Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 17.11.17

СТРАНИЧКА ПРОШЛОГО МОСКВЫ

Дата публикации: 03 ноября 2016
Автор: Н. Н. БЕЛЯНЧИКОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ
Источник: (c) Вопросы истории, № 6, Июнь 1968, C. 214-218
Номер публикации: №1478162823 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Н. Н. БЕЛЯНЧИКОВ, (c)

найти другие работы автора

(ИЗ ИСТОРИИ УЛИЦЫ ВОРОВСКОГО)

 

Прежнее ее название Поварская. Оно тесно связано с именами выдающихся русских и советских писателей, поэтов, государственных, военных и общественных деятелей: Суворова, Пушкина, Лермонтова, Толстого, Блока, Маяковского, архитектора Стасова, маршала Шапошникова и других. Свое теперешнее название улица получила в 1924 г. в память о видном советском дипломате В. В. Воровском, злодейски убитом 10 мая 1923 г. белогвардейцем в швейцарском городе Лозанне. Что же представляла собой Поварская "на заре туманной юности", в прошлом?

 

По этой улице еще в XII-XIV вв. проходила большая торговая дорога Рязань - Новгород через Волоколамск, существовавший еще в 1135 году. При Грозном здесь жили царские опричники. После перенесения столицы в Петербург Поварская слобода, получившая такое название потому, что здесь жили повара государева двора, была упразднена. Значительная часть ее дворов перешла в руки родовитых дворян, и с того времени Поварская постепенно становится одной из самых аристократических и красивых улиц города.

 

Ознакомление с ее прошлым мы начнем с дома N 1 по левой стороне улицы от Арбатской площади. Вспомним, кстати, что здесь Пьер Безухов наблюдал зловещую комету, по мнению современников, предвещавшую роковые события 1812 года. В 1790 г. тут был дом купца И. В. Пивоварова, сгоревший в 1812 г. вместе со всеми другими домами, стоявшими на этой выгоревшей тогда дотла улице. Владение, побывав в руках ряда собственников, перешло в начале XX в. к купцу С. П. Тарарыкину, открывшему здесь ресторан "Прага". Ресторан называется так и сейчас. От этого здания начинается новая часть проспекта Калинина, трасса которого тянется отсюда к улице Чайковского на Садовом кольце. Подойдем к тому месту, где на углу Большой Молчановки и улицы Воровского под N 3 до весны 1963 г. стояло здание 5-й мужской гимназии, в которой в 1906 - 1907 гг. учился В. В. Маяковский. В советское время здесь помещалась средняя школа N 91. До Октябрьской революции дом принадлежал княжне А. С. Гагариной, а в конце XVIII в. это было владение М. П. Нарышкина, отца декабриста М. М. Нарышкина, в доме которого (N 10 по Гоголевскому бульвару) К. Ф. Рылеев читал свои пламенные "Думы". В 1876 г. в доме N 3 жил

 
стр. 214

 

один из основоположников отечественной гинекологии, профессор В. Ф. Снегирев (1847 - 1916 гг.), а в 80-е годы - профессор Московской консерватории Н. А. Губерт, которого "как самого близкого, старого и дорогого друга" часто посещал тут П. И. Чайковский. От прежних гимназических зданий сохранялся до 1967 г. небольшой двухэтажный дом, где жил директор гимназии.

 

Далее, во владении N 5, за простой железной оградой находится старинное здание большой каменной церкви, построенной еще в 1679 году. Историк-археолог А. Мартынов говорит, что эта церковь "в память Введения во храм Пресвятыя Богородицы" была построена "на Дегтяреве огороде с приделом святого Симеона Столпника, по которому она гак и называется". В этой церкви происходило 6 ноября 1801 г. венчание графа Н. П. Шереметева со своей бывшей крепостной актрисой Парашей Жемчуговой, получившей только в 1798 г. от своего будущего мужа "вольную". Через год и три месяца после свадьбы она умерла в Петербурге в "Фонтанном доме" Шереметевых и была похоронена в Александро-Невской лавре. Преждевременная смерть (ей было 34 года) глубоко потрясла ее современников. Известный в то время поэт князь И. М. Долгоруков с горестью писал:

 
Параши голос прекратился. 
Князья в ладони ей не бьют...

Это место напоминает нам и о еще одном славном артистическом имени. В глубине владения, за зданием бывшей церкви, стоял небольшой деревянный дом с мезонином, где с осени 1819 г. до середины 20-х годов жил гениальный русский трагик П. С. Мочалов (1800 - 1848 гг.), первый исполнитель роли Чацкого. А согласно "Переписи московских дворов XVIII столетия", изданной в Москве в 189(3 г., в приходе церкви Богородицы, "что в Поварской улице", находился в 1716 г. дом деда А. В. Суворова по матери - Ф. С. Манукова.

 

В соседнем двухэтажном особняке (д. N 7) в 50-е годы XIX в. жил автор интересных воспоминаний о старой Москве Д. И. Никифоров. Перед Великой Октябрьской социалистической революцией дом принадлежал купчихе Е. М. Грачевой. Теперь здесь находится норвежское посольство. Следующий особняк, бывший Цейтлина (дом N 9), занят посольством Суданской Республики. В начале 1918 г. он использовался под общежитие московскими анархистами. Тогда они захватили в Москве 25 особняков и из них совершали налеты на московских жителей. В числе их главарей был известный артист Мамонт Дальский, провозгласивший, что "мне и искусству не нужно никакой власти". В ночь на 12 апреля 1918 г. ВЧК ликвидировала эти очаги уголовщины. Анархисты, засевшие в особняке Цейтлина, оказывали упорное сопротивление, пока огонь броневиков не заставил их сдаться.

 

Дом N 11 расположен в глубине большого двора, за высокой красивой оградой. В советское время он был надстроен двумя этажами. В конце 20-х и в 30-е годы XIX в. это владение принадлежало купчихе Черновой. Оно было соединено калиткой с домом той же Черновой под N 2 по Малой Молчановке, где с весны 1830 г. жил М. Ю. Лермонтов со своей бабушкой Е. А. Арсеньевой. Поэт часто бывал в доме N 11 (который не сохранился) у своей родственницы Столыпиной. В ее имении Середниково он проводил летние месяцы 1830 - 1831 годов. Известный автор исторических романов И. И. Лажечников жил в этом доме с осени 1867 г. до своей смерти (1869 г.), а в начале 70-х годов в нем жил другой писатель - П. И. Мельников (Андрей Печерский). Он поселился в Москве в 1866 году. "Можно с уверенностью сказать, - пишет его биограф П. С. Усов, - что если бы Мельников не переселился в Москву, то русская публика не прочитала бы ни "В лесах", ни "На горах". Над этими романами он работал именно в Москве, где снимал квартиры в разных местах. В доме N 11 была его предпоследняя московская квартира. Умер Мельников 1 февраля 1883 г. в Нижнем Новгороде, куда он переехал из Москвы в 1881 году.

 

Владение N 13 во второй половине XVIII в. и в начале XIX в. принадлежало представителям старинной русской дворянской фамилии Блудовых. У И. Я. Блудова здесь в конце 60-х годов XVIII в. жил некоторое время "богатырь русской поэзии" Г. Р. Державин. У Блудова был свой крепостной театр, который в 1812 г. сгорел вместе с домом. Всего в Москве в то время было 15 частных театров. В 70-х годах XIX в. владение перешло в руки гвардии полковника В. Б. Казакова, основавшего здесь богадельню для престарелых дворян, просуществовавшую до осени 1917 года. Официально эта богадельня называлась "Дом призрения московского дворянства имени гвардии полковника В. Б. Казакова". С 1890 по 1892 г. в одном из помещений дома происходили собрания основанного К. С. Станиславским и Ф. П. Комиссаржевским (отцом В. Ф. Комиссаржевской) "Общества искусства и литературы". Сама В. Ф. Комиссаржевская некоторое время жила в этом доме вместе с отцом. Ныне здесь находится Верховный Суд СССР. Здание надстроено и соединено с вновь выстроенным (на месте бывшей церкви) большим красивым домом, занятым тоже Верховным Судом. Дома N 17 и N 19 не представляют для нас особого интереса ни по своему прошлому, ни по своей архитектуре.

 

Следующий дом, N 21, - прекрасный особняк, принадлежавший до Октябрьской революции московскому коммерсанту В. А. Балину. Ныне здесь находится посольство Венгерской Народной Республики. Как дом N 21, так и его сосед, дом N 23,

 
стр. 215

 

составляли с 1803 г. до 1822 г. одно владение капитана артиллерии П. М. Данилова, в доме которого (к сожалению, он не сохранился) жил в 1808 г. С. Л. Пушкин, отец великого поэта. Жена и дети находились в то время в сельце Захарове у М. А. Ганнибал, бабушки поэта со стороны матери. Возможно, что Александра Пушкина иногда привозили сюда из Захарова к отцу.

 

Дальше, за железной оградой, в глубине большого парадного двора, стоит один из красивейших старинных домов Москвы, построенный в 20-х годах XIX в. знаменитым Д. Жилярди для князя С. С. Гагарина в стиле ампир (дом N 25). В руках князя дом находился недолго; уже в 40-х годах он перешел к известному московскому богачу и коннозаводчику Охотникову, подарившему его управлению государственного коннозаводства, во владении которого он находился вплоть до Октябрьской революции. В 50-х годах здесь жила старшая дочь А. С. Пушкина, Мария Александровна, со своим мужем генерал- майором Л. Н. Гартунгом, управлявшим Московским отделением государственного коннозаводства. По словам С. А. Толстой и Т. А. Кузьминской, Лев Николаевич Толстой именно с нее писал внешний облик Анны Карениной (черные завитки на шее и т. д.). Он увидел ее впервые в Туле в доме генерала Тулубьева в конце 60-х годов. В 1937 г. в этом доме был открыт Музей имени А. М. Горького. По сравнению с этим красавцем- особняком соседний двухэтажный дом N 27 выглядит бедным родственником, хотя на фронтоне его до сих пор сохранился герб графов Шереметевых. Скромный вид дома объясняется тем, что он принадлежал небогатой, старшей ветви этого рода, последний представитель которой, граф Николай Алексеевич, умер в 1847 году. В 1830 г. здесь жил приятель Пушкина С. Д. Киселев, у которого поэт, вероятно, бывал в дни своих приездов в Москву, хотя достоверных сведений об этом не сохранилось.

 

Следующее владение, N 29, в 80-х годах принадлежало чиновнику А. Н. Старикову, в доме которого (не сохранился) жил профессор Московской консерватории К. Клиндворт, ученик Франца Листа. В конце 1880 г. его здесь посещал композитор А. П. Бородин (1833 - 1887 гг.). Пересечем теперь Трубниковский переулок и остановимся у дома N 31. На этом месте после пожара 1812 г. лежали развалины сгоревшего дотла дома известной всей Москве гостеприимной аристократки А. С. Небольсиной, увековеченной С. П. Жихаревым в "Записках современника". По его словам, он часто бывал на ее многолюдных приемах, во время которых "вся Поварская в буквальном смысле запружена была экипажами, которые по обеим сторонам улицы тянулись до самых Арбатских ворот. Кажется, весь город втиснут был в гостиные Авдотьи Селиверстовны". Однако А. С. Небольсина была известна не только гостеприимством: она автор интересных писем, опубликованных в книге "Отголоски 1812 - 1813 годов в письмах к М. А. Волковой" (М. 1912). В одном из таких писем А. С. Небольсина сообщала Волковой, что от ее дома осталось после пожара 1812 г. пустое место. Рядом находился тоже тогда сгоревший дом не менее известного всей Москве "великого хлебосола и вруна" князя Д. Е. Цицианова. В 1818 г. оба эти владения перешли к княжне Черкасской, а от нее - к публицисту-славянофилу А. П. Кошелеву, у которого собирались московские славянофилы (Аксаковы, Д. Н. Свербеев, И. В. Киреевский, Ю. Ф. Самарин), П. Я. Чаадаев и другие лица. 25 марта 1858 г. у него встретились Т. Г. Шевченко и возвратившийся из сибирской ссылки декабрист князь С. Г. Волконский. До Великой Октябрьской социалистической революции дом принадлежал дочери Кошелева Д. А. Беклешевой. Теперь в нем Научно-исследовательский институт художественной промышленности.

 

На месте снесенного дома N 33 выстроено в советское время здание Театра-студии киноактера. В квартире при студии жил народный артист СССР кинорежиссер В. И. Пудовкин, скончавшийся здесь в 1953 году. Большой красивый 6-этажный дом на углу улицы и площади Восстания был выстроен на месте дома, принадлежавшего до октября 1917 г. московскому комитету "Человеколюбивого общества".

 

Перейдем теперь улицу и подойдем со стороны площади Восстания к дому N 54. На его стене укреплена мемориальная доска, свидетельствующая о том, что здесь в 1872 - 1873 гг. жил П. И. Чайковский. Дом принадлежал тогда действительному статскому советнику А. Б. Казакову. Вернемся опять на улицу и подойдем к дому N 52, где теперь находится Союз советских писателей. Перед нами за высокой железной оградой в глубине большого парадного двора - дом классического типа с колоннами, гербом на фронтоне, с боковыми флигелями для дворовых, хозяйственными пристройками и службами. Широкий, открытый въезд создает выгодную перспективу для этой характерной по своему размеру городской усадьбы богатого московского вельможи князя А. Н. Долгорукова, построившего главный дом в 1802 году. По недостоверному московскому преданию1 , Л. Н. Толстой, памятник которому мы видим прямо перед домом, якобы описал его в "Войне и мире" как дом Ростовых. До 1809 г. это владение простиралось до самой Кудринской площади, а затем оно было разделено на две части: одна, с домом и флигелями, осталась у А. Н. Долгорукова, а другая (дом N 54) перешла к княгине В. Н. Долгоруковой. В 1917 г. дом N 52 принадлежал графине Н. М. Сологуб, а дом N 54 - баронессе Н. А. Мейендорф, последним потомкам и представителям той московской аристократии, которая в XVIII и в XIX вв. придавала столь своеобразный колорит всей улице своими домами-усадьбами. В мае

 

 

1 См "Вопросы истории", 1966, N 7, стр. 214 - 215.

 
стр. 216

 

1920 г. в доме N 52 А. А. Блок читал свои стихи. Тогда тут помешался "Дворец искусств".

 

Соседний дом, N 50, красивый особняк начала XX в., принадлежавший знакомому Л. Н. Толстого и его сослуживцу по Севастополю, графу А, В. Олсуфьеву, занимает Центральный Дом литераторов. В вестибюле дома установлена мемориальная доска с именами московских писателей, погибших в Великую Отечественную войну. Далее перед нами - типичный небольшой, уютный особнячок среднепоместного московского дворянина (дом N 48). Именно такими особнячками главным образом и застраивалась Москва после пожара 1812 года. В 50-х годах он принадлежал К. П. Нарышкину, у которого летом 1858 г. во время своего пребывания в Москве бывал писатель А. Дюма, хорошо знакомый по Парижу с братом хозяина Д. П. Нарышкиным. Следующие дома: N 46 (бывший Шлосберга), N 44 (бывший Миндовского) и N 42 (бывший Понизовской) - это красивые особняки, построенные в начале 1900-х годов для представителей крупной московской буржуазии. Все они заняты ныне под иностранные посольства.

 

Владение N 40 - 38 (ныне не сохранилось) до Великой Октябрьской социалистической революции принадлежало Самариной. В XIX в. оно составляло два раздельных владения. Во второй половине века дом N 38 принадлежал Д. Ф. Самарину, представителю богатой и родовитой дворянской семьи. Его родной брат Ю. Ф. Самарин - один из "неисправимых" славянофилов. На месте снесенной церкви Бориса и Глеба и мелких церковных домов (NN 36 - 32) в советское время построено красивое 4-этажное здание Музыкально- педагогического института имени Гнесиных, украшенное колоннами и горельефами знаменитых музыкантов и композиторов. В настоящее время институту передан под музыкальное училище и дом N 30 на углу улицы и переулка Палиашвили (бывший Малый Ржевский). Прошлое этого дома весьма любопытно с точки зрения быта и нравов того времени. Е. П. Янькова, автор известных воспоминаний о Москве второй половины XVIII - первой половины XIX в., рассказывает следующее о его обитателях. Знаменитая тогда в Москве "пресамонравная и пресумасбродная старуха" А. Д. Офросимова, выведенная Л. Н. Толстым в "Войне и мире" под именем Марьи Дмитриевны Ахросимовой, имела трех сыновей: Андрея, Владимира и Константина, генерал-майора. Последний был холост, богат и суеверен. В 30-х годах на месте сгоревшего в 1812 г. дома своего деда полковника Н. А. Офросимова он построил новый (сохранившийся до наших дней с изменениями), в который, однако, сам не переехал, а поселил в нем свою старуху экономку. По существовавшему тогда поверью, хозяин, чтобы преждевременно не умереть, не должен был въезжать в свой новый дом до тех пор, пока в нем кто-нибудь не умрет из посторонних жильцов. Вот почему Офросимов остался жить в старом доме, где-то около Пречистенки (ул. Кропоткина), и там дожидался смерти своей экономки. Прошло более 10 лет. В обширном доме никто не жил, кроме этой старухи, которая, однако, к общему удивлению, пережила своего барина, а дом перешел к его племяннице Бухвостовой. Перед Октябрьской революцией он принадлежал графине М. А. Шуваловой.

 

Пересечем переулок Палиашвили и, миновав дом N 28, где жил до самой кончины маршал Б. М. Шапошников, подойдем к большому 6-этажному серому дому N 26, принадлежавшему московскому богатому подрядчику Баскакову, известному тем, что, скупая за бесценок старые барские дома, он сносил их и строил новые, большие и доходные, со всеми удобствами. В 20-х годах прошлого века на месте этого дома стоял дом "гвардии прапорщицы" Е. Я. Костомаровой, в который в 1829 г. переехали М. Ю. Лермонтов со своей бабушкой Е. А. Арсеньевой. До этого с весны 1827 г. они жили в соседнем (не сохранившемся) доме дочери капитана В. М. Лаухиной (N 24). Из дома N 26, как мы говорили, бабушка с внуком переехали на Малую Молчановку. Москвичи не без основания называют поэтому как Поварскую, так и обе Молчановки, "лермонтовским районом". В доме N 26 в начале 1916 г. жил И. А. Бунин. В доме же N 24 (не сохранился) с 1893 по 1897 г. жил профессор Московской консерватории композитор М. М. Ипполитов- Иванов. Отсюда он переехал в уже знакомый нам дом N 11 на Поварской.

 

Дома N 22 (бывший А. А. Милорадовича), N 20 (бывший Персица) и N 18 (бывший графа Хрептовича-Бутенева) - типичные московские доходные дома, из которых N 20 выделялся как своей архитектурой, так и роскошной отделкой больших квартир, сдававшихся владельцем по очень высокой цене. Сохранившийся старый барский особняк и снесенный такой же особняк во владении N 16 (стоял на углу Чашникова переулка и был снесен в связи с постройкой школы) принадлежали в 30-х годах XIX в. "Суворочке", дочери полководца Наталье Александровне Суворовой, по, мужу графине Зубовой. В руках ее наследников дом находился до октября 1917 года. Попутно отметим, что княжеский род Суворова в мужском поколении пресекся в 1893 г. со смертью его правнука, князя А. А. Суворова. Потомками графини Зубовой, а следовательно, потомками Суворова по женской линии были Зубовы, Нейдгарды, Вольфы и Литке.

 

На другом углу Чашникова переулка стоял особняк купчихи В. С. Рябушинской (дом N 14). Как этот дом, так и дом N 12 (бывший К. С. Клочковой) и дом N 10 (бывший графини В. А. Бобринской) не представляют ни в историческом, ни в архитектурном отношении особого интереса, но зато дом N 8 памятен москвичам по событиям, связанным с революцией 1905 года. Здесь тогда помещались Высшие жен-

 
стр. 217

 

ские курсы и театр Гирша, который К. С. Станиславский арендовал под свою студию. Московский комитет РСДРП (б) в помещении курсов сумел организовать небольшую мастерскую по изготовлению бомб, которые хранились под кроватями курсисток в их общежитии. В этом общежитии не раз скрывались от полиции подпольщики. Впрочем, русские курсистки и ранее часто помогали революции. Это о них сложили известную песню, столь любимую революционным студенчеством:

 
Как однажды генерал 
Всех жандармов созывал: 
"Гей, вы, синие мундиры, 
Обыщите мне квартиры!"

Обыскали квартир триста,
Не нашли социалиста.
У курсистки под подушкой
Взяли пудры фунт с осьмушкой...
 

В том же доме 22 ноября 1905 г. в зрительном зале театра открылось первое пленарное заседание Московского Совета рабочих депутатов. Присутствовало 180 делегатов от 80 тыс. московских рабочих. В дни Декабрьского вооруженного восстания 1905 г. вся улица была уже к 10 числу забаррикадирована. В начале XIX в. на месте этого дома был дом аптекаря Миллера, перешедший потом тоже к аптекарю Ауэрбаху. Интересно отметить, что среди московских старожилов и до сих пор сохранилось предание о том, что это - "старое аптечное место". Предание, как видим, основано на том, что аптека находилась здесь еще в далекие времена. До Великого Октября в этом доме размещалась "Старо- Арбатская аптека" (наследников О. Лемберга). До недавнего времени в этом помещении также была аптека. В годы Великой Отечественной войны сюда упала фашистская бомба. А теперь эта часть дома снесена в связи с застройкой проспекта Калинина. В начале 1900- х годов в одной из квартир этого дома жил выдающийся пианист и педагог, профессор Московской консерватории К. Н. Игумнов. В свой последний приезд в Москву А. А. Блок читал тут в мае 1920 г. в "Итальянском обществе" свои стихи.

 

Дом N 6 (бывший Шеншина) уже не существует. Он снесен в связи с застройкой Нового Арбата. Первым по правой стороне Поварской улицы стоял дом N 2 (не существует), который, как и дом N 4 (бывший Савостьяновых), был построен в начале XIX в. по указу императора Павла под гостиницу на месте снесенной во второй половине XVIII в. стены Белого города (ее возвели в конце XVI в. по всему теперешнему Бульварному кольцу). Здание гостиницы проектировал и строил выдающийся архитектор того времени В. П. Стасов (1769 - 1848 гг.). Теперь здесь функционирует тоннель длиной в 324 м; он начинается почти от памятника Н. В. Гоголю, проходит под Арбатской площадью и кончается за Домом журналиста на Суворовском бульваре. Это первый тоннель на Бульварном кольце.

 

И в декабрьские дни 1905 г. и в октябре 1917 г. Поварская была местом жесточайших революционных боев. Достопримечательное прошлое улицы Воровского, неразрывно связанное с именами многих выдающихся людей и важными событиями, составляет одну из интересных страниц истории Москвы.

Опубликовано 03 ноября 2016 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?