Полная версия публикации №1107860812

PORTALUS.RU СПОРТ Сезон 1976. Ники получает предупреждение свыше, Хант – Властелин Кольца* → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

Сезон 1976. Ники получает предупреждение свыше, Хант – Властелин Кольца* [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 08 февраля 2005. - Режим доступа: http://portalus.ru/modules/sport/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1107860812&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 13.11.2018.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

Сезон 1976. Ники получает предупреждение свыше, Хант – Властелин Кольца* // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 08 февраля 2005. URL: http://portalus.ru/modules/sport/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1107860812&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 13.11.2018).



публикация №1107860812, версия для печати

Сезон 1976. Ники получает предупреждение свыше, Хант – Властелин Кольца*


Дата публикации: 08 февраля 2005
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: СПОРТ Формула - 1
Номер публикации: №1107860812 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


38 th Grosser Preis von Deutschland
World Championship 1976, round 10

Текст: Роб Уокер

С самого начала сезона среди гонщиков существовала серьезная группировка, ратовавшая за перенос немецкого Гран При с Нюрбургринга в интересах безопасности. Ники Лауда был в ней одним из самых непримиримых. Я лично считал, что после ГП Британии его беспокойство скорее должны были вызывать собственные коллеги, а не трассы. Эмерсон Фиттипальди, который всегда заботился о безопасности, сказал мне, что в прошлом трек был гораздо хуже. Он был узким и его окружали деревья. По мнению Эмерсона главная опасность заключается в длине кольца и в близости отбойников к дорожке. Этот же вопрос я задал Джеку Брэбэму, приехавшему в Англию посмотреть на своего сына Джеффри в гонке Формулы 3 в Брэндс Хэтче, и он был как всегда многословен: “Опасный? Эти парни не знают, что означает это слово.”
На 26 стартовых мест было подано 28 заявок, так что двоих постигнет разочарование. Состав участников со времени Брэндса поменялся незначительно. Майк Уайлдз и Дайвина Гэлика отсутствовали. March привезли не четыре машины, а три, отказавшись от услуг Артуро Мерцарио как раз в тот момент, когда он был на пике формы. Робин Херд сказал: “Мы устали постоянно готовить четыре машины.” Он, наверное, хотел сказать, что они устали постоянно чинить четыре машины.
А ведь после окончания утреннего заезда Робину пришлось чинить еще одну, потому что Витторио Брамбилла разбил машину на Пфланцгартенском трамплине на скорости около 150 миль/ч. Перед прыжком он ударился о бордюр и из-за этого приземлился криво. В конце концов он застрял посередине дороги, полностью перегородив ее. На следующий день машину восстановили, а сам Витторио, к счастью, остался цел.
Мерцарио посчастливилось сразу же найти себе новую команду. Жаки Иккс говорил мне, что команда Уолтера Вольфа ищет повод уволить его. Я напомнил Фрэнку Уильямсу, что когда Мерцарио был с ними в прошлый раз, это кончилось плохо, но Фрэнк сказал: “Мы нужны малышу Арту, а он нужен нам.”
Команда RAM теперь использует Леллу Ломбарди, заручившуюся поддержкой Lavazza, в качестве постоянной гонщицы, а второй автомобиль как и раньше передается спортсмену, представляющему страну, на территории которой проводится Гран При. В этот раз RAM сделали превосходный выбор – Рольф Штоммелен. После ужасной аварии в Барселоне в начале прошлого года Рольф участвовал только в одной гонке Ф1 – в Монце. Это, однако, не помешало ему первым разобраться с ВТ44В и он сумел раньше других толком настроить свою машину под измененные правила о задних антикрыльях и воздухозаборниках.
Алессандро Пезенти-Росси дебютировал в Ф1 за рулем старого Tyrrell’а 007. Должно быть он очень храбрый человек раз решился на дебют в Нюрбургринге.
First National City Travelers Checks второй машиной к Penske снова выбрали March Ронни Петерсона, а не Ensign Криса Эймона, как это было на нескольких последних гонках. Shadow на немецкий и австрийский Гран При заручились спонсорской поддержкой Tabatip Cigarillos. Ранее спонсировавшие Грэма Хилла Jagermeister, обратились к Хансу Штуку.
Пятничные заезды начались с тевтонской пунктуальностью. Погода стояла замечательная. Температура на солнце поднялась до 36С. Рекорд круга принадлежал Клею Регаццони – 7.06,40.
Для Петерсона тренировки как обычно начались с отказавшего мотора (в Брэндс Хэтче у него их четыре штуки сгорело). У Марио Андретти треснуло крепление двигателя и за все утро он проехал только три круга. Днем он активно обкатывал запасное шасси, но все же занял только 12-ю строчку. Патрик Депайе утром выехал всего за 10 минут до конца сессии, и ему помешала авария Витторио. Днем, сказал он мне после, его машина была очень хороша. Когда он пошел на свой лучший круг у него – что бы вы думали? – кончилось горючее. Несмотря на это 3-е время осталось за ним, хотя Патрик считал, что мог быть еще выше.
Борьба за первую строчку шла в основном между Ники Лаудой и Джеймсом Хантом, хотя Ханс Штук тоже в нее иногда вмешивался и утром немец был на 0,2 секунды быстрее Ханта. Ники в первом заезде был лучше всех и позже сказал: “Я не могу жаловаться – я на две секунды быстрее всех, и это при избыточной поворачиваемости.” Днем ситуация переменилась и Хант на 0,9 секунды опередил Ники. У Джеймса были небольшие проблемы с переключением передач и он иногда не попадал в них. Из-за аварии на 1-м круге в Брэндсе у него довольно сильно болела рука. Гиулио, главный механик Ferrari, сказал мне: “У нас нет никаких проблем, кроме наших результатов.”
По итогам дня шестерку лучших составили: Хант 7.06,05; Лауда 7.07,40; Депайе 7.08,80; Штук 7.09,10; Регаццони 7.09,30 и Лаффит 7.11,30.
Вскоре после окончания квалификации в паддоке произошла драма. Словно из ниоткуда появилась толпа журналистов, фотографов, адвокатов и полицейских. Выяснилось, что Лорис Кессель и компания Tissot подали в суд на команду RAM, которой управляет Джон Макдональд, за невыполнение условий контракта. Они настаивали, что управлять автомобилем должен не Штоммелен, а Кессель. Полиция арестовала все шасси, запасные части, транспортер и моторхоум и не собиралась их возвращать, покуда не будут выплачены 65 тысяч фунтов (110.000 долларов) в качестве неустойки за остаток сезона.
Макдональд сказал мне, что его контракт с Tissot при определенных обстоятельствах давал ему свободу в выборе пилота, но доказать это в пятницу в 5 часов вечера было трудновато. Да и вообще, он ведь не носит подписанные контракты в кармане. За тысячу фунтов он нанял в Дюссельдорфе адвоката и когда тот приехал в паддок, я специально вышел на него посмотреть. Мне хотелось выяснить как выглядит адвокат, берущий за свои услуги тысячу фунтов. Ничего нового я не узнал. Утром в субботу в Кельне должно было состояться слушание, но потом его перенесли на четверг и Джон сказал, что ему пришлось заплатить своему законнику гонорар.
А как же Штоммелен, так хорошо проведший квалификацию? Ему на помощь поспешил Берни Экклстоун, предоставив в распоряжение Рольфа Martini Brabham-Alfa Romeo.
С утра в субботу поморосил дождик, и асфальт стал очень скользким, потому что в течение уже довольно долгого времени было сухо. Температура не превышала 16С. Во время официальной тренировки солнце попыталось было пробиться сквозь тучи и дорожка почти высохла, но потом с неба снова закапало. Настроить в таких условиях машину было очень трудно.
Штоммелен наматывал круги на BT45, привыкая к нему, и при этом показывал достойные результаты. Витторио на входе в Норт Кёрв списал только-только починенный Beta March. “В этот раз машине точно конец,” - объявил он. К счастью, он смог воспользоваться “запаской” и во время последней официальной квалификации показал 2-е время. Быстрее всех оказался Петерсон, я думаю потому, что швед был готов рискнуть чуть больше других. Но в любом случае по сравнению с предыдущим днем свои результаты улучшить не смог никто.
Штоммелен в официальном заезде проехал только два круга, лучший из которых был пройден за 8.02,3. Квалифицироваться на этой машине он не смог по двум причинам: во-первых, на BT45 он не проехал три официальных круга, а, во-вторых, он не вошел в 110% от времени обладателя поул-позишн, то есть не смог проехать круг быстрее 7.47,0. Однако за Рольфом была сохранена стартовая позиция, завоеванная им в первый день на BT44B. Правила гласят, что машины в случае замены должны быть одного типа. Являются ли BT44B с восьмицилиндровым Ford’ом и BT45 с двенадцатицилиндровым Alfa машинами одного типа? Ну, обе они называются Brabham и мы все были очень рады видеть Рольфа в гонке. Он это заслужил.
В день гонки было пасмурно и солнце лишь изредка пробивалось сквозь тучи. Было прохладно (60F, 16C), но когда выглядывало солнце, температура поднималась до 76F (24C). Мне казалось, что дождя не будет, но за 5 минут до старта поступило сообщение, что на отдаленном участке трассы идет ливень. После некоторого раздумья на выяснение ситуации был отправлен служебный Porsche. Пока со всем этим разбирались, дождь начался и на прямой старт-финиш. По возвращению Porsche гонка была объявлена дождевой, что означало свободный выбор резины, но в случае изменений погодных условий никаких официальных остановок не будет.

Все гонщики выбрали шины с протектором, за исключением Йохена Масса, который пошел на громадный риск и запросил слики. Было очевидно, что если дождь не возобновится, всем придется переобуваться в слики не позже чем после 3-го круга.

Старт был дан с опозданием в 45 минут и Ники его провалил. Клей начал гонку хорошо и в первом повороте опередил Ханта. Так они прошли большую часть круга. А потом, сказал после гонки Джеймс, когда они бок о бок летели по прямой, Регаццони внезапно вынесло с дороги. Хант зажмурился и тормозить не стал. Потом он взглянул в зеркало и с удивлением увидел, что Клей смог вернуться на трассу.

Сразу же после старта все команды выкатили на пит-лейн слики, готовясь к возможным пит-стопам.

Первым, как я и ожидал, в боксы нырнул лидер – Хант. Он настоящий мастер езды по влажному полотну на гладкой резине и любит ее обувать заранее, чтобы к моменту, когда трасса окончательно просохнет, она уже разогрелась.
Всего на первом круге в боксы заехало 14 машин, в том числе и Ники. Из тех кто этого не сделал, впереди шли Петерсон, Нильссон и Масс, которому пит-стоп был не нужен. Хант рванул с места очень резко. Депайе поменял только задние колеса и на следующем круге поехал менять четыре передних – один из недостатков шестиколесного автомобиля.
На втором круге на пит-лейн заехали все остальные, кроме Нильссона. Отрыв Масса от преследователей стал просто огромным: 30 секунд от Нильссона и 48 секунд от Ханта.
Однако, третий круг так и не был закончен. Мы ждали Уотсона и стали волноваться, потому что никого из гонщиков не было видно. Главный судья был готов выбросить красный флаг и остановить гонку, да только махать им было не для кого.
Вскоре появились известия о большой аварии и пожаре в Бергверке. К нам подошел Кен Тиррелл и сказал, что в инциденте пострадали Лауда, Лангер и Эртль.
Прошло немало времени, прежде чем мы выяснили, что же случилось. Кое что неясно и до сих пор. Уотсон, появившийся на месте катастрофы через 15 секунд, вернулся в боксы и рассказал нам то, что знал. Очевидно, Ники вылетел со внешней траектории Бергверка на скорости около 120 миль/ч. Его машину потащило прямо и на дороге остались жирные отпечатки. Он снес две проволочные ловушки, ударился в земляной вал и вылетел обратно на асфальт. К этому времени Ferrari уже горел. Гай Эдвардс еле-еле сумел проскочить, едва задев Ники колесом. Следом шел Бретт Лангер и он сказал потом, что ему просто некуда было деваться и он со всей силы ударил Ferrari. Харальд Эртль тоже ударил Лауду и отбросил его обратно в Лангера. Пламя полыхало очень сильно. От автомобиля отвалился один из топливных баков и валялся в 50 ярдах от него на дороге. После этого на месте аварии появился Мерцарио, и вчетвером они стали пытаться вынуть Ники из разрушенной машины. В своих несгораемых комбинезонах они были лучше экипированы для этого, хотя Бретт сказал мне, что все службы немедленно приступили к действиям. Наблюдатели появились там еще до того, как Лангер вылез из машины, практически сразу подбежал пожарный и скоро на Porsche подъехал доктор. Эртль схватил огнетушитель и попытался сбить пламя. Мерцарио никак не мог расстегнуть ремни, потому что языки пламени мешали ему. В конце концов это ему все же удалось. Бретт встал на один боковой понтон Ferrari, а Эдвардс на другой и, взявши Ники под мышки, они вынули его из машины.
Самое непонятное – у Ники слетел шлем и у него начало обгорать лицо. То ли его сбросило в аварии, то ли его снял Мерцарио, потому что Лауда уже горел внутри, остается неясным. Мерцарио сказал мне, что Ники был в огне не более минуты. Его оттащили от обломков и он говорил с Артуро по-итальянски и с Гаем по-английски. Он был в состоянии шока и очень озабочен состоянием своего лица. Бретт заставил его лечь на землю, снял с него комбинезон, прощупал ноги на предмет переломов. Бретт потом сказал мне, что кости были целы и Ники сам дошел до кареты скорой помощи, которая прибыла через восемь минут после происшествия. Все, что мы знали в тот момент, это что Ники получил незначительные ожоги и сломал щечную кость. Его увезли в больницу в Арденау и вечером оттуда поступили мрачные известия.
В чем точная причина аварии я не знаю. Гонщик, который закончил первый круг следом за Лаудой, сказал мне, что тот с великим трудом удерживал машину и ему постоянно приходилось с ней бороться, причем высоких скоростей он при этом не показывал. Это было до замены резины. Потом, непосредственно перед вылетом, Ники обогнал Эдвардса и Гай шел за ним приблизительно в 50 ярдах. По его мнению Лауда потерял контроль над автомобилем из-за того, что свежие слики не прогрелись и плохо держали дорогу.
Следующим утром я спросил у Регаццони не было ли у Ники какой-нибудь поломки. “Ничего не ломалось, – ответил тот. – Он просто потерял машину в повороте. Наши автомобили вели себя отвратительно. Я на своем трижды крутился.”
После некоторого перерыва было объявлено о повторном старте, и о том, что гонка продлится полные 14 кругов. Участников осталось только 20, шестеро в рестарте участие принимать не будут. Лауда, Лангер и Эртль выбыли из-за аварии. Эймон, который видел ее собственными глазами, решил, что просто не хочет участвовать в этой гонке (мудрое решение, требующее немало мужества). Лаффит не смог выйти на повторный старт из-за того, что его машина застряла на трассе с неработающей электрикой. Ее тянул в боксы буксир со скоростью 60 миль/ч. Все шестеренки вращались, и так как мотор был выключен, масляный насос не работал. 2-ю передачу заклинило и хотя на ее починку требовалось лишь три минуты, отсрочки Ligier не дали. А ведь это немецкие буксировщики были виноваты в поломке. И, наконец, у несчастного Ханса Штука на стартовом поле отказало сцепление. Он никак не мог включить передачу и его пришлось откатить в сторонку. Что за беда в домашнем ГП, где ты квалифицировался 4-м и твой знаменитый отец-гонщик приехал на тебя посмотреть.
Хант принимал старт из первого ряда в одиночестве и в этот раз вошел в первый поворот первым. Джоди сказал мне, что, трогаясь с места, слегка ошибся и его вынесло на траву. Вследствие этого Андретти и Масс смогли выйти вперед. Затем они начали бороться между собой и Йохен раскрутился аж на три оборота, опустившись при этом с 6-го места на 10-е. Когда я спросил его об аварии, он сказал: “Ну, я был на внешней стороне, а Вы же знаете, что это такое,” – и закончил на этом свое объяснение.
Регаццони развернуло прямо перед Депайе и Патрик не мог знать в какую сторону полетит Ferrari. В итоге Клей выбил Elf Tyrrell с трассы. Пока, Патрик. Регаццони поехал дальше.
Петерсона во Флюгплатц подбросило в воздух и так он и скакал, пока не смял четыре сетки-ловушки. Я видел машину, когда ее везли в боксы. Судя по ее состоянию, Ронни или очень повезло, или он был хорошо защищен. Ройтеманн сошел со сломавшимся дозатором топлива.
После первого круга лидировал Хант, на 9,4 секунды, что невероятно много, оторвавшись от Паче, за которым вплотную мчались Шектер и Регаццони. Следом, с небольшим отставанием, шли Нильссон, Брамбилла, Андретти, Джонс, Масс, Прайс, Мерцарио, Жарье, Уотсон, Штоммелен, Фиттипальди, Пезенти-Росси и Эдвардс, который свернул в боксы с неполадками рулевого управления. Очевидно, что причиной поломки стало касание с Ники. После пит-стопа Эдвардс держался молодцом и закончил гонку. Потом Гай обнаружил, что в аварии сломал себе запястье и слегка обжег руки.
На 2-м круге Брамбилла вылетел с трассы, по его словам у него отказали тормоза, и снова повторил: “В этот раз ей конец.” March за этот уик-энд разбили четыре машины, три из которых пошли на списание.
В конце этого круга преимущество Ханта составило 10,1 секунды, но уже над Джоди, который обогнал Паче. Карлос был великолепен, но ездить по Нюрбургрингу на BT45 было адской работенкой и он потихоньку откатывался назад.
На 4-м круге Мерцарио лишился тормозов, но смог остановить свой Wolf Williams без аварии. Разрыв между Хантом и Джоди оставался примерно одинаковым, а вот за третье место кипело ожесточенное сражение между Реггой, Паче и Массом, который волшебным образом сумел компенсировать свои “танцы” на 1-м круге и только что обогнал Нильссона. Гуннар до поры держался с этой группой, но потом сломался правый задний амортизатор и он отстал, присоединившись к Андретти, своему партнеру по команде.
В течение некоторого времени они шли вместе 6-м и 7-м, но потом, где-то на середине дистанции, Марио обогнал Гуннара, после чего на 10-м круге у него разрядился аккумулятор. Андретти дополз до боксов, где аккумулятор ему заменили, но незадолго до финиша это произошло снова и мотор начал терять мощность. Марио сказал мне, что для стартера они используют компрессор и поэтому обходятся крошечной батареей, экономя где-то около 20 фунтов веса. Пока что никаких успехов это не приносит.
К серединной отметке Хант уехал от Джоди на 15 секунд, а в 18 секундах за Шектером боролись Регаццони, Паче и Масс. Разрывы между ними не превышали секунду. Джеймс позже сказал мне, что в начале гонки для создания хорошего запаса он шел на пределе свих возможностей, после чего сбросил темп, а в конце гонки откровенно замедлился и переключал передачи на 10,200 об/мин. По его словам единственной проблемой для него были небольшие сложности с переключением передач.
Уотсон пробивался наверх. Он обогнал Прайса и стал 8-м. Потом Джона опередил Штоммелен и они стали бороться, обмениваясь ударами как в теннисе. Разрыв между ними менялся на каждом круге.
На 12-м круге, проходя Карусель на второй передаче, Клей вместо 3-й по ошибке включил первую. Его развернуло и ударило об ограждение. Носовой обтекатель Ferrari был помят. В боксах его заменили, но Клей оказался отброшен на 9-е место. В то же самое время Масс отнял у Паче 3-е место, а Пезенти-Росси увидел первый автомобиль после Норт Керв на 1-м круге – Хант обогнал его на круг.
Джеймс финишировал на 27,7 секунды раньше Джоди и выиграл третий Гран При подряд. Джоди как всегда проявил бойцовский дух, а Йохен Масс полностью заслужил свое третье место, при том, что в прерванной гонке он почти наверняка бы победил. Стоит отметить Штоммелена, который провел замечательную гонку за рулем незнакомого автомобиля после десятимесячного отсутствия в Ф1. Copersucar Эмерсона все еще плохо управляется и он финишировал 13-м. Недостаточная поворачиваемость с каждым кругом становилась все хуже и хуже.
Вечером мы с Гуннаром Нильссоном ужинали в “Спортотеле” и за столиком рядом с нами сидели Принц Миттерних, Барон фон Ханштайн и Барон де Граффенрид. Все они, как и я, члены Anciens Pilotes. Первые двое – президент и спортивный президент организационного клуба. Посредине трапезы к ним подошел служащий и они долго беседовали. Мы почувствовали, что разговор шел о Ники. Мы спросили Хушке фон Ханштайна, и он сказал, что Ники в настоящий момент борется за свою жизнь. Его легкие были повреждены пламенем, ядовитыми газами и дымом. В течение по крайней мере трех дней сказать что-либо определенное будет невозможно. Вскоре после поступления в больницу Арденау, Лауду вертолетом переправили в Манхайм, где его ожидали ведущие специалисты Западной Германии и поместили в кислородную камеру. Следующие несколько дней его жизнь висела на волоске, но теперь, похоже, дела пошли на поправку, чему мы все несказанно рады.
Если бы кто-нибудь перед гонкой сказал мне, что один из гонщиков попадет в серьезную аварию, я бы сразу подумал о Ники. Вот уже несколько месяцев он постоянно твердил об опасности Нюрбургринга: “Если там у машины что-то откажет – это 100-процентная смерть,” – или: “Главное для меня это то, что там можно с легкостью погибнуть. На мой взгляд человеческая жизнь важнее, чем какие-то проклятые автогонки.” Должно быть эти мысли постоянно были у него в голове. С таким отношением ему, пожалуй, не следовало выходить на старт.
Теперь все говорят, что это была последняя гонка на Нюрбургринге, потому что пилоты больше не захотят туда приезжать. Я со многими из них разговаривал и почти 50% не против гонок на этой трассе. Я спросил об этом Марио Андретти, самого профессионального пилота из всех, и он ответил: “Без сомнения, это самое опасное кольцо в календаре Ф1, но в Америке есть гораздо хуже. Я – профессиональный гонщик и получаю за свою работу деньги. Я принимаю риск. Мне даже нравится эта трасса.”
Одновременно с добрыми вестями о Ники пришло печальное сообщение из Маранелло: Ferrari до конца сезона прерывают свою программу в Формуле-1 и это огромный удар для автоспорта.
Я думаю, что трассы настолько безопасны, насколько их такими делают пилоты и конструкторы. Но они, похоже, смотрят на проблему по-другому и говорят: “Дайте уж нам разбивать машины как нам угодно, но сделайте так, чтобы это было не опасно.” Вообще-то, если посмотреть как некоторые из них разбили свои автомобили в Германии, то, что при этом был ранен только один человек можно считать чудом. Так что принятые меры предосторожности очевидно не были так уж плохи.
Стирлинг Мосс, великий пилот, знавший опасности Нюрбургринга, разделяет мои взгляды. Может быть это звучит бессердечно, но я люблю автоспорт и не хочу, чтобы он превращался в соревнования моторизированных тележек. Может быть нужно ввести новые правила для снижения скоростей.

Опубликовано 08 февраля 2005 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1107860812

© Portalus.ru

Главная СПОРТ Сезон 1976. Ники получает предупреждение свыше, Хант – Властелин Кольца*

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU