Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ есть новые публикации за сегодня \\ 13.11.18


АРХИВ

Архив рубрики: спецстатьиВ Архиве хранятся материалы, которые нельзя найти в обычных разделах. В Архив попадают публикации большого размера. Также здесь находятся старые материалы. Наши администраторы периодически просматривают все материалы Библиотеки и периодически направляют в спецархивы все новые и новые материалы. Возможно, здесь находятся и Ваши публикации, которые Вы опубликовали в Библиотеке.

ВЫБЕРИТЕ АРХИВ ПО ДАТЕ!



Иноверческие школы Москвы XVII - первой четверти XVIII в.

Дата публикации: 11 октября 2007
Автор: В.А. Ковригина
Публикатор: Максим Андреевич Полянский
Рубрика: ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1192108276 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В.А. Ковригина, (c)

найти другие работы автора

История школьного дела в России до сих пор содержит в себе немало неисследованных и малознакомых сюжетов. Один из них связан с деятельностью иноверческих школ в Москве. Их открытие было обусловлено появлением в российской столице выходцев из стран Западной, Центральной и Северной Европы, ставших составной частью столичного населения. Предоставив немцам, англичанам, голландцам, датчанам, шведам и иноземцам других национальностей, придерживавшихся католической или протестантской веры, право свободы на вероисповедание, царское правительство с согласия православной Церкви позволяло им открывать иноверческие храмы и учреждать при них школьные заведения для своих детей.

Первой открылась евангелическо-лютеранская школа в Иноземческой слободе, находившейся за стенами города на реке Яузе, где жили поселенные по указу царя Ивана IV Грозного выходцы из Ливонии и Западной Европы. Это были "полоненники", вывезенные в русскую столицу во время Ливонской войны (1558-1583), а также "государственные служители": военные, придворные медики и мастера разных ремесел. Предоставив иностранцам, среди которых преобладали протестанты, право придерживаться своей религии, Иван Грозный позволил построить в 1576 г. на территории слободы евангелическую кирху. В открытой при ней церковноприходской школе в начале XVII в. (при царе Борисе Годунове) насчитывалось до 30 учеников, которых обучали пастор Вальдемар Гуллеманн и студент Лейпцигского университета Мартин Бер, приглашенные из Германии по решению общины этой церкви. Однако школа вместе с храмом и всей Иноземческой слободой сгорела во время Смуты и интервенции [1, с. 48-51].

В первой половине XVII в., когда иностранцы селились в самой Москве, небольшие иноверческие церковноприходские школы действовали при двух лютеранских церквях - Старой и Новой, основанных в 1620 и 1626 гг. В 1640-е гг. их возглавляли пасторы и школьные "директора" Б. Фадемрехт и И. Якоби. Первым же пастором и учителем реформатской (или голландской) церкви Москвы, известной с 1635 г., стал выходец из Саксонии магистр Г.Ингенгефер, которого сменил голландец Й. Булеус. Недоверчивость иерархов русской православной Церкви к иноверцам не раз приводила к закрытию кирх и школ. Но они вновь открывались властями, чья политика при всех колебаниях диктовалась в конечном счете государственными интересами [1, с. 60, 65, 67].

Положение иноверческих церковноприходских школ существенно стабилизировалось после возникновения новой Иноземческой или Ново-Немецкой слободы, созданной указом царя Алексея Михайловича от 4 октября 1652 г. на месте прежней Иноземческой слободы. С этого времени все иноверческие учебные заведения действовали на территории Ново-Немецкой слободы и на церковных дворах, специально отведенных под протестантские храмы. В 1652 г. это были дворы двух лютеранских (Старой и Новой) и реформаторской церквей.

Во второй половине XVII в. лютеранские школы возглавлялись немецкими пасторами Б. Фадемрехтом (Новая община), а реформатская - голландцем И. Кравенкилем. В 1685 г. свою школу открыли ка-

стр. 74


--------------------------------------------------------------------------------

толики. К этому времени их духовенство впервые получило разрешение от властей обосноваться в Москве [1, с. с. 83-89; 2, с. 3-4].

Иноверческие школы строились и содержались на средства церковноприходских общин, возглавляемых общинными советами, состоявшими из попечителей, старост (старейшин) и помощников (асессоров). Они выбирались ежегодно из самых зажиточных, влиятельных и уважаемых жителей Немецкой слободы - крупных коммерсантов, царских медиков, старших офицеров, придворных ювелиров, от которых во многом зависело положение школ. Денег, поступавших от прихожан в виде частных пожертвований, дарений, завещаний, взносов, собираемых старостами во время церковных служб, не всегда хватало на то, чтобы полностью удовлетворить школьные нужды, поэтому пасторы и советы общин искали и получали помощь от своих заграничных единоверцев.

Так, совместные усилия и денежные вклады генерала русской службы шотландца Патрика Гордона и австрийского императорского посланника И.-Х. Гвариента способствовали постройке в 1698-1699 гг. новых обширных помещений католической школы и увеличению числа ее учеников. В 1695- 1707 гг. она процветала благодаря поддержке представителей Ватикана и Ордена иезуитов в Вене и Праге. Однако уменьшение помощи, а также кончина П. Гордона (ум. в 1699 г.) и другого покровителя католической общины - итальянского негоцианта Франческо Гваскони (ум. ок. 1712 г.) привели к упадку этого учебного заведения [3, с. 45, 65; 4, с. 300].

В католической и лютеранских школах изучались латинский и немецкий языки, письмо, счет, проводились уроки музыки и пения. В голландской школе велось преподавание родного языка. Учебных дисциплин было немного, дети - мальчики и девочки - получали самые необходимые, элементарные знания. К перечисленным предметам прибавлялись история и география, если в школу приходил учитель, обладавший необходимыми познаниями в этих областях [5, с. 6].

В каждой из школ было от двух до четырех преподавателей - пасторов и "особых" светских наставников. Один из пасторов возглавлял церковный приход и вел уроки Закона Божия, другой - помогал "особому учителю" или учителям в преподавании языков, математики и иных предметов. Необходимым подспорьем в работе иноверческих школ были библиотеки, собранные при церквях. Так, в Новой лютеранской кирхе к началу XVIII столетия имелись, например: Азбука, Книга для чтения. Арифметика, Физика, Латинская и Греческая грамматики. Школьная методика, Письма Цицерона, а также Евангелие, Псалтырь, Катехизис Лютера на русском языке. Книга церковная песен, Письма Лютера, Радостное зерцало вечной жизни. Благодаря связям с Голландией, Англией, Данией, Швецией и Германией в первой четверти XVIII в. протестантские библиотеки пополнялись новыми изданиями. В них попадали, в частности, сочинения Р. Декарта, Д. Локка. Основу же католической библиотеки составляли десятки книг, пожертвованных П. Гордоном и австрийским посланником И.-Х. Гвариентом, а также книги, купленные в Вене и Праге по просьбе священников католической общины [5, с. 6; 3, с. 14, 21, 100, 181; 6, с. 165].

В школах учились дети купцов, ремесленников, медиков и военных, главным образом из семей со средним достатком. Самые влиятельные и зажиточные обитатели Немецкой слободы нанимали домашних учителей для своих отпрысков. В годы, когда та или иная школа получала значительные денежные поступления, в ней обучались дети из бедных семей, сироты, дети прислуги, а также принявшие лютеранскую или католическую веру калмыки, выкупленные пасторами у их владельцев с целью приобщения к "истинной" вере и воспитания из них последовательных приверженцев своей религии. Возраст учеников колебался от 7 до 16 лет. Мальчиков было значительно больше, чем девочек, и в процессе обучения учителя ориентировались на индивидуальное усвоение ими школьных предметов путем заучивания и выполнения заданий в стенах самой школы [3, с. 52, 147; 6, с. 349; 4, с. 350-375].

Точных данных о численности учащихся в каждой из иноверческих школ не сохра-

стр. 75


--------------------------------------------------------------------------------

нилось. Но известно, что католическая школа в пору своего расцвета в первые годы XVIII в. насчитывала более 30 учеников. В 1715 г. в Новой лютеранской школе обучалось свыше 40 детей. В 1720-1730-е гг. школу голландской общины посещало до 45 учащихся [3, с. 57; 6, с. 349; 7, с. 57].

Поскольку количество церковноприходских школ не всегда соответствовало числу конфессиональных общин, то допускалось обучение детей различных вероисповеданий в стенах одного учебного заведения. В одной и той же школе могли учиться немцы, итальянцы, датчане, швейцарцы, шотландцы, англичане, шведы, голландцы, французы, принадлежавшие к различным конфессиям. В частности, в первые годы существования католического училища его охотно посещали дети протестантов [1, с. 180; 3, с. 57, 147]. Это было достаточно легко благодаря сходной программе учебных дисциплин. Причем ученики, посещавшие учебные заведения общин другого вероисповедания, не присутствовали на уроках Закона Божия, а занимались у своих духовных наставников. Родители, отпуская детей в такую школу, следили за действиями ее учителей, в особенности из духовных лиц. Так, по признанию Ф. Эмилиана - католического патера Немецкой слободы, ему пришлось на несколько лет, пока в его школу ходили протестанты, отказаться от участия в преподавании. Ревностное выполнение им всех религиозных обрядов вызвало недовольство "еретиков"-родителей, которые стали "брать... назад из нашей школы своих детей", в то время как "на особого учителя они не смотрят так дурно" [3, с. 65].

Подобные опасения родителей были небеспочвенными, поскольку школьное обучение давало широкие возможности для обращения в свою веру (прозелитизм), чем злоупотребляли патеры-католики, связанные с папской курией и Орденом иезуитов. Главной целью своего пребывания в Московии они считали возвращение "еретиков" из протестантов и православных к "истинной", т.е. католической, вере. Не запрещая своим ученикам-иноверцам "держатся их религии", католические наставники в прозелитистских целях еженедельно читали проповеди соответствующего содержания. В своих целях они использовали и уроки музыки и пения. Орган и детский хор в общинных храмах украшали богослужение и привлекали верующих. Придавая большое значение этой деятельности, патеры-иезуиты настаивали на том, что "учитель должен знать музыку, по крайней мере, уметь играть правильно на органе и быть искусным в пении, потому что без этих знаний он не принесет никакой пользы" их миссии [3, с. 22].

Воспитательным целям служили и театрализованные представления, организуемые силами учащихся и их наставников главным образом в дни больших религиозных праздников. Поэтому не случайно, что в 1670-е гг. русское правительство прибегло к помощи учеников Новой лютеранской общины и их наставника - магистра И.-Г. Грегори для организации первого театра при дворе царя Алексея Михайловича.

Католические священники Франциск Эмилиан и Иоганн Берула в начале своего пребывания в Москве также приложили немало усилий для организации школьных спектаклей. В 1699 г. силами учеников католической школы они поставили небольшие представления, проходившие при "необычайно большом стечении народа". В ответ на эту постановку католиков в том же году покровитель протестантской общины Франц Лефорт "представил русским вельможам смешную комедию в насмешку над римским духовенством". Это своеобразное соревнование продолжалось вплоть до конца XVII в. [3, с. 100, 181, 182]. После смерти главного своего противника - Франца Лефорта (в 1699 г.) патеры столкнулись на театральном поприще с новым конкурентом - московской Славяно-греко-латинской академией, подготовившей в 1701 г. большую "комедию" из нескольких действий. Сделать нечто подобное католическим наставникам не хватило ни сил, ни знаний. Задетые успехом, выпавшим на долю киевских монахов - наставников академии, католические священники обратились к своим заграничным покровителям с просьбой прислать в Москву такого учителя, который "хорошо сведущ в деле устройства комедий" [3, с. 76]. Од-

стр. 76


--------------------------------------------------------------------------------

нако "затяжки" с его прибытием, а также недостаток средств и уменьшение числа учеников не позволили иезуитам продолжить столь удачно начатое ими театральное дело,

Личность учителя, глубина его познаний, подход к ученикам имели немаловажное значение в деле просвещения. Так, своим расцветом в 1660-1670-е гг. школа Новой лютеранской общины была обязана учителю, магистру и пастору И.-Г. Грегори, а католическая школа (конца XVII - начала XVIII в.) - энергичной деятельности священников Ф. Эмилиана и И. Берулы. Их пастырский труд не исключал работы в школе. Тот же И. Берула преподавал немецкий и латинский языки, математику. Своей главной задачей они считали вовлечение детей кальвинистов и лютеран в орбиту своего вероучения и "запустошение" протестантских учебных заведений [3, с. 22, б5].

В своем соперничестве с "еретиками" католические патеры встречали достаточно сильных противников. Так, в начале XVIII столетия в протестантской школе при Новой общине преподавал Иоганн Вернер Паус, знавший латинский, немецкий, греческий и еврейский языки, географию, "политику" (историю), философию, физику, логику, этику, пение, увлекался методикой преподавания и педагогикой. За два года своей работы он составил несколько учебных пособий, в том числе хронологическую таблицу по истории (библейской, римских императоров, европейских правителей). Широтой познаний в иностранных языках, истории, географии, философии выделялся пастор Иоганн Рейхмут, своей начитанностью и красноречием - пастор и магистр Ульрих Томас Ролофс [8, с. 38; 6, с. 371-380; 4, с. 307, 325].

Сравнивая преподавателей протестантских и католической школ Немецкой слободы, следует отметить, что учителя- протестанты отличались прогрессивностью своих мировоззрений и знаний, что помогало им достаточно успешно противодействовать стремлению католической школы занять ведущее положение. Особую активность в начале XVIII в. проявили пасторы и покровители школы Новой лютеранской общины, поддерживавшие контакты с Галльским университетом, представлявшим собой один из центров пиетизма - нового философско-религиозного течения, родившегося в Германии в эпоху раннего Просвещения. Выпускниками этого университета были И.-В. Паус, К.-Ф. Бук, Ю. Шарфшмит, И. Рейхмут, принимавшие участие в теологических и философских диспутах с католиками в Немецкой слободе и в стенах Славяно-греко-латинской академии в 1702-1704 гг. Предметом горячих споров между католиками и протестантами оказались "первый принцип" Р. Декарта ("Я думаю, следовательно, я - существую") и вопрос о гелиоцентричности Солнечной системы. И. Берула и Ф. Эмилиан отрицали "физическую истину о стоянии Солнца и подвижности Земли", в то время как их оппоненты из протестантов опирались в своих доказательствах на новые открытия, в частности на "сочинение нового автора, присланное из Голландии" (Джона Локка) [6, с. 371-380; 3, с. 100].

Притязания патеров-католиков на превосходство своей религии, использование ими школы для приобщения протестантов к католической вере, постоянные нападки на лютеранство, а также отсутствие средств, необходимых для осуществления их широких замыслов, - все это привело к тому, что успехи католической школы, каких она достигла в первые годы XVIII в., сошли на нет.

Царское правительство и православная Церковь не вмешивались в дела иноверческих общин. Однако петровский период в истории школ Немецкой слободы оставил след в развитии русского образования. С конца 1690-х гг. правительство Петра I стало использовать школы Немецкой слободы для обучения сыновей русских дворян и приказных служителей. В 1698 г., после установления благоприятных отношений между русским правительством и императором Священной Римской империи Леопольдом I, несколько дворянских юношей начали обучение в католической школе, обустроенной лучше других. Русские ученики (среди них были сыновья бояр и князей П.А. Голицына, Г.Ф. Долгорукого, И.А. Мусина-Пушкина, Ф.А. Головина, Г.И. Головкина) находились на положении "интернов", т.е. жили при католической школе в специально отведенных помеще-

стр. 77


--------------------------------------------------------------------------------

ниях. Пастор И.Берула обучал их вначале латыни, а потом немецкому языку, считая, что его "русским желательно знать не менее латинского". В широком объеме преподавалась математика - предмет, которым русские занимались с особым удовольствием. Иноземные наставники, признавая успехи своих "способных и действительно прекрасных учеников", отмечали, что у русских в "способностях нет недостатка" [3, с. 32, 60-63]. Пожалуй, только одна черта вызывала неудовольствие учителей: их воспитанники не хотели "учиться по порядку, с самых первых начал, потому что желают все иметь скоро", ибо "весь этот народ не терпит медлительности". Действительно, уже на следующий год после начала занятий русские юноши "дошли до решения треугольников", а затем, "пройдя все трудности Эвклида и тригонометрии и по окончании геометрии", принялись за алгебру. Такое "нетерпение" в учебе заставляло наставников пополнять свои знания, обращаясь к новой математической литературе. В сентябре 1701 г. Ф. Эмилиан в письме в Вену просил "узнать через кого-либо и у кого-нибудь более сведущего математика, не объявлялся ли теперь новый автор по этому предмету (речь шла о физике. - В. К.) или не издано ли чего нового по алгебре, и сообщить... имя такого автора или авторов" [3, с. 73]. С русскими учениками И. Берула проводил занятия и по геометрии с применением простейших оптических стекол и инструментов [3, с. 32, 71]. Таким образом, стараясь угодить ученикам из знатных русских фамилий, а значит, и Петру I, учителя-католики вынуждены были усложнить обычную учебную программу церковноприходской школы.

Заинтересованность патеров-иезуитов в русских учениках, как и в детях протестантов, не была бескорыстной и служила уже отмеченной миссии обращения "еретиков" в "истинную" веру. Кропотливо работая с русскими учениками из дворян, они вынашивали далеко идущие планы идеологического и политического характера. Правительство же Петра I, поощряя их преподавательскую деятельность, преследовало цели практические: русские ученики, проучившиеся в католической школе 3-6 лет, были взяты в армию или отправлены за границу для дальнейшей учебы. Приток новых юношей в нее прекратился, так как с 1701 г. в Москве начали действовать Математико-навигацкая и Пушечная школы, а с 1705 г. - гимназия Глюка, и надобность в "католическом училище" отпала. Однако сама попытка использовать пребывание русских в своей школе для приобщения их к католицизму не осталась бесследной. Так, Ф. Лодыженский, попав за границу, принял в Риме католичество и, обучаясь в 1718 г. в Варшаве, поддерживал переписку с Римом, о чем оттуда было сообщено Ф. Эмилиану и И. Беруле. Остальные же русские ученики католической школы, как с горечью признавали сами патеры-иезуиты, со временем забыли своих учителей, а многие по возвращении из-за границы "привезли из чужих стран... излюбленныя мнения лютеран и кальвинистов и не стыдятся высказывать их" [2, с. 10; 9, л. 9 об.; 3, с. 194].

Еще раз к услугам католической школы Немецкой слободы правительство обратилось в 1718 г., когда потребовалось обучить латинскому и немецкому языкам нескольких русских юношей для работы в московских приказах. Для учеников снова были приготовлены помещения, как это делалось прежде. Но если в начале XVIII в. ее наставники самолюбиво отказались от помощи со стороны русской казны, то на этот раз, не имея лишних средств, они согласились получить казенные свечи, чернила, бумагу, перья, а также необходимые для занятий книги по латинско-русской грамматике. Однако приступить к обучению Ф. Эмилиану и И. Беруле не удалось. В 1719 г. за активную религиозную деятельность и запрещенную переписку с представителями Ордена иезуитов они были выдворены из России (год спустя на их место были присланы патеры-капуцины, в чьи руки и перешла католическая школа Немецкой слободы) [2, с. 12-21].

Правительство Петра I не обошло своим вниманием и преподавателей-протестантов. В 1698-1701 гг. учитель реформатской школы Эндрис Мартиниус, по цар-

стр. 78


--------------------------------------------------------------------------------

скому указу, обучал голландскому языку двух новокрещенных в православную веру калмыков и одного татарина. В 1701 г. Николаю Швиммеру, ректору одной из лютеранских школ Немецкой слободы, ве-лено было учить шестерых сыновей дьяков Посольского приказа "свейскому (шведскому. - В. К.), латинскому, немецкому и голландскому языкам", чтобы по окончании учебы они могли стать переводчиками Посольского приказа. За эту работу Швиммеру было положено казенное жалованье, а под "школу" - дан особый двор. Русские ученики обучались у него в течение двух лет. Кроме письма они усваивали и навыки разговорной речи. После того как в декабре 1703 г. Н. Швиммера послали в Голландию к русскому посланнику А.А. Матвееву в качестве переводчика, его учеников передали пастору Эрнсту Глюку [8, с. 35-38, 45; 4, с. 311-312]. Бывшие ученики Швиммера и присоединившиеся к ним три сына стольника П.Я. Веселовского, прошедшие двухлетнее обучение латинскому языку у пастора Ю. Шарфшмита, составили "костяк" будущей гимназии Глюка [6, s. 80]. Официально она была открыта в марте 1705 г. как светское казенное учебное заведение, не связанное с церковноприходскими школами Немецкой слободы ни своим статусом, ни программой, ни местом нахождения, находясь вне пределов Немецкой слободы.

Таким образом, иноверческие школы Немецкой слободы Москвы и ее учителя в конце XVII - первой четверти XVIII в. сыграли важную роль в обучении не только детей иностранцев, но и русских людей. Петровское правительство привлекло их к осуществлению своих планов по развитию отечественного образования, прежде всего в деле обучения сыновей русского дворянства и приказных служителей.

Литература

1. Цветаев Д. Протестантство и протестанты в России до эпохи преобразований. М., 1890.

2. Толстой Д. Об иезуитах в Москве и Петербурге. СПб., 1859.

3. Письма и донесения иезуитов в России конца XVII и начала XVIII века. СПб., 1904.

4. Ковригина В.А. Немецкая слобода Москвы и ее жители в конце XVII - первой четверти XVIII в. М., 1998.

5. Цветаев Д. Первые немецкие школы в Москве и основание придворного немецко-русского театра. Варшава, 1889.

6. Winter Е. Halle als Ausgangspunkt der deutschen Russlandkunde in 18. Sahrhundert. Berlin, 1953.

7. Московский журнал. 1995. N 9.

8. ЧОИДР. 1907. Кн. 1. Отд. 1.

9. РГАДА. Ф. 152. Духовные дела иностранных вероисповеданий. 1719 г. Д. 9.

стр. 79

Опубликовано 11 октября 2007 года




Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама