Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 26.07.17

БУГАНДА

Дата публикации: 27 апреля 2017
Автор: Д. Б. Малышева
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ
Номер публикации: №1493242317 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Д. Б. Малышева, (c)

найти другие работы автора

Буганда, бывшее королевство, включенное английскими колонизаторами в созданный ими в 1896 г. протекторат Уганда 1 , - один из наиболее экономически развитых районов независимого государства Восточной Африки, Республики Уганда. Жители Буганды, принадлежащие главным образом к народности баганда, составляют 20% населения всей страны. На языке суахили приставка "у" означает "государство", "край", "страна"; "ба" - народ. Таким образом, "Уганда" переводится как "страна народа танда". Но фактически на территории Уганды проживает ныне около 40 народностей и племенных образований, различающихся между собой по уровню социально-экономического и культурного развития. Между народностями, говорящими на языках банту (баганда, банколе, басога, баторо, баньоро и др.), населяющими южные районы страны, и народностями и племенами нилотской и нилотско-хамитской группы (ланги, ачоли, тесо и др.) существовало традиционное соперничество, истоки которого уходят в далекое прошлое и связаны с существованием некогда на юге Уганды нескольких сильных королевств. Яркая и своеобразная история Буганды, не раз привлекавшая внимание многих исследователей 2 , представляет большой интерес, во-первых, как одно из свидетельств существования на Африканском континенте государственности, достигшей довольно высокого уровня развития еще задолго до прихода европейцев, а во-вторых, как пример живучести традиционных институтов и традиционной идеологии в рамках современного государства и их сильного влияния на политическую жизнь местного общества.

Буганда образовалась в XI-XII вв., а к середине XIX в. она превратилась в самое могущественное государство Межозерья 3 . Основным занятием местного населения было земледелие. Важное значение имели также рыболовство, скотоводство и ремесла. Баганда, говорившие на языке луганда, создали на основе арабского алфавита свою письменность. В европейской литературе того времени баганда за их развитость часто называли "японцами Черного континента" 4 . Сообщения первых европейцев, побывавших в Буганде, и местные предания свидетельствуют о том, что во второй половине XIX в. Буганда представляла собой относительно централизованное феодальное государство 5 . Верховным собственником земли являлся король - кабака. Феодалы получали земельные наделы за службу. Существовало в Буганде и рабовладение.

Высшая власть в королевстве принадлежала кабаке. Наследование шло по отцовской линии, от отца к сыну. Однако пережитком древнего материнского отсчета родства являлось сохранение во главе государства трех лиц, каждое из которых имело право на титул кабаки: сам кабака, королева-мать и королева-сестра, бывшая одновременно и официальной женой кабаки, так как по обычаю последняя должна была


1 В исторической литературе королевство Буганда часто ошибочно называют Угандой, что приводит к отождествлению Буганды с образованным позже протекторатом Уганда. Эта путаница произошла в связи с тем, что английские историки, приняв местное название страны, опустили в написании слова "Буганда" первую букву. Ошибка была исправлена в 1908 г. (см. И. А. Улановская. Борьба за Восточную Африку и пресса. М. 1969, стр. 109).

2 Из наиболее важных работ см.: J. Roscoe. The Baganda. L. 1911; D. E. Apter. The Political Kingdom in Uganda. Princeton. 1966; "Народы Африки". М. 1954.

3 Межозерьем называют обширную область, расположенную в центре Тропической Африки и окруженную со всех сторон группой больших озер - Альберта, Эдуарда, Киву, Таньганьика, Виктория - и связывающих их рек. Народы Межозерья, принадлежащие к северным банту, создали здесь ряд государств - Буганду, Буньоро, Анколе, Торо, Руанду, Урунди - задолго до прихода европейцев.

4 R. Oliver. Sir Harry Johnston. L. 1957, p. 331.

5 Этой точки зрения придерживаются многие советские ученые (см. "Народы Африки", стр. 404).

стр. 113


избираться только из членов королевской семьи. При кабаке имелся традиционный законодательный совет (люкико) и совет министров во главе с премьером (катикиро). Кабака был одновременно верховным главнокомандующим, а также верховным судьей и главой всех клановых вождей (батака) 6 . Вплоть до 50-х годов XX в. в Буганде при назначении главы клана устраивалась церемония, получившая название "кувера". Вождь, вступавший в должность, простирался ниц перед королем, потрясая копьем и выкрикивая при этом имена всех своих предков, получивших власть из рук кабаки 7 .

Первый европеец, посетивший Буганду в 1863 г., английский исследователь истоков Нила Дж. Спик описывал кабаку Мутесу I как могущественного правителя. Население столицы в его время достигало 10 тыс. человек. Кабака обладал властью над жизнью и смертью каждого из своих подданных, поддерживая эту власть с помощью религии и жестоких наказаний. Это был независимый, гордый и сильный монарх: "Король - красивый, хорошо сложенный, высокий молодой человек лет 25, сидел на красном покрывале, разостланном на квадратной площадке королевской лужайки. На его шее было очень искусное украшение - большое ожерелье из прекрасно сделанных маленьких бисеринок, образующих изящные узоры благодаря различным краскам. На одной его руке было украшение из бисера прекрасной работы, а на другой - деревянный амулет, завязанный ремешком из змеиной кожи... Все было легким, искусным и изящным" 8. Король являлся не только главой государства, но и объектом религиозного почитания. Культ королей был государственным культом во многих африканских государствах и проявлялся в самых различных формах 9 . В деспотических государствах Межозерья, в том числе и в Буганде, он приобрел наиболее законченные формы. Царь земной слыл воплощением царя небесного и был одновременно первосвященником. Личность короля считалась священной. При его появлении подданные падали ниц. Еще в 1950-е годы при появлении кабаки в парламенте присутствовавшие должны были опускаться на колени. Предметам, окружавшим кабаку, его регалиям, одежде и утвари приписывалась сверхъестественная сила. Рога быков и буйволов, принадлежавшие кабаке, были фетишем и объектом почитания. Как и у многих народов Межозерья, королевский барабан у баганда символизировал монархию. В священные барабаны били лишь тогда, когда кабака сидел на троне.

Гробницы умерших королей становились объектом религиозного поклонения. В самом сердце страны - Бусоро - находятся гробницы всех 36 кабак Буганды, обслуживавшиеся иерархией жрецов. При каждой гробнице находились "катикиро" и официальная жена короля. Другие жены короля жили рядом с гробницей, а после их смерти заменялись новыми, избиравшимися из того же клана 10 . Особенностью религиозной и политической жизни Буганды было существование особых мест жертвоприношений - "матамбиро". Здесь приносились в жертву люди, главным образом враги короля, покушавшиеся на его власть 11 . Хотя в матамбиро выполнялась карательная функция государства, их настоящая роль обволакивалась религиозной оболочкой. Король как бы снимал с себя ответственность за казни и перекладывал ее на богов и духов.

Природные богатства Буганды, ее выгодное географическое положение как связующего звена между Суданом и восточноафриканским побережьем издавна притягивали к ней внимание арабов и европейцев. Со второй половины XIX в. Буганда становится ареной ожесточенной борьбы между Англией, Францией и Германией. К тому времени королевство было достаточно хорошо "освоено" европейскими путешественниками (Дж. Спик, Дж. Грант, Г. Стенли, В. Юнкер и др.), христианскими миссионерами (французская католическая миссия "Белые отцы", английские миссионерские организации "Церковное миссионерское общество", "Милл Хилл", Лондонское миссионерское общество и т. д.), английской Восточноафриканской компанией и пр. За-


6 Первым титулом кабаки был "сабатака" - глава клановых вождей (D. A. Low. Buganda in Modern History. L. 1971, p. 14).

7 "East African Chiefs". L. 1959, p. 73.

8 G. E. Parrinder. African Traditional Religions. L. 1962, p. 68.

9 См. Дж. Фрэзер. Золотая ветвь. М. 1928; С. А. Токарев. Религия в истории народов мира. М. 1963; Б. И. Шаревская. Старые и новые религии Тропической и Южной Африки. М. 1964.

10 "The King's Men". L. 1964, p. 102.

11 Б. И. Шаревская. Указ. соч., стр. 125 - 126.

стр. 114


долго до появления европейцев большим влиянием в Буганде пользовались арабы, занимавшиеся работорговлей и распространявшие среди населения ислам. В конце XIX в. при дворе кабаки действовали три политические группировки, составлявшие своеобразные партии дворцового типа, соперничавшие между собой. Все они опирались на поддержку соответствующих религиозных кругов - католических, протестантских или мусульманских. Борьба между представителями этих религиозных направлений, которая велась в Буганде вплоть до установления английского протектората, явилась отражением борьбы за установление колониального господства крупнейших европейских держав в этом районе.

По англо-германскому соглашению 1890 г. Буганда была включена в сферу влияния Англии: В 1894 г. последняя навязала Буганде, Буньоро, Анколе и Торо договор о протекторате и включила их затем в состав Уганды. Окончательно статут Буганды был определен англо- бугандийскими соглашениями 1900 и 1955 годов. Статут других королевств Уганды был менее привилегирован, и это в дальнейшем послужило причиной распрей и междоусобиц. В соответствии с соглашением 1900 г. Буганда делилась на 20 округов (саза) во главе с вождем-наместником (бакунгу) в каждом. Англия признавала кабаку наследственным правителем, оставляя за ним право назначать и смещать министров, членов люкико и наместников округов. Однако в соглашении оговаривалось, что если, по мнению Лондона, кабака и его правительство будут проводить "нелояльную политику" в отношении метрополии, он может быть смещен с трона. Соглашение Буганды с английской администрацией закрепляло экономические и политические привилегии феодальной знати, которые стали как бы системой косвенного управления. Оставаясь верховным собственником земли, кабака получил в частную собственность 100 тыс. га, "намазала" (королева-мать) - 4 тыс. га, 4 принца - 4 тыс. га каждый, другие королевские родственники - около 25 тыс. гектаров. Административным вождям, наместникам округов, было предоставлено по 2 тыс. га в полную собственность и столько же - во временную. Крупными феодалами продолжали оставаться и племенные вожди, которые по традиции враждовали с наместниками округов, обычно ставленниками английских колонизаторов. Всего в руках феодальных собственников оказалось 3/4 обрабатываемой земли. Наличие феодальной собственности на землю, а также сосредоточение в руках отдельных феодальных владык административной, судебной и военной власти укрепляли позиции традиционной верхушки общества.

В период протектората Англии над Угандой роль Буганды как политического, экономического и культурного центра страны еще более возросла. Этому в немалой степени способствовали объективные обстоятельства, ибо Буганда издавна являлась центром пересечения торговых путей и коммуникаций Уганды. Столица протектората - Энтеббе и коммерческий центр - Кампала выросли в географических рамках Буганды. В Буганде раньше, чем в других районах страны, начали культивировать хлопок, а затем кофе. Жизненный уровень населения здесь был значительно выше, чем в других частях протектората 12 . Миссионеры впервые развернули свою деятельность именно в Буганде. Поэтому и уровень грамотности был здесь самым высоким в стране. Университет Макерере - первый университет Восточной Африки - тоже был открыт в Буганде. Элита баганда, получавшая образование в католических и протестантских колледжах (Намильянго, Кисуби, Бюдо), созданных по британскому образцу, была наиболее развита в политическом отношении. В 1957 г. из 24 газет, выходивших в Уганде, 13 издавались на языке луганда.

Верные традиционной политике "разделяй и властвуй", английские колонизаторы делали ставку на социальную верхушку баганда и отводили ей роль своего проводника в системе косвенного управления Угандой. Кабака и его многочисленные вельможи были посвящены в британский рыцарский сан. Верхушка баганда стала правящим классом, а багандийцы - господствующей народностью в Уганде. В тот период борьба за преобладание велась в основном между народностями и племенами банту. Нилотам, располагавшимся на периферии страны, отводилась роль воинственных союзников. Привилегиями, которые Буганда получила в период протектората, обладала в первую очередь ее феодально-монархическая верхушка. Основная же масса на-


12 "Current History", vol. 46, 1964, N 271, p. 170.

стр. 115


селения - бугандийские крестьяне - оставалась бесправной и угнетаемой. Социальные противоречия в стране достигли большой остроты, особенно после второй мировой войны.

На этом этапе истории начался мощный подъем антиимпериалистического движения народов Африканского континента. О'н охватил и Уганду. Здесь, как и в ряде других стран Тропической Африки, борьба против феодального угнетения органически слилась с борьбой против колониализма. Особый рост политического самосознания народа продемонстрировали выступления 1945 и 1949 годов. Главным очагом национально-освободительной борьбы в Уганде стала именно Буганда. Сложность внутриполитической обстановки в Буганде в период, предшествовавший завоеванию Угандой независимости, состояла в противоборстве различных политических тенденций, оказывавших влияние на ход жизни Уганды в целом. В национально-освободительной борьбе участвовали различные социальные слои и группы населения: сельская администрация, племенные вожди, королевские вельможи, представители нарождавшейся буржуазии, мелкие торговцы, духовенство, интеллигенция, крестьяне. Сложное переплетение религиозного и этнического факторов 13 способствовало обострению этой борьбы.

Феодальное землевладение породило в Буганде не только олигархию вождей, но и оппозицию им со стороны крестьянства и старой, традиционной аристократии, враждебно относившейся к новым вождям, назначаемым кабакой и английской администрацией. Батака, считавшие кабаку своим главой, направляли враждебность не против кабаки, хотя он являлся главным землевладельцем, а против новых вождей и крупных землевладельцев. Большую роль в антиколониальном движений в Уганде играл этнический сепаратизм баганда, отражавший главным образом интересы "традиционных" сил бугандийского общества, его племенной верхушки. Еще в 1937 г. была образована религиозно- политическая организация "Сыновья Кинту" (Кинту - мифический первопредок бугандийских королей). Ее основатели отдавали дань религиозным и племенным традициям багандийцев и ставили своей целью защитить и сохранить эти традиции. Организация имела, однако, и антиимпериалистическую направленность и вскоре была запрещена правительством протектората, а ее лидер Игнаций Мусази сослан.

Колонизаторы препятствовали формированию национального самосознания у угандийцев. Идеологический же арсенал раннего поколения африканской интеллигенции был довольно беден. Идеализация прошлого, защита архаичных институтов и обычаев, обожествление правителей занимали важное место в этой идеологии. Феодальный сепаратизм и трибализм служили питательной средой политических взглядов бугандийской интеллигенции. Неотрадиционалисты 14 - новое поколение аристократии баганда, - развернувшие свою деятельность к 50-м годам, призывали к сохранению статус- кво Буганды и ее своеобразной политической и экономической изоляции. Они отстаивали традиционные институты как символ духовной культуры баганда, объявляли бойкот неафриканской торговле, а попутно подвергали резкой критике вождей, сотрудничавших с британской администрацией. Это движение охватило часть вождей, консервативно настроенную интеллигенцию, монархистов, торговцев, феодалов и, даже значительную часть крестьян. Политическую платформу неотрадиционалистов характеризовало такое заявление, вышедшее из их круга: "С того самого момента, как белый человек утвердил себя'здесь, мы в Буганде движимы одним чувством - боязнью утратить трон и лишиться таким образом нашей племенной солидарности" 15 . Неотрадиционалисты группировались в политическом клубе "Какамега", созданном в 40-е годы. Доступ в него имели только представители знатных семей. Хозяином и самым почетным гостем клуба являлся молодой кабака Мутеса II. Этот 36-й и последний по счету кабака (его полное имя - Эдвард Уильям Фридерик Дэвид Валугаембе Мутеби


13 В странах Восточной Африки издавна проживают выходцы из Азии, занимающиеся главным образом торгово- предпринимательской деятельностью и составляющие незначительную часть населения.

14 Неотрадиционализм - отстаивание привычных, устоявшихся форм культуры, укрепляющих стабильность общества в рамках прежней родоплеменной или феодальной организации. Неотрадиционалистская позиция состоит отчасти в новом истолковании привычных элементов и форм культуры, мифов и тотемов и в возведении их в систему ценностей, совместимых с современностью (см. Б. Ерасов. Тропическая Африка. Идеология и проблемы культуры. М. 1972, стр. 227).

15 D. A. Low. Op. cit., p. 241.

стр. 116


Лувангула Мутеса II) родился в 1924 году. Он окончил королевский колледж, затем университет, в 1939 г. был провозглашен кабакой и находился у власти до 1966'года. В 50-е годы ведущими неотрадиционалистами стали Дж. Бакка, Л. Мпаги, Дж. Мутайя, А. Семпа (министр здравоохранения и общественных работ в правительстве Буганды). "Все они были людьми кабаки как по убеждению, так и по личным связям с ним" 16 . Современники вспоминают, что кабака всегда настаивал на том, чтобы важные политические вопросы обсуждались "с нашими друзьями в Какамега" 17 .

Наиболее ревностные сторонники кабаки объединились в 50-е годы в узкоаристократическую группу "Друзья короля". Их программа состояла в защите статус-кво Буганды, традиционных институтов и в борьбе против политических партий, образованных в Буганде, но выступавших с общеугандийской программой. В период подготовки к провозглашению независимости Уганды самую идею подчинения Буганды центральному угандийскому правительству "Друзья короля" предавали анафеме. Неотрадиционалисты призывали баганда. отказаться от вступления в политические партии и обратились к правительству Уганды с протестом против его переговоров с партийными лидерами, которые, как заявляли неотрадиционалисты, искали возможность узурпировать люкико 18 . С 1957 г. неотрадиционалисты установили контроль над люкико, убрав неугодных им министров и "очистив" иерархию от угрожавших статусу Буганды лиц. Тем самым объективно действия неотрадиционалистов были направлены против правительства протектората в целом. Феодально-монархическая верхушка баганда не допускала и мысли о том, что кабака не будет главой правительства независимой Уганды, и время от времени выдвигала предложения провозгласить его "королем Уганды". Такие намерения не встречали поддержки у традиционных правителей Анколе, Торо, Буньоро, Бусога, которые и сами не прочь были занять это место 19 . Притязаний баганда не разделяли и другие этнические группы страны, особенно нилоты.

Конфликт Буганды с центральной властью в период протектората проходил, таким образом, в основном по линии сепаратистских требований Буганды, хотя по иронии судьбы именно 'баганда и кабака возглавили национально- освободительное движение народа Уганды, кульминацией которого явились события 1953 - 1955 годов. Подъем антиимпериалистической борьбы был усилен английскими планами создания Восточноафриканской федерации. Цель плана состояла в том, чтобы объединить "черные" (Уганда, Танганьика) и "белые" (Кения) территории, где имелась значительная прослойка белого населения. План натолкнулся на сопротивление антиимпериалистических сил, справедливо усмотревших в нем попытку Лондона, используя популярность идеи объединения этих стран, затормозить ход национально- освободительной борьбы. Мутеса II и его министры, исходя из стремления сохранить за собой господствующие позиции в стране, поддержали требования люкико о том, чтобы британские колониальные власти установили точную дату предоставления независимости Уганде 20 . В ответ губернатор Уганды издал приказ о низложений кабаки и высылке его в Лондон. Буганда погрузилась в траур. Вожди, собравшиеся проводить Мутесу в ссылку, не вставали с колен до тех пор, пока поезд не скрылся. Члены люкико каждый раз преклоняли колена перед пустым троном кабаки. Королевские барабаны молчали. В местной печати Мутесу называли не 'иначе, как "возлюбленный сын наш" 21 . Баганда восприняли тогда ссылку кабаки как национальное бедствие, как оскорбление их племенных, религиозных и патриотических чувств. По всей стране прокатилась волна протеста, с новой силой вспыхнуло антиколониальное движение, принявшее теперь отчасти форму борьбы за возвращение прав, отнятых у монарха Буганды. В 1955 г.


16 Ibid.

17 Ibid.

18 D. A. Low. Political Parties in Uganda 1949 - 1962. L. 1959, p. 30.

19 В 1962 г. в Анколе была запрещена эмблема бугандийской партии "Кабака Екка" ("Только король"), а ношение ее считалось оскорблением омугабе - короля Анколе (F. B. Welbourn. Religion and Politics in Uganda. Nairobi. 1965, p. 44).

20 Подробнее о событиях 1953 - 1955 гг. см.: А. М. Хазанов. Освободительная борьба народов Восточной Африки после второй мировой войны. М. 1962; Ю. В. Луконин. Подъем национально-освободительного движения в Уганде в 40-х-60-х годах XX в. "История Африки". М. 1071.

21 "The King's Men", p. 247.

стр. 117


англичане вынуждены были восстановить власть кабаки, и Мутеса II, прибывший в Кампалу, торжественно въехал в свою резиденцию, расположенную на холме Менго. Таким образом, в своеобразных условиях Уганды, в силу низкого уровня политической сознательности населения, антиимпериалистическая борьба шла часто под монархическими лозунгами.

Британские колонизаторы пытались всеми способами оттянуть предоставление Уганде независимости. Применяя тактику лавирования и проволочек, разжигая сепаратистские чувства в различных областях страны, а особенно в Буганде, они стремились расколоть и ослабить национально- освободительное движение. В этих целях после 1955 г. было проведено несколько конституционных референдумов (лишь незначительно расширивших права коренного населения). Это, однако, уже не смогло остановить рост национально- освободительной борьбы. Наряду с неотрадиционалистской получает развитие новая тенденция: деятельность партий, выступивших с общеугандийской политической платформой. Почти все значительные политические партии Уганды возникали и формировались в Буганде. Однако среди них имелись как группировки, выдвигавшие общеугандийские программы, так и группировки сугубо бугандийские. К первому типу можно отнести Национальное движение Уганды, Партию угандийского народа, Демократическую партию, Прогрессивную партию, Национальный конгресс Уганды, Народный конгресс Уганды (НКУ). Ко второму типу - Всебугандийскую партию и "Кабака Екка". К 60-м годам наибольшим авторитетом и политическим весом в Уганде пользовались НКУ, возглавленный Аполло Милтоном Оботе 22 , Демократическая партия, опиравшаяся на поддержку католической церкви и возглавлявшаяся Б. Киванукой, и "Кабака Екка", образованная в 1961 г. и возглавленная Мутесой II.

Накануне предоставления Уганде независимости любая политическая организация должна была на выборах поневоле выступать в той или иной мере с общеугандийских позиций. В силу своего племенного сектантства "Кабака Екка" не смогла претендовать на широкую поддержку. Единственной партией, выдвинувшей в то время прогрессивную программу реформ, в основном отвечавшую интересам всех этнических групп страны, стал НКУ. Эта партия, объединившаяся на выборах в Законодательный совет Уганды в 1962 г. в компромиссный политический блок с "Кабака Екка", завоевала власть и стала правящей. В октябре 1962 г. Уганда была провозглашена независимым государством. Президентом страны стал Мутеса II, премьер-министром - М. Оботе. Начался новый период истории страны. По новой конституции, вошедшей в силу в июне 1962 г., Уганда объявлялась федерацией с сохранением королевств Анколе, Буньоро, Буганда и Торо. Статут Бугаиды отличался от статута других королевств, являвшихся в действительности автономными образованиями с довольно ограниченной компетенцией. Парламент Буганды не подчинялся центральной власти. Это королевство располагало собственными полицейскими силами и имело свою конституцию.

С первых дней независимости перед демократическими силами встала задача укрепления политического единства страны. Союз НКУ с "Кабака Екка" был недолговечным. Роялисты всех четырех королевств с недоверием относились к лидерам Народного конгресса, несмотря на неоднократные заверения М. Оботе сохранить в неприкосновенности как правителей, так и традиционные институты королевств. Совместная национально-освободительная борьба сгладила этническую рознь, хотя идея национального единства, понимаемая как принадлежность к одному государству, находилась еще в зачаточном состоянии, а жители страны прежде всего считали себя представителями определенной народности или племени. В силу этого основная масса баганда поддержала тогда сепаратистские устремления своей верхушки, выступавшей против глубоких социальных преобразований, которые могли затронуть ее интересы, и противостоявшей "государственному национализму", лозунгом которого являлось укрепление всей Уганды в рамках существующих границ. Положение осложнялось тем, что популярность кабаки как символа незыблемости традиций и славной истории баганда, а также как "героя национально- освободительной борьбы", "мученика" и "борца" была огромна.


22 Оботе - сын вождя малочисленного нилотского племени ланги, протестант. Окончил школу протестантской миссии Лира и университетский колледж Макерере (R. Segal. Political Africa. A Whos Who in Personalities and Parties. L. 1961, p. 217).

стр. 118


Советский журналист Н. П. Хохлов, побывавший в Уганде в первые годы после провозглашения ее независимости, так писал о Мутесе: "В воскресный день к холму Касуби 23 устремляется множество угандийских женщин, мужчин, детей и стариков. Богатые приезжают на автомашинах. Люди усаживаются под кустами, раскладывают съестные припасы, откупоривают бутылки с прохладительными напитками и начинают трапезу. А народ все идет и идет: жители окрестных городов и деревень, служащие и крестьяне, рабочие и школьники собираются здесь, чтобы воздать почести кабаке. Я не видел тут проявлений религиозного экстаза, какие можно наблюдать во время подобных собраний у мусульман. Но нельзя было не почувствовать уважения, с каким относятся тысячи и тысячи угандийцев к своему правителю. Как лозунг, как символ веры звучал повсюду один и тот же возглас: Кабака екка!.. Для них король, кабака - превыше всего" 24. Постепенно кабака стал серьезной оппозиционной силой, возглавившей движение против центрального правительства и направившей его в старое русло борьбы за сохранение традиционных устоев баганда. Поэтому конфликт между М. Оботе и Мутесой II не был просто борьбой двух лидеров за политическое первенство, как склонны его рассматривать некоторые западные авторы 25 . Суть конфликта сводилась в основном к противоборству двух тенденций развития: первая, выражавшаяся М. Оботе и НКУ, состояла в том, чтобы направить Уганду по пути прогрессивных преобразований и сохранить единство государства; вторая, которую отстаивали Мутеса II и феодальная верхушка, делала упор на незыблемость традиционных институтов и устоев, а вместе с ними и всего патриархального быта. Все это наряду с экономическими затруднениями, низким уровнем жизни и происками неоколониалистских сил создавало сложную обстановку в стране.

Социальные и политические разногласия усугублялись традиционной племенной враждой более бедных и менее развитых нилотских народностей к банту, более богатым и развитым. Таким образом, конфликт между центральным правительством и бугандийскими феодалами характеризовался сложным переплетением различных факторов: политических, социальных, этнических, психологических и др. Тогдашний министр иностранных дел Уганды говорил, что перед ними стояли три главные проблемы: трибализм, религия и то, что они называли "бугандизм". Кульминационным событием во взаимоотношениях регионального правительства Буганды с центральным явился спор об "отторгнутых территориях". Еще в 90-е годы XIX в. часть территорий Буньоро была передана Англией Буганде в награду за помощь, которую кабака оказал англичанам при подавлении восстания в Буньоро. С тех пор эти территории стали "яблоком раздора". В ноябре 1964 г., после проведения референдума и возвращения ряда округов Буньоро произошел распад коалиции, и министры от "Кабака Екка" вышли из центрального правительства. В мае 1966 г. правительство кабаки потребовало от центрального правительства, чтобы все государственные учреждения были эвакуированы из Кампалы. Одновременно оно обратилось в ООН с призывом поддержать отделение Буганды. В стране начались беспорядки, сопровождавшиеся нападениями на правительственные учреждения и на верные М. Оботе войска.

Правое крыло НКУ, получавшее финансовую поддержку от империалистов Запада, примкнуло к кабаке и в союзе с феодальной кликой Буганды решило свергнуть правительство М. Оботе и руководство партии. Правительство приняло в ответ решительные меры: приостановило действие конституции, отстранило от президентской власти Мутесу II, арестовало 5 министров, поддерживавших кабаку, и группу офицеров. После трехдневной перестрелки войска центрального правительства, возглавлявшиеся майором Иди Амином, нынешним главой правительства Уганды, заняли дворец кабаки. Мутеса П бежал в Лондон. Там "король Фредди", как фамильярно именовали его в печати, лишившись былых средств к существованию, запил и в 1969 г. умер при таинственных обстоятельствах. Он оставил мемуары, в которых описывал свою жизнь в изгнании 26 . После этих событий, уже в 1967 г., по новой конституции, Уганда была провозглашена республикой, а королевства упразднены. В 1969 г., после принятия "Хар-


23 Резиденция королей Буганды, расположенная на одном из холмов Кампалы. С провозглашением независимости она была открыта для посещения.

24 "Октябрь", 1964, N 7, стр. 180.

25 См., например, D. A. Low. Buganda in Modern History, p. 245.

26 Kabaka Mutesa. Desecration of My Kingdom. L. 1967.

стр. 119


тии простого человека", провозгласившей курс на проведение социально-экономических преобразований, вступила в действие программа "Путь Уганды влево"; Таким образом, юридически королевство Буганда после 1966 г. прекратило свое существование. Это, однако, еще не означало ликвидации политической оппозиции центральному правительству. Позднее феодально-монархическая верхушка баганда не раз выступала на политической арене. Она разжигала недовольство, обвиняя М. Оботе как выходца из пилотского племени в насилии над "просвещенными" бугандийцами.

Буганда, являвшаяся оплотом католицизма в Уганде, стала базой и для антиправительственных выступлений со стороны католической церкви. Через газеты, издающиеся на языке луганда ("Мунно", "Тайфа эмпиа" и др.), церковь, играя на этнических разногласиях, настраивала баганда против проводимой М. Оботе политики. 25 января 1971 г. угандийские офицеры во главе с главнокомандующим армией генерал- майором И. Амином произвели военный переворот, в результате которого было свергнуто правительство Оботе. Баганда были едва ли не единственной народностью Уганды, которая с воодушевлением приветствовала это событие. Местный журнал писал в июне 1971 г.: "Оботе посеял семена своего падения, когда перестал добиваться расположения Буганды, народ которой чувствовал себя как в осажденной крепости и жил, объятый страхом. Большинство заключенных были баганда, в том числе первый премьер-министр Бен Еиванука, члены королевской семьи, видные политические деятели. Хотя переворот в январе 1971 г. не был делом рук баганда, они поддержали его, как поддержали бы любой другой хорошо организованный переворот" 27 .

Переворот возродил у феодалов надежды на восстановление монархии тем более, что первые мероприятия И. Амина подкрепляли их надежды. Глава нынешнего правительства Уганды генерал Иди Амин - выходец из нилотского племени акаква, живущего вблизи суданской границы, профессиональный военный, мусульманин. Он получил образование в Буганде, хорошо говорит на луганда и суахили. Военную подготовку Амин прошел в Англии и одним из первых угандийцев получил офицерское звание. В годы второй мировой войны он служил в английском полку в Бирме, где воевал против японцев; участвовал также в операциях против движения "мау-мау" в Кении в 50-е годы. Амин освободил из заключения представителей элиты баганда, разрешил перевезти из Лондона и захоронить в традиционной гробнице останки Мутесы II, дал согласие на назначение наследного принца Рональда Мутеби главой 36 кланов баганда. Церемония состоялась в апреле 1971 года. "Все баганда, сомневавшиеся в том, что сэр Эдвард действительно умер, убедились в обратном, когда принц Рональд Мутеби покрыл черным покрывалом гроб своего отца и сел на маленький традиционный стул, известный как "какомера". Этот ритуал означал официальное наследование" 28 .

Старейшины баганда неоднократно обращались к Амину с пространными меморандумами, в которых содержалась просьба восстановить королевство Буганда во главе с кабакой. Однако Амин заявил, что "не может быть возврата к феодальным королевствам и королям, так как Уганда идет вперед, а не назад" 29 . Действительно, любой глава нового государства не может не понимать, что восстановление королевства оживит сепаратистские тенденции.

Уганда вступила ныне во второе десятилетие своей независимости. Перед страной стоят сложные и многоплановые задачи экономического, политического и культурного развития. Монархии же типа Буганды, основанные на патриархально-консервативной традиции, препятствуют движению по пути прогресса и подлинно демократических преобразований. Они в сегодняшней Африке являются анахронизмом.


27 "Africa South of the Sahara". L. 1970, p. 870.

28 "East African Standard", 5.IV.1971.

29 "Times", 5.IV.1971.

 

Опубликовано 27 апреля 2017 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): БУГАНДА



© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?