Порталус \\ Научная библиотека

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 24.03.17

ИЗ ИСТОРИИ СОВЕТСКОГО КИТАЕВЕДЕНИЯ

Дата публикации: 11 января 2017
Автор: В. Н. НИКИФОРОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ
Источник: (c) Вопросы истории, № 2, Февраль 1972, C. 59-66
Номер публикации: №1484131819 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. Н. НИКИФОРОВ, (c)

найти другие работы автора

В течение десяти лет (в 1927 - 1937 гг.) изучение Китая в СССР возглавлял Павел Александрович Миф1 (Павел Миф - партийная кличка с 1917 г., настоящая его фамилия - Фортус Михаил Александрович). Участник гражданской войны П. А. Миф получил высшее образование. Он окончил в 1921 г. Коммунистический университет имени Я. М. Свердлова, был оставлен там научным сотрудником и одновременно стал работать в Коммунистическом университете трудящихся Востока (КУТВ)2. В КУТВ П. А. Миф начал серьезно заниматься проблемами революционного движения народов колониальных и зависимых стран. В 1923 - 1925 гг. он находился на партийной работе в Донбассе. Когда в Китае наметился могучий подъем революционного движения, в помощь китайским революционерам в Москве был создан Университет трудящихся Китая имени Сунь Ят-сена (1925 г.). П. А. Миф был направлен в этот университет в качестве проректора. Так началась работа П. А. Мифа в области китаеведения.

 

Проблемы китайской революции стали в 1926 - 1927 гг. предметом споров и идеологической борьбы в международном коммунистическом движении. Влияние троцкистов было сильно в Университете имени Сунь Ят-сена. В страстной борьбе, происходившей в эти годы в университете, П. А. Миф последовательно и убежденно отстаивал партийные позиции, активно участвовал в идейном разгроме троцкистов. В 1927 г. его назначили ректором Университета имени Сунь Ят-сена (вскоре переименованного в Коммунистический университет трудящихся Китая - КУТК), который он возглавлял до 1929 года. В университете учились и работали, овладевая опытом Октябрьской революции и социалистического строительства в СССР, многие видные китайские коммунисты, занимавшие затем руководящее место в китайской революции: Цюй Цю-бо, исполнявший обязанности генерального секретаря ЦК Компартии Китая в 1927 - 1928 гг.; Ван Мин (Чэнь Шао-юй), исполнявший обязанности генерального секретаря ЦК КПК в 1931 г., а с 1931 по 1937 г. возглавивший делегацию КПК в Коминтерне, которая фактически играла роль партийного центра; Цинь Бан-сянь (Бо Гу), исполнявший обязанности генерального секретаря в 1931 - 1935 гг.; Чжан Вэнь-тянь (Ло Фу), исполнявший обязанности генерального секретаря ЦК КПК в 1935 - 1939 гг.; Ван Цзя-сян и другие. Они представляли в то время марксистско-ленинское направление в Компартии Китая, противостоявшее мелкобуржуазной националистической группе, возглавлявшейся Мао Цзэ-дуном.

 

 

1 См. А. М. Григорьев. П. А. Миф. "Видные советские коммунисты - участники китайской революции". М. 1970; его же. Павел Александрович Миф. "Народы Азии и Африки", 1969, N 2; В. Н. Никифоров. Советские историки о проблемах Китая. М. 1970.

2 Архив АН СССР, Московское отделение, ф. 354, д. 207, л. 4.

 

стр. 59

 

 

В рамках КУТК возник первый центр марксистского научного изучения истории Китая - Кабинет китаеведения, который затем разросся в Научно-исследовательский институт по Китаю и с начала 1928 г. стал самостоятельным учреждением. В 1925- 1928 гг. издавались "Материалы по китайскому вопросу", где печатались переводы с китайского, библиография, хроника событий, иногда исследовательские статьи. Им на смену пришли сборники специальных исследовательских статей "Проблемы Китая" (1929 - 1935 гг.). Это основное издание отражало изучение Китая в СССР в конце 20-х - первой половине 30-х годов. П. А. Миф был руководителем НИИ по Китаю, редактором "Материалов по китайскому вопросу" и "Проблем Китая".

 

В КУТК и НИИ издавались лекции и учебные пособия по истории Китая3. Они оказали значительное влияние на зарождение марксистского направления в китайской исторической науке. (Вне зависимости от последующего изменения позиции некоторых китайских историков не подлежит сомнению, что работы, например, Го Мо-жо конца 20-х - начала 30-х годов или книги авторов 40-х годов Фань Вэнь-ланя, Хоу Вай-лу, Цзянь Бо-цзаня и других были, несмотря на отдельные недостатки, достижением в китайской науке того времени).

 

Работая в КУТК, П. А. Миф становится в ряд ведущих специалистов по Китаю. В 1926 г. им была издана книга о событиях 1925 г. в Шанхае (антиимпериалистическое движение "30 мая"). Основываясь на документах, находившихся в распоряжении Коминтерна, автор дал анализ позиций различных классов во время всеобщей стачки в Шанхае4. Книга П. А. Мифа имеет большое значение как первая в советском китаеведении монография; вместе с последовавшими за ней монографиями М. Волина и Е. Иолка, Л. Мадьяра5 она знаменовала собой начало углубленного изучения истории Китая советской наукой.

 

В 1926 г. П. А. Миф принимал участие в работе VI и VII пленумов Исполкома Коминтерна, специально рассматривавших китайский вопрос. В числе материалов, представленных VII пленуму ИККИ (ноябрь - декабрь 1926), обсуждались и тезисы П. А. Мифа. Одобряя в целом эти тезисы, И. В. Сталин, выступая на пленуме, расценил в то же время как забегание вперед предложение П. А. Мифа "немедленно дать лозунг об образовании Советов, а именно крестьянских Советов в китайской деревне", полагая в то же время, что "нельзя строить Советы в деревне, обходя промышленные центры Китая"6. Несомненно, предложение создавать крестьянские Советы в 1926 г. было преждевременным. Лишь после того, как гоминьдан летом 1927 г. изменил революции, лозунг Советов встал в порядок дня. Советы в ряде районов Китая в 1927 - 1937 гг. были крестьянскими Советами, которые длительное время существовали без какой-либо связи с промышленными центрами, с городским пролетариатом.

 

 

3 См. серию "История революционного движения в Китае в XIX и XX вв.", состоящую из глав-выпусков: I. [Андреев М. Г.]. Экономический и социально-политический строй Китая в первой половине XIX в. М. 1928 (стеклогр.); П. [Щукарь М. И.]. Тайпинская революция. М. 1928 (стеклогр.); IV. [Куч умов В. Н.]. Ранний китайский либерализм ("эпоха ста дней"). М. 1928 (стеклогр.); V. [Пригожин А. Г.]. Боксерское движение. М. 1928 (стеклогр.); VI. [Кучумов В. Н.]. Очерк истории революции 1911 г. М. 1928 (стеклогр.); см. также С. А. Токарев. Родовой строй в Китае. М. 1928 (на кит. яз., стеклогр.); М. П. Жаков. Отражение феодализма в "Мэн-Цзы". М. 1927 (стеклогр.). В КУТК была написана также работа Е. Ф. Муравьева "Конфуцианство как религия и его социальные корни". Рукопись б/м, б/г), в 1945 г. защищенная в качестве кандидатской диссертации.

4 П. А. Миф. Уроки шанхайских событий. М. 1926.

5 M. Volin, E. Jolk. The Peasant Movement in Kwangtung (Materials on the Agrarian Problem in China). Canton. 1927; Л. Мадьяр. Экономика сельского хозяйства в Китае. М. -Л. 1928.

6 И. В. Сталин. Соч. Т. 8, стр. 367.

 

стр. 60

 

 

В феврале - июне 1927 г. П. А. Миф по приглашению ЦК КПК посетил Китай (Гуанчжоу, Шанхай, Ухань) в качестве главы группы пропагандистов ЦК ВКП(б). Члены группы выступали с лекциями и докладами о партийной работе в СССР, знакомились с организациями КПК. П. А. Миф присутствовал на V съезде КПК (апрель - май 1927 г.). Итогом поездки явилась вторая монография П. А. Мифа, посвященная политике КПК в первой половине 1927 г., то есть в период разрыва гоминьданом единого революционного фронта с КПК7. Автор показал, что в тот период политика руководства КПК была колеблющейся, непоследовательной; партия не приняла действенных мер, чтобы во всеоружии встретить наступление контрреволюции; директивы Коминтерна не выполнялись и даже скрывались руководством КПК от членов партии. В книге в то же время был поднят ряд проблем, до сих пор остающихся в историографии спорными. Так, П. А. Миф определил линию тогдашнего секретаря ЦК КПК Чэнь Ду-сю как последовательный правый уклон. Между тем исследования современных историков показывают, что даже в первой половине 1927 г. руководство Чэнь Ду-сю допускало как правые, так и левосектантские ошибки; в деятельности же Чэнь Ду-сю и особенно после 1927 г. преобладал скорее сектантско- догматический уклон, позже слившийся с троцкизмом8. Разумеется, ошибки, допускавшиеся в то время ЦК КПК, не были единственной или решающей причиной поражения китайской революции 1925 - 1927 гг.; главное заключалось в том, что соотношение сил между революционным и контрреволюционным лагерями сложилось неблагоприятно для революции.

 

П. А. Миф подробно разбирает в своей книге доклад Чэнь Ду-сю на V съезде КПК, содержавший, в частности, так называемую "северо-западную теорию". Теория эта сводилась к тому, что территориальная база китайской революции должна быть перенесена в Северо- Западный Китай, как район, наиболее отдаленный от центров контрреволюции и непосредственно примыкающий, с одной стороны, к МНР, с другой - к Синьцзяну, китайские власти которого находились в дружеских отношениях с СССР. Такое соседство дало бы китайским революционным силам надежный тыл и возможность беспрепятственно получать помощь СССР. Впоследствии, как известно, Коминтерн пришел к выводу о целесообразности перенесения революционной базы в Китае на северо-запад (в провинцию Сычуань, а затем в Шэньси). Но это произошло лишь после того, как была осознана невозможность для революционных войск дольше держаться в Юго-Восточном Китае, а именно в 1934 году. В 1927 г. силы китайской революции, особенно в городах, преувеличивались революционными теоретиками, и предложение отвести революционные части на запад дальше от промышленных центров Китая воспринималось как капитулянтство.

 

В декабре 1927 г. П. А. Миф выступил с речью на XV съезде ВКП(б), уделившем, как известно, большое внимание проблемам китайской революции. П. А. Миф в своем выступлении убедительно возражал В. В. Ломинадзе, который утверждал, что в экономике Китая царит полный развал, национальная буржуазия не только потеряла всякую прогрессивность, но и вообще перестала существовать как класс. Вредность точки зрения Ломинадзе усугублялась тем, что она высказывалась как раз в момент временного поражения китайской революции и попыток национальной буржуазии перевести Китай на путь капиталистического развития. Конечный провал этих попыток определился спустя годы.

 

 

7 П. Миф. Китайская коммунистическая партия в критические дни. М. -Л. 1928.

8 См. М. Ф. Юрьев. Революция 1925 - 1927 гг. в Китае. М. 1968, стр. 513; В. И. Глунин. Китайская революция: проблемы и решения. "Народы Азии и Африки", 1969, N 3.

 

стр. 61

 

 

П. А. Миф приводил факты, показывавшие, что национальная буржуазия в Китае продолжает пользоваться определенным влиянием, что она в то время (конец 1927 г.) выступала в союзе с империалистическими и феодальными силами, а потому "борьба китайского пролетариата и основных (бедняцких) масс крестьянства должна направляться одновременно против китайских кулаков, против китайских помещиков, против китайской буржуазии при дальнейшем развертывании аграрной революции". "Буржуазные тенденции в Китае, - говорил он, - с порядка дня не сняты, и сейчас приходится вести очень решительную борьбу против буржуазных тенденций"9.

 

В споре с Ломинадзе П. А. Миф был в основном прав. Но и в его рассуждениях сквозила определенная "левизна", преувеличение степени развития китайского национального капитализма, которая могла создать опасное впечатление непосредственной близости социалистического переворота. Критика П. А. Мифом позиции Ломинадзе была в то же время косвенной критикой авантюристических ошибок, допущенных во второй половине 1927 года руководством КПК. Будущее показало, что социалистический этап для Китая в 1927 г. был отдаленной перспективой. Лишь после победы народной революции в 1949 г. перед китайским народом открылась возможность постепенного перехода с помощью СССР и всего социалистического содружества ша путь социалистического развития.

 

С марта 1928 г. П. А. Миф переходит на основную работу в аппарат Коминтерна в качестве заместителя заведующего Восточным секретариатом и находится под непосредственным руководством О. В. Куусинена. Вместе с П. А. Мифом работают Л. И. Мадьяр, В. Н. Кучумов - видные специалисты по национально-колониальному вопросу. Одновременно Миф продолжает большую исследовательскую, редакторскую, научно-организационную и педагогическую деятельность в области востоковедения, главным образом, китаеведения. П. А. Миф участвовал в подготовке, организации и работе VI съезда Коммунистической партии Китая, состоявшегося в Москве в июне - июле 1928 года. Съезд этот имел для китайских коммунистов особое значение, так как он с научной глубиной и в демократической обстановке рассмотрел важнейшие проблемы революционного движения в Китае. Съезд указал на левацкие ошибки некоторых партийных работников, в том числе Мао Цзэ-дуна. П. А. Миф по поручению ИККИ входил в комиссии съезда (аграрную, военную, организационную) по подготовке некоторых решений.

 

В то время Коминтерн ориентировался на то, что поражение революции в Китае в 1927 г., несмотря на всю его серьезность, - явление временное, что в ближайшие годы неизбежен новый революционный подъем. В 1929 - 1930 гг. он действительно стал заметен; непредвиденными особенностями этого движения было то, что оно охватило лишь часть территории Китая и выразилось в форме крестьянского движения, не захватив города. Первые оценки Советов, создававшихся в Китае в то время10, сводятся к тому, что это были крестьянские Советы, предсказанные в свое время В. И. Лениным. Хотя П. А. Миф и другие авторы начала 30-х годов вынуждены были пользоваться данными, сильно преувеличивавшими степень развития рабочего движения в Китае, все же они отмечали слабость пролетарского руководства крестьянством на том этапе революционной борьбы и указали на опасность такого положения. П. А. Миф писал, что "еще не обеспечена в должной мере гегемония пролетариата над растущим партизанским

 

 

9 "Пятнадцатый съезд ВКП(б). Декабрь 1927 года" Стенографический отчет. М. 1961. Т. I, стр. 806 - 807.

10 См. Л. Мадьяр. Генеральская война и Советы в Китае. "Правда", 2.IV.1930.

 

стр. 62

 

 

движением", "партизанское движение развертывается в районах, далеко отстоящих от основных промышленных центров... задача возглавления рабочим классом крестьянского движения далеко еще не разрешена". Компартия Китая, по данным на январь 1930 г., насчитывала 65 тыс. человек, из них только 7,8% рабочих. Между партизанскими отрядами не было достаточной координации, некоторые из них не имели устойчивых баз. Самое парадоксальное, что при чисто крестьянском характере движения состав китайской Красной армии, как отмечал П. А. Миф, был еще "недостаточно крестьянский": в армии было много люмпен-пролетариев, профессиональных солдат, бывших военнопленных11.

 

Важнейшей цели - обеспечению гегемонии пролетариата в революционном движении в Китае - была подчинена развернувшаяся вскоре борьба против левацкого уклона в Коммунистической партии Китая, связываемого обычно с именем тогдашнего фактического руководителя ЦК КПК Ли Ли-саня. Авантюризм сторонников этой линии проявился в попытках организации повсеместных восстаний в городах, условий для которых еще не было, в "социалистических" экспериментах в советских районах Китая и т. п. От "левых" путчистских ошибок, имевших место в КПК осенью 1927 г., новый уклон отличался явно выраженным националистическим характером: стремлением противопоставить Китайскую компартию Коминтерну, а также спровоцировать войну СССР с империалистами в интересах якобы китайской революции. В помощь КПК для преодоления последствий линии Ли Ли- саня Коминтерн направил П. А. Мифа вместе с другими работниками. В конце 1930 - начале 1931 г. Миф конспиративно находился в Китае, участвовал в работе созванного в Шанхае IV пленума ЦК КПК (январь 1931 г.), резко осудившего авантюристическую политику Ли Ли- саня и поставившего во главе ЦК КПК твердых интернационалистов Ван Мина, Цинь Бан- сяня и других.

 

С сентября 1931 г. обстановка на Дальнем Востоке резко изменилась в результате наступления на Китай империалистической Японии. На первый план вновь выдвинулись задачи создания в Китае единого национального фронта, на этот раз - против японского империализма. Лишь 3 - 4 года спустя эти изменения были полностью осознаны теоретической мыслью КПК и международного революционного движения. Работы П. А. Мифа 1931 - 1934 гг. также носят налет ошибочных представлений того времени. Сейчас они рассматриваются советскими историками как относительно слабая часть его теоретического наследства12. В книге П. А. Мифа "Китайская революция" (М. 1932) собраны произведения разных лет. При редактировании он внес некоторые изменения, которые в какой-то степени являлись отражением распространившегося в начале 30-х годов преувеличения зрелости революционного движения в Китае. Издание этого обобщающего труда не избавляет, таким образом, читателей от необходимости обращаться непосредственно к более ранним работам автора. Издавались в это же время под редакцией П. А. Мифа сборники исследовательских статей и особенно документов13. Эти издания и сегодня широко используются советскими историками.

 

 

11 П. Миф. Навстречу грядущим революционным бурям в Китае. "Правда", 28.IV.1930; см. также выступление Мифа на XVI съезде ВКП(б): "XVI съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). Стенографический отчет". М. -Л. 1930, стр. 470.

12 См. "Народы Азии и Африки", 1969, N 2, стр. 241.

13 "Оккупация Маньчжурии и борьба империалистов". Сборник статей. М. 1932; "Современная Япония". Сборник I. М. 1934; "Программные документы компартий Востока". М. 1932; "Стратегия и тактика Коминтерна в национально-колониальной революции на примере Китая". М. 1934; "Советы в Китае". М. 1934.

 

стр. 63

 

 

Кроме исследования Китая, П. А. Миф серьезно занимался также проблемами Индии, общими вопросами национально-освободительного движения. Он подверг критике концепцию Г. А. Сафарова, выступившего в начале 30-х годов с явно ошибочной теорией национально-колониальной революции, отрывавшей борьбу крестьянства в странах Востока от движения мирового пролетариата.

 

П. А. Миф участвовал в подготовке материалов к VII конгрессу Коминтерна (1935 г.), исходя из установки на сочетание классовых и национальных задач в Китае, на борьбу за создание единого национального фронта против японского империализма при одновременном продолжении вооруженной борьбы против реакционного и антинационального гоминьдановского правительства. Следует отметить, что в период, когда готовились эти документы, связь с китайской Красной армией, совершавшей в то время трудный переход из Южного Китая в Северо-Западный, и с ЦК КПК долгое время отсутствовала. Поэтому сведения о тяжелом поражении, понесенном революционными силами Китая в 1934 - 1937 гг., поступали в Москву с большим запозданием, и здесь складывалось впечатление, что советское движение в Китае продолжает развиваться успешно. После получения информации стало очевидным, что совмещение борьбы за единый национальный фронт с продолжением гражданской войны невозможно. Соответствующие корректировки в политику Коминтерна и КПК (прежде всего - в лице ее делегации в Коминтерне) были внесены уже в дни работы VII конгресса и непосредственно после него. Политика создания единого национального фронта против японского империализма нашла отражение в известном обращении КПК от 1 августа 1935 г., а в декабре того же года она была официально объявлена ЦК КПК, хотя фактически Мао Цзэ-дун (с 1935 г. - один из секретарей ЦК) и его сторонники еще долгое время на практике не желали проводить установку Коминтерна.

 

Последние годы деятельности П. А. Мифа протекали в условиях, когда в центре внимания в Китае стояла задача создания единого национального фронта против японских империалистов. Он продолжает свою деятельность в Коминтерне, работает также (с 1936 г.) ректором Коммунистического университета трудящихся Востока (КУТВ), директором Научно-исследовательского института национальных и колониальных проблем (1937 г.), по- прежнему возглавляет Научно-исследовательский институт по Китаю. Он был членом редколлегий журналов "Революционный Восток", "Материалы по национально- колониальным проблемам", "Тихий океан".

 

В 1936 г., когда в изучении истории Китая начинают преобладать работы обобщающего характера, П. А. Миф пишет очерк истории Коммунистической партии Китая, приуроченный к 15-й годовщине со дня создания партии. В популярной форме автор дал изложение и оценку основных событий истории КПК14. Наибольший интерес в очерке представляли страницы, трактовавшие отношения между Компартией Китая и Коминтерном. Историю зарождения КПК автор, как и вся последующая историография, прослеживал от демократического подъема 1919 г. ("движение 4 мая"), послужившего откликом на грабительские условия, выработанные Парижской мирной конференцией. Он указывал, что реальное воздействие идей Великой Октябрьской революции на Китай стало сказываться лишь после 1920 г., после установления прямой связи между РСФСР и Китаем и после прибытия в Китай первых представителей Дальневосточной республики, РСФСР и Коминтерна.

 

П. А. Миф отмечал не только исторические заслуги КПК перед китайским народом, но и препятствия, которые партии пришлось преодо-

 

 

14 П. Миф. 15 лет героической борьбы. К 15-летию Коммунистической партии Китая. М. 1936 (книга тогда же была переведена на кит. яз.).

 

стр. 64

 

 

леть на своем пути. Он писал, что до 1925 г. КПК не вышла, по существу, из кружкового периода, что в программе действий, принятой на 11 съезде КПК (1922 г.), "нашли отражение известные слабости партии: ее недостаточное участие в общенациональной освободительной борьбе, недопонимание ею важности национального и крестьянского вопроса и борьбы за руководство крестьянскими массами". В решениях III съезда (1923г.) не были учтены прямые указания ИККИ о первостепенной важности крестьянского вопроса и основных лозунгах аграрной революции. В тезисах IV съезда (1924 г.), писал П. А. Миф, "говорилось, что вслед за этапом единого национально-освободительного фронта последует этап социалистической революции. Таким образом, по сути дела, выпадал этап аграрной революции, который должен был продолжить антиимпериалистскую революцию и подвести под нее крепчайшую базу"15. В результате КПК оказалась неподготовленной в момент, когда наметился переход к аграрной революции (1927 г.). Следует, впрочем, оговорить, что при правильности основной линии этого рассуждения автор придерживался ошибочной точки зрения, будто аграрный этап китайской революции начался и кончился в 1927 г. (так называемый "уханьский период")16. Справедливо критикуя руководство КПК за преждевременное забегание вперед, к социалистическому этапу, П. А. Миф сам несколько завышал оценку степени зрелости китайской революции после 1927 года.

 

П. А. Миф считал, что основным недостатком политики КПК до 1927 г. была недооценка крестьянского движения. Он высоко ценил роль августовского пленума ЦК КПК (1927 г.), который с помощью Коминтерна решительно перевел партию на рельсы подготовки аграрной революции. Коммунистическая партия Китая создала революционные базы в деревне, дала землю крестьянам, отразила походы реакционных сил. Но, по мере выдвижения жизнью задач создания единого национального фронта против японских захватчиков, стала вырисовываться новая опасность - партия могла слишком задержаться на аграрном этапе. Возникла угроза переоценки крестьянства, отрыва от пролетариата, "окрестьянивания" партии. "Все же Компартия Китая вначале не учла всех изменений политической обстановки и совершившейся передвижки в соотношении классовых сил. Она поэтому не произвела необходимого поворота в своей тактике... - писал П. А. Миф. - Громадную роль в переломе всей тактики Компартии Китая сыграл VII конгресс Коминтерна... Ясно, что только последовательное проведение в жизнь решений VII конгресса, смелое и безбоязненное осуществление новой тактики Коммунистической партии Китая могут привести к созданию могучего народного антиимпериалистического фронта и через этот единый народный фронт - к величайшим победам национальной революции в Китае"17.

 

Изменившаяся в результате японского нашествия обстановка в Китае требовала крутого поворота во всей политике Коммунистической партии Китая. В своей последней брошюре18 П. А. Миф приветствовал начавшуюся национально-освободительную войну китайского народа против империалистической Японии, поддерживал политику единого национального фронта в Китае, клеймил троцкистов, выступавших против этой политики. Он напомнил, что гоминьдан долго не шел на соглашение с китайскими коммунистами, вел контрреволюционную войну против китайской Красной армии. История последующих лет действительно показала, что Компартия Китая, следуя указанным Коминтер-

 

 

15 Там же, стр. 22, 26 - 28.

16 Там же, стр. 53 - 69.

17 Там же, стр. 106 - 109.

18 П. Миф. Что происходит в Китае. М. 1937.

 

стр. 65

 

 

ном курсом единого национального фронта, достигла в годы второй мировой войны больших успехов. С помощью международных революционных сил компартия, руководимые ею вооруженные силы и местные органы власти превратились в мощный фактор внутрикитайской действительности, заложили фундамент победы народной революции 1949 года. Но одновременно националистическое маоистское руководство КПК в значительной мере изменило партийную идеологию и партийные кадры, внесло в них элементы антисоветизма (так называемое "исправление стиля партийной работы" в 1941 -1944 гг.), развило культ личности Мао Цзэ-дуна. Все это создавало предпосылки будущего отхода КПК от международного коммунистического движения19.

 

Фальсификация истории КПК маоистами, нашедшая особенно полное выражение в "Решении по некоторым вопросам истории нашей партии", принятом VII расширенным пленумом ЦК КПК 6-го созыва 20 апреля 1945 г., направлена против международного коммунистического движения. Коминтерн и интернационалистическое направление в КПК изображаются главной причиной неудач китайской революции, борьба же маоистов против линии Коминтерна подается как отстаивание подлинно марксистско-ленинских позиций. В борьбе с этой схемой определенное значение приобретают труды П. А, Мифа и его сотрудников по истории революционного движения в Китае.

 

В 1936 г. был издан написанный работниками Китайского кабинета Института мирового хозяйства и мировой политики АН СССР под руководством П. А. Мифа очерк "Китай" для Большой Советской Энциклопедии, первый в советской научной литературе труд такого характера. В числе авторов были П. А. Гриневич и В. Н. Кучумов (исторический очерк); М. И. Казанин, В. Л. Гамберг, В. Н. Рогов, В. М. Штейн и И. Яранцев (экономические разделы); Л. Н. Геллер (раздел "Рабочий класс и профсоюзное движение"); М. М. Абрамсон (очерк советско-китайских отношений и др.); Г. Е. Грум-Гржимайло (физико-географический очерк)20. В какой-то мере этот коллективный труд послужил прообразом другого подобного издания - сборника "Китай", выпущенного спустя несколько лет ленинградскими учеными под редакцией акад. В. М. Алексеева, Л. И. Думана и А. А. Петрова, долгие годы служившего затем основным пособием по Китаю21.

 

Китаеведы, работавшие с П. А. Мифом и под его руководством, с уважением говорят о его деятельности в области изучения Китая. Дружески вспоминают П. А. Мифа работавшие с ним китайские товарищи. Лишь у маоистов его имя вызывает ненависть. Они хотели бы предать забвению имена П. А. Мифа и других интернационалистов в китайской революции, но их надежды напрасны. Советские люди воздают дань уважения памяти П. А. Мифа. Помнят о нем и работавшие с ним коммунисты других стран. Будут помнить его - в этом нет сомнений - и китайский народ и китайские коммунисты-интернационалисты.

 

 

19 Современную трактовку ряда проблем истории КПК см. В. И. Глунин, А. М. Григорьев, К. В. Кукушкин, М. Ф. Юрьев Международное коммунистическое движение и Коммунистическая партия Китая (К 50-летию со дня создания КПК). "Вопросы истории", 1971, N 8.

20 БСЭ. Т. 32. 1936.

21 "Китай. История, экономика, культура, героическая борьба за национальную независимость" М. -Л. 1940.

Опубликовано 11 января 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?