Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ТЕОРИЯ ПРАВА есть новые публикации за сегодня \\ 13.12.17

Западногерманский историк об "антитрестовском" законодательстве в США

Дата публикации: 02 февраля 2017
Автор: М. Э. Казиева
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ТЕОРИЯ ПРАВА
Источник: (c) Вопросы науки, 1973-04-30
Номер публикации: №1485991497 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


М. Э. Казиева, (c)

найти другие работы автора

Западногерманский историк об "антитрестовском" законодательстве в США

"Hamburger Jahrbuch fur Wirtschafts-und Geselschaftspolitik". Tubingen. 1971, N 16.

Карл Ландауэр (ФРГ) выделяет в истории "антитрестовского" законодательства в США следующие этапы: "подготовительный" (конец XIX в.), когда были приняты "Закон о торговле между штатами" (1887 г.) и "Закон Шермана" (1890 г.); законодательство Т. Рузвельта; "новый курс" Ф. Д. Рузвельта; наконец, послевоенный период. Вслед за либеральными буржуазными историками США Ландауэр утверждает, что принятие законов 1887 и 1890 гг. явилось следствием массового движения фермеров и мелких предпринимателей против засилья промышленных монополий, поглощавших мелкие предприятия в промышленности, и железнодорожных компаний, произвольно устанавливавших высокие транспортные тарифы на перевозки. Ландауэр считает, что хотя эти законы и сыграли некоторую роль в ограничении трестирования, в целом они не остановили его развития, что объясняется прежде всего открытым сопротивлением трестов.

Говоря о мероприятиях Т. Рузвельта, который, как пишет Лавдауэр, "с огромной энергией и заметным успехом" (стр. 145) осуществлял "антитрестовскую политику", он отмечает, что президент отнюдь не помышлял о восстановлении ничем не ограниченной свободной конкуренции в промышленности, а стремился создать "крупную организованную экономику под контролем, может быть, даже управлением государства" (стр. 145). В статье проводится мысль о том, что "антитрестовское" законодательство Т. Рузвельта служило средством ослабления "мощи частной экономики", подчинения крупных предпринимателей государственному контролю. Все эти мероприятия, по млению автора, явились "первым актом в антитрестовской политике в США" (стр. 147). Таким образом, Ландауэр вслед за американскими буржуазными историками, идеализирующими политику Т. Рузвельта, представляет его истинным и убежденным "разрушителем трестов". Между тем рузвельтовские призывы к "разрушению" трестов носили, как известно, демагогический характер. Его мероприятия, порой ущемлявшие интересы отдельных монополий, в конечном счете были направлены на укрепление позиций класса буржуазии в целом.

Решающим этапом в истории "антитрестовского" законодательства Ландауэр называет годы президентства Ф. Д. Рузвельта, его "новый курс", в котором идея государственного регулирования экономической жизни получила, по мнению этого западногерманского автора, реальное воплощение. Он изображает возврат к "антитрестовскому" законодательству в период так называемого второго "нового курса" как проявление заботы правительства о благосостоянии населения, которому угрожали монополии, преследующие свои узкокорыстные цели. В статье игнорируется тот факт, что администрация Ф. Рузвельта была вынуждена пойти на проведение ряда социальных мероприятий под давлением массового движения самых широких слоев населения, боровшихся за улучшение своего положения.

Разумеется, как в начале XX в., так и в 30-е годы, правительство США, стоявшее на страже интересов монополий, проводя свои "антитрестовские" мероприятия,

стр. 182


отнюдь не стремилось на деле ликвидировать тресты и вообще остановить развитие корпораций в промышленности США. Ландауэр же утверждает, что народ США тогда не был еще готов "приносить жертвы, необходимые для ликвидации крупных корпораций" (стр. 154). Пытаясь объяснить, почему правительству США не удалось ограничить монополии, автор ссылается то на "политический климат" страны, то на субъективные черты характера "вождей нации" (президентов). Но главную причину он видит в "настроении потребителей", привыкших к современным промышленным благам, особенно после второй мировой войны. В этот период, согласно Ландауэру, произошел отказ от "антитрестовского" законодательства "старого стиля" и были выдвинуты новые принципы "регулирования" корпораций - через "агентства". Суть этих принципов, уверяет автор, заключается не в "разрушении трестов", а в контроле над качеством и количеством выпускаемой ими продукции, в надзоре за соблюдением законов, в защите интересов потребителя от обмана и фальсификации продуктов, в охране окружающей среды и т. д.

Таким образом, Ландауэр, в целом повторяя идеи американских буржуазных историков, изображает "антитрестовское" законодательство как результат борьбы правительства и "большого бизнеса". Причем первое выступает у него выразителем интересов "всего общества", которому противостоит "большой бизнес". На самом же деле буржуазное государство отнюдь не руководствуется в своих действиях идеями так называемого всеобщего блага, а неизменно стоит на страже интересов своего класса, сохраняя и упрочивая государственно-монополистическую систему капитализма.

Опубликовано 02 февраля 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?