбивает у Капитана шпагу из рук.

Капитан. Да ведь это ведьма!

Капитан убегает в испуге. Во время боя у Бригеля слетел платок с головы. Панталон его узнает.

Панталон. Опять ты! Нет, это слишком! (Берет шпагу Капитана.) А ну, выходи. На смерть. Воздуху...

С Панталоном делается дурно. Его уносят в дом. На сцене остается одна Изабелла.

Изабелла. Нет, это невыносимо! Хоть я презираю ремесло свахи, а надо использовать влюбленность этого безвкусного Доктора в Оливету, сосватать их и хотя бы таким путем убрать эту тварь из нашего дома.

Из дома Панталона выходит Доктор.

Изабелла (кокетливо). Ах, милый Доктор! Я бы хотела с вами побеседовать об одном очень щекотливом деле.

Доктор. Я весь внимание.

Изабелла. Ах, Доктор! Вы ведь еще мужчина в расцвете сил... Вы можете нравиться...

Доктор. Очень польщен.

Изабелла. Я знаю, что вы тяготитесь жизнью холостяка. Вам нужна в дом хорошая хозяйка. Ах вы, сердцеед!

Доктор. Me miserurn! 3 Еще и меня она пробует подцепить на удочку... Жениться на Изабелле! Нет, до этого я еще не дошел. Синьора! Я застарелый, хронический, неисправимый холостяк. Я муж науки и никакой другой жены мне не нужно, будь то сама Киприда. Кроме того, мне завтра же надо ехать в Палермо.

Изабелла. Великолепно. Я даже денег на дорогу дам, но сначала женитесь и забирайте с собой жену.

стр. 128


--------------------------------------------------------------------------------

Доктор. Боже мой, куда мне спасаться! Синьора, я вам все открою. Если бы я женился, то опозорил бы вас.

Изабелла. Почему меня?

Доктор. Я не могу на вас жениться, так как влюблен в вашу собственную служанку Оливету. Теперь вам все понятно?

Изабелла. Жениться на мне? Ха, ха, ха! Надо еще, чтобы я захотела.

Доктор. Так в чем дело?

Изабелла. Я именно Оливету и хочу выдать за вас. Свадебное путешествие на мой счет, только подальше, в Палермо, в Триполи, в Агадир.

Доктор. Ах, вы слишком любезны! Вы очаровательны! (Целует ее руку.) Я действительно лелею эту мечту, но никак не решаюсь поговорить с Панталоном, который держит ее в руках и вряд ли пойдет на какие-либо уступки.

Изабелла. Я его в барабанный рог согну. А теперь просите прощения за ваши нескромные мысли обо мне.

Доктор становится на колени и целует ее руку. Входит Панталон.

Панталон. Вот неожиданность! Вот бы счастье было.

Изабелла. Вот он! Я знаю, его надо брать приступом.

Они подходят к Панталону и забрасывают его репликами.

Изабелла. Отец, смотрите мне прямо в глаза и обещайте исполнить то, что я прошу.

Доктор. Обещайте.

Панталон. Но, милочка, разве я в чем-нибудь тебе отказываю?

Изабелла. Тем более.

Доктор. Тем более.

Изабелла. Клянитесь!

Доктор. Клянитесь!

Изабелла. Поднимите руку!

Доктор. Сложите пальцы. Вот так.

Панталон. Ай, больно! У меня подагра.

Изабелла. Клянись!

Панталон. Клянусь... но в чем?

Доктор. Не противиться свадьбе...

Изабелла. Благословить новобрачных и бросить глупые мечты.

Доктор. Куда вам! Ведь я на двадцать лет моложе вас. Вы мне в отцы годитесь.

Панталон. Ну, теперь мне ясен смысл нежной сцены, которую я видел. Клянусь ясным образом Оливеты, что не буду противиться этому браку. Дети мои, дайте мне ваши руки и я их соединю навеки!

Изабелла. Что?

Доктор. Как?

Панталон. О, Изабелла будет вам верной супругой!

Доктор. Не она, совсем не она!

Изабелла. Старый вы истукан! Не я, не я должна за него выйти, а Оливета! Оливета! Оливета!

Доктор. Оливета! Оливета! Оливета!

Панталон. Оливета? Оливета? Оливета? Ни за что! У меня расписки! Я их возьму с собой даже в могилу. Вот тебе Оливета, наглец. Где мои пистолеты!

Панталон убегает в дом.

стр. 129


--------------------------------------------------------------------------------

Изабелла. Я вас заставлю! (Убегает за ним.)

Доктор. Я знал, что так ничего не выйдет. Уйти, пока не поздно. (Уходит к себе.)

Выбегает Панталон, все еще разъяренный, с парой пистолетов. Он бегает по сцене. Изабелла и Оливета удерживают его за фалды. Он стреляет в воздух.

И на этом кончается второе действие.

Короткий антракт. Веселая музыка.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Выходит Доктор.

Доктор. Что делать с капитаном? Ведь он рано или поздно догадается. Не усадить ли его с Дзаньей в портшез, чтоб нести в церковь и по дороге занести куда-нибудь в трясину или вывернуть в реку? Но тут есть одно обстоятельство, в котором людям образованным надлежит разобраться. По словам автора, действие происходит в семнадцатом веке, а портшезы вошли в моду несколько позже... И каким образом я, из семнадцатого века, могу разговаривать с публикой, живущей в двадцатом веке? Неправдоподобно. Ну, да что с автора возьмешь. Неуч! Иду нанимать портшез.

Доктор уходит.

Выходит Дзанья с пузырями и пробковым поясом. Она горько плачет. По улице идет Бригель.

Дзанья. Не хочу в реку! Я не умею плавать!

Бригель. Чего ты радуешься?

Дзанья. Я слыхала, как меня и моего жениха топили в реке,

Бригель. Что ты городишь?

Дзанья. Доктор посадит нас в портшез и вывернет в реку.

Плачет. Привязывает пузыри и надевает пояс.

Бригель. Не ори. Хочешь, я тебя спасу?

Дзанья. Пожалуйста.

Бригель. Во-первых, скинь все эти приспособления. Во-вторых, когда ты войдешь в портшез, в одну дверь, то сразу же выходи из другой двери. Остальное сделаю я.

Дзанья. Пожалуйста.

Бригель. Несут. Идем.

Бригель и Дзанья уходят в дом Доктора. Идет Доктор. За ним носильщики несут портшез, в котором опущены занавески. Вид у носильщиков нечесанный, грязный и неряшливый. Ливреи на них сидят очень плохо. Они выглядят вроде одесских факельщиков.

Доктор. Так лучше всего. Несите их прямо в цыганский табор и скажите, чтобы их держали, пока не пришлют богатого выкупа. Главное, несите и не обращайте внимания ни на что.

Доктор уходит в дом. Входит Панталон.

Панталон. Это доброе предзнаменование. Как раз когда я решил увезти Оливету, у моего дома появляется портшез. Вот вам задаток, добрые люди. Идите в соседний трактир и выпейте за здоровье новобрачных, а как только я свистну, прибегайте и несите. Главное, несите и не обращайте внимания ни на что.

стр. 130


--------------------------------------------------------------------------------

Носильщики уходят. Панталон уходит в дом и возвращается с багажом, который он укладывает на крыше портшеза. На самом верху он привязывает ночную вазу.

Панталон. Изабелла! Изабелла!

Выходит Изабелла. Из дома Доктора выходит Бригель.

Панталон. Ну, все близится к благоприятному исходу. Ха, ха, ха! Скоро твои желания исполнятся и Оливета уже не будет стоять тебе поперек дороги. Ха, ха, ха!

Панталон уходит в дом, подпевая и приплясывая.

Изабелла. Что с ним? Он, кажется, окончательно выжил из ума.

Бригель. Не говорите. Господин Панталон ловко все устроил. Дело в том, что Капитан согласен на вас жениться, но так как он человек воинственный и любит приключения, то он непременно хочет вас увезти силой.

Изабелла. Ах, вот неожиданность!

Бригель. И вот через несколько минут я и Дзанья придем за вами и силой втащим в портшез, а вы, чтобы посильней его воспламенить, делайте вид, что сопротивляетесь, а когда будете в портшезе, то вцепитесь ему ногтями прямо в лицо.

Изабелла. Какая великая перемена в моей жизни. Мне даже как-то грустно расстаться с отчим домом и с моим котом. Котика моего я хотела бы взять с собой... в клеточке, как канареечку...

Бригель. Можно. Берите и кота. Идите же домой и приготовьтесь.

Изабелла уходит.

Капитан выходит под руку с Дзаньей и усаживает ее в портшез. В то время как он сам хочет сесть, Бригель ему шепчет:

Бригель. Синьор, у вас костюм не в порядке.

Капитан. Да ну!

Бригель. Пойдите, поправьтесь.

Капитан. Черт!

Капитан уходит.

Дзанья выходит из другой двери портшеза. Бригель ее ведет в дом Панталона. Вскоре они выходят оттуда и тащат Изабеллу, которая притворно сопротивляется. В руке у Бригеля клетка с котом. Изабеллу и кота усаживают в портшез. Выходит Капитан. Бригель и Дзанья прячутся от него с другой стороны портшеза.

Капитан. Что он врет! Все в порядке.

Капитан садится в портшез. Бригель плотно захлопывает дверь. Слышно, что в портшезе возня и писк. Бригель вскакивает на крышу портшеза, барабанит кулаками и изображает крик кошки. Он свистит. Прибегают носильщики и хотят нести портшез. Выбегает Панталон.

Панталон. Это не я свистел! Кто свистел? Это ты свистел? Он свистел? Ни с места. Так ты, негодяй, хочешь увезти мою Оливету раньше меня. Отдайте мне ее. Именем закона отоприте!

Выбегает Доктор. Панталону удается приотворить дверь портшеза. Оттуда выскакивает кот. Дверь снова запирают и ущемляют Панталону руку. Он кричит и, сильно рванув, отворяет дверь совсем. Из портшеза вываливаются Изабелла и Капитан, весь исцарапанный. Все ошеломлены. Из дома выбегает Оливета.

Доктор. Изабелла! Синьора Изабелла с Капитаном!

Панталон. Моя дочь опозорена! Если вы благородный человек, вы должны на ней жениться!

стр. 131


--------------------------------------------------------------------------------

Капитан. Я сам опозорен! Час тому назад на поединке меня победила какая-то ведьма. Теперь я в любовном поединке, меня победила другая ведьма... Мордой об стол... Я согласен жениться, но предупреждаю, что я честный, но бедный солдат и зарабатывать хлеб не умею.

Панталон. Я дам хорошее приданое и, кроме того, вот этот дом.

Капитан. Который именно?

Панталон. Вот этот. Ну, поцелуйтесь. Благословляю вас и прошу вас. Капитан, войти в "ваш" дом.

Капитан очень доволен. Он ведет свою невесту в дом. Все их приветствуют. Доктор, Дзанья и Бригель уходят в дом Доктора. Носильщики уходят вглубь. Панталон останавливает Оливету.

Панталон. Дорогая! Ведь этот паланкин приготовлен для тебя. Говори, приказывай! Что я должен сделать, чтобы ты согласилась сесть в него и назвать меня твоим нареченным?

Оливета. Я согласна сесть в портшез, но вы сейчас же должны мне подарить туго набитый золотом кошелек.

Панталон. О, конечно! Только согласись сесть. Сейчас принесу.

Панталон усаживает ее и уходит в дом. Оливета выходит в другую дверь портшеза. Выходит Доктор.

Доктор. Вас я ищу, дорогая! Этот паланкин ждет только вас. Садитесь в него и позвольте назвать вас своей невестой.

Оливета. Я сяду, но раньше чем назвать меня вашей невестой, подарите мне золотой кубок и шаль из настоящих кружев, которую вы купили по случаю в Венеции.

Доктор. О, эти вещи твои! Сейчас принесу.

Доктор усаживает ее в портшез и уходит. Оливета выходит в другую дверь и прячется за углом дома, у авансцены. Панталон и Доктор одновременно выходят с подарками. Со словами:

"Куку, милочка" они поднимают занавески портшеза и замечают друг друга.

Доктор. Вы!

Панталон. Опять вы!

Доктор. Не суйтесь туда, где вы вовсе не нужны!

Панталон. Я предупреждал. Не попадайтесь мне на глаза!

Доктор. Куда вы ее спрятали?

Панталон. Это вы ее увезли! Мерзавец!

Они дерутся сквозь окна портшеза. Видны только их ноги. Бригель и Оливета их разнимают.

Панталон. Вы ей вовсе не нужны! Я богаче вас!

Доктор. Наплевать ей на вас. Она ценит во мне самого образованного человека в Италии.

Панталон. Я ей подарю туго набитый золотом кошелек!

Доктор. А я - золотой кубок и кружева!

Бригель. Никто не сомневается в ваших качествах, но, быть может, мы спросим, так, совершенно между прочим, и мнение Оливеты, кого она выше ценит?

Панталон. Хорошо! Пускай так! Кого угодно выбирай, только не этого гнусного букиниста.

Доктор. Кто угодно, только не этот презренный спекулянт!

Оливета. Разрешите в таком случае испытать, кто из вас самый щедрый и самоотверженный.

Панталон. Я, кажется, уже доказал...

стр. 132


--------------------------------------------------------------------------------

Доктор. Я отдал все, что мог...

Оливета. Чтобы купить меня, и тем вернуть подаренное в свой же дом. Не велика же ваша щедрость.

Панталон. Если так, я дарю деньги без всяких условий!

Бригель. И жалованье за семнадцать лет?

Панталон. И жалованье за семнадцать лет! Вот я такой! (Отдает Оливете кошелек.) Что вы на это скажете, господин профессор?

Доктор. Рано торжествуете, господин коммерсант! И я дарю без всяких условий. (Отдает Оливете кубок и кружева.)

Оливета. Сердечно вас благодарю, почтенные синьоры, за приданое. Теперь я имею возможность сделать выбор, согласно велению моего сердца...

Панталон. Ну, говори же!

Доктор. Я жду!

Оливета. Я выбираю моего милого, любимого беспутного Бригеля. (Обнимает его.)

Панталон. Не допущу. Только я один сумею составить твое счастье!

Доктор. Перестаньте. Я бы сам еще потягался с ним и, быть может, добился своего, но время позднее и пора кончить представление ко всеобщему благополучию.

Панталон. Вы думаете?

Вбегает Капитан. Изабелла за ним гонится.

Изабелла. Ах, так вот ты какой! Я дожидалась мужа в течение 25 лет, и теперь, когда я его наконец обрела, я не потерплю, чтобы он выдохся и охладел в течение 25 минут!

Изабелла бежит вслед за Капитаном. Оливету и Бригеля уносят в портшезе, Доктор уходит к себе.

Панталон. Что же это такое? Действие как будто закончено. Я остался на сцене один, как дурак, и автор не дал никаких указаний, что же мне дальше делать! Где автор! (Кричит неистово.) Автора! Автора!

Занавес опускается

-------

1 Следовательно, итак (лат.).

2 Осел об осла трется (лат.); в значении: дурак дурака хвалит.

3 Горе мне! (лат.).

ПОСЛЕДНИЙ БУРЖУЙ, ИЛИ МУЗЕЙ СТАРОГО СТРОЯ

Буффонада в 2-х действиях

Представлена в первый раз в Петербурге в Театре Народной Комедии 7- го июля 1920 г. (Текст записан после 12-го представления)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Эраст Излишин, буржуй.

Меркурий, лакей

Штифель (он же - спекулянт), Ревунов (он же - алкоголик), Кирочный (он же - комиссар жилищного отдела) - шайка громил.

стр. 133


--------------------------------------------------------------------------------

Бывший Городовой (он же - преступник), Амплитуда (он же - нищий), Сивачев (он же - тибетский врач) - шайка громил.

Девица.

Коммунальный Врач.

Маски и жонглеры.

Милиционеры.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Сцена представляет комнату в богатой квартире. Много мебели, картин, бронзы и фарфора, сундуки и шкатулки. Теснота и беспорядок. Видно, что в эту комнату со всей квартиры снесли все самое лучшее. Висят две люстры. Посреди сцены (ближе к рампе) стоит богатая кровать, изголовьем от зрителя. Чтобы не закрывать актера, кровать имеет лишь одну спинку (у изголовья).

Буржуй (за сценой). Извините, вы не имеете права.

Голос. Знать ничего не хочу. И чтобы вы больше ко мне не стучали.

Буржуй. Не имеете права. Я имеют право брать у вас воду, раз у меня нет. Был такой декрет.

Входит. (В публику.) Ведь был такой декрет?

Буржуй ходит по комнате, не находя пустого места, куда бы поставить ведро. Наконец, он снимает бронзовую статую и ставит на ее место ведро. Ходит по комнате со статуей.

Черт знает, какая теснота!

Снимает фарфоровую вазу и ставит на ее место бронзу. Мечется по комнате с фарфоровой вазой. Наконец, ставит ее на место, где было ведро, и с ведром в руках беспомощно останавливается. Взбирается на табурет и подвешивает ведро под люстру. Изнеможенный и взволнованный садится на постель.

Я не имею права брать воду! Зачем тогда декреты писать? И так - скоро три года. Здоровье испорчено навсегда. Нервы, сердце, не могу ничего есть. (Щупает пульс на одной руке). Сорок два... Гм! (Щупает пульс на другой руке.) Сто семьдесят четыре! Что же это? Сорок два да сто семьдесят четыре - двести шестнадцать! Этак я долго не протяну.

Высовывает язык. Старается посмотреть в зеркало, но зеркало подвешено слишком высоко. Старается высунуть язык как можно больше и косит глазами. Старается вытянуть язык пальцами.

(В публику.) Белый у меня язык? Надо принять лекарство. (Принимает. Ставит себе градусник.) Нет, без прислуги совсем невозможно, а извольте-ка нанять человека. Оберет и обокрадет последнее добро. Есть, правда, один человек. Он - бывший городовой. Обещал привести надежного лакея. Я думаю, он плохого не порекомендует. (Смотрит на градусник.) Шесть градусов мороза! Что же это! (Неистово трясет градусник и согревает себя движениями.)

Звонок. Буржуй идет открывать. За сценой голоса. Буржуй. Куда столько? Зачем столько? Не надо. Мне только одного.

Входит Бывший Городовой, Штифель, Ревунов, Кирочный, Амплитуда, Сивачев, Меркурий и Девица, одетая горничной. Буржуй отводит Городового в сторону.

стр. 134


--------------------------------------------------------------------------------

Буржуй. Почему столько народу? Мне - одного.

Бывший Городовой. На выбор, ваше превосходительство.

Буржуй. Вот что, братцы, я возьму того из вас, у кого самые солидные письменные рекомендации.

Пришедшие с недовольным видом шарят у себя в карманах.

(Городовому.) Я ужасно боюсь, как бы меня не обокрали. Если б вы знали, какая это обуза - иметь в настоящее время хорошую обстановку!

Бывший Городовой. Ваше превосходительство, зачем вам все это? Продать нельзя. Поступили бы на советскую службу. Отвели бы вам помещение. Ни о чем бы вы не думали...

Буржуй. Что вы, что вы! А священное право собственности, а ответственность перед потомством, перед детьми!

Бывший Городовой. А у вас и дети есть?

Буржуй. Нет, я холостяк... а все-таки.

Сивачев. Неужели вам одного лакея достаточно? Помилуйте... Возьмите всех нас.

Буржуй. Не могу. Не те времена. Эх, было у меня когда-то четыре лакея... Ну, да что говорить. (Штифелю.) У вас письменные рекомендации есть?

Штифель. Пожалуйте, гражданин.

Буржуй (Городовому). Гражданин... это уже мне не нравится...

Бывший Городовой. Дурная привычка, ваше превосходительство.

Буржуй (читает). "Служил два года в зале Марцынкевича, на Фонтанке". Позвольте. Да это так называемая танцулька Марцынкевича! Притон! Не годится. (Возвращает рекомендацию.) У вас?

Ревунов. Пожалуйте, ваше благородие.

Буржуй. Благородие... уже лучше.

Бывший Городовой. Образованный слуга.

Буржуй (читает). "Амалия Какао-Бутер сим рекомендует Акима Ревунова. Служил в ее пансионе, что на углу Разъезжей и Глазовой...". Амалия... помню, помню... позвольте, я и вас как будто припоминаю. Вы стояли там, на втором этаже...

Ревунов. Так точно, ваше благородие.

Буржуй. Помню. Вы парень сильный.

Ревунов. Ежели надо кого в квартиру не допустить, то я могу.

Буржуй. Охотно верю, но не подойдет. Еще кто-нибудь из знакомых вас узнает. Неудобно.

Бывший Городовой. Ваше превосходительство, возьмите меня.

Буржуй. Вас?

Бывший Городовой. Так точно, меня.

Буржуй. Конечно, городовой - это почтенная личность. Полиция блаженной памяти царского режима - это священный институт, опора и защита государства, общества, семьи и личности (в публику), а все-таки я не так глуп, чтобы пустить к себе в дом полицейского. Нет! (Городовому.) Я подумаю. (Амплитуде.) У вас?

Амплитуда. Я рекомендации потерял.

Буржуй. Что делать. Без рекомендаций не могу. (Сивачеву.) У вас?

Сивачев. У меня все документы украли...

Буржуй. Не подойдет. Не могу. Следующий?

Сивачев. Помилуйте. Верой и правдой...

Буржуй. Письменные рекомендации необходимы. Следующий?

Кирочный. Пожалуйте, ваше высокоблагородие.

Буржуй. Высокоблагородие...

Бывший Городовой. Образованный слуга, ваше превосходительство.

стр. 135


--------------------------------------------------------------------------------

Буржуй (читает). "Иван Кирочный успешно истреблял в моих амбарах крыс и мышей..." Позвольте, мне нужен слуга, а не истребитель насекомых. Клопов на мне, слава богу, нет. (Хватается за живот.) Я сейчас приду. (Хочет идти.)

Кирочный. Рекомендацию-то, ваше высокоблагородие, верните!

Буржуй (останавливается). Выйду - обокрадут. Не выйду... Нет, надо выйти. (В публику.) Будьте добры, посмотрите, чтобы чего не свистнули. (Спешно уходит.)

По знаку Меркурия, все бросаются осматривать вещи. Все ощупывают и оценивают. Слышны возгласы: "Мельхиор? - Серебро! - А картинища-то! - Вот это обстановочка!". Меркурий свистом собирает всех вокруг себя.

Меркурий. Ну, шпана, тут есть над чем поработать.

Девица. Миллиона на два!

Меркурий. Больше!

Штифель. Да ведь одному с таким количеством вещей не справиться, а всех вместе он нанимать не хочет.

Меркурий. Не бойся. Если в лакеи попаду я, так все вы здесь будете, и все мы обделаем.

Штифель. Ну! У тебя и письменных рекомендаций-то нет никаких.

Меркурий. Словом, я зря не говорю.

Кирочный, стоящий у дверей, подает знак, и все быстро становятся на прежние места с невинным видом. Буржуй входит и мимикой спрашивает публику, не взяли ли они чего.

Буржуй. Еще есть кто?

Девица. Быть может, вам, барин, горничная нужна?

Буржуй. О нет, достаточно я от женщин пострадал. Уж лучше - лакея. Еще кто?

Меркурий (делает несколько преувеличенно униженных поклонов). Я, ваше превосходительное высокопреосвященство!

Буржуй. Превосходительное высокопреосвященство... непонятно, но красиво... Как вас зовут?

Меркурий (с видом крайней наивности оглядывается на товарищей). Нас?.. Да по-разному нас зовут...

Буржуй. Нет, именно вас?

Меркурий. Ах, меня? Так бы и сказали уж вы меня, ваше превосходительное высокопреосвященство, на ты, потому как я не привык.

Буржуй (про себя). Кажется, совсем хороший слуга. Славный малый! Как тебя, голубчик, зовут?

Меркурий. Меркурий, ваше высокопревосходительное преосвященство.

Буржуй. Славный малый! Ну, голубчик Меркурий, у тебя, конечно, есть отличные письменные рекомендации?

Меркурий. Нет. Письменных этих совсем нетути.

Буржуй. Как же так?

Меркурий. Даже если и хотят мне давать, просят, и то я их не принимаю.

Буржуй. Но почему же?

Меркурий. Перво-наперво, я неграмотный...

Буржуй. Неужели неграмотный! Вот славный малый! (В публику.) Люблю неграмотных. Все зло от грамоты, и все то, что теперь происходит, все это от того, что больно много грамотных людей развелось. Так ты неграмотный! Вот славный малый!

Меркурий. Неграмотный. Вот и случился со мной такой случай: дали мне письменную рекомендацию, я и пришел наниматься на новое место. Барин посмотрел на рекомендацию, посмотрел на меня, да как заедет мне в физиономию. Что же оказалось? Товарищи над моей неграмотностью подшутили, вместо настоящей рекомендации подсунули мне бумажку, на которой такое написано, что углем на заборе написать стыдно. Ей Богу! Так я теперь письменных рекомендаций хуже огня боюсь.

стр. 136


--------------------------------------------------------------------------------

Буржуй. Так, так. А личные рекомендации есть?

Меркурий. Это - сколько угодно.

Буржуй. От кого именно?

Меркурий. Генерал Ловягин.

Буржуй. Где живет?

Меркурий. А они сейчас на высоких должностях!

Буржуй. Адрес как?

Меркурий. У Врангеля, в Крыму.

Буржуй. Немного далеко. А еще кто?

Меркурий. Князь Бумагин.

Буржуй. О, это солидная рекомендация. Где живет?

Меркурий. Расстрелян. Царство ему небесное.

Буржуй. Царство ему небесное! Может быть, кто есть из петербургских?

Меркурий. Барон Фон-Тан.

Буржуй. Этот в Петербурге?

Меркурий. Как же-с. Это умный человек. Купил царских денег и махнул через Парголово в Финляндию. Однако поймали, и сидит на Гороховой.

Буржуй. Вот неудача. Может, еще кто есть?

Меркурий. Графиня Бутылкина.

Буржуй. Как адрес? Телефон есть?

Меркурий. О, это тонкая особа. Она накопила золота и махнула в Финляндию прямо через Сестрорецк. Однако попалась и сидит в Гороховой.

Бывший Городовой. В доме N 2, ваше превосходительство.

Буржуй. Я хорошо знаю. И больше никого?

Меркурий. Есть. Недумов - бывший министр. О, это такая голова! Такая голова! Накупил бриллиантов и махнул в Финляндию прямо по льду через Финский залив!

Буржуй. Пробрался?!

Меркурий. На Гороховой сидит. Да вы, вашество, зайдите туда справиться.

Бывший Городовой. Впустят.

Буржуй. Нет, уж я лучше не пойду. Ну, да я тебе верю на слово. Вижу, что славный малый. Так я тебя, Меркурий, согласен взять. Сейчас дам тебе маленький задаток. (Идет к столу.) Славный малый!

Меркурий. Ванька! Сейчас же переоденься комиссаром жилищного отдела. Явись сюда, осмотри квартиру и скажи, что во все свободные комнаты будут вселены красноармейцы с семьями.

Кирочный. Есть. (Уходит.)

Буржуй. Вот тебе. Славный малый.

Ревунов. А как же мы-то?

Буржуй. Можете идти. Не надо.

Все. Помилуйте! Даром время теряли! Подметки одни чего стоят!

Меркурий. Прикажите, я их вытурю.

Буржуй. А ну!

Меркурий подпрыгивает, делает страшное лицо и грозно показывает на дверь. Все быстро уходят.

Буржуй. Славный малый! Ну, Меркурий, завтра разбуди меня ровно в 9 часов.

Меркурий. Слушаю-с.

Буржуй. И чтобы был готов самовар.

Меркурий. Слушаю-с.

Буржуй. Кроме того, каждый день тщательно обтирай со всех вещей пыль.

Меркурий. Слушаю-с.

стр. 137


--------------------------------------------------------------------------------

Буржуй. Но главное, ни до чего не дотрагивайся.

Меркурий. Слушаю-с.

Буржуй. Купи у мешочников яиц.

Меркурий. Слушаю-с.

Буржуй. Денег хватит?

Меркурий. Слушаю-с.

Буржуй. Я спрашиваю, довольно ли денег?

Меркурий. Слушаю-с.

Звонок. Буржуй вздрагивает. Меркурий, заметив его испуг, сам изображает испуг. 2-й звонок. Буржуй вздрагивает еще сильней. Меркурий ему подражает.

Буржуй. Ужасно боюсь звонков!

Меркурий. Страсти божеские, до чего я ненавижу эти самые колокола!

Звонят очень сильно.

Буржуй. Чертов звон! Ну, иди!

Меркурий. Прикажете отворить дверь или снять звонок?

Буржуй. Отвори уж.

Меркурий уходит. Входят Меркурий и Кирочный, одетый комиссаром.

Кирочный. Вы - гражданин Излишин?

Буржуй. Я.

Кирочный. У вас тут по ведомости значится 10 комнат...

Буржуй. Какие десять! Это ошибка! Гораздо меньше!

Кирочный. Сейчас проверим. (Уходит.)

Буржуй. (Меркурию). Иди за ним.

Меркурий уходит.

Буржуй. Я тоже не дурак. Продал все лишние кровати, все лишние умывальники, оставил всего необходимого по одному. Ну, а на картинах, да на бронзе, да на фарфоровых фигурках спать и умываться неудобно.

Входят Кирочный и Меркурий.

Кирочный. Ну, конечно, у вас десять комнат.

Буржуй. Уверяю вас, что это одна большая комната, только она разгорожена стенками на десять частей.

Кирочный. Вы мне очки не втирайте. Десять комнат. Одну оставим вам, а в остальные будут вселены 9 красноармейцев с семьями. Счастливо оставаться. (Уходит.)

Буржуй. 9 красноармейцев!

Меркурий. С семьями.

Буржуй. С детьми! Все попереломают... у меня и так сырость, а тут еще маленькие дети!

Меркурий. Ой! Ой! Ой!

Буржуй. Что же делать?

Меркурий. А что, ваше преосвященство, если я вам присоветую способ от этого всего избавиться, чтобы и вы, и ваша квартира остались в полной неприкосновенности.

Буржуй. Господи! Да я тебя озолотил бы!

Меркурий. Слушайте! Социализм нынче повсюду укрепляется...

Буржуй. Ох, укрепляется...

стр. 138


--------------------------------------------------------------------------------

Меркурий. А в нашей стране и вовсе окреп.

Буржуй. Окреп...

Меркурий. Буржуям плохо приходится...

Буржуй. Ой, плохо!

Меркурий. Да и мало их осталось; скоро все вымрут.

Буржуй. Вымрут...

Меркурий. А так как наше правительство очень заботится о сохранении всякой старины, то и буржуя, хотя бы одного, они должны сохранить со всей его обстановкой. Вот вы и подайте прошение в Наркомпросв: я, мол, представитель вымирающей буржуазии, ходатайствую о производстве меня в музейные буржуи и о сохранении меня, вместе со всей моей обстановкой, для назидания потомству.

Буржуй. Меркурий! Да ты золотой человек! Действительно. И я буду обеспечен, и квартира, и обстановка - все останется при мне! Давай бумагу, перо и чернила. (Идет к столу. Пишет.) "Вследствие успешного проведения в жизнь советского режима, буржуазия вымирает, как вымирали некогда зубры в Беловежской пуще. Скоро от нее останется только воспоминание в исторических учебниках. Посему, принимая во внимание бережное отношение власти ко всему старинному и археологическому, прошу меня, Эраста Излишина, как последнего представителя вымирающей буржуазии, объявить народным достоянием и национальной собственностью, и со всей моей квартирой и обстановкой считать неприкосновенной исторической ценностью, на что и выдать мне соответственный мандат".

Меркурий. И паек.

Буржуй. Конечно! И паек. Готовый к услугам гражданин Эраст Излишин. Готово! Немедленно снеси и отдай по принадлежности.

Меркурий. Слушаю-с.

Буржуй. Ну спокойной ночи, голубчик. Так завтра - разбуди в девять.

Меркурий. Спокойной ночи, ваше преподобие.

Буржуй раздевается. Меркурий разрывает его прошение и бросает в оркестр. Меркурий (в публику). А теперь можно и ответ состряпать! (Уходит.) Музыка играет колыбельную песнь. Буржуй ложится в кровать.

Буржуй. В общем при большевиках не так уж плохо живется. Да и при всяком режиме жить можно, нужно только уметь лавировать и применяться к обстоятельствам. Требуется плавать на животе - плавай на животе. Захотят, чтобы ты на спине поплавал, - сумей перевернуться на спину, и все будет отлично. Да... сегодня, я засну мирным и спокойным сном!

Занавес

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Та же обстановка. Буржуй спит. Музыка играет колыбельную песнь. Часы звонят десять. Буржуй просыпается и смотрит на часы. Музыка прерывается.

Буржуй. Десять часов! Что ж он меня не разбудил. Меркурий! (Начинает одеваться.) Меркурий! (Звонит, потом берет второй звонок и звонит обоими одновременно.) Меркурий! Меркурий! Динь, динь, динь! Динь, динь, динь! Меркурий!

Появляется Меркурий - заспанный.

стр. 139


--------------------------------------------------------------------------------

Буржуй. Что за безобразие! Неужели мне надо звонить полчаса, чтобы ты пришел меня разбудить?

Меркурий. Ваше священство, разрешите вас разбудить через полчаса.

Буржуй. Нет, сейчас.

Меркурий. Я еще не побрился и не попил чайку.

Буржуй. Сейчас.

Меркурий (трясет его). Ну, вставайте!

Буржуй. Да я не сплю! Мне не нужен такой слуга. (Ищет подтяжки, которые висят у него за спиной.)

Меркурий. Должно быть, барин, подтяжки ищете?

Буржуй. Подтяжки. Откуда ты знаешь?

Меркурий. Я все знаю. Прикажете подать?

Буржуй. Да нет их нигде. (Продолжает искать. Меркурий незаметно отстегивает подтяжки с его спины и подает ему.)

Буржуй. Нашел? Молодец!

Меркурий. Рад стараться! Там, барин, ответ пришел из Наркомпросва.

Буржуй. Что же ты не говоришь. Давай скорей.

Меркурий. Пожалуйте. (Буржуй садится на кровать и читает.) "Комиссия наркомпроса, в заседании от... рассмотрев проект гражданина Излишина и выслушав мнение представителя комиссии по охране памятников искусства и старины, постановила: проект одобрить и провести его в жизнь, толкуя его смысл расширительно, а именно: так как в социалистической республике кроме буржуазии должны вымереть также спекуляция, преступность, проституция, алкоголизм и нищенство, то наркомпрос постановил: вселить в квартиру гражданина Излишина одного спекулянта, одного уголовного преступника, одну проститутку, одного алкоголика и одного нищего. Образованный музей назвать музеем старого строя и открыть его для бесплатного посещения публики три раза в неделю от 11-ти до 4-х".

Буржуй. Меркурий! Что же ты наделал! Что посоветовал? Что за компания! Все поломают, все растаскают, публика будет все руками трогать, даже - меня самого!

Меркурий. Вы не беспокойтесь, мы вокруг вас веревочку протянем и повесим надпись: "Просят руками не трогать. Старина. Может рассыпаться".

Звонок.

Буржуй пугается. Меркурий также изображает испуг. После каждого звонка они пугаются все больше и больше.

Буржуй. Ну, иди же, отворяй! Я не могу слышать этого звонка! Меркурий идет и возвращается.

Меркурий. Вашество, прикажете открыть дверь или снять со стены звонок?

Буржуй. Отвори уж.

Меркурий приносит визитную карточку.

Буржуй (читает). "Макс Штифель, член консорциума для снабжения всех государств снарядами и протезами. Секретарь общества любителей крупных дивидентов". Гм... если этого хотят вселить, так я, пожалуй, еще сумею с ним сговориться... Проси.

Входит Штифель. У него в руках записная книжка, в которую он непрерывно что-то записывает, вырывает листики, бросает их на пол и снова что-то вписывает.

Штифель. Четыреста двадцать и тридцать девять, да расчет из двадцати процентов годовых... так... куртаж - тридцать пять... Итого, за каждый вагон...

стр. 140


--------------------------------------------------------------------------------

Буржуй. Чем могу служить?

Штифель. Селитра-франко Петроград... Вы - господин Излишин?

Буржуй. Господин Излишин - это я.

Штифель сует ему записку.

Буржуй. Ах, мандат о вселении... Прошу садиться.

Штифель (указывая на Меркурия). Кто это?

Буржуй. Это мой лакей.

Штифель. Пусть он выйдет.

Буржуй. Меркурий, выйди на минутку на кухню.

Меркурий уходит.

Штифель. Вы уже знаете?

Буржуй. Что?

Штифель. Вы слыхали?

Буржуй. Нет.

Штифель. Они ушли!

Буржуй. Кто они?

Штифель. Власти, коммунисты ушли вчера.

Буржуй. Что вы рассказываете! У меня не далее как вчера здесь был комиссар...

Штифель. Значит, уходят сегодня или завтра. Доказательства неоспоримые. В нашем доме жил помощник комиссара. Вчера вечером он вышел из дому...

Буржуй. Ну и что?

Штифель. Нет, вы слушайте дальше: вышел с чемоданом...

Буржуй. Ну?

Штифель. И ушел в неизвестном направлении. Словом, они уходят. Вывод - продавайте драгоценности и покупайте дома. Хотите, я продам дом пятиэтажный, на углу Тверской и Мясницкой. 1

Буржуй. Нет, дом сейчас трудно отопить. Покупать дрова ужасно накладно.

Штифель. Накладная на дрова? Есть. Даю. Три вагона дров. Стоят на станции Клин-товарская. Берете?

Буржуй. Нет, я только хочу сказать, что зимой в комнатах температура понижается...

Штифель. Если понижается, сумейте вовремя продать.

Буржуй. Вы меня не понимаете, зимой в комнатах ужасно холодно, и только весной температура повышается...

Штифель. Если повышается, конечно покупайте!

Буржуй. Я только хочу сказать, что с удовольствием поехал бы на юг. Взял бы своего слугу Меркурия и поехал на Кавказ...

Штифель. Кавказ и Меркурий? Даю тридцать. Хорошая бумажка. Я на ней когда-то хорошо хватил. О, это был боевой день! Нужно побывать на бирже, чтобы понять, какое это увлекательное и захватывающее дух завоевание культуры. Так и тогда: с утра - на бирже бездеятельно, даже вяло. Приезжает Манташев в клетчатых брюках. Зная его привычки, мы, конечно, приняли это за бурное предзнаменование. Но вот, кто-то пустил слух, что северный консорциум скупает контрольные пакеты. Кулисса насторожилась, засновали маклера. Уже стали воздерживаться от сделок на ультимо и даже на медио. Начались сделки с премией, ликвидационные курсы заколебались. После минуты сравнительного затишья сдвинулась с мертвой точки вся группа нефтяных. За ней дрогнули пароходные. Лианозов поручил мне демонстративно реализовать Кавказ по 1200 касса и одновременно скупать, скупать и скупать. Конечно, профессиональная этика не позволяла мне говорить правду, но все же Абель-сон догадался и, войдя в блок с бланкистами, выдвинул сделки на разность. Конечно, такой вандельгешефт вызвал рюкпремии и стеллаж. Репортеры и депортеры обвини-

стр. 141


--------------------------------------------------------------------------------

ли гофмаклера в устройстве шванца. В связи с телеграммой из Стокгольма и арбитражем, Кавказ называли уже 1500 - продавцы. На реализациях - осечка. У онколистов не хватило выдержки, срочные сделки с консолями сделаны были фикс. Бланкисты завопили, что это ажиотаж. Кулисса ринулась, банки поддержали, мелкие держатели лопнули. В результате общий взлет по всей линии, и я на одних маклерских заработал до полумиллиона. Да - это было время!

В течение предыдущего монолога Штифель увлекается все больше и больше. Буржуй сначала подает знаки нетерпения, затем, заткнув уши, зовет Меркурия. Они оба стараются его остановить. Наконец Меркурий кричит ему в ухо.

Меркурий. Там, на кухне, баба пришла! Валок сахара принесла!

Штифель (очнувшись). Валок сахара? Где?

Меркурий. Пожалуйте, сюда. (Уводит его.)

Под сценой стук, открывается люк и из него на сцену летят кирпичи.

Буржуй. Меркурий! Что это такое?

Меркурий. Дом ломают наверно на дрова!

Буржуй. Дом ведь каменный...

Из люка вылезает Бывший Городовой, в костюме апаша, с потайным фонарем, киркой, револьвером, ножом, отмычками, бомбой и т. д.

Бывший Городовой. Руки вверх! (Подходит к до смерти перепуганному буржую и сует ему бумажку. Не смея опустить рук, буржуй читает бумажку, держа ее над головой.)

Буржуй. Что такое? Мандат о вселении? Так какого черта вы ломали пол? Разве не проще было войти через дверь?

Бывший Городовой. Я - профессиональный взломщик и считаю ниже своего достоинства входить куда-либо через дверь.

Буржуй. Прошу садиться. (Идет через сцену, все время с опаской оборачиваясь на преступника. Они садятся. Преступник все время подвигается к буржую поближе, а буржуй отстраняется от него, пересаживаясь со стула на стул.)

Буржуй. Так вы - взломщик?

Бывший Городовой. Я не только взломщик. Наша профессия имеет до двухсот подразделений: убийцы предприниматели и убийцы наемные, налетчики, бродяги, арапы и шулера, воры мокрые и воры сухие, насильники, растлители, взломщики, фомщики, маравихеры, укрыватели, вымогатели, шантажисты, воры вокзальные, трамвайники, пароходники, гардеробники, карманники, куротяпники, магазинники и много других. Кроме того, мы принимаем к себе без баллотировки всех без исключения профессиональных спекулянтов. Был поднят вопрос о том, чтобы вселить к вам по одному от каждого подотдела, но остановились на мне одном, объединяющем все преступления и имеющем самый солидный каторжный ценз.

Буржуй. Вы, вероятно, хороший техник своего дела.

Бывший Городовой. О, замечательный! Скажите, этот стол заперт?

Буржуй. Заперт.

Бывший Городовой открывает стол.

Буржуй. Замечательно!

Бывший Городовой. А теперь скажите мне, который час?

Буржуй ищет во всех карманах и не находит часы.

Бывший Городовой. Не беспокойтесь! (Вынимает из своего кармана часы.) Без четверти двенадцать.

стр. 142


--------------------------------------------------------------------------------

Буржуй. Да это мои часы!

Бывший Городовой. Ваши.

Буржуй. Замечательно ловко, но не особенно для меня выгодно.

Бывший Городовой. Не беспокойтесь, я у своих не беру. Ведь мы теперь с вами соседи и, я надеюсь, - друзья. (Возвращает ему часы.)

Буржуй. Благодарю вас! Меркурий, покажи ему самую лучшую комнату. Меркурий. Ваша комната вот здесь рядом. Будете ломать стенку?

Бывший Городовой. Ломать! (Замахивается киркой.)

Буржуй. Нет, ради Бога, нельзя ли через дверь!

Бывшего Городового уводят через дверь. Звонок.

Буржуй. Звонят.

Меркурий. Звонят.

Буржуй. Ну?

Меркурий. Наверно, завтра праздник.

Буржуй. Да нет, звонят в передней.

Меркурий. А! (Идет отворять.)

Проститутка и Ревунов, загримированный алкоголиком, входят, напевая веселую песенку.

Буржуй. Чем могу служить?

Проститутка. Вы Эраст Излишин?

Буржуй. Я.

Проститутка. Мы к вам вселяемся.

Ревунов. Обязательно!

Буржуй. Прошу садиться. И мандатик у вас есть?

Проститутка. Как же! Раз, два, три, четыре, пять, мужчины - не зевать! (Поднимает юбку и вынимает бумажку из чулка.)

Буржуй. Так... А у вас - имеется?

Ревунов. Обязательно. (Отдает мандат.)

Буржуй. Что ж, я очень рад, но должен предупредить, что во всей квартире имеется только одна вот эта вот моя кровать.

Проститутка. Ничего, потеснимся. В тесноте, да не в обиде. Ничего постелька, мягкая. Вот только одеяло бы поцветистее... Эх-ма... Гражданин, дайте понюшку.

Буржуй. У меня табаку нет.

Проститутка. Хе, хе, хе, да не табаку!

Ревунов. Кокаиньчику... Обязательно...

Проститутка. Ну, давай, раскошеливайся.

Ревунов. Обязательно...

Они пристают к Излишину.

Буржуй. Меркурий... Право же, у меня нет... Меркурий! Покажи им комнату.

Меркурий, взяв их под руки, уводит. Буржуй. Ужасно... у меня уже начинается мигрень...

Звонок. Буржуй. Опять!

Входит Амплитуда, одетый нищим, весь искалеченный, на костылях и в синих очках. Проходя через сцену, он опрокидывает столик с фарфором.

стр. 143


--------------------------------------------------------------------------------

Буржуй. Куда? Осторожно! Разве вы не видите! Да он слепой. Стойте! Остановитесь! И глухой вдобавок. (Останавливает его руками.) Осторожно! Куда вы прете? Он кажется немой. Меркурий, что же делать? Он будет тыкаться повсюду, все переломает. Я согласен ему платить, лишь бы он сидел на месте.

Амплитуда неожиданно выпрямляется, бросает костыли и снимает очки.

Амплитуда. А сколько вы дадите?

Буржуй. Так вы не слепой?

Амплитуда. Отлично вижу.

Буржуй. И не глухой?

Амплитуда. Ничуть.

Буржуй. И не немой?

Амплитуда. Нисколько. Я член акционерного общества симулянтов. Выгодная профессия. И на трамвай с передней площадки пускают. Я еще и не таких калек изображать умею. ( Показывает различные виды телесного изуродования. Желательно, чтобы эту роль играл акробат, из числа так называемых "человеков без костей". ) Желаете, я и вас научить могу. (Пригибает голову Буржуя к коленям.)

Буржуй. Ради Бога! Меркурий! Не надо! Уведи его.

Меркурий. Пожалуйте! (Уводит Амплитуду.)

Буржуй. Меркурий! Этак я не проживу и месяца. У меня голова кругом идет. Позови доктора. Здесь, на нашей лестнице, живет коммунальный врач.

Меркурий. Слушаю-с. (Уходит.)

Буржуй. Пусть хоть свидетельство даст... Наверно, успели что-нибудь свистнуть. (Запирает ящик, вскрытый преступником. Пристально всматривается в даму из публики.) Позвольте, какая это у вас брошь? Да ведь это моя. Вы купили краденую вещь! Ну, конечно, моя... ах, нет, кажется, не моя... Немного иная форма... Простите великодушно!

Входит Коммунальный Врач.

Коммунальный Врач. Имею честь кланяться. На что жалуетесь?

Буржуй. Да, вот, у меня печень... сердце... почки... легкие... желудок... пульс ужасный, не правда ли? А главное, полное отсутствие аппетита.

Коммунальный Врач. Скажите, вы чем занимаетесь?

Буржуй. Я? Да собственно... вот... квартиру охраняю...

Коммунальный Врач. Но вы где-нибудь служите?

Буржуй. Как же мне служить? Я не могу отлучиться. Все обворуют...

Коммунальный Врач. А гулять-то вы ходите?

Буржуй. По квартире гуляю. Вещи проверяю.

Коммунальный Врач. Ну, знаете, серьезного у вас ничего нет. Легкая атония и неврастения на почве безделья. Работайте, и все будет хорошо. Организм у вас совершенно здоровый.

Буржуй (разочарованный). Неужели здоровый?

Коммунальный Врач. Здоровый. Имею честь кланяться.

Буржуй. Рецептик хоть какой-нибудь напишите.

Коммунальный Врач. Да зачем здоровому человеку лекарства принимать. Я сказал, какое вам нужно лекарство.

Буржуй. Какой же я здоровый! А отсутствие аппетита? Хоть бутылочку вина пропишите.

Коммунальный Врач. Ну извольте; рецепт я вам напишу. (Идет к столу и пишет.)

Буржуй. А это в каждой аптеке заказать можно?

Коммунальный Врач. В любой аптеке. А то можно и в аптеку не посылать, а просто повесить у себя над кроватью. (Подает ему рецепт.)

стр. 144


--------------------------------------------------------------------------------

Буржуй (читает). "Кто не работает, тот не ест". Да ведь это политический плакат!

Коммунальный Врач. У нас в медицине то же самое: "Кто работает, тот ест, а кто ленится, у того и аппетита нет". Так вы уж меня, пожалуйста, больше по пустякам не беспокойте. Вы совершенно здоровы. (Уходит.)

Буржуй. Я здоров! Нет, каково, Меркурий, это я-то здоров! (В публику.) Я здоров! Нет, не надо мне таких шарлатанов. Меркурий, немедленно приведи мне самого лучшего доктора.

Меркурий. Есть тут неподалеку врач замечательный! Тибетский! Травами лечит. Самого Распутина лечил. Поразительный врач. У него своя секретная система.

Буржуй. Ну, позови, только поскорей. Скажи, к серьезному больному.

Меркурий. Иду. (Уходит.)

За сценой шум. Врываются Штифель, Ревунов, Бывший Городовой, Амплитуда и Проститутка с криками "Это невозможно! Это он выдумал! Мы не согласны!". Они обступают Буржуя.

Буржуй. Погодите. Не все разом. Пусть один говорит.

Штифель. Так продолжаться не может. Вы - буржуй. Ваша профессия - бездельничать, и тем, что вы посажены в стенки своего музея, вы ничего не потеряли, но мы, мы потеряли самих себя. Я, например, я не привык бездельничать. Мне не с кем делать дела. В моей профессии, если я даю, надо, чтобы кто-нибудь брал.

Проститутка. В моей профессии - то же самое.

Бывший Городовой. А мне не у кого брать!

Проститутка. У кого мне милостыню просить?

Штифель. Пойдем жаловаться. Пусть отменят.

Все. Пойдем! Все вместе пойдем! (Они тащат буржуя за собой. Он с трудом вырывается.)

Ревунов. Ежели я музейный алкоголик, так давай мне спирту в пропорции, а так я не согласен!

Все, кроме Буржуя, уходят. Буржуй со стонами ложится на постель. Входит Меркурий.

Меркурий. Приехал, приехал тибетский врач, в карете, на четверке, цугом!

Буржуй. Пусть войдет.

Меркурий. Он без музыки никак не согласен войти.

Буржуй. Пусть играет музыка.

Меркурий. Музыка!

Музыка играет экзотический марш. Меркурий уходит. Торжественно входит Сивачев в напыщенном китайском костюме. У него в руках стальная трубка, длиною аршина два, и молоток. Музыка умолкает.

Буржуй (лежа). Очень рад, что вы пришли. Один доктор сказал, что я здоров...

Сивачев говорит тираду по-китайски.

Буржуй. Меркурий, он только по-китайски и умеет?

Меркурий. Никак нет-с. Если ему что подарить, то он, может быть, согласится говорить на другом языке.

Буржуй. Ну, подари ему вот эту вазу.

Меркурий подносит ему вазу.

Меркурий. Нельзя ли говорить не по-китайски?

Буржуй. Я совсем не здоров. Я очень болен...

стр. 145


--------------------------------------------------------------------------------

Сивачев (приняв вазу).

Aurea prima sata est aetas, quae vindice nullo,

Sponte sua, sine lege fidem rectumque colebat... 2

Буржуй. Я латынь забыл. Нельзя ли по-русски?

Меркурий. Мы ему подарим вот этот кубок. Вот, пожалуйте, но просим вас говорить по-русски.

Сивачев (приняв кубок, на чисто русском наречии). Оно трудно, но можно.

Буржуй. Очень рад. Видите ли, у меня печень...

Сивачев. Молчите!

Буржуй. Сердце...

Сивачев. Молчите!

Буржуй. Легкие.

Сивачев. Молчите, говорю вам. Это прежние доктора расспрашивали больного о его болезнях. Мне этого не нужно. Совсем не трудно, узнав от больного, что у него болит живот, объявить ему, что у него болезнь желудка. Нет. Я сам вижу сразу, что у кого болит. Мне не надо расспрашивать больного. Потому-то я лечу с одинаковым успехом и людей, и обезьян, и свиней, и всех прочих животных.

Буржуй. Меркурий, ты, кажется, привел по ошибке ветеринара.

Меркурий. Не беспокойтесь, вашество. Знаменитость!

Буржуй. В таком случае, пожалуйста, выслушайте меня.

Сивачев. Встаньте!

Буржуй. Как?

Сивачев (громким голосом). Встаньте!

Буржуй вскакивает с кровати. Сивачев небрежно разваливается на его месте.

Сивачев. Это прежние доктора выслушивали пациента в лежачем положении. Мы - доктора востока - делаем наоборот. Мы ложимся, это помогает нам сосредоточиться, а пациент должен стоять, и я никогда не соглашусь начать лечение такого пациента, который не способен при одном моем появлении встать с постели и вытянуться в струнку.

Сивачев выслушивает его сквозь длинную трубку и постукивает по ней молотком.

Сивачев. Повернитесь.

Буржуй поворачивается к нему спиной. Сивачев, продолжая лежать, сильно ударяет его ногой в спину.

Сивачев. Здесь больно?

Буржуй. Очень больно.

Сивачев. Вот видите! И какой дурак сказал вам, что вы здоровы? Вы больны, и больны очень серьезно, почти неизлечимо. Ваше счастье, что вы вовремя обратились ко мне. У вас... во-первых... острая вобла в желудке... во-вторых... пшенник в печени... и, наконец, сердечные тоны!

Буржуй (обрадованный). Ну вот видите! Я говорил, что я серьезно болен. А что такое сердечные тоны?

Сивачев. Сердечные тоны, это тоны сердца. Впрочем, объяснять вам было бы долго. Я вам покажу на примере.

Сивачев тыкает буржуя трубкой в область сердца. Меркурий за его спиной выводит звуки на дудочке.

Сивачев. Слышите?

стр. 146


--------------------------------------------------------------------------------

Буржуй. Действительно, тоны!

Сивачев. К счастью, все это излечимо. Я вам дам пилюли, прямо-таки чудодейственные. Вы их примете на ночь и тотчас ляжете в постель. Ночью у вас начнутся кошмары. Вы будете видеть привидения, галлюцинации и призраки. Вас будет трясти лихорадка. Не обращайте внимания ни на что, терпите и лежите до утра. Утром вы будете совершенно здоровы и бодры, как юноша. Но главное, что бы вам ни показалось, не вставайте с постели, так как это грозит смертью!

Буржуй. Понимаю.

Сивачев протягивает руку. Буржуй дает деньги. Сивачев дает ему пилюли.

Сивачев. Инструменты! (Меркурий подает.) Вещи! (Меркурий дает ему его подарки.) Музыка! (Музыка играет марш. Сивачев торжественно удаляется.)

Буржуй. Вот это врач! Вот это я понимаю! Как он ловко угадал мои болезни! Благодарю тебя, Меркурий.

Буржуй принимает пилюли и начинает раздеваться. Музыка играет колыбельную песнь.

Меркурий. Спокойной ночи, ваше священство!

Буржуй. Спокойной ночи!

Меркурий уходит. Когда Буржуй лег, Меркурий вбегает, делает прыжок через кровать и быстро убегает в другую сторону.

Буржуй (перепуганный). Меркурий! Меркурий!

Меркурий вновь появляется со стороны, противоположной той, куда он убежал. Куртка его расстегнута и вид заспанный.

Буржуй. Меркурий, что ты, с ума сошел? Чего ты прыгаешь?

Меркурий. Кто прыгает?

Буржуй. Чего ты через меня прыгал?

Меркурий. Я?.. Да что вы, смеетесь? Нет уж, вы сделайте милость. Днем я к вашим услугам, а ночью вы меня не тревожьте, а то я и в союз пожаловаться могу.

Уходит. Опять звучит колыбельная песнь. Вновь вбегает Меркурий, вскакивает на кровать, толкает буржуя ногами и быстро исчезает за сценой.

Буржуй (в ужасе вскакивает с кровати). Меркурий! Мерку... Мерку... Меркурий!

Меркурий входит, полураздетый и зевая.

Меркурий. Да что вы меня тревожите! Я спать хочу...

Буржуй. Ты опять прыгал! Ногами меня тыкал!

Меркурий. Да что вы, барин... Ах! Понимаю! Пилюли! Это вам чудится!

Буржуй. Действительно, пилюли! А я, дурак, с постели вскочил! Ведь это грозит смертью! Как же быть? Ведь я опять вскочить могу!

Меркурий. Разрешите вас привязать к кровати. Тогда уж не вскочите.

Буржуй. Это идея! Привяжи, голубчик.

Меркурий привязывает Буржуя, желает ему спокойной ночи, уходит и тотчас возвращается на цыпочках и подает знак. Выходит первый призрак в саване. На тонкой деревянной палке надет череп с трубкой в зубах. На черепе - царская корона, на саване - георгиевский крест, а вместо эполет растопыренные костлявые пальцы. Призрак становится у изголовья. Музыка во время всей сцены кошмара играет в таинственных тонах. Меркурий подает второй знак. Выходят второй и третий призраки и становятся у авансцены по обеим сторонам. 2-й призрак представляют два исполнителя, из коих один сидит на плечах у другого. На верхнем одета длинная

стр. 147


--------------------------------------------------------------------------------

русская рубаха, закрывающая нижнего до пояса. Рукава сшиты косо; верхний продевает правую руку в рукав, нижний - левую. Получившийся таким образом длинный мужчина, загримированный страшным пьяницей, играет на гармонике и приплясывает. 3-й призрак представляют женщина и мужчина. Женщина сидит на плечах у мужчины, на ней костюм балерины, рюшем прикрывающий нижнего до пояса. На нижнем одето балетное трико. Получившаяся таким образом длинная, нескладная балерина танцует. Музыка играет таинственную примитивную польку. Странно приплясывая, выходят друг за другом Меркурий, Штифель, Ревунов, Кирочный, Бывший Городовой, Сивачев и Девица. С ужимками и прыжками они забирают со сцены кое-какую бутафорию и уносят. Уйдя за сцену, они пронзительно вскрикивают и снова выбегают назад. Оглядываясь и изображая крайний испуг, они прячутся куда попало. Исполнители из акробатов, появившись на сцену и якобы убегая от каких-то призраков, делают сальто-мортале через кровать буржуя. С той же стороны появляется 4-й призрак, изображаемый двумя исполнителями, из коих один сидит на плечах у другого, держит руки вытянутыми над головой и в руках держит бутафорскую голову, которая все время разевает страшную пасть, двигая нижней челюстью. Обойдя вокруг кровати, призрак удаляется. Появляется 5-й призрак - человек на ходулях и с палками в руках. Ходули и палки прикрыты длинными штанами и длинными рукавами, что дает впечатление очень длинных рук и ног. На призраке - длинная конусообразная маска, что еще удлиняет его фигуру, достигающую до самих падуг. Призрак ведет за руки двух маленьких, низенького роста детей, одетых в толщинки и с широкими масками. Указав на буржуя, призрак кричит: "Вот ваш папа!". С криками "Папа пий! Папа пий!" дети кидаются на буржуя и тормошат его, после чего призрак с детьми удаляется. Появляется 6-й призрак - акробат, идущий на руках, одетый в трико и имеющий на каждой ноге по птичьей голове, а на голове - длинный фантастический парик, свисающий наподобие птичьего хвоста. Люстры убираются в колосники и на их месте опускаются на люльках пара жонглеров, жонглирующих через постель буржуя горящими факелами. (Если появление жонглеров из колосников огнеопасно, то они выбегают из-за кулис.) Вновь появляются 4-й, 5-й и 6-й призраки. (1-й, 2- й и 3-й все время оставались на сцене.) Громилы уносят всю бутафорию, все картины и всю мебель. Подняв буржуя на простыне, они его качают, а кровать тоже уносят. По свистку Меркурия Буржуя сразу опускают на землю, и все убегают. Музыка внезапно умолкает. На совершенно пустой сцене сидит на полу на одной простыне полумертвый от страху Буржуй. Из его вещей ему оставлена только ночная ваза. Как ни в чем не бывало, входит Меркурий, увидя, что все пусто, он изображает самое искреннее изумление.

Меркурий. Ваше преподобие, никак вы на дачу переезжаете!.. Ничего не осталось?

Буржуй (указывая на горшок). Нет, осталось вот это.

Меркурий (в публику). Надо непременно узнать, удалось ли вместе с мебелью унести и драгоценности. (Буржую.) Вашество, на что ж вы теперь будете жить? На советскую службу поступите?

Буржуй. Ну нет, я еще могу продержаться.

Меркурий. Быть может, у вас есть драгоценности?

Буржуй, указывая на публику, делает ему знаки молчать.

Меркурий. Значит, остались при нем драгоценности. (Таинственно.) Вашество, а вы мне скажите, где они спрятаны. Я вам помогу их сторожить.

Буржуй. Ну нет. Этого я никому не скажу. Они у меня отлично спрятаны, и чтоб их не нашли, я часто их перекладываю на новое место, а в случае обыска я их в последний момент переложу на совсем новое место, о котором никому и в голову прийти не может.

Меркурий (про себя). Aгa! Готово! (Ему.) Да я что, я - ничего. Мне даже и не интересно знать. (Уходит, звонит за кулисами и снова выбегает.)

Меркурий. С обыском пришли!

Буржуй кидается в оркестр или в ближайшую ложу, достает оттуда пакет драгоценностей, высыпает их в горшок и садится на него. Меркурий, следивший за Буржуем, выбегает вместе со Штифелем; они опрокидывают Буржуя и уносят горшок с драгоценностями. За сценой выстрелы и шум. Выходят милиционеры и ведут всю шайку громил со связанными назад руками.

1-й милиционер. Вы Эраст Излишин?

Буржуй. Я.

стр. 148


--------------------------------------------------------------------------------

1-й милиционер. У вас вынесли обстановку?

Буржуй. У меня.

1-й милиционер. Вот эти люди?

Буржуй. Эти самые. Поймали? Значит, все мне будет возвращено?

1-й милиционер. Ну нет. Вы - саботажник и держали драгоценности в незаконном количестве и в потайном месте...

Буржуй. Неужели же правосудие не восторжествует!?

1-й милиционер. Все они будут преданы суду ревтрибунала. А пока все, и провинившиеся, и потерпевший - марш! На общественные работы! Становись!

Все становятся в шеренгу. Буржуя также заставляют стать в строй.

1-й милиционер. На месте! Шагом, марш!

Все маршируют. Буржуй не знает, что ему делать. На крики "Левой, левой!" он поднимает одну только левую ногу. Наконец, ему удается попасть в ногу. Это ему доставляет удовольствие, и в дальнейшем он марширует старательно и с охотой.

1-й милиционер. Гражданин Излишин, запевайте!

На мотив "Соловья" 3 исполнители поют куплеты. В случае неимения лучших, можно петь нижеследующие.

Буржуй.

Я квартиру сторожил,

Очень беспокойно жил,

Но теперь, попавший в строй,

Я шагаю как герой!

Все

Соловей (мой, соловей,

Голосистый соловей!)

Меркурий

Вся исчезла обстановка,

Так я все сделал ловко,

Но попался и, ей-ей,

Сядет в клетку соловей!

Все

Соловей и т. д.

Ревунов

Вот дадут работу франту,

Так и надо спекулянту!

Штифель

Не горланьте, пьяный бас,

Я ничем не хуже вас.

Все

Соловей и т. д.

стр. 149


--------------------------------------------------------------------------------

Сивачев

Славно мы отлили пулю,

Проглотил буржуй пилюлю,

Но все дело сорвалось,

И украсть не удалось!

Все Соловей и т. д.

Кирочный

Проживал буржуй роскошно,

Жить буржую стало тошно.

Об Антанте брось мечты,

Потрудись, буржуй, и ты!

Все

Соловей и т. д.

Занавес


--------------------------------------------------------------------------------

1 В режиссерских заметках С. Э. Радлова - другой "топографический", петербургский вариант: "на углу Невского и Большого проспекта" (Большой - ныне Суворовский проспект).

2 Первым посеян был век золотой, не знавший возмездья, Сам соблюдавший всегда, без законов, и правду и верность. (Овидий. Метаморфозы. I. 90-91. Пер. С. Шервинского)

3 Романс А. А. Алябьева (1827) на текст стихотворения А. А. Дельвига "Соловей" ("Соловей, мой соловей...", 1825).

стр. 150

Опубликовано 20 ноября 2007 года




Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама