Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ВОЕННОЕ ДЕЛО есть новые публикации за сегодня \\ 23.07.17

ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ И АМЕРИКАНСКАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

Дата публикации: 18 декабря 2016
Автор: Л. Н. Игнатьев
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ВОЕННОЕ ДЕЛО
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1482095839 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Л. Н. Игнатьев, (c)

найти другие работы автора

16 июля 1945 г. в районе Аламогордо (штат Нью-Мексико) втайне от американского и мирового общественного мнения было проведено первое испытание американской атомной бомбы. Пресса сообщила тогда, что произошел взрыв на складе, где хранилось большое количество взрывчатых веществ. Известие об успешном испытании бомбы было с восторгом встречено президентом США Трумэном, военным министром Стимсоном и государственным секретарем Бирнсом, которые находились в те дни в составе американской делегации на Потсдамской конференции трех великих держав.

Атомное оружие сразу же заняло особое, если не центральное место в американском арсенале внешнеполитических средств. Правящие круги США не замедлили превратить его в инструмент психологического воздействия на другие страны, полагая, что оно будет иметь решающее значение в международных делах. Иначе говоря, со второй половины июля 1945 г. появилось новое средство внешнеполитической стратегии США, получившее название "атомной дипломатии" по аналогии с "дипломатией канонерок", "дипломатией доллара" и иными способами давления и шантажа, к которым прибегали до того времени Соединенные Штаты в отношении других государств. На сей раз это средство американская дипломатия с самого начала попыталась применить против СССР.

Однако в силу ряда причин и главным образом в результате недооценки со стороны США могущества Советского Союза, преимуществ его социалистической системы и успехов советской науки и техники возможности для использования ядерного оружия или для угрозы его применения в качестве средства внешнеполитического давления с первых же послевоенных лет оказались весьма ограниченными. Особенно ясно это стало после окончания временной (и непродолжительной) монополии США на атомное оружие. С появлением и развитием советской ракетно-ядерной техники и усилением ее мощи использование американского ядерного оружия против СССР стало невозможным без нанесения серьезного ущерба самим США. Попытки воздействовать на Советский Союз с помощью атомного шантажа также потерпели крах. Роль ядерного оружия в послевоенной американской внешней политике стала постепенно меняться. Под воздействием коренных изменений в соотношении сил на международной арене в пользу социализма правящие круги США были вынуждены хотя бы внешне придавать американской внешнеполитической стратегии "оборонительный характер". Так, в начале 60-х годов США стали именовать свою ракетно-ядерную мощь "щитом" НАТО в отличие от прежнего названия - "меч" НАТО. Это свидетельствовало об определенных трудностях в использовании ядерного оружия как средства внешней политики, что, в свою очередь, при-

стр. 80


вело к необходимости пересмотреть методы американской ядерной стратегии. Однако от этой стратегии США все же не отказались. Правительство Никсона, как и его предшественники, продолжает в своей внешней политике опираться на ракетно-ядерный арсенал, развитию и совершенствованию которого оно придает первостепенное значение. Изменились лишь формы использования во внешней политике факта наличия ракетно-ядерного оружия. Появилась "ракетная дипломатия" и т. д. Вопросам, связанным с эволюцией роли ядерного оружия в послевоенной американской внешней политике, и посвящена данная статья.

В советской литературе отсутствуют исследования, в которых рассматривалось бы влияние ядерного оружия на внешнюю политику США в течение всего послевоенного периода. Однако в ряде книг некоторые аспекты этой проблемы уже получили отражение. В монографии В. А. Тарасенко характеризуется место атомной проблемы в американской внешней политике в период монополии США на это оружие (1945 - 1949 гг.). В работе А. И. Игнатова анализируется роль атомной дипломатии во внешнеполитической стратегии США на протяжении 1945 - 1960 годов, причем основной упор делается на раскрытии существа американской атомной программы - так называемого плана Баруха. В коллективном труде "Военная стратегия" затрагиваются вопросы ядерной стратегии США в НАТО. В исследовании Г. А. Трофименко прослеживается эволюция военной стратегии и внешнеполитической практики США на международной арене под влиянием изменившегося соотношения сил в мире в пользу социализма. В этой работе также уделяется большое внимание ядерной стратегии США в НАТО. В книге В. М. Кулакова раскрывается американская доктрина тотальной ядерной войны. В монографии чл. -корр. АН СССР Г. А. Арбатова рассматривается социально-политическая роль военной техники вообще и нового ракетно-ядерного оружия в частности как орудия классового насилия. Однако анализ комплекса вопросов, связанных с влиянием современного оружия массового уничтожения на международные отношения, выходит за ее рамки 1 .

Роль, которая отводилась ядерному оружию в американской послевоенной внешней политике, в первую очередь объяснялась тем, что в основе послевоенного политического курса США неизменно лежала политика "с позиции силы". Эта политика в начале послевоенного периода основывалась на том убеждении, что США, являясь, как им казалось, самым могущественным государством в мире, в состоянии будут использовать "ситуацию силы", чтобы навязать свою волю другим странам мира. Относительная военная неуязвимость США в прошлом, объяснявшаяся выгодным географическим положением, породила у американских правящих кругов иллюзию, что на все внешнеполитические проблемы существуют чисто военные ответы. Появление термоядерного оружия усилило эту иллюзию. Американские руководители решили, что с помощью такого оружия им удастся создать и закрепить на длительное время определенное военно-политическое преимущество над Советским Союзом. Не удивительно поэтому, что с первых послевоенных лет США, не останавливаясь перед расходами, стремились как можно быстрее наладить производство этого оружия и усовершенствовать его.

Военный теоретик Г. Киссинджер (ныне специальный помощник президента США по вопросам национальной безопасности) отмечал в 1967 г., что функция ядерного оружия носит в основном психологиче-


1 В. А. Тарасенко. Атомная проблема во внешней политике США. М. 1958; А. И. Игнатов. Атомная проблема и политика США. М. 1960; "Военная стратегия". Под редакцией Маршала Советского Союза В. Д. Соколовского. М. 1963; Г. А. Трофименко. Стратегия глобальной войны. М. 1968; Г. А. Арбатов. Идеологическая борьба в современных международных отношениях. М. 1970; В. М. Кулаков. Идеология агрессии. М. 1970.

стр. 81


ский характер. Уточняя эти слова, он пояснял: угроза, являющаяся на самом деле блефом, но принятая серьезно, оказывается более полезной, чем серьезная угроза, которая игнорируется, как блеф2 . Г. Моргентау в 1969 г. также подчеркивал "четкую и простую психологическую функцию ядерной мощи". Главная функция ядерного оружия сводится к тому, писал он, чтобы сделать излишним его применение путем удержания возможного противника от использования этого оружия. Последнее, по его мнению, достигается посредством постоянного уведомления возможного противника о неизбежности его собственного уничтожения в случае, если он прибегнет к ядерному оружию. Для успеха взаимною сдерживания, продолжал Моргентау, сторонам требуется лишь взаимная уверенность в том, что у них есть воля и способность уничтожить друг друга в ядерной войне. Пока существует такая уверенность, не играет роли, соответствует ли это действительности или нет. Иначе говоря, Моргентау прямо подчеркивал, что политика сдерживания, или устрашения, "предусматривает элемент блефа"3 . Как полагают некоторые американские авторы, психологическое воздействие ядерного оружия на взаимоотношения государств особенно эффективно в тех случаях, когда между ними идет спор или ведутся какие-либо затяжные переговоры. Профессор Оклендского университета (штат Мичиган) Ш. Апплтон пишет, что ключом к успешной политической сделке в эпоху ракетно-ядерного оружия является часто способность одной стороны заставить другую поверить, что вы сможете осуществить и фактически осуществите свои угрозы4 .

Военные руководители США долгое время умышленно не уточняли вопрос о том, где, когда и при каких обстоятельствах они будут готовы применить ядерное оружие5 . Этот прием известен как "рассчитанная политика неопределенности", поддерживаемая способностью осуществить применение военной силы, в том числе ядерного оружия. Политика эта была удобна, так как ей можно было придать любую оболочку, позволяющую скрыть от общественности тот факт, что на деле такая политика являлась атомным шантажом. Политические цели руководители США преследуют и в гонке ракетно-ядерного вооружения, желая воспользоваться возможным, пусть даже временным, превосходством в создании и производстве новой разновидности ракетно-ядерного оружия для оказания на противников давления "с позиции силы". Большое внимание к психологическому воздействию американского атомного оружия на политику других стран, получившему на Западе наименование психологической дипломатии, не означало, однако, что правительство США не имело планов действительного применения ядерного оружия. Но научно-технические успехи СССР каждый раз лишали смысла такие планы, поскольку их реализация нанесла бы, в свою очередь, огромный ущерб самим США. Тем не менее атомный шантаж продолжает оставаться на вооружении руководителей внешней политики США и в наши дни. Вот лишь некоторые конкретные примеры использования Соединенными Штатами средств атомной дипломатии против СССР


2 См. U. Schwarz. American Strategy. Preface by Henry Kissinger. N. Y. 1987, p. XII.

3 H. Morgenthau. A New Foreign Policy for the United States. N. Y. 1969, p. 211.

4 S. Appleton. United States Foreign Policy. Boston. 1968, p. 496.

5 Лишь в последние годы руководители НАТО отчасти пролили свет на этот вопрос. Совет НАТО на сессии в Брюсселе, состоявшейся 3 - 5 декабря 1969 г., одобрил основные политические положения тактического использования ядерного оружия в Европе, уточняющие обстоятельства, при которых это оружие может быть использовано, и географические районы его применения. В этом документе, в частности, утверждается, что применение тактического ядерного оружия почти неизбежно уже на первом этапе вооруженного столкновения в Европе. Как сообщалось в американской печати, предусматривается использование тактического ядерного оружия против таких объектов в ГДР, Польше и Чехословакии, как аэродромы, базы снабжения и центры связи.

стр. 82


И других государств начиная с 1945 года. Тот факт, что США с самого Начала рассматривали ядерное оружие в качестве одного из важнейших средств своей послевоенной внешней политики, признавали уже тогда официальные лица США, включая президента Трумэна и членов его кабинета. Находясь на конференции в Потсдаме в июле 1945 г., Трумэн с большим нетерпением ждал известий о первом испытании атомной бомбы. "Если она взорвется, что, я думаю, произойдет, - заявил Трумэн, - то у меня наверняка будет чем ударить по этой стране (СССР. - Л. И.) "6. Можно вспомнить также заявления тогдашних коллег Трумэна - Стимсона и Бирнса. Как только была создана атомная бомба, Стимсон предложил использовать ее в качестве "арбитра силы", или рычага давления на СССР с целью "либерализации" советской политической системы, то есть реставрации капиталистических порядков в нашей стране. Бирнс же советовал президенту, опираясь на атомное оружие, "продиктовать миру свои условия окончания второй мировой войны"7 . Вдохновителям американской политики казалось, что монополия на атомное оружие позволит им изменить политическую карту мира в нужном для них направлении.

Самый факт применения в августе 1945 г. атомного оружия против Японии ознаменовал собой политику атомного шантажа в действии. Об этом говорит то обстоятельство, что в атомной бомбардировке японских городов не было военной необходимости. Использование же атомных бомб было задумано и осуществлено для того, чтобы оказать психологическое воздействие на мир и прежде всего на СССР. Этот вывод подтверждается также тем, что в августе 1945 г. США израсходовали все имевшиеся в их распоряжении атомные бомбы. Потребовалось бы определенное время, чтобы изготовить последующие их экземпляры. Следовательно, это еще не было оружием в полном смысле слова, а были лишь его первые образцы, взорванные в целях устрашения, чтобы в дальнейшем, ссылаясь на эту бомбардировку и причиненные ею колоссальные жертвы и разрушения, осуществлять политику атомного шантажа. О том, что атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки была именно таким шантажом, направленным в первую очередь против Советского Союза, красноречиво свидетельствует и следующее откровенное признание В. Буша, занимавшего в те годы пост главного помощника по атомным делам военного министра США: "Атомная бомба была создана вовремя... она также была сброшена вовремя, чтобы не было необходимости делать какие-либо уступки России в конце войны"8 .

Следующим характерным фактом, показывающим, как президент США пытался использовать атомную дипломатию на первоначальном этапе своей послевоенной внешней политики, было его стремление воздействовать в ходе Потсдамской конференции на СССР сразу же после первого испытания атомного оружия, а затем и после атомной бомбардировки японских городов. Для этого Трумэн сделал поворот к "жесткой" политике по отношению к СССР, пытаясь заставить Советский Союз согласиться с послевоенными американскими планами закабаления Европы. Как пишет американский историк Р. Ровере, Трумэн и Бирнс "хотели заставить русских выполнять ялтинские соглашения в том смысле, как их понимали США"9 . Подробное описание этой провалившейся попытки президента содержится в книге американского исследователя Г. Альперовица "Атомная дипломатия", подвергшейся в США критике за то, что автор ее сформулировал точку зрения, резко отличную от официальной. Альперовиц отверг версию о том, будто США при-


6 W. Williams. The Tragedy of American Diplomacy. Cleveland and N. Y. 1959, p. 169.

7 H. S. Truman. Year of Decisions. N. Y. 1955, p. 87.

8 G. Alperovitz. Atomic Diplomacy: Hiroshima and Potsdam. N. Y. 1965, p. 240.

9 "The Atomic Bomb. The Great Decision". N. Y. 1968, p. 90.

стр. 83


менили в Японии атомное оружие исключительно с целью спасти жизнь американских солдат, которые могли бы погибнуть в случае их высадки на территории Японии. Впервые в американской литературе он показал, что атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки являлась политическим актом, рассчитанным на демонстрацию силы, направленную прежде всего против Советского Союза.

В последующие годы ответственные деятели США, включая президента Д. Эйзенхауэра и государственного секретаря Д. Ф. Даллеса, продолжали прибегать к атомной дипломатии. Во время войны в Корее Эйзенхауэр угрожал применить атомное оружие на корейском фронте, а также против промышленных центров в Маньчжурии, если китайская сторона будет усиливать свое активное участие в конфликте. Политика "балансирования на грани войны", проводившаяся Даллесом, на деле также представляла собой разновидность атомной дипломатии. Подобных примеров можно было бы насчитать немало в послевоенной истории США. Хотя с 1945 г. американское атомное оружие больше не применялось, "не проходило и дня, чтобы оно не использовалось в каких-либо политических целях - в качестве угрозы по отношению к противнику, для заверений в адрес союзников или для привлечения внимания всего мира к этому оружию" 10 .

Все попытки США воспользоваться ядерной мощью в антисоветских целях терпели провал благодаря твердой позиции СССР по важнейшим международным вопросам. Успехи Советского Союза в области науки и техники разрушили планы американских руководителей, направленные на достижение военного превосходства. Г. Киссинджер в книге "Ядерное оружие и внешняя политика", многие положения которой актуальны и сегодня (несмотря на ее более чем десятилетнюю давность), признает, что США "никогда не удавалось превратить... военное преимущество в политическое преимущество" 11 . И действительно., можно вспомнить ряд лихорадочных попыток США добиться определенного военного превосходства над СССР после утраты атомной монополии. Укрепление обороноспособности СССР, создание и увеличение его ракетно-ядерного арсенала обрекли эти попытки на неудачу. Хотя атомная монополия США продолжалась лишь до 1949 г., политические и военные руководители этой страны не сумели сделать соответствующих выводов из быстрого научно-технического прогресса СССР в области ядерного оружия. Г. Киссинджер писал, подчеркивая значение факта утраты американцами атомной монополии: "Никакое приобретение Советским Союзом территории - вплоть до оккупации всей Западной Европы - не могло бы отразиться на стратегическом равновесии с такой силой, как успех Советского Союза в ликвидации нашей атомной монополии" 12 .

США не прекращали совершенствовать средства ядерного устрашения, несмотря на продолжавшиеся провалы атомной политики. На протяжении 50-х годов они пытались добиться военного преимущества путем создания большого количества бомбардировщиков стратегической авиации. Не только военная, но и внешнеполитическая мысль США была мобилизована на выполнение этой задачи. С этой целью в январе 1954 г. официально была провозглашена доктрина "массированного возмездия", заменившая провалившуюся "политику сдерживания", провозглашенную Трумэном в 1947 году. Вдохновителем новой доктрины был Даллес, занимавший в то время пост государственного секретаря. Эта доктрина, выдвигая на передний план атомную и воздушную мощь как фактор устрашения, позволяла США поставить в центр своего внеш-


10 "Arms Control for the Late Sixties". N. Y. 1967, p. 15. .

11 Г. Киссинджер. Ядерное оружие и внешняя политика. М. 1959, стр. 55.

12 Там же, стр. 52.

стр. 84


неполитического курса подготовку ядерной войны против Советского Союза. Это была политика "на грани войны". Правящие круги США в то время полагали, что имеют по сравнению с СССР значительное Превосходство в ядерном оружии и особенно в стратегической авиации, которое позволило бы им выиграть ядерную войну. Однако стратегия "массированного возмездия" оказалась еще менее долговечной, нежели предыдущие. Ее несостоятельность продемонстрировало такое выдающееся достижение СССР, как запуск 4 октября 1957 г. с помощью баллистической ракеты первого в мире искусственного спутника Земли. С его появлением стала бесспорной уязвимость территории США с военной точки зрения. Тем самым оказались устаревшими стратегические и внешнеполитические концепции, основывающиеся на географической неуязвимости США. Таким образом, создание в СССР ядерного оружия, а затем появление советской межконтинентальной баллистической ракеты привели к коренным изменениям в стратегическом соотношении сил в мире, к глубоким изменениям в международных отношениях. Безвозвратно ушли в прошлое те времена, когда США, находясь за океаном, могли надеяться на неуязвимость и в то же время окружать СССР своими базами, которые, кстати говоря, к тому времени также стали терять свое былое значение.

Провалу доктрины "массированного возмездия" способствовали не только военно-технические успехи СССР, хотя они и были главной причиной. Некоторые высокопоставленные лица США с самого начала появления этой доктрины не верили в ее эффективность. Даже президент Эйзенхауэр был о ней невысокого мнения. "Именно Эйзенхауэр, - пишет американский военный публицист Д. Лоу, - торпедировал стратегию "массированного возмездия" в апреле 1954 г. - в связи с событиями в Индокитае, в сентябре того же года - в связи с событиями на острове Куэмой и в январе 1955 г. - в связи с событиями на острове Дачен" 13 . Во всех трех случаях, как разъясняет Лоу, Эйзенхауэр отвергал настойчивые предложения членов своего кабинета и высших военных руководителей более активно вмешаться в конфликт и применить атомное оружие. В сентябре 1954 г. Даллес и большинство членов комитета начальников штабов требовали атомной бомбардировки артиллерийских позиций КНР в районе острова Куэмой. Эйзенхауэр не решился на такой шаг. Эти события практически показали неосуществимость стратегии "массированного возмездия". Получилось так, как предвидел известный американский физик и публицист Р. Лэпп, который писал, что эта доктрина либо "будет постоянно держать США на краю катастрофы, либо может обернуться в необычайный фарс, который сильно ослабит влияние и престиж США в мире" 14 .

Итак, к концу 50-х годов, с созданием советского арсенала межконтинентальных ракет, рухнули расчеты США на превосходство в воздухе. С начала 60-х годов Соединенные Штаты предприняли ускоренное строительство подводных лодок с ракетами "Поларис" на борту в сочетании с наземными межконтинентальными ракетами. Однако с увеличением числа и мощи советских межконтинентальных баллистических ракет и вводом в строй в СССР атомных подводных лодок, вооруженных ракетами, и эти американские надежды рухнули. Такая же неудача постигла США и при попытке добиться военного преимущества путем оснащения тактическим атомным оружием войск НАТО, расположенных близ границ европейских социалистических государств, в том числе


13 Д. Лоу. Век устрашения. М. 1966, стр. 62. В апреле 1954 г. войска вьетнамской Народной армии предприняли решающую атаку на самый мощный укрепленный район французских интервентов в Индокитае - Дьен-Бьен-Фу. События на островах Куэмой в сентябре 1954 г. и Дачен в январе 1955 г. были связаны с военным конфликтом между КНР и Чан-Кайши, который возник из-за островов.

14 Р. Лэпп. Убийство и сверхубийство. М. 1964, стр. 84.

стр. 85


СССР. Хотя это оружие продолжает оставаться основным для американских вооруженных сил, входящих в НАТО, западные военные специалисты все настойчивее подвергают сомнению правильность такого положения. Они считают, что американское атомное оружие больше не обеспечивает военного преимущества вооруженных сил НАТО над вооруженными силами стран Варшавского договора, которые тоже располагают подобным оружием. По мнению бывшего специального помощника президента Джонсона по вопросам национальной безопасности М. Банди, ядерное оружие никогда не играло решающей роли в защите Европы15 . А тот факт, что европейские союзники США продолжают цепляться за это оружие, объясняется довольно просто: они не хотят взваливать на себя бремя обычного вооружения, которое сильно возросло бы в случае отказа стран НАТО от принятой ими ядерной стратегии в Европе 16 .

В силу обстоятельств, мешающих США добиться военного преимущества над СССР, американские правящие круги, по-прежнему рассматривающие войну как инструмент политики, стремились проводить такой курс, в котором сочетались бы два элемента: гарантия американской безопасности и свобода рук для агрессивных действий. Не удивительно, что в конце 50-х годов США ухватились за идею "ограниченной ядерной войны". Она возникла после появления сверхразрушительного ядерного оружия, сделавшего применение такого оружия несовместимым с обычными целями войны. В современных условиях США фактически не могут без риска самоубийства воспользоваться в случае военного конфликта с СССР своей ракетно-ядерной мощью, включая тактическое ядерное оружие, применение которого неизбежно приведет к тотальной войне, когда уже безусловно будет использовано и стратегическое ядерное оружие. Это подтверждает и Г. Киссинджер, с большим усердием защищавший стратегию "ограниченной ядерной войны". "Редко между великими державами существовало столь мало общего, - пишет он, - но никогда еще применение силы не было более недопустимым" 17 . Иначе говоря, сверхразрушительный характер самого ядерного оружия ставит известные границы его использованию. Этим объясняется в известной мере, почему с 1945 г. атомное оружие не применялось и в локальных войнах, включая войну во Вьетнаме, хотя гарантий против такого использования впредь никто дать не может. Следовательно, стратегия "ограниченной ядерной войны" на практике оказалась трудно осуществимой, а "ограниченность"- призрачной, потому что при этом делается попытка примирить непримиримое и найти такой путь проведения ядерной войны, последствия которой были бы похожи на последствия войны с обычными средствами. Но, как пишет Г. Моргентау, сверхразрушительные свойства ядерного оружия "делают такую рационализацию ядерной войны, как бы ни старались, безнадежным предприятием" 18. Трудно не согласиться с такой характеристикой доктрины "ограниченной ядерной войны".

Таким образом, надежды, которые Соединенные Штаты возлагали на ядерное оружие, не оправдались. США не удалось добиться военного превосходства над СССР прежде всего потому, что сама по себе идея достижения превосходства в области ядерного вооружения в современных условиях потеряла, по признанию ряда авторитетных деятелей западного мира, решающее значение для ведения и исхода ракетно-ядерной войны. Две державы - СССР и США - обладают абсолютным ракетно-ядерным потенциалом, достаточным для того, чтобы подвергнуть друг друга мощному удару, результатом которого будут огромные


15 "Foreign Affairs", 1969, N 6.

16 "Newsweeb, 29.XII. 1969.

17 Г. Киссинджер. Указ, соч., стр. 289 - 290.

18 Н. Morgenthau. Op. cit, p. 215.

стр. 86


потери в людях и материальных ценностях. В данных условиях количественная сторона атомного вооружения теряет свое прежнее значение, ибо независимо от превосходства в данной области обе стороны оказываются уязвимыми в отношении этого оружия. Даже Г. Киссинджер вынужден был согласиться с тем, что в том случае, если США будут Искать безопасность в количественном превосходстве или даже в превосходстве в разрушительной силе нового ядерного оружия, то они, вероятно, уподобятся тем, кто, строя линию Мажино, стремился компенсировать отсутствие правильной концепции однобоким наращиванием сил" 19 .

В послевоенных условиях психологическое воздействие в форме атомного шантажа оказалось неэффективным. Стало очевидным, что с помощью атомной бомбы нельзя решать политические проблемы. Как пишет историк Ф. Микше, "атомное оружие не годится в качестве средства для оказания политического давления; оно является абсолютным по своему поражающему воздействию и не дает возможности вести гибкую политику"20 . В 1969 г. Г. Моргентау признал, что атомный шантаж как средство устрашения в результате многократного применения утрачивает свое действие или сдерживающий эффект. Поэтому политика Ядерного сдерживания" "приближается к своему банкротству"21 . Остаются, по его мнению, три возможности для США: пойти на ядерную войну, отказаться от нее или вести войну обычными средствами. В связи с этим становится понятным признание, которое вынуждены сделать некоторые американские конгрессмены: если судить по тому, к чему привела ядерная стратегия США, то на атомные средства в настоящее время полагаться нельзя. Тот факт, что Советский Союз обладает превосходством в некоторых областях вооружения, утверждают они, вынуждает США в поисках иных средств рассматривать возможность использования экономического и дипломатического нажима как альтернативу применению атомного оружия 22 .

Налицо явное несоответствие между внешнеполитическими целями, которые США пытаются осуществить с помощью ядерной стратегии, и действительным положением сил в мире, складывающимся все более все в пользу капитализма. Не случайно Г. Моргентау сначала в 1965, и затем в 1969 г. отмечал четыре парадокса американской ядерной стратегии: приверженность к использованию ядерной силы, сочетающаяся со страхом перед необходимостью прибегнуть к ней; попытки выработать такую ядерную стратегию, при которой возможно было бы избежать вероятных последствий ядерной войны; проведение политики, опирающейся на военные союзы, в условиях, когда наличие ядерного Оружия сделало эту политику устаревшей; продолжение гонки ядерных вооружений наряду с попытками ее остановить. Первые три парадокса ядерной стратегии особенно ясно иллюстрируют необходимость ее пересмотра. Что касается четвертого, то серьезных попыток со стороны США прекратить гонку ядерных вооружений пока не предпринималось.

В связи с трудностями в применении ядерного оружия, которые возникли перед США, приобретают интерес выдвинутые здесь за последние годы предложения, имеющие целью развенчать роль атомного Оружия вплоть до аннулирования его и осуществления деатомизации средств внешнеполитической стратегии. Историк Р. Бомонт в статье "Перспективы ядерного аннулирования" подчеркивает, что до самого последнего времени о таком аннулировании невозможно было говорить,


19 Г.. Киссинджер Указ соч., стр. 112.

20 Ф. Микше Провал атомной стратегии. M 1959, стр. 103.

21 Н. Моrgenthau Op. cit, p 213.

22 "Investigating of the Preparedness Programm". Report by Preparedness Investigating Subcommittee of the Committee on Arm Services US Senate, 190th Congress, 2nd Session. On Status of the US Strategic Power. 27.IX.1967. Washington. 1968.

стр. 87


поскольку с 1945 г. атомная бомба на Западе рассматривалась в качестве "извечного основного оружия". Но с годами и с уменьшением вероятности термоядерного конфликта изменялась и роль ядерной бомбы в мире. Возможно, предполагает Бомонт, мир без ядерных бомб уже не за горами и человечество сумеет вернуться к концепции ведения воины обычными средствами23 . Все это, в свою очередь, приводит к мысли о том, что в США становится все меньше сторонников гонки атомного вооружения. Американский социолог Г. Кан в сборнике "Контроль над вооружениями в конце 60-х годов" излагает целую программу в области деатомизации военной и политической стратегии США. В качестве первого шага он предлагает создать такую всемирную систему, в рамках которой государства примут на себя обязательство не применять ядерного оружия, за исключением случаев, когда потребуется прямой ответный акт возмездия. Эта система должна охватывать также государства, не обладающие ядерным оружием, и предусматривать для таких стран механизм защиты от ядерного нападения. Подобная система, по мнению Кана, будет надежной и освободит страны от угрозы ядерного нападения. В дополнение к такой системе нужно, считает Кан, во-первых, ограничить законом обладание ядерным оружием в мире, передав право на дальнейшее владение им исключительно международным организациям; во-вторых, поощрять создание безъядерных зон. Все эти направления деатомизации автор предлагает объединить общей долгосрочной "антиядерной" программой, включающей: 1) согласие государств придерживаться формулы возмездия, основанной на правиле "око за око", и не более; 2) создание европейских ядерных сил возмездия, действующих в соответствии с упомянутой выше формулой возмездия; 3) образование оборонительной организации в Азии; 4) создание безъядерных зон в мире; 5) предоставление гарантий безъядерным зонам или районам со стороны СССР и США по обеспечению для них ядерного возмездия; 6) образование независимых ядерных оборонительных организаций для каждой безъядерной зоны; 7) создание мирового агентства для замены различных региональных или национальных сил24.

Предложения Кана - дань духу времени, свидетельство дискредитации американской политики "с позиции силы" и атомного шантажа. Они отражают позицию тех кругов, которые, учитывая ослабление роли ядерного оружия в американской внешней политике, делают правильные выводы о бесперспективности для США продолжения гонки ядерного вооружения. Фактически в США разгорелась целая "битва", как пишет У. Рестон, против гонки вооружения. По его словам, в стране действуют "влиятельные люди и силы", преисполненные решимости добиться того, чтобы существенная часть национальных ресурсов была изъята из сферы обороны и ассигнована на решение неотложных внутренних проблем25 .

Таким образом, то большое значение, которое придавалось ядерному оружию в осуществлении послевоенной американской внешней политики, оказалось по меньшей мере преувеличенным. Не оправдала надежды правящих кругов США и идея использования ядерного оружия в качестве средства психологического воздействия на противников, подобного получившим ранее широкое распространение обычным приемам американской дипломатии в форме угроз и давления. Д. Лоу писал: "Особый упор на атомное оружие наполовину парализовал нашу внешнюю политику"26 . Действительно, обладание ядерным оружием нисколько не приблизило Соединенные Штаты к осуществлению ряда намеченных ими политических целей на международной арене, включая


23 "Military Review", October 1969, pp. 29 - 33.

24 "Arms Control for the Late Sixties", pp. 167 - 168.

25 "The New York Times", 5.IV.1969.

26 Д. Лоу. Указ, соч., стр. 40.

стр. 88


попытки помешать росту революционного процесса в мире, реставрировать капитализм в социалистических странах и т. д. Внешняя политика США оказывается в сильной зависимости от военной доктрины и военной стратегии, тогда как вопросы развития оружия должны быть подчинены внешнеполитическим целям страны. Не удивительно, что наиболее трезво мыслящие буржуазные деятели призывают правительство США решительно отказаться от использования этого оружия в качестве инструмента политики27 .

Правительство Никсона, по крайней мере на словах, признало провалы послевоенной американской внешнеполитической стратегии. Подобные признания содержатся, в частности, в послании Никсона конгрессу от 18 февраля 1970 г. и его выступлении на Генеральной Ассамблее ООН 23 октября 1970 года. Американское правительство как будто поняло нереальность прежних попыток США играть роль мирового жандарма. Жизнь убеждает его в невозможности более игнорировать первоочередные внутренние задачи страны при разработке военно-политической стратегии на мировой арене. Однако из всего этого администрация Никсона не сделала правильных выводов. Опираясь на "доктрину Никсона", нашедшую свое яркое выражение в агрессии в Камбодже, она провозгласила курс на осуществление прежних внешнеполитических целей. Разница лишь в том, что для этого США хотят в большей степени привлечь к своим действиям на международной арене союзников и мобилизовать их ресурсы на основе "партнерства". Правительство США не отошло от стремления рассматривать военную силу в форме ракетно-ядерного оружия как основу американской внешней политики. Это обстоятельство заставляет даже американскую печать прийти к выводу, что правительство Никсона будет придерживаться не менее решительно, чем его предшественники, военно-политической стратегии, опирающейся на ракетно-ядерный потенциал. Еще в 1960 г. президент Д. Кеннеди подчеркивал, что ядерная мощь является основой военной и дипломатической стратегии США28 . Ту же мысль подтвердил уже в 1967 г. Г. Киссинджер. Он уточнил, что, хотя американская ракетно-ядерная мощь и не является гарантией конструктивной внешней политики, "никакая конструктивная внешняя политика США невозможна без такой мощи"29 .

Иначе говоря, США не собираются отказываться от использования ядерного оружия как средства своей внешнеполитической глобальной стратегии и продолжают по-прежнему отвергать предложение запретить ядерное оружие, выдвинутое Советским Союзом еще 25 лет назад и неоднократно им возобновляемое. Вместе с тем в современных условиях все увеличивающегося влияния народных масс на внешнюю политику правительство США испытывает возрастающее давление со стороны противников непрекращающейся гонки вооружений, которая ложится тяжелым бременем на плечи трудящихся и на экономику страны. Как отмечает советский ученый Г. А. Арбатов, "появление современного оружия массового уничтожения во много раз усилило все те моменты, связанные с войнами, которые уже с начала нынешнего века сделали вопросы войны и мира, вопросы внешней политики столь важными для широчайших масс трудящихся, фактически поставило эти вопросы в центр насущных интересов, а значит, и в центр борьбы народных масс"30 .

Активное воздействие миролюбивых сил на внешнюю политику американского правительства дает уже определенные результаты. Шагом в направлении разоружения являются, в частности, ведущиеся


27 Н. Моrgenthau. Op cit., p. 13.

28 J. F. Kennedy. The Strategy of Peace. N. Y. I960, p. 33.

29 Цит. по: U. Schwarz. Op. cit, p. XI.

30 Г. А. Арбатов. Указ, соч., стр. 80.

стр. 89


сейчас между СССР и США переговоры по ограничению стратегических вооружений. "Их благоприятный исход, - говорил Л. И. Брежнев в Отчетном докладе Центрального Комитета XXIV съезду КПСС, - позволил бы избежать нового тура в гонке ракетных вооружений, высвободить значительные средства на созидательные цели. Мы стремимся к тому, чтобы они принесли положительные результаты"31 . Бывший специальный помощник президента Джонсона по вопросам национальной безопасности М. Банди еще осенью 1969 г. обратился к Никсону с просьбой рассмотреть возможность одностороннего сокращения программы развития атомного оружия. Он высказался также в пользу двусторонних переговоров с СССР по ограничению стратегических вооружений32 . Известный специалист в области вооружения сенатор Дж. Саймингтон 20 февраля 1970 г. в интервью с корреспондентом ТАСС заявил, что переговоры по ограничению стратегических вооружений дадут прекрасную возможность, чтобы заняться наконец проблемой, от которой во многом зависит судьба всего человечества. В ходе переговоров между двумя странами рассмотрен широкий круг вопросов, связанных с проблемой ограничения стратегических вооружений. Мировое общественное мнение внимательно следит за ходом этих переговоров, поскольку все большее число людей, в том числе и в самих Соединенных Штатах, осознают несостоятельность атомной стратегии США и предпочитают американской политике атомного шантажа соглашение между двумя великими державами по вопросам ограничения стратегических вооружений и использования громадной энергии атома только в мирных целях.


31 Л. И. Брежнев. Отчетный доклад Центрального Комитета КПСС XXIV съезду Коммунистической партии Советского Союза 30 марта 1971 года. М. 1971, стр. 32.

32 "Foreign Affairs", October 1969.

 

Опубликовано 18 декабря 2016 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?