Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 18.10.18


НАРА - ПЕРВАЯ СТОЛИЦА ЯПОНИИ

Дата публикации: 30 августа 2018
Автор: А. Н. МЕЩЕРЯКОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ
Источник: (c) Вопросы истории, 1985-11-30
Номер публикации: №1535629567 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. Н. МЕЩЕРЯКОВ, (c)

найти другие работы автора

Слово "нара" значит "равнина". И действительно, этот город лежит на ровном дне котловины, окруженной поросшими лесом горами. Нара была столицей Японии с 710 по 784 год. Казалось бы, не так уж долго. Однако для тогдашней Японии промежуток времени в 74 года представляется значительным: дело в том, что до основания Нары о столице в современном понимании этого слова говорить не приходится. Тот или иной государь возводил для себя дворец, который он и придворные занимали лишь на время его правления. После смерти правителя двор переезжал на новое место, что было связано с представлениями древних японцев о ритуальной нечистоте места, оскверненного смертью.

Начиная с VII в. один дворец становится резиденцией уже нескольких правителей подряд. Так, из дворца Фудзивары Японией правили три поколения государей (следует иметь в виду, что в то время Японию называли "землей Ямато" или "Страной Тростниковых Полей"). Но и век Фудзивары был недолог: с 694 по 710 год. Фудзивара была спроектирована по подобию столицы Китая г. Чанъань и представляла собой типичный чиновничье-бюрократический город с заранее определенной планировкой. Его размеры по тем временам

стр. 183


достаточно велики (2,6 на 1,7 км), а население составляло от 30 до 40 тыс. человек1 .

И все-таки единственным настоящим городом японского раннего средневековья можно считать Нару. Помимо самих правителей (а их пребывало в Наре семеро - Гэммэй, Гэнсё, Сёму, Кокэн, Дзюннин, Сётоку, Конин), в столице и ее ближайших пригородах проживало в пору ее расцвета около 200 тыс. человек: 10 тыс. чиновников, ремесленники, крестьяне, монахи2 . Помимо них, город наводняли люди без определенного рода занятий, в основном крестьяне, бежавшие из провинции от непосильного налогового гнета в столицу, где осуществлялись широкомасштабные благотворительные мероприятия. В 773 г., например, пособия были выданы почти 20 тыс. нуждающимся. Однако грабежи, убийства и поджоги, которыми занимались городские люмпены, настолько досаждали властям, что специальным государевым указом бродяги изгонялись из города.

С самого начала столица застраивалась по плану, который тоже имел много общего со столицей Китая, бывшего тогда для правителей Японии образцом подражания в различных областях административной, экономической и культурной деятельности. Строительство столицы по континентальному образцу представляло собой одну из важных мер по превращению Японии из полуварварского королевства в империю, чему должны были способствовать и многочисленные реформы, осуществление которых началось в середине VII века. В 646 г. был обнародован указ, состоящий из четырех статей3 . Согласно первой из них, упразднялась прежняя наследственная система владения рабами и землей. Вместо этого провозглашалась государственная собственность на землю и в соответствии с рангами выделялись фиксированные кормления. Ст. 2 предписывала новое территориальное деление страны на провинции и уезды; определялся статус столицы. Ст. 3 объявляла о переписи дворов и составлении реестров для передела земли. Ст. 4 отменяла прежнюю (произвольную) трудовую повинность и устанавливала размеры натурального подворного обложения. Реформа была призвана усилить центральную власть, кодифицировала систему управления, определяла отношение между центром и периферией, фиксируя размер регулярного налогообложения.

Вся вторая половина VII в. была отмечена повышенной активностью государства в области законодательства. Впоследствии отдельные указы были сведены воедино, и на их основе в 701 г. завершено составление первого универсального законодательства "Тайхорё", служившего с добавлениями и модификациями базой феодального законодательства на протяжении всего средневековья. Согласно "Тайхо рицурё" и "Ёро рицурё"4 (757 г.), административно-чиновничий аппарат Японского государства представлял собой сложную и разветвленную иерархическую систему со строгим соподчинением сверху донизу. Экономическую основу страны составляла государственная монополия на землю. Таким способом осуществлялась эксплуатация крестьянства, получавшего от государства земельные наделы. Эта эксплуатация принимала форму налога продуктами земледелия и ремесла. Существовала также трудовая повинность. Строительство Нары было необходимым условием превращения Японии в бюрократическое государство. Весть о строительстве новой столицы была принята народом с неудовольствием, ибо простой люд понимал, что это грозит ужесточением трудовой повинности. Поэтому правительство объявило об отмене налогов в 709 году.

Не совсем ясны причины, по которым двор покинул Фудзивару, проектировавшуюся с размахом, но прослужившую в качестве резиденции недолго. Многие исследователи полагают, что новая столица в отличие от старой целиком соответствовала ориентации по оси фыншуй - традиционному китайскому способу расположения построек в пространстве: к востоку от столицы протекала река; к югу находился пруд, за ним простиралась равнина; к западу город ограничивался широкой дорогой; с севера высились горы, переходившие в холмы, окружавшие столицу с трех сторон. Возведение грандиозного по тем временам города размерами 4,8 на 4,3 км потребовало мобилизации колоссальных люд-


1 Wheatley P., See Th. From Court to Capital. A Tentative Interpretation of the Origins of the Japanese Urban Tradition. Chicago - Lnd. 1978, pp. 113 - 115.

2 Ibid., pp. 140 - 141.

3 Попов К. А. Законодательные акты средневековой Японии. М. 1984, с. 52 - 77.

4 Текст памятников см.: Законы. Токио. 1976 (на яп. яз.). Частичный перевод см.: Конрад Н. И. Избранные труды. История. М. 1974, с. 99 - 113.

стр. 184


ских ресурсов. В строительстве принимали участие как крестьяне, отбывавшие трудовую повинность (каждые 50 дворов предоставляли двух мужчин, менявшихся через три года), так и "наемные" рабочие, состоявшие на довольствии и получавшие некоторую плату. Термин "наемные" условен, поскольку этих людей сгоняли на стройку насильно. Для надзора за подневольными рабочими и поимки беглых учреждалось "временное военное ведомство".

Нара представляет собой в плане четырехугольник, ориентированный с севера на юг. Широкая магистраль - Судзаку ("Красная птица") разделяла город на правую и левую части (западную и восточную). С севера на юг город пересекался девятью улицами, а с запада на восток - восемью, образовывавшими таким образом 72 квартала. Дворец государя и административные постройки, организованные в единый архитектурный комплекс, располагались в северной части столицы. В Чанъани же дворец и министерства размещались обособленно. При следовании иноземным образцам японцы не слепо копировали их, а пытались приспособить к нуждам своей страны. Градостроительство не является тут исключением. В отличие от китайской столицы Нара никогда не обносилась крепостными стенами, ибо внутренняя ситуация в то время была в Японии сравнительно спокойной, а островное положение страны избавляло ее от вторжения извне. Еще одним отличием от Чанъани был строительный материал: в Японии при возведении зданий камень и кирпич тогда не использовались. Весь город, включая дворец и храмы, строился из дерева, что делало его очень уязвимым для огня. Однако взору путешественника из провинции город представлялся великолепным: "Столица Нара прекрасна в синеве небес, цветет цветком благоуханным"5 .

Эти строки не только метафорический восторг поэта: в городе действительно цвели сады. Вокруг дворца, храмов и домов аристократов сажали вишневые и апельсиновые деревья, росли камелии, глицинии и иные декоративные растения. Если добавить к этому необычайную по тем временам масштабность столицы, то можно понять, почему город служил источником поэтического вдохновения. В Наре было много буддийских храмов (в 720 г. - 48), и число их постоянно увеличивалось. Некоторые храмы перенесли в город из прежних царских резиденций - Асуки и Фудзивары. Правители Японии вообще уделяли буддийскому вероучению, получившему там распространение с середины VI в., значительное внимание: буддизм был призван противостоять синтоизму - родоплеменным, в значительной степени разрозненным, культам местной религии, которые препятствовали созданию сильной центральной власти. Влиятельные роды возводили свое происхождение к синтоистским божествам, опираясь на собственную версию мифа и пытаясь отстоять наибольшую древность своего рода, что служило источником постоянных внутриполитических трений6 .

Буддизм, лишенный поначалу на японской почве реальных исторических корней, был удобным орудием для проведения различных унификаторских мероприятий. Предполагалось, что поклонение одним и тем же буддам и бодхисаттвам станет залогом единообразия и в других областях жизни. Властей интересовали не столько догматические тонкости вероучения, сколько вклад буддизма в проведение политики государей, а моления монахов были призваны обеспечить спокойствие и процветание страны. Поэтому правители сурово осуждали монахов, проводивших время в спорах о высшей сути учения Будды. "Главным они считают святое учение, а не планы императора"7 , - гневно говорится в одном из указов. Но правящая династия не могла отказаться и от традиционных ценностей синто: ведь именно его мифологическая система, согласно которой государь является потомком богини солнца Аматэрасу, служила идейной основой наследственного правления.

Строительство буддийских храмов велось с размахом. Их пагоды были практически единственными сооружениями, которые нарушали "приземленность" одноэтажной Нары. Особенно выделялся размерами грандиозный храм Тодайдзи, занимавший площадь более 90 гектаров. Он был возведен в середине VIII в. по обету правителя Сёму (724 - 749), который был настолько пре-


5 Собрание мириад листьев (поэтическая антология середины VIII в.). Токио. 1971, N 328 (на яп. яз.).

6 Подробнее см.: Мещеряков А. Н. Буддизм и синтоизм в общественной жизни Японии VI-VIII вв. (по материалам официальных хроник). - Народы Азии и Африки, 1979, N 1.

7 Продолжение "Анналов Японии" (хроника, составленная в 794 г.). Токио. 1975, Ёро, 6 - 7 - 10 (на яп. яз.).

стр. 185


данным адептом иноземной религии, что называл себя "рабом Будды". В сознании правителя храм символизировал мощь государства, персонифицированного в правителе. В указе Сёму говорилось: "Всеми помыслами своими устремляюсь я к спасению и всеми силами своими лелею заботу о подданных. Хотя на окраинах уже процветает великодушие, Поднебесная еще не облагодетельствована вероучением Будды. Воистину, таинственное великолепие Учения приводит Небо и Землю в состояние гармонии, осчастливливает десять тысяч поколений, твари и растения набирают силу. 15-го дня 10-й луны 15-го года эры Тэмпё... принес я великий обет бодхисаттвы и обещал отлить медную с позолотой статую будды Вайрочаны. Обещаю отлить статую из лучшей меди, что сыщется в стране, срою горы высокие и построю храм... Предержащий богатство в Поднебесной - это я. Предержащий силу в Поднебесной - это я. Этим богатством и силой этой да будет воздвигнута досточтимая статуя"8 .

Исполнение обета было связано с трудностями, ибо высота статуи составляла 18 метров. Сначала изготовили деревянный каркас. Его обвязали веревками и облепили глиной, поверх укреплялись бронзовые пластины. После полировки наносилось золотое покрытие. В храмовых преданиях сообщается, что при возведении Тодайдзи трудились 520 тыс. плотников и 1,67 млн. чернорабочих. Статую Вайрочаны изготовляли 370 тыс. мастеров вместе с 510 тыс. подручных. Пожертвования поступили более чем от 400 тыс. дарителей9 . Трудно проверить истинность приведенных цифр, но не подлежит сомнению, что реализация грандиозного проекта была нелегкой.

Тодайдзи дважды горел, в XII и XVI столетиях. После второго пожара храм около века лежал в развалинах. Заново отстроенный в начале XVII в., он лишь частично напоминал первоначальное строение. Помимо "Золотого павильона", воздвигнутого вокруг статуи Дайбуцу, в ансамбле Тодайдзи привлекают внимание две семиярусные пагоды, библиотека, здания для проповедей и колокольня с бронзовым колоколом весом 49 тонн. "Золотой павильон" в настоящее время - самое большое деревянное сооружение в мире. Его высота - 49, ширина - 57, длина - 50 метров. Особенный интерес представляет сокровищница Сёсоин, сохранившаяся в первозданном виде. Это свайное сооружение поражает строгой красотой и органичностью форм. Ныне в Сёсоин сохраняются уникальные образцы древнего искусства.

Ко времени постройки Тодайдзи нарский буддизм прочно ассоциировался с идеей государственности. Недаром Татибана Нарамаро, поднявший мятеж в 757 г., на вопрос о причине своего недовольства отвечал, что строительство Тодайдзи легло на народ непосильным бременем10 . Храм Тодайдзи был не только крупнейшим культовым центром. В нем проводились и церемонии, далекие от его прямого предназначения, например, присвоения придворных рангов11 . Буддийские храмы владели громадными земельными наделами. Поля Тодайдзи, расположенные в различных частях страны, обрабатывали 5 тыс. семей.

Масштабы города диктовали необходимость развитого продуктообмена. Для этой цели в городе построили два рынка. Там торговали рисом, овощами, ракушками, тканями, письменными принадлежностями, духами, посудой, древесным углем, буддийскими текстами и многим другим. О размерах торговли можно судить по тому, что в 765 г., когда резко вздорожал рис, казна выбросила для продажи на каждый из двух рынков по 1 тыс. коку риса (около 150 т). В ходу были китайские монеты, а также деньги местной чеканки. Считается, что первая японская монета была отчеканена в правление Тэмму (673 - 686 гг.)12 , но этот акт имел скорее символическое значение, ибо реальной меновой ценностью продолжали обладать рис и ткани. Налог также собирался только продуктами сельского хозяйства и ремесла. В самой Наре быстро активизировались товарно-денежные отношения, которые, однако, не получили широкого распространения вне столицы.

Вместе с основанием Нары до некоторой степени стабилизировалась и социальная структура японского общества, которая на протяжении VIII в. не претерпела существенных изменений. Эпоха реформ окончилась. К тому времени формируется четко обособленное от других социальных групп


8 Там же, Тэмпё, 15 - 10 - 15.

9 Хаякава С. Государство времени "рицурё". В кн.: История Японии. Т. 4. Токио. 1974, с. 273 (на яп. яз.).

10 Продолжение "Анналов Японии". Тэмпё ходзи, 1 - 7 - 4."

11 Там же. Тэмпё сёхо, 1 - 11 - 19; 1 - 4 - 14; 2 - 11 - 4; 3 - 1 - 14 и др.

12 Хаякава С. Ук. соч., с. 148 - 149.

стр. 186


чиновничество, обладавшее немалыми привилегиями, главнейшей из которых было освобождение от податей. Причем если чиновники с 8-го по 6-й ранг освобождались от подати только лично, то для чиновников более высоких рангов в категорию людей, не облагавшихся налогом, входили их отцы и сыновья (5-й и 4-й ранги), деды, отцы, братья, сыновья и внуки (3-й, 2-й и 1-й ранги). Чиновничество было ясно маркировано как социальная группа, ответственная за сбор налогов, а не за их уплату. Таким образом, расслоение хорошо просматривается и внутри самого чиновничества. Размеры жалованья, обеспечение слугами, стоявшими на государственном довольствии, степень наказания за совершенные проступки и преступления, покрой одежды - все это изменялось по мере продвижения по службе.

В Японии, как и в Китае, для того чтобы стать чиновником, требовалось сдать государственные экзамены. Однако в действительности эта система в Японии носила ограниченный характер, фактически распространяясь лишь на низшие ранги. А для чиновников с 4-го ранга и выше существовала система "теневых рангов", согласно которой их потомкам по достижении 21 года присваивались установленные ранги вне зависимости от реальных знаний и заслуг. Так, сыновьям и внукам сановника 1-го ранга сразу жаловался 5-й ранг, что при ограниченности мест на государственной службе делало практически невозможным достижение сколько-нибудь значительных должностей для выходцев из низших общественных слоев. Как показывают исследования японских ученых, для сыновей чиновника рангом ниже 6-го было невозможно подняться выше 4-го ранга и соответствующих должностей13 .

Подготовка кадров бюрократии осуществлялась в школе чиновников, созданной в 670 г.; в ней преподавали произведения конфуцианских классиков и математические сочинения. В 728 г. к этим предметам были добавлены китайская литература и изучение законов. Число учеников составляло 400 человек, и в их число беспрепятственно допускались лица, носившие ранг не ниже 5-го. Лица с 6-го по 8-й ранг могли обучаться в школе лишь после специального разрешения, что также способствовало самовоспроизведению высшего чиновничества. Для подготовки мелких чиновников в 701 г. были организованы провинциальные школы с числом учеников от 20 до 5014 .

Общественная мысль Японии VIII в. подразделяла все население на две основные категории: рёмин ("добрый люд") и сэммин ("подлый люд"). К первой категории относились: ки (чиновники с 1-го по 3-й ранг), цуки (4-й и 5-й ранги), все прочие чиновники, бякутё (свободные общинники), синабэ и дзоко (ремесленники, находившиеся в непосредственной зависимости от двора, приписанные к соответствующим ведомствам и освобожденные от уплаты подушного налога, что в их положении было не привилегией, а лишением ее). В категорию сэммин, также освобожденную от уплаты налога, входили: рёко (охранники царских могил), канко (преступники и их семьи, превращенные в государственных рабов), кэннин (частнозависимые), конухи (государственные рабы) и синухи (частные рабы).

Нара славилась своими храмами. Но именно их растущее могущество побудило правителей Японии оставить "цветущую столицу". К 770 г. относится попытка переворота, предпринятая монахом Докё, вошедшим в доверие к государыне Сётоку (764 - 770 гг.)15 . Попытка осталась попыткой, Докё сослали. Но с этого времени наблюдается некоторое охлаждение властей к буддизму. В 784 г. двор переезжает от могущественных монастырей подальше, в Нагаоку, а еще через 10 лет - в Хэйан (совр. Киото). Нара теряет былую оживленность и блеск. "Пустеет и дичает столица Нара, милая душе. Я выхожу из дома, и множится печаль"16 . Эти стихи сложены неизвестным поэтом во время непродолжительного отъезда государя из столицы. Из города уходят чиновники, торговцы и ремесленники. Остаются в основном монахи. Так из столицы страны Нара становится "столицей храмов". Храмы эти никуда не переезжают, привлекая в Нару немало паломников. Кроме того, большинство "официальных храмов", т. е. тех, в которых возносились молитвы о благополучии государства, остаются в Наре. В списке официальных храмов X в. из 15 таких храмов


13 Там же, с. 155.

14 Masayoshi S., Swain D. L. Science and Culture in Traditional Japan, A. D. 600 - 1854. Cambridge. 1976, pp. 31 - 36.

15 Подробнее см.: Bender R. The Hachiman Cult and the Dokyo Incident. - Monumenta Nipponica, vol. XXXIX, 1979, N 2.

16 Собрание мириад листьев, N 1049.

стр. 187


11 находились в бывшей столице. Но население города уже не достигает прежней численности. На рубеже XII-XIII вв. в Наре постоянно проживало около 10 тыс. человек. Город распался на несколько поселков, группировавшихся вокруг крупнейших святынь. Да и сейчас он сравнительно невелик: в нем живет 200 тыс. человек.

 

Опубликовано 30 августа 2018 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): НАРА - ПЕРВАЯ СТОЛИЦА ЯПОНИИ



Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама