Научная библиотека PORTALUS

Библиотека ПОРТАЛУС - крупнейшей собрание научных текстов России

Похожие статьи:
!!!

Календарь \ в этом месяце:
Февраль 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
 0102030405
06070809101112
13141516171819
20212223242526
2728 


ВОЕННОЕ ДЕЛО новое | RSS


Главная ВОЕННОЕ ДЕЛО ВОЕННАЯ ПОДГОТОВКА НАПАДЕНИЯ ГЕРМАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА НА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ

ВОЕННАЯ ПОДГОТОВКА НАПАДЕНИЯ ГЕРМАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА НА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ

Дата публикации: 02 января 2017
Автор: Р. БРЮЛЬ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ВОЕННОЕ ДЕЛО
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1483394163 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Р. БРЮЛЬ, (c)

найти другие работы автора

Нападение фашистской Германии на Советский Союз было величайшим преступлением против народов Советского Союза и против немецкого народа. Оно закончилось закономерным поражением агрессора. Но история этого нападения и подготовки к нему не утратила своей актуальности и до сей поры. Все еще существуют, правда, в условиях, довольно неблагоприятных для империализма, те социально-экономические факторы и движущие силы, которые явились причиной данного нападения. Антикоммунизм и антисоветизм по-прежнему являются основой идеологии и политики, государственной доктриной империалистической буржуазии. Внешняя политика империализма за последние годы подтвердила, что характер империализма остался неизменно реакционным и агрессивным1 .

Автор данной статьи поставил перед собой задачу осветить те страницы в истории подготовки военного нападения на Советский Союз, которые оспариваются империалистическими политиками и историками или рассматриваются ими как единичный случай, характерный только для фашистского германского империализма, а в действительности же являются типичными для империализма вообще и определяют его политику.

После победы Великой Октябрьской социалистической революции, которая положила начало общему кризису капитализма, международный монополистический капитал предпринимает все усилия для того, чтобы задержать развитие социализма и повернуть вспять колесо истории. Германский империализм играл при этом с самого начала наиболее активную роль. Это было связано в первую очередь с его особой агрессивностью и жаждой наживы, с тем фактом, что в 1917 - 1918 гг. он был поставлен лицом к лицу с опасностью свержения его классового господства, а также с тем, что он надеялся избежать предстоящего поражения в первой мировой войне путем разгрома молодой Советской России и заключения "полюбовного мира" с другими империалистическими государствами.

Антисоциалистическая активность германского империализма ярко проявилась уже несколько месяцев спустя после победы Октябрьской революции. На заседании Коронного совета в Бад-Хомбурге правители кайзеровской Германии обсуждали вопрос о том, как уничтожить "очаг революционной заразы"2 . Параллельно с планами контрреволюции участники этого совещания обсуждали планы захвата совет-


1 См. "Материалы XXIV съезда КПСС". М. 1971, стр. 15.

2 "Militarismus gegen Sowjetmacht 1917 bis 1919. Das Fiasko der ersten antisowjetischen Aggression des deutschen Militarismus". B. 1967, S. 215 ff.

стр. 58


ских земель - Украины, Кавказа и Прибалтики. Мнение военных заправил рейхсвера полностью совпадало в этом вопросе с концепцией реакционного финансового капитала. В политическом меморандуме, который был составлен в генеральном штабе 25 марта 1919 г. и передан начальником верховного главнокомандования сухопутных войск генералом В. Тренером министру иностранных дел графу Брокдорф-Рантцау, заявлялось: "Мировая война еще не закончилась"3 . Когда Колчак, Деникин и Юденич начали поход против Советской власти, отдел "Иностранные сухопутные войска Ост" докладывал 1 мая 1919 г., что таким образом создается благоприятная возможность "окончательно покончить с большевизмом и устранить угрозу всему миру"4 . Реакционная германская военщина сразу поспешила на помощь западным империалистическим державам, начавшим интервенцию против Советской России. Она надеялась, что таким образом ей удастся склонить бывших военных противников к изменению условий Версальского договора в интересах усиления германского милитаризма.

Такой же антисоциалистический характер носила и программа германского генерального штаба, разработанная на более длительный срок Шлейхером 20 декабря 1918 года. Она предусматривала установление режима диктатуры внутри страны, подъем экономики и перестройку ее на военный лад, после чего "можно будет перейти к восстановлению своего могущества на международной арене"5 .

Даже в годы Веймарской республики, когда трезво мыслящие представители крупной немецкой буржуазии поддерживали усилия Советского правительства, направленные на установление нормальных отношений между двумя странами на основе политики мирного сосуществования, реакционные круги Германии оставались на позициях антикоммунизма. Людендорф и Гофман, которые по поручению германского монополистического капитала и юнкеров продиктовали условия разбойничьего мира в Брест-Литовске, выступали теперь за проведение "антисоветского крестового похода" в союзе с другими империалистическими державами6 . Военный министр Грёнер не остановился перед тем, чтобы официально восстановить старые связи с белогвардейскими украинскими эмигрантами. В 1926 г. он стал председателем попечительского совета при так называемом Украинском научном институте Берлинского университета - одном из центров украинской контрреволюции7 . С ростом экономической мощи Германии у ее руководящих кругов появилось стремление использовать свой антикоммунизм для усиления влияния Германии на международной арене. В связи с этим очень скоро на смену "духу Рапалло" пришел "дух Локарно".

Таким образом, уже в условиях буржуазно-парламентской Веймарской республики германский империализм наряду с ролью "бастиона против большевизма" начал играть роль одного из "ударных отрядов против Советского Союза". Свою политику вооружения он прикрывал националистической демагогией. При этом особый упор делался на якобы исходивший из национальных интересов немецкого народа довод, что речь идет только о ревизии результатов первой мировой войны и ликвидации той несправедливости, которая была проявлена по отношению к Германии. Одновременно с этим доводом империали-


3 Цит. по: H. Phelps. Aus den Groener-Dokumenten. "Deutsche Rundschau", 1956, H. 6, S. 616.

4 "Militarismus gegen Sowjetmacht...", S. 175.

5 Цит. по: Fr. V. Rabenau. Seeckt. Aus seinem Leben 1918 - 1936. Leipzig, S. 117 f.

6 "Anatomie des Krieges. Neue Dokumente tiber die Rolle des deutschen Monopol-kapitals bei der Vorbereitung und Durchfuhrung des Zweiten Weltkrieges". B. 1969, S. 196 f.

7 G. Voigt. Das Ukrainische Wissenschaftliche Institut in Berlin (1926 - 1945). "Zur Ukraine-Politik des deutschen Imperialismus". Jena. 1969, S. 125 f.

стр. 59


стические идеологи, политики и военные деятели усиленно пропагандировали с конца 20-х годов лживый тезис о "коммунистической опасности". В 1927 г. Э. Тельман предупреждал, что немецкая буржуазия становится все агрессивнее, что она развивает особую активность в интересах мировой буржуазии и стремится уничтожить не только "внутренний", но и "внешний" большевизм, то есть Советский Союз8 .

Прикрываясь ширмой "мирной" пропаганды, националистической демагогии и антикоммунизма, ведущие военные деятели империалистической Германии стремились как можно быстрее превратить рейхсвер в массовую армию. Они находили полную поддержку у агрессивных сил германского финансового капитала и значительно облегчили фашистскому режиму подготовку агрессии.

Нападение Германии на Советский Союз было опаснейшей атакой ударных сил империализма против социализма. Германский империализм надеялся путем разгрома Советского Союза решить целый комплекс проблем, и прежде всего такие, как ликвидация главных сил общественного прогресса и связанное с ней ослабление революционного рабочего класса, а также изменение в свою пользу соотношения сил внутри империалистической системы с целью установления мирового господства. Германский империализм активно готовился к войне, целью которой была ликвидация социалистического общественного и государственного порядка. При этом доминирующую роль играли такие факторы, как разработка варварской военной доктрины, планирование антисоветской войны, а также превращение вермахта в оснащенную современным вооружением и хорошо обученную ударную силу, особенно благодаря целенаправленной идеологической обработке армии в антисоветском духе.

Намерение германского империализма достичь своих далеко идущих целей средствами военной агрессии привело к тому, что верховному командованию вермахта была отведена важная роль в государственно-монополистической системе управления фашистской Германией. Не случайно уже 3 февраля 1933 г. Гитлер выступил перед главнокомандующими армии и флота с изложением внешнеполитической программы, продиктованной интересами монополистического капитала. "Борьба против Версаля" и "завоевание нового жизненного пространства на востоке и его беспощадная германизация"9 были стержнем программы. Это полностью отвечало интересам ведущих военных деятелей, которые начиная с 1918 г. рассматривали борьбу за ревизию результатов первой мировой войны лишь как ступень для осуществления далеко идущих агрессивных планов. Подготовка к осуществлению программы, рассчитанной на длительный срок, вступила наконец в последнюю стадию. Самое активное участие в ней приняло верховное командование вермахта.

Тщательное изучение опыта первой мировой войны, разработка законченной военной доктрины и нарушение условий Версальского договора, касавшихся вооруженных сил Германии, - все это так же относилось к подготовке войны, как и оккупация Рейнской области и испытания новых видов оружия на фронтах Испании. Такие понятия, как "завоевание Востока" и "борьба за жизненное пространство", занимали все более прочное место в военно- стратегических работах ведущих германских военных деятелей10 . .


8 E. Thaimann. Reden und Aufsatze. Bd. I. B. 1955, S. 443 f.

9 "Fall Barbarossa. Dokumente zur Vorbereitung der faschistischen Wehrmacht auf die Aggression gegen die Sowjetunion (1940/41)". B. 1970, S. 51 f.

10 "Generalfeldmarschall Keitel. Verbrecher oder Offizier? Erinnerungen, Briefe, Do-kumente des Chefs OKW". Gottingen-Frankfurt a. M. 1961, S. 128; G. Forster, H. Helmert, H. Otto, H. Sсhniller. Der preussisch-deutsche Generalstab 1640- 1965. Zu seiner politischen Rolle in der Geschichte. B. 1966, S. 257.. .

стр. 60


1 апреля 1933 г. вступила в силу 2-я программа вооружения (разработанная экспертами ведомства сухопутных сил еще до установления фашистской диктатуры), которая предусматривала увеличение сухопутных войск до 21 дивизии, рост военно-морского флота и создание ВВС. Запланированный темп роста армии был довольно быстро ускорен. В соответствии с решением нацистского правительства, принятым в апреле 1934 г., верховные главнокомандующие родов войск вермахта получили право в вопросах бюджета отступать от законодательных ограничений. В 1936 г. число дивизий было доведено до 36. Мощь вермахта росла небывалыми темпами. В 1939 г. сухопутные войска имели 6 групп войск, 22 армейских корпуса и 51 дивизию, ВВС - 4 воздушных флотилии и 36 боевых эскадрилий, военно-морской флот - 35 крупных военных кораблей и 57 подводных лодок. Вложив 90 млрд. марок в вооружение, германский империализм к 1939 г. создал мощный инструмент агрессии. Управление по руководству военной экономикой верховного командования вермахта - одна из решающих инстанций сотрудничества крупных промышленников и военных в области вооружения - уже в начале 1939 г. указывало на то, что наконец настал момент использовать этот инструмент для достижения самой великой и самой стоящей цели: "захвата самого большого в Европе месторождения нефти - Кавказа"11 .

Командование вермахта приступило к ускоренной разработке принципов подготовки и ведения войны, с помощью которых были бы созданы лучшие предпосылки для быстрой реализации агрессивных целей. К тому времени оно уже достаточно изучило проблемы стратегического и оперативного ведения первой мировой войны и даже выявило вероятность превосходства противников Германии в новой войне. Милитаристы были уверены в победоносном исходе войны в том случае, если она будет тотальной, всеохватывающей и молниеносной. Теория тотальной войны и теория "блицкрига" стали основными положениями военной доктрины, разработанной военными деятелями. Борьба с социализмом решающим образом определила как характер данной доктрины, так и лейтмотив ведения тотальной войны: "Цель оправдывает средства" 12 . Подчинить все сферы общественной жизни подготовке к ведению войны, беспощадно подавлять любую оппозицию, использовать для этого все силы и не бояться "идти ва-банк", принимая военные решения, обращение к варварским методам ведения войны-. все это было следствием принятой концепции будущей войны. Специфический военно-стратегический компонент тотальной войны - теория "блицкрига" - предусматривал последовательное нападение на противников, обязательное и быстрое использование любой благоприятной возможности для такого нападения и обеспечение молниеносного проведения военных операций.

Распоряжения относительно единой системы подготовки войны, изданные в 1936 г. верховным командованием вермахта, недвусмысленно свидетельствуют о том, что ускоренные темпы вооружения отнюдь не рассматривались как оборонительные меры, а являлись предпосылкой для того, чтобы в нужный момент быть готовыми к агрессии. К лету 1937 г. верховное командование вермахта считало себя уже достаточно подготовленным для того, чтобы "использовать в военных целях политически благоприятную ситуацию" и "начать войну нападением, неожиданным по силе и времени"13 . Таким образом, в тот


11 Deutsches Militararchiv Potsdam. W. 31.40/41. Die Mineralolversorgung Deutsch-lands im Kriege. April 1939.

12 "Der Prozess gegen die Hauptkriegsverbrecher vor dem Internationalen Gerichts-hof, Nurnberg 14. November 1945 - 1. Oktober 1946" (далее - IMGN). Bd. XXXVIII, S. 49.

13 Ibid. Bd. XXXV, S. 732 ff.

стр. 61


момент, когда фашистские властители пытались дезориентировать народы фразами о мире, военная верхушка усиленно занималась разработкой планов улучшения исходного стратегического положения германского империализма. И хотя предусматривалось совершить нападение сначала на соседние с Германией страны, война против Советского Союза всегда оставалась основным содержанием стратегического планирования. Об этом свидетельствуют факты.

Подготавливая операции против советского флота, командование ВМФ Германии уже в 1936 г. разработало планы оккупации Аландских островов И бухты Печенга. Годом позже командующий ВМФ адмирал Редер ориентировал флот на то, чтобы заблаговременно захватить острова Балтийского моря Сааремаа и Хийумаа. Из документа командования ВВС, датированного 1938 г., следует, что уже тогда ставился вопрос о том, каким образом наиболее эффективно нанести удар Советскому Союзу в предстоящей войне. В документе говорится: "Для того, чтобы наиболее эффективно использовать оперативные ВВС против России, необходимо направить основной удар на порты Черного моря, линии снабжения Южной Украины и центры закавказской нефтяной промышленности"14 . Насколько далеко зашло планирование фашистским военным командованием нападения на Советский Союз, свидетельствует следующий факт: в 1936 г. представитель управления по производству вооружения сухопутных войск на заводах Круппа поднимал вопрос о том, как приспособить имевшиеся артиллерийские установки на железнодорожных платформах к русской колее15 .

На Западе часто делаются попытки снять с верховного командования вермахта вину за подготовку агрессии против СССР, ссылаясь на то, что оно якобы не имело никакого политического влияния. На самом же деле ему принадлежала доминирующая роль в подготовке вермахта как ударной силы против Советского Союза.

Антикоммунизм и антисоветизм все в большей степени определяли реакционно-агрессивный характер воспитания военнослужащих вермахта. Обязательными для идеологической обработки солдат были такие директивы, как, например, изданная министерством пропаганды 31 марта 1937 г., в которой говорилось: "Борьба против большевизма - это генеральная линия германской политики... Задача пропаганды состоит в том, чтобы показать немецкому народу, что большевизм является его смертельным врагом, и доказать всему миру, что он является врагом всех народов и наций, то есть врагом всего мира" 16 .

Эти задачи определяли в значительной мере содержание военной пропаганды. Уже с середины 30-х годов в военных журналах, издававшихся под надзором генерального штаба, все чаще стали появляться статьи на такие темы, как "Красная Армия - инструмент коммунистической мировой революции", "Русская угроза миру" и другие. Из года в год возрастало число печатных изданий по вопросам военного потенциала СССР. С одной стороны, для поддержания лжи о "большевистской опасности" его зачастую изображали в преувеличенном масштабе, с другой - принижалась боевая мощь Красной Армии, особенно ее морально-политическое состояние и способности ее руководящих кадров, для того чтобы внушить немецким солдатам и офицерам чувство превосходства, необходимое для поддержания их в полной готовности к агрессии. Немаловажную роль в развязывании антисоветской истерии сыграла и официальная военная историография. Не случайно


14 Oberstleutnant Macht. Engpasse der russischen Wehrwirtschaft. "Die Luftwaffe. Militarwissenschaftliche Aufsatzsammlung", 1938, H. 1, S. 75.

15 "Anatomie des Krieges...", S. 135.

16 Deutsches Zentralarchiv Potsdam, Reichsministerium fur Wissenschaft, Erziehung und Volksbildung, Nr. 6943, B. 58 f.

стр. 62


за период с 1936 г. по 1938 г. вышли в свет один за другим три первых тома "Описания послевоенных боев немецких частей и добровольческих корпусов"17 , где восхвалялись агрессивные действия против молодой Советской республики, которые изображались как "миссия освобождения", а беспощадная жестокость германской военщины характеризовалась как метод, необходимый для ведения войны с большевизмом.

Открытая антикоммунистическая и антисоветская пропаганда дополнялась различными скрытыми формами и методами идеологического воздействия. Поэтому в политико-пропагандистском арсенале германского милитаризма антикоммунизм тесно переплетался с националистической и социальной демагогией, а Советскому государству и его роли в истории противопоставлялись легенды о "западноевропейской миссии" германского империализма и его вооруженных сил, о "немецком национальном социализме". Таким образом, антикоммунизм и антисоветизм все теснее переплетались с национализмом и шовинизмом, превращаясь в опасную систему идеологической подготовки войны.

Деятельно велась подготовка к психологическому ведению войны за пределами страны. "Пропагандистская война", которую вели уже в мирное время радио, печать, зарубежные организации фашистской партии, служила для подготовки "вооруженной войны". Верховное командование вермахта подготовило совместно с другими фашистскими пропагандистскими организациями обширный комплекс мероприятий по политико-идеологической деморализации советского населения и Красной Армии. Он включал в себя все, начиная от разработки соответствующих директив относительно деятельности особых военных диверсионных и пропагандистских органов и кончая снабжением техническими средствами, которые были необходимы для проведения данной работы. Идеологические диверсии направлялись прежде всего против решающих морально-политических факторов стойкости советского народа - его социалистического сознания, любви к социалистическому Отечеству, тесного братского союза и дружбы народов СССР.

Все эти длительно подготавливаемые планы и мероприятия, разработанные до мельчайших деталей, не смогли, однако, предотвратить военного поражения агрессора. План "молниеносной войны" против СССР потерпел провал прежде всего потому, что он разбился о нерушимое морально-политическое единство Советской Армии, всего советского народа. В победе над фашистской военной машиной нашло отражение и превосходство социалистического военного искусства над империалистическим. Это превосходство оказалось решающим для победы, несмотря на то, что враг располагал вначале большим военно- промышленным потенциалом и несмотря на значительные успехи армии агрессора в начале войны. Советские войска проявили невиданное в истории упорство, мужество, массовый героизм.

В войне фашистской Германии против Советского Союза максимально проявилась реакционная, варварская суть империализма. Империалистические классовые цели и соответствующий им политический характер агрессивной войны против первого в мире социалистического государства предельно обострили идею войны на уничтожение, которая определяла военную доктрину германского милитаризма. При-


17 "Darstellungen aus den Nachkriegskampfen deutscher Truppen und Freikorps, im Auftrag des Reichskriegsministeriums bearb. und hrsg. von der Kriegsgeschichtlichen For-schungsstelle des Heeres". Bd. I. "Die Riickfuhrung des Ostheeres". B. 1936; Bd. 2. "Der Feldzug im Baltikum bis zur zweiten Einnahme von Riga. Januar bis Mai 1919". B. 1937; Bd. 3. "Die Kampfe im Baltikum nach der zweiten Einnahme von Riga. Juni bis Dezember 1919". B. 1938.

стр. 63


менение наиболее жестоких методов и средств в войне против Советского Союза, а также несоблюдение элементарных принципов гуманности и международного права были результатом длительной подготовки преступной войны против Советского государства, проходившей под знаком самого оголтелого антикоммунизма и антисоветизма. И на эту сторону подготовки войны верховное командование вермахта оказало решающее влияние. Варварство германского империализма и милитаризма нашло свое крайнее выражение в борьбе против социализма, ибо при этом преследовалась цель укрепить систему империалистического господства внутри Германии, а также распространить свою власть на другие народы и страны. Это варварство проявилось впервые, после победы Великой Октябрьской социалистической революции в кровавых расправах германской военщины во время агрессивных действий против молодой Советской республики.

Отмечая свойственные империалистическому господству насилие и жестокость, В. И. Ленин говорил в 1921 г., что "международная, политика финансового капитала... неизбежно порождает новые империалистские войны, неизбежно порождает неслыханное усиление национального гнета, грабежа, разбоя, удушения слабых, отсталых, мелких народностей кучкой "передовых" держав"18 . Эти черты всегда были присущи враждебной прогрессу и человечеству политике германского империализма. Характеризуя германскую военщину, В. И. Ленин писал в 1918 г. о том, что "германские разбойники побили рекорд по зверству своих военных расправ"19 . Эта жестокость в борьбе против сил социализма нашла свое проявление в убийстве К. Либкнехта, -Р. Люксембург, Э. Тельмана и тысяч коммунистов, социал-демократов и антифашистов как в Германии, так и в тех капиталистических странах Европы, которые были оккупированы германскими империалиста-. ми в начальный период второй мировой войны. Она достигла своего кульминационного момента в той системе безудержного варварства, которая была применена во время агрессии против Советского Союза.

Эскалация преступлений германского империализма и милитаризма в отношении Советского Союза вытекала непосредственно из главной политической цели агрессии - уничтожения социалистического государственного и общественного строя вместе с его носителями. Коронный совет вскоре после победы Октябрьской революции нашел для этой цели следующее выражение: "очаг революционной заразы" должен быть уничтожен. Гитлер сформулировал то же самое 23 года спустя, за несколько недель до начала фашистской агрессии против СССР, в выступлении перед генералитетом: "Речь идет о войне на уничтожение. Если мы не примем этого взгляда, то, хотя мы и разобьем врага, через 30 лет мы снова окажемся лицом к лицу с коммунистическим врагом"20 . В этой установке отразилась типичная для военной доктрины германского милитаризма еще со времен Шлиффена идея войны на уничтожение, теоретики которой в процессе подготовки второй мировой войны расширили ее до учения о тотальной войне. В рамках этой доктрины верховное командование вермахта заявило весной 1938 г., что будущая война будет вестись не только оружием, но и в области экономики и пропаганды. Эта ориентация, а также требование не давать в этой войне никакой пощады мирному населению21 , достигли своей кульминации в преступном ведении войны против социалистического государства, советского народа и его вооруженных сил, в терро-


18 В. И. Ленин ПСС. Т. 44, стр. 148.

19 В. И. Ленин. ПСС. Т. 37, стр. 50.

20 Generalqberst Haider. Kriegstagebuch. Tagliche Aufzeichnungen des Chefs des Generalstabes des Heeres. Bd. II. Stuttgart. 1963, S. 336 f.

21 IMGN, Bd. XXXVIII, S. 49; "Handbuch der neuzeitlichen Wehrwissenschaften": Bd. I. B. - Leipzig. 1936. S. 173.

стр. 64


риспических актах, грабежах и уничтожении фашистскими агрессорами и оккупантами граждан Советского Союза.

Основной принцип фашистской военной доктрины - добиться победы любыми средствами и компенсировать неблагоприятное соотношение сил преступными методами - оказал определенное влияние и на отношение к военному и международному праву. Фашистские военные заправилы и их юридические советники разработали перед второй мировой войной целую систему взглядов и планов, враждебных международным правовым нормам. Они полностью поддерживали разработанный их предшественниками до 1914 г. принцип, что соблюдение международных правовых норм необходимо ставить в полную зависимость от их целесообразности для ведения войны. Они развили этот принцип дальше, пропагандируя и оправдывая фактически неограниченное экономическое ограбление завоеванных стран, полностью отрицая право народов этих стран на сопротивление и утверждая необходимость применения жестоких мер в целях пресечения всякого сопротивления.

В ходе подготовки войны агрессия против первого социалистического государства также занимала доминирующее место. Задолго до начала этой агрессии ее попытались оправдать помимо прочего тем, что Советский Союз не является якобы ни "государством", ни участником международно-правового сообщества западноевропейских стран. Этой же цели служило непризнание Советского Союза международно-правовым субъектом. Подобным образом империалистические агрессоры хотели снять с себя все правовые обязательства по отношению к социалистическому государству. Предполагая, однако, что народы Советского Союза будут решительно защищать свою свободу и независимость, нацистские юристы заблаговременно рекомендовали обращаться с ними с беспощадной жестокостью.

Вся эта система оправдания и пропаганды варварства в войне против страны социализма создавалась не без участия военных историков генерального штаба. В своих описаниях первой агрессии германского империализма против молодой Советской власти они заявляли: конечно, немецкие солдаты действовали в Прибалтике не как на параде, но они "проявили отличные солдатские качества, которых мы никогда не забудем". Их действия во время войны "не особенно соответствовали заумным положениям международного права", и, кроме этого, "имели место такие вещи..., о которых можно сказать, что было бы лучше, если бы они не произошли". Но, резюмировали военные историки, во-первых, имеется ряд причин, оправдывающих действия имперских "добровольческих корпусов", а во-вторых, "вряд ли сейчас можно привести доказательства чьей- либо вины в содеянном". Политическую установку якобы аполитичного генералитета ярко характеризует и тот факт, что фашистский военный министр Бломберг приветствовал данное изложение событий. Он подчеркивал, что эти бои тем более не должны быть преданы забвению, что для сегодняшнего солдата они являются стимулом и руководством к действию22 .

Подобным утверждениям соответствовал Характер и содержание тех мероприятий, с помощью которых фашистская военщина в тесном контакте с государственно-монополистическим аппаратом власти тщательно готовилась с лета - осени 1940 до весны 1941 г. к агрессии против Советского Союза. Если проанализировать все то, что было проделано ими в области планирования агрессии и оккупации СССР, то выявляются следующие характерные черты. Во- первых, руководящие военные органы фашистской Германии, а также ведущие военачальники


22 "Darstellungen aus den Nachkriegskampfen deutscher Truppen und Freikorps". Bd. 3, S. 155 ff; Bd. 1, S. V.

стр. 65


лично оказывали активную и неограниченную поддержку в осуществлении политических целей агрессии. Они не только готовили для этой цели агрессивную армию, но и в решающей степени содействовали созданию жестокого оккупационного режима на территории СССР, для поддержания которого в лице воинских частей и был создан специальный инструмент подавления. Во-вторых, они приняли решающее участие в разработке преступных приказов, которые оправдывали террор и насилие и с помощью которых должны были осуществляться планы германского империализма по уничтожению советских граждан. Разработанные в тесном сотрудничестве с верховными командованиями вермахта и сухопутных войск и ведомствами Гиммлера и Розенберга приказы представляли собой обширную программу уничтожения мирного населения СССР, которая не шла ни в какое сравнение с прежними актами агрессии империалистической Германии. Тот факт, что служащие вермахта и других оккупационных органов, которые совершали преступления против советского гражданского населения, "Указом о военной подсудности в районе "Барбаросса" ("Приказ о подсудности"), подписанным Кейтелем 13 мая 1941 г., освобождались от соблюдения каких-либо правовых норм23 , ярко свидетельствует о преступном характере данных приказов. Еще одно подтверждение тому содержится в строжайшем указании военного командования относительно того, чтобы данные приказы не попадали в руки противника. В-третьих, военное руководство активно участвовало в детальной разработке главной экономической цели агрессии: наряду с уничтожением Советского государства уничтожить и социалистическую экономическую систему, разграбить страну и превратить уцелевшее население в рабов. В тесном контакте с промышленниками, государственными органами и управлением военного хозяйства и вооружения при верховном командовании вермахта была создана государственно-монополистическая система ограбления, во главе которой находился организованный в марте 1941 г, "Штаб по руководству экономикой Ост", и при нем его исполнительный орган с ярко выраженным военным характером - "Хозяйственный штаб Ольденбург" ("Хозяйственный штаб Ост"). Эти учреждения представляли крупнейшую грабительскую организацию в области экономики, которой когда-либо располагал германский милитаризм. В общей системе экономического грабежа они с самого начала рассматривались как важнейшее средство обеспечения государственно-монополистических интересов и достижения грабительских целей отдельных группировок германского финансового капитала. Планы, разработанные в этих штабах представителями вермахта и гражданскими министерствами совместно с экспертами монополий, отличались такой же жестокостью, как и непосредственные приказы об уничтожении советских людей. В них были детально конкретизированы положения, содержавшиеся в гитлеровских директивах, а именно: войну можно будет вести только в том случае, если снабжение вермахта будет идти из советских областей, при этом, без сомнения, должны погибнуть с голоду десятки миллионов людей, если выкачать из страны все, необходимое Германии для ведения войны. Верховное командование вермахта пыталось даже юридически оправдать запланированное массовое убийство тем, что не существует обязательств обеспечивать продуктами население в оккупированных областях24 . Таким образом, верховное военное командование лично несет наибольшую ответственность за планирование, подготовку и последующее проведение в жизнь программы, в которой речь шла не о введе-


23 IMGN, Bd. XXXIV, S. 252 ff.

24 Ibid., Bd. XXXI, S. 84; "Kriegspropaganda 1933 - 1941. Geheime Ministerkonferenzen im Reichspropagandaministerium". Stuttgart. 1966, S. 617.

стр. 66


нии какого-либо режима военной оккупации, а о ликвидации необходимых условий для жизни и беспощадном массовом уничтожении населения, то есть о геноциде.

Западногерманская буржуазная историография с особым усердием пытается оправдать преступления фашистского германского империализма и особенно его руководящих органов. Признавая, что имели место отдельные преступления и даже называя отдельных лиц, которые должны нести за это наказание, фальсификаторы истории вместе с тем снимают всякую ответственность с тех военных органов и руководящей верхушки, которые определяли политику фашистской Германии. Мало того, жертвы агрессии также объявляются соучастниками совершенных над ними преступлений. Фальсификаторы истории заявляют, что применение варварских методов и средств ведения войны является в высшей степени результатом "идеологизации" войны, причина которой - в политическом руководстве обеих сторон; и если они имели место, то лишь под давлением военных событий и как мера, навязанная противной стороной.

Подобная фальсификация истории, несомненно, преследует цель замаскировать свойственный политике и стратегии империализма преступный характер не только в прошлом, но и в настоящее время, Войны, развязанные с 1945 г. самыми агрессивными силами мирового империализма, особенно империалистами США, показывают, что беспощадное применение насилия и варварских методов, как и прежде, является основной характерной чертой империализма, преследующего свои реакционные классовые интересы. Это подтверждают кровавые злодеяния американских солдат в Индокитае, террор израильских агрессоров по отношению к населению незаконно оккупированных арабских территорий. До сих пор ФРГ не заявила о своей готовности подписать конвенцию ООН о неснятии наказания с военных и нацистских преступников за давностью лет, а милитаристская юриспруденция ФРГ до сих пор отрицает за народами право на вооруженное сопротивление и откровенно отвергает такие международные соглашения, которые требуют немедленного запрета системы заложников25 . Таким образом, на реваншистские силы, несомненно, распространяется та оценка, которую дал Первый секретарь ЦК СЕПГ Э. Хонеккер империалистическим кругам Германии: "Международное право всегда было для германских империалистов "отрицательным фактором". Они никогда не признавали его, попирали и беззастенчиво нарушали его, если речь шла о наживе и захвате власти"26 . Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев на XXIV съезде КПСС подчеркнул: "Нет таких преступлений, на которые не шли бы империалисты, пытаясь сохранить или восстановить свое господство над народами бывших колоний или других стран, вырывающихся из тисков капиталистической эксплуатации"27 .

Развязанная фашистской Германией война против Советского Союза явилась для немецкого народа важным уроком. Она еще раз подтвердила свойственное империализму устремление к реакции и насилию, его особую враждебность силам социализма. Она доказала особую агрессивность германского империализма, который использует в борьбе против общественного прогресса самые разнообразные средства, рассматривая при этом войну как узаконенный метод проведения своей политики и не гнушаясь никакими средствами для достижения своих целей. Фашистская агрессия против Советского Союза позволяет


25 A. A. Steinkamm. Die Streitkrafte im Kriegsvolkerrecht. Wurzburg. 1967, S. 44 ff.; F. A. v. d. Heyd te. Volkerrecht. Bd. 2. Koln-B. 1960, S. 349 f.

26 E. Honecker. Bericht des Politbiiros an die 10. Tagung des ZK der SED. "Neues Deutschland", 29.IV.1969.

27 "Материалы XXIV съезда КПСС", стр. 16.

стр. 67


одновременно сделать вывод, что господство германского империализма не только поставило под угрозу мирное будущее немецкого народа, но и привело его на край гибели. Таким образом, агрессия против Советского Союза еще раз подтвердила, что немецкая буржуазия давно потеряла право претендовать на роль вождя нации. С другой стороны, победа Советского Союза в Великой Отечественной войне окончательно доказала, что нет такой силы, которая была бы в состоянии задержать развитие общественного прогресса и уничтожить завоевания социализма. Его победа была победой социалистического государственного и общественного строя над силами империалистической реакции. Победа Советского Союза означала одновременно освобождение немецкого народа от фашистского ига и дала ему великий шанс начать новую жизнь. Этим самым она подтвердила правильность одного из важнейших уроков новейшей германской истории, гласящего, что германо-советская дружба является вопросом жизни для немецкого народа и одновременно важным фактором сохранения мира и безопасности в Европе. Тот факт, что за победу над фашистским германским империализмом на стороне советского народа боролись лучшие сыны немецкого рабочего класса, отдавшие на фронте, в эмиграции и концлагерях свою жизнь за мирное будущее своего народа, подчеркивает еще раз, что только рабочий класс может претендовать на право руководителя нации.

Со времени агрессии германского империализма против Советского Союза в 1941 - 1945 гг. соотношение сил в мире коренным образом изменилось в пользу социализма. Этому способствовал и тот факт, что после 1945 г. в одной части Германии под руководством единой марксистско-ленинской партии рабочего класса был ликвидирован империализм и милитаризм и построено первое в истории Германии государство рабочих и крестьян. Германская Демократическая Республика прочно вошла в состав стран социалистического содружества и отдает все свои силы на службу миру и общественному прогрессу. Советский Союз и все братские социалистические страны, которые за прошедшие годы внесли большой вклад в дело сохранения мира и безопасности, являются сегодня надежной гарантией того, что все попытки империализма повернуть вспять ход истории обречены на провал.

Опубликовано 02 января 2017 года


Система Orphus


Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

Р. БРЮЛЬ, ВОЕННАЯ ПОДГОТОВКА НАПАДЕНИЯ ГЕРМАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА НА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 02 января 2017. - Режим доступа: http://portalus.ru/modules/warcraft/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1483394163&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 26.02.2017.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

Р. БРЮЛЬ, ВОЕННАЯ ПОДГОТОВКА НАПАДЕНИЯ ГЕРМАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА НА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 02 января 2017. URL: http://portalus.ru/modules/warcraft/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1483394163&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 26.02.2017).

Найденный поисковой машиной PORTALUS.RU оригинал публикации (предполагаемый источник):

Р. БРЮЛЬ, ВОЕННАЯ ПОДГОТОВКА НАПАДЕНИЯ ГЕРМАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА НА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ / http://portalus.ru.

наверх

Автору публикации:


Распечатать публикацию (версия для печати)

© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Ваше мнение о публикации?

World Library

Проект для детей старше 12 лет!

Научная цифровая библиотека Порталус: опубликовать статью, опубликовать исследование, опубликовать книгу

 

 
РЕКЛАМА: узнать расценки на рекламу
ТЕХПОДДЕРЖКА ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ: eewc@yandex.ru
АВТОРАМ, ДЕЯТЕЛЯМ НАУКИ: регистрация, статистика публикаций
Copyright @ 2004-2017, Научная цифровая библиотека "Порталус". Все права защищены.