Рейтинг
Порталус


РУССКИЕ НА КРИТЕ В КОНЦЕ XIX ВЕКА

Дата публикации: 23 июня 2022
Автор(ы): О. В. СОКОЛОВСКАЯ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ПРИКЛЮЧЕНЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
Источник: (c) Славяноведение, № 4, 31 августа 2008 Страницы 46-53
Номер публикации: №1655987661


О. В. СОКОЛОВСКАЯ, (c)

В самом конце XIX в. Крит оказался в эпицентре европейской политики - на острове вспыхнуло очередное восстание греческого населения против турецкого господства. В орбиту Ближневосточного кризиса были вовлечены все великие европейские державы, которые вынуждены были в начале 1897 г. вмешаться, чтобы предотвратить начавшуюся резню и страдания мирного населения (см. подробнее [1]). На Константинопольской конференции в марте 1897 г. был принят судьбоносный для Крита, Греции и Турции план "умиротворения" острова путем высадки морского десанта, а затем и сухопутного международного отряда и блокады Крита. Целью международного миротворческого отряда было, во-первых, предотвращение назревавшего военного конфликта между Грецией и Турцией, во-вторых, установление и поддержание порядка на острове и помощь в создании автономного режима, провозглашенного по инициативе России 6 марта 1897 г., который фактически означал бы конец господства Османской империи.

Наряду с другими великими державами-покровительницами Россия направила значительный контингент сухопутных войск в города на Крите, где было мусульманское население. По решению совета адмиралов, командовавших эскадрами великих держав территория острова была поделена между ними на сектора. Критский отряд России располагался в городах Ретимно (Ретимнон) и Канея. До конца 1898 г. на Крите командовал совет адмиралов, в который входил командующий Отдельным отрядом судов в Средиземном море контр-адмирал Н. И. Скрыдлов, возглавлявший "высочайше вверенный морской и сухопутный отряды" в той части острова, которая временно была под управлением русских. Начальником Экспедиционного отряда русских императорских войск на Крите в 1897 - 1899 гг. был полковник Федор Анатольевич Шостак (с 1900 - генерал-майор). Именем Шостака через два года будет названа набережная города Ретимно. Русскими силами в столице - Канее командовал красавец подполковник К. С. Короев, ставший весьма популярным на Крите. Главным участком для русских войск был г. Ретимно и окрестные провинции. Всего к концу 1897 г. там находилось 1153 человека [2. Д. 1735. Л. 39]. Вполне реалистичная и достаточно активная политика русской дипломатии во многом отвечала интересам критян. Россия призывала великие державы, забыв о разногласиях, сосредоточиться на


Соколовская Ольга Владимировна - канд. ист. наук, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН.

стр. 46

главном - на умиротворении населения, установлении и укреплении автономного режима на острове Крит, что могло бы стать основной для его дальнейшего присоединения к Греции. Россия предложила, не дожидаясь выработки окончательных правил автономного управления островом и назначения нового христианского генерал-губернатора, приступить к созданию на Крите органов управления и взяла на себя ведущую роль в критских делах. Для начала необходимо было учредить там местную власть и предпринять хоть какой-нибудь сбор податей, что подготовило бы переход к созданию городских управлений, с последующим удалением турецких чиновников и заменой их местными, "в силу дарованной султаном острову автономии". Под руководством полковника Ф. А. Шостака была проведена работа не только по наведению порядка, но и организации управления в ретимском округе [3]. Первая из задач, поставленных контр-адмиралом Скрыдловым Шостаку и подчиненным ему лицам, - "восстановить прерванные междоусобицей сношения между мусульманским и христианским населением округа", - по словам самого русского контр-адмирала, была выполнена "блистательно". Через месяц после прибытия русского отряда в Ретимно в городе стали проводиться ежедневные базары на площадях и улицах. Удачный пример быстро распространился по острову. Успеху во многом способствовали добрые дружественные отношения, которые сразу установились между местными жителями, как христианами, так и мусульманами, и русскими солдатами и офицерами отряда. "Строгое выполнение служебных обязанностей, полное понимание воинской дисциплины всеми чинами отряда, постоянная его боевая готовность и беззаветная преданность делу, - писал Скрыдлов, - скоро превратили находившийся в состоянии анархии город в благоустроенный. Все это сохранило в неприкосновенности Ретимно, единственный из больших городов острова, не подвергшийся погрому за время русского присутствия. И не было ни пожаров, ни беспорядков, ни жалоб или недоразумений с нашими солдатами, ни в Ретимно, ни в каком-либо другом месте округа" [2. Д. 1748. Л. 1051 об.]. Еще 10/22 марта 1898 г. министр иностранных дел М. Н. Муравьев писал, что "равнодушие противоречило бы всем традициям политики России, которая не ради каких-либо мелких своекорыстных целей напрягла все усилия свои к прочному устройству критских дел" [4. Ф. Миссия в Афинах. Д. 1246. Л. 231 - 231об.].

Вслед за англичанами в русском секторе полковником Шостаком была организована почтовая служба в Ретимно и еще в 13-ти пунктах: Айя-Галини, Амари, Гаразо, Кастели, Маргаритис и др. В 1898 - 1899 гг. было отпечатано более 18 тыс. различного вида марок и почтовых открыток. Однако почта просуществовала очень недолго, а сами марки и открытки со временем стали настоящими раритетами [5].

Уже с лета 1897 г. было понятно: войска на Крит пришли надолго, что требовало более внимательного отношения к условиям пребывания международных сил на острове. В первые месяцы во всех секторах было много случаев лихорадки и тифа, присущих Криту болезней, причем со смертельным исходом. Связано это было с огромным притоком мусульманского населения, бежавшего из деревень в города, и большой скученностью населения. Так, например, в Ретимно вместо обычных 9 тыс. жителей, не считая русских войск, оказалось около 30 тыс. человек. В течение октября-ноября бушевала настоящая эпидемия тифа и немалую часть русского отряда пришлось отправить на родину в одесский госпиталь. Местных врачей и медицинского персонала не хватало, и вся тяжесть пала на долю русских врачей, которым пришлось бороться также с завезенны-

стр. 47

ми сюда из России эпидемиями трахомы. В августе 1898 г. врачи приняли решение эвакуировать с Крита около 480 человек, страдавших трахомой [6. Л. 20, 40 - 44, 46]. На Крит в июле были вызваны из России окулисты московского и одесского военных госпиталей [2. Д. 1748. Л. 286]. Еще в 1897 г. была проведена массовая вакцинация русского отряда от свирепствовавшей на острове оспы. Только в 1899 г. по инициативе начальника экспедиционного отряда русских войск барона Кене тридцати восьми прокаженным, жившим в селении в 400 метрах от русской казармы, было запрещено собирать милостыню рядом с отрядом и появляться в городе [7. N 5]. Удивительно, что пока не участились случаи проказы, никто не обращал на это внимания.

Для истории остались лишь немногие имена врачей: отрядный врач коллежский советник Семенский, доктор Сакс, врач международного санитарного совета, младший врач Степанов, работавший в Ретимно, младший врач 58-го пехотного Прагского полка надворный советник Кутырев, фельдшеры Перелегин и Пупынин, сестры милосердия из Канеи Максименко и из Ретимно старшая сестра А. К. Алишкевич, которые, как писал позже Скрыдлов, "были на Крите, как и везде, на высоте призвания, и своей неустанной заботливостью спасли отряду не одну солдатскую жизнь" [2. Д. 1748. Л. 1052 об.].

После года пребывания на острове русским отрядом был приобретен богатый и достаточно тяжелый опыт, который они использовали на благо отряда и самого Крита. По рекомендации русских врачей военные приступили к наведению чистоты в самом городе Ретимно, в котором, как и в других критских городах того времени, процветала страшная антисанитария. Города отличались особой скученностью построек, теснотой улиц, отсутствием внутренних дворов, дающих доступ воздуха и света в жилые помещения, крайней запущенностью жилищ. Например, у местных жителей было принято устраивать в подвальных этажах домов ямы для мусора, а в полах жилых помещений отверстия для сметания в них сора и сливания в подпольные пространства жидкостей, которые представляли собой постоянный источник заразы.

Полковник Шостак немедленно приступил к выполнению рекомендаций русских врачей и добился определенного прогресса в улучшении санитарного состояния благодаря помощи наиболее сознательных людей из местного населения, которые одобряли новшества, снижавшие эпидемии и смертность. По инициативе Шостака городской управой был принят ряд мер, которые энергично приводились городским управлением в исполнение: очистка уличных сточных труб, расширение улиц, снятие части высоких каменных стен, мешавших притоку воздуха, урезка, до известных пределов, так называемых киосков (крытых балконов), которые доходили до середины улицы, где соединялись с киосками домов с другой стороны. Под руководством русских врачей местные администрации приступили к очистке улиц, к починке канализации; жителям запретили выбрасывать из окон мусор и трупы животных; были приведены в надлежащее состояние христианские кладбища, которые были крайне запущены и могли также служить источником инфекций и многое другое. К сожалению, работы эти не были закончены ко времени передачи русского управления критским властям. Ввиду того, что жители Ретимно не платили никаких городских налогов, город остался совершенно без средств и дома беднейших жителей со срезанными киосками остались открытыми для холода и дождя.

Свою миролюбивую политику на Крите Россия старалась подкреплять помощью беднейшим слоям критян всех вероисповеданий. Российским правитель-

стр. 48

ством и лично императором Николаем II была оказана щедрая материальная помощь в 5 тыс. рублей на восстановление пострадавших от пожара зданий в Канее, на немедленную выплату пособий, выделены средства на постройку в Ретимно больницы [7]. В императорскую миссию в Афинах поступало из России очень много пожертвований. К лету 1898 г. сумма превысила десятки тысяч рублей [4. Ф. Греческий стол. Д. 6787. Л. 1, 4, 12, 21, 31 - 43, 46]. Российская императрица еще в конце 1897 г. пожертвовала значительные средства и открыла кредит епископу Никифору, председателю благотворительного комитета [4. Ф. Миссия в Афинах. Д. 1246. Л. 111 - 112]. По инициативе полковника Ф. А. Шостака в конце 1897 г. в Ретимно был создан благотворительный фонд, из которого выдано по 1 тыс. франков как грекам, так и туркам. Русский отряд выдавал пособия вдовам, производил за свой счет достройку домов.

Больница оказалась для русского правительства очень не простым делом, хотя решение было принято без промедления. Так, контр-адмирал Н. И. Скрыдлов сообщал генерал-адмиралу великому князю Алексею Александровичу, который с 1882 г. возглавлял морское ведомство: "Постройка больницы в г. Ретимно имеет высокогуманные цели, но польза, приносимая ею, и даже само ее существование, при действующих на Крите порядках, будут мало обеспечены, если ее оставить в руках местных властей и общества". Содержание больницы с первых же дней ее существования, как и предсказывал Скрыдлов, вызвало большие расходы на содержание коек для больных, медицинского и хозяйственного персонала, а также на текущий ремонт. Связано это было с тем, что "местные власти или общество не хотели брать эти расходы на себя..." [2. Д. 1748. Л. 1051 об.]. 3 июля 1899 г. прошло освящение ретимской больницы, приуроченное ко дню рождения императора Николая II [4. Миссия в Афинах. Д. 1264. Л. 236, 238].

Россия предотвратила чуть было не начавшийся на Крите голод, поскольку запасы местного урожая истощились, а средств на покупку муки у большинства христиан не имелось. Генеральный консул России в Канее сообщал, что в "Ретимно 137 душ селян находятся на довольствии полковника Шостака и получают денежное пособие от нашего вице-консула". В Ретимно 734 человека пользуются "даровой пищей и чаем из остатков довольствия наших солдат"; помощь оказывалась и в других населенных пунктах. Однако она оказалась недостаточной и вскоре начался активный отток христианского населения с острова в Грецию, что очень обеспокоило единоверную Россию. 31 января 1898 г. Н. Н. Демерик сообщал, что из Ретимно уехали две тысячи христиан. Российское правительство, с одобрения царя, направило дополнительные средства на Крит - около 500 тыс. франков [4. Ф. Миссия в Афинах. Д. 1246. Л. 193 об.; Д. 1247. Л. 522]. В марте 1898 г. в связи с бедственным положением критян российский император решил пожертвовать для критского народа хлеба на 30000 руб., который быстро был закуплен и доставлен в различные города Крита, что было весьма значительной помощью и контраргументом против эмиграции. В мае 1899 г. полковник Шостак возглавил раздачу пособий критянам от русского правительства. В письме к графине Инне Капнист, интересовавшейся судьбой Крита, епископ Ретимский и Месопотамский Дионисий позже писал из Ретимно, что русских солдат и моряков критяне осыпали цветами, ежедневно служили молебен за русского царя и что "русское имя дорого для Крита".

После успешного вывода с острова турецких войск в ноябре 1897 г. полковник Шостак, оставаясь начальником экспедиционного отряда русских войск на

стр. 49

Крите, был назначен также начальником гарнизона и временно военным и гражданским губернатором Ретимно и четырех окрестных провинций. Управление городом после ухода турецких войск и властей было передано в руки русских беспрепятственно, в результате чего деятельность гражданских учреждений в русском секторе сохранилась [4. Ф. Миссия в Афинах. Д. 1246. Л. 195]. Деятельность администрации и городских учреждений продолжалась наполовину тем же составом чиновников, а наполовину была обновлена введением христиан и 10 строевых русских офицеров. В ретимском секторе на русских сухопутных офицеров перешли ответственные обязанности, например, юристов - от председателя суда до прокурора и судебного следователя, все управление городами и селениями, заведование таможней, санитарным состоянием города и прочими городскими службами. Весь сложный правительственный механизм приводился в движение офицерами отряда, и это было сделано, по словам Скрыдлова, "толково, умело, а главное, с любовью и желанием принести пользу" [2. Д. 1748. Л. 1052]. Русские национальные знаки были подняты на таможне и конаке, а турецкий флаг был оставлен только в крепости. К концу 1898 г. уже можно было ответственно рапортовать в Петербург, что в городе Ретимно и округе царит полное спокойствие, что работа гражданских учреждений не прекратилась, а многие, как-то: школы, земские органы и другие - учреждены заново. Ретимно служил во всем примером для остальных округов острова: именно здесь началась добровольная сдача оружия, а также добровольная эвакуация турецких войск. В русском секторе ранее других была окончена отправка турецкого имущества и тяжелых крепостных орудий. Русские войска должны были все более углубляться внутрь острова, и, как сообщал Скрыдлов в это время в Петербург, "всюду наши войска встречали восторженными приветствиями" [2. Д. 1748. Л. 195, 200 - 201; 7. N 13].

Подводя итоги деятельности русского морского и сухопутного отрядов в деле "умиротворения" острова за 1897 - 1898 гг., контр-адмирал Н. И. Скрыдлов писал: "Такие блестящие результаты достигнуты благодаря неутомимым трудам начальника экспедиционного отряда полковника Ф. А. Шостака, к высоким служебным качествам которого присоединились присущий редким людям такт, доброта и настойчивость в требованиях". Он характеризовал Федора Александровича Шостака "как образцового подчиненного и доброго сослуживца". Скрыдлов объявлял благодарность также полковникам: барону Кене и Томашевскому; подполковникам: Толочко, Урбановичу, Судовщикову, Михайлову; капитану Кучеровскому, штаб-ротмистру Савиничу и многим другим "господам офицерам". Свой последний строевой рапорт Скрыдлов не забыл закончить фразой: "Молодцам солдатам мое сердечное спасибо" [2. Д. 1748. Л. 1052 - 1052 об.].

Ведение русской политики на острове было вверено императорскому генеральному консульству на Крите с резиденцией в Канее, которое существовало еще с 1864 г. Русскими консулами на Крите с 1896 по 1900 г. были Н. Н. Демерик, А. А. Гире и Н. Н. фон Эттер. Россия сыграла решающую роль на переговорах великих европейских держав о назначении христианского генерал-губернатора Крита принца Георга Греческого, начавшего свою деятельность в январе 1898 г. Спокойная обстановка, воцарившаяся на острове уже к лету 1899 г., побудила правительства великих держав задуматься об общем сокращении численности международного экспедиционного отряда (до 500 человек каждый).

В июле отбыл из Ретимно в Одессу 1-й батальон 59-го пехотного Люблинского полка с полковником Шостаком, который передал все дела новому на-

стр. 50

чальнику экспедиционного отряда полковнику барону Б. Б. Кене [4. Ф. Политархив. Д. 2502. Л. 32]. Ф. А. Шостак получил в том же году звание генерал-майора, которое вполне заслужил: его посылали всегда в "горячие точки", где он мог применить свой не только военный, но и дипломатический и, скажем, человеческий талант. Позже он возглавил Гражданское агентство в Македонии, где снискал уважение греков, болгар и сербов, что просто удивительно в той обстановке. На Крите оставалось, таким образом, 10 русских рот.

Установившийся на острове мир и появившаяся надежда на хорошие прибыли при предстоящем промышленном развитии, вызванном новой политикой, привлекли на Крит много предпринимателей из разных стран. Русские строительные компании получили концессию на возведение набережной в Ретимно, проведение в столице первой трамвайной линии.

Для критского общества присутствие многочисленных международных морских и сухопутных отрядов на острове, а значит, иностранных офицеров и их жен, инженеров, торговцев, а затем и археологов имело не только охранительное значение, но также большое положительное значение в смысле оживления культурной жизни. Особую роль на Крите, безусловно, играл, русский экспедиционный отряд. А. А. Гире писал, что между русскими силами и местным населением Ретимно установилась тесная связь и что население "привыкло видеть в присутствии русского отряда вернейший залог поддержания порядка и, вместе с тем, доказательство деятельного участия императорского правительства в устроении судьбы острова" [7. N 13. Л. 54 об.].

Под руководством офицеров устраивались музыкальные концерты, давались театрализованные представления и солдатские спектакли, проводились спортивные соревнования; на площадях и в парках острова играли военные оркестры, а города были прекрасно иллюминированы и украшены. Был также организован солдатский полковой хор, который вскоре стал выступать на всех праздниках и пользовался колоссальным успехом у местных жителей. На спектаклях присутствовали все офицеры с семьями и "местная образованная публика". Посмотреть на спортивные состязания также приходило огромное число жителей. Полковник Б. Б. Кене продолжил деятельность на пользу Ретимскому округу, начатую Шостаком. Так, по просьбе префекта Ретимно русские офицеры приняли самое активное участие в топографической съемке в западной части округа для изыскания наиболее соответствующей коммерческим и административным целям дороги в Судскую бухту. Кене сам возглавил экспедицию. Русские офицеры принимали участие в проекте конно-железной дороги из Канеи в Халепо и многом другом. В ноябре в Ретимно вновь заработала школа для малолетних детей по методу Фребеля, которая была одно время закрыта из-за отсутствия средств. Теперь в ней возобновились занятия, благодаря тому, что барон Кене взял на себя частично оплату обучения 26-ти детей неимущих жителей острова из русского благотворительного фонда.

Большое внимание в русских войсках уделялось духовному здоровью и религиозному воспитанию солдат. Епископом г. Ретимно Дионисием для русского богослужения была предоставлена церковь Св. Варвары: служба совершалась отрядным священником отцом Николаем Шутовым, хор состоял из русских певчих. Богослужение посещалось и местным греческим населением, которому очень нравилось церковное пение при участии русских офицеров. Постепенно службы стали проводиться совместно с греческими священниками в кафедральном соборе Ретимно. Причем всенощное бдение совершалось русским отряд-

стр. 51

ным священником с хором полковых певчих и исключительно на церковнославянском языке. Литургия совершалась совместно с греческим духовенством, и песнопения чередовались на русском и греческом языках. По просьбе местного епископа и греческого населения был составлен хор из 50 греческих певчих, которых обучал поручик Замосцкого полка Сиренко [7. N 14. Л. 26; N 22. Л. 515; N 23. Л. 53]. В кафедральном соборе во время служб, начиная с октября 1899 г., уже пел не только полковой хор певчих, но и хор местных греков. По случаю дня рождения членов царствующего дома России в кафедральном соборе епископом Дионисием совместно с русским отрядным священником и греческим духовенством служились литургии и молебны в присутствии чинов отряда, вице-консула, местных властей, представителей города [7. N 23. Л. 53].

В русском отряде в некоторых ротах нашли приют малолетние греческие сироты-мальчики. Некоторые из них очень быстро заговорили по-русски и стали служить переводчиками для отправлявшихся в город за продуктами и т. д. Барон Кене передавал русскому консулу, что многие из этих детей, потерявших родных на острове, просят взять их с собой в Россию. В связи с тем, что "натурализация" их в России была бы связана с большими трудностями, Кене отдал приказ о том, что единственным легальным способом является их усыновление православными членами отряда, и некоторые дети, таким образом, попали в Россию [7. N 15. Л. 28 - 29].

В конце октября 1899 г. Крит торжественно отметил годовщину удаления с острова турецких войск. Критские мусульмане были обижены активным участием нового начальника русского экспедиционного отряда полковника барона Кене в подготовке торжеств. Русское правительство просило его впредь быть осторожнее [4. Ф. Политархив. Д. 2502. Л. 37 - 37 об.]. Накануне празднования по распоряжению Народного собрания Крита была отлита медаль в "память умиротворения острова", которую намеревались раздать всем чинам международного отряда и русским представителям как сухопутных, так и военно-морских сил. На одной стороне была надпись "Благодарный Крит", на другой - оливковая ветвь. Медаль была на бело-синей ленте [4. Ф. Миссия в Афинах. Д. 1264. Л. 265].

8 октябре также состоялось радостное событие, взбудоражившее весь город. В местном соборе было совершено венчание сверхсрочного служащего унтер-офицера жандармской команды Гладкого и "греческой девицы" Порселаки. Местное население очень сочувственно отнеслось к первому браку русского с гречанкой, и в соборе присутствовала вся греческая образованная публика, настроенная прорусски [7. N 18. Л. 39].

9 ноября в Канее состоялось еще одно знаменательное событие. По приглашению епископа Ретимского офицеры присутствовали при поднятии на соборную колокольню восьми полученных из Венеции колоколов. Колокола эти были перелиты из старых полопавшихся колоколов собора на средства, переданные грекам полковником Ф. А. Шостаком в качестве пожертвования. Деньги эти были выделены Шостаком из собранных с продаж марок внутренней губернской почты - 40 наполеонодоров (1 наполеонодор = 7 руб. 50 коп. - 20 франков 50 сантимов). На каждом из колоколов кроме обыкновенной надписи, состоящей из клейма фабрики, года отлития и т. д., имелись еще следующие надписи на греческом языке: на первом - "Полковник Шостак", на втором - "60-й пехотный Замосцский полк", на 3-м - "59-й Люблинский полк", на 4-м - "57-й Модлинский полк", на 5-м - "56-й Житомирский полк", на 6-м -

стр. 52

"14-й стрелковый полк", на 7-м - "6-я горная батарея 13-й артиллерийской бригады" и на 8-м - "Крит освобожден". Таким образом население Ретимно отблагодарило русских военных за скромный вклад в дело освобождения их родины от турецкого ига [7. N 21. Л. 45].

26 декабря 1899 г. 5-я рота 60-го пехотного Замосцского полка и штаб экспедиционного отряда под начальством полковника барона Кене ушли в Россию. Новым командующим русских сухопутных сил с декабря 1899 г. был назначен командир 1-го батальона 60-го пехотного Замосцского полка подполковник Константин Иосифович Урбанович. Из оставшихся на Крите пяти русских рот 60-го пехотного полка две роты находились в Канее, три - в Ретимно. Впредь было решено именовать оставшиеся силы не экспедиционным отрядом, а Отдельным отрядом русских императорских войск на Крите, подчеркивая этим ограниченность поставленных перед ним скромных задач поддержания мира на "умиротворенном острове" [7. N 27. Л. 63; 4. Ф. Политархив. Д. 2502. Л. 54 об.].

Прибыв с гуманитарной миссией спасения мирного населения Крита весной 1897 г., русские войска, как и войска других европейских держав, задержались на Крите на 12 с лишним лет и сыграли немалую роль в судьбе его жителей.

В первые годы XX в. сложные события на Крите - восстание в Териссо 1905 г. и другие - привели к тому, что великим державам пришлось даже применить в некоторых случаях оружие. Не исключением была и Россия. Однако остров уже к началу века был фактически независимым от султана. До сих пор критяне с благодарностью хранят память о тех людях, кто помог им в годы лихолетья: в критском монастыре Арсаниу хранится удивительная фотография - "пантеон памяти", на которой ретимский епископ Дионисий и полковник Шостак изображены в окружении семнадцати русских офицеров, сыгравших исключительную роль в налаживании мирной жизни на острове. Среди них: А. Н. Веревкин, В. И. Видимский, Е. А. Жуковский, А. П. Кленов, А. Н. Малиновский, М. Н. Муфти-Заде, Г. В. Баулин, А. В. Борисов, А. Н. Папа-Феодоров и другие [3. Σ. 216 - 250]. А по набережной Шостака и площади Скрыдлова в Ретимно можно пройтись и сегодня.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Соколовская О. В. Россия на Крите. Из истории первой миротворческой операции XX века. М., 2006; В пороховом погребе Европы. 1878 - 1914. М., 2003.

2. Российский государственный архив военно-морского флота в Санкт-Петербурге. Ф. 417. Оп. 1.

3. Ημερησης Διαταξεις της Ρωοσικης Διοιρησης στο Ρεθυμνο. (Окт. 1898 - Ιοθλ. 1899). Ρεθυμνο. 2007.

4. Архив внешней политики России.

5. Feenstra P. M. Crete. Postal history. Postal and Revenue stamps. Coins and bank notes. (Collectioned.) Athens, 2001.

6. Российский государственный военно-исторический архив.

7. Исторический архив Крита в г. Ханья (Канея). Ф. Архив императорского русского генерального консульства на Крите (1860 - 1919). Г-14.

8. Капнист И. Исторический очерк Крита // Русская мысль. СПб., 1899. Ч. 20. Кн. 2.

Опубликовано на Порталусе 23 июня 2022 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама