Рейтинг
Порталус


ЗОСИМ - ПОСЛЕДНИЙ АНТИЧНЫЙ ИСТОРИК

Дата публикации: 12 февраля 2021
Автор(ы): Н. Н. БОЛГОВ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА
Источник: (c) Вопросы истории, № 8, Август 2006, C. 157-166
Номер публикации: №1613125517


Н. Н. БОЛГОВ, (c)

Об авторе последнего античного исторического сочинения Зосиме мы знаем лишь то, что он сам сообщает о себе в своем произведении. Кое-что еще можно почерпнуть лишь в выписках, сделанных в IX в. патриархом Фотием для свода "Мириобиблион" в разделе, посвященном Зосиму (Bibl. Cod. 98). Вот этот текст: "Прочитано историческое сочинение в шести книгах Зосима, комита и бывшего адвоката фиска. Что касается религии, то это безбожник, и зачастую - по многим проявлениям. Он выступает против истинной веры. Зосим краток по своему стилю, четок и ясен, не лишен привлекательности. Его рассказ начинается, можно сказать, от Августа, но вплоть до Диоклетиана дается лишь беглый обзор всех правителей, обстоятельств их восшествия на престол и последующих деяний. Начиная со времени Диоклетиана, рассуждения Зосима становятся более пространными, занимая пять книг. Действительно, первая книга лишь перечисляет императоров, предшествовавших Диоклетиану со времени Августа. Автор завершает свою шестую книгу рассказом о времени, когда Аларих второй раз осадил Рим, римляне претерпевали голод, а императорский трон был передан Атталу. Позже Аларих возвысился посредством Аттала, потому что хорошо воспользовался предоставленной ему возможностью; он отослал последнего вести переговоры с императором Гонорием, который проживал тогда в Равенне. Но Сар, враг Алариха, имевший три сотни человек в своем распоряжении, присоединился к Гонорию, обещая союз против Алариха и выступив против него. Шестая книга Зосима заканчивается вслед за этим. Можно было бы сказать, что Зосим не написал историю, но что он переписал ее у Евнапия, от которого он отличается только своей лаконичностью и тем обстоятельством, что не бичует Стилихона со всей злостью, как Евнапий. Однако по манере изложения Зосим не похож на других авторов; особенно четко это проявляется в эпизодах нападок на христианских императоров. Кажется, имеется два издания его произведения; однако, до сих пор я не видел первого, но тот факт, что он назвал ту рукопись, которую мы прочитали, "Новым изданием", дает нам повод предполагать, что он написал, как и Евнапий, два текста. Зосим более ясен и, как я уже сказал, краток, чем Евнапий, и он редко использует образные выражения".

 

Из текста Фотия не ясно, в какое время жил Зосим. Патриарх упоминает лишь об одном факте из его биографии. Примерно то же самое обнаруживается и в начале текста манускрипта, сохранившем произведение Зосима - комита (одного из высших должностных лиц в административной системе империи) и бывшего адвоката государственной казны (фиска). При выходе в отставку эти адвокаты получали различные почести, соответственно значению занимаемой ими должности. Однако комитом каких дел был Зосим, мы не знаем. Из его произведения можно вполне определенно заключить, что Зосим был явным язычником, враждебно относившимся к христианству и обладал некоторой литературной культурой. Какую-то часть своей жизни он провел в Константинополе, о чем свидетельствует достаточно тонкое знание топографии этого города (11.30 - 31).

 

 

Болгов Николай Николаевич-кандидат исторических наук, заведующий кафедрой всобщей истории Белгородского государственного университета.

 

стр. 157

 

 

Чтобы определить время, в которое жил Зосим, приходится обратиться к косвенным данным. В книге V (27.1) он опровергает утверждения Олимпиодора, историка из Фив, изложение которого заканчивается вступлением на престол императора Валентиниана III - 23 октября 425 года (Fr. 46). Произведение Олимпиодора во всяком случае, было опубликовано после указанной даты, наиболее раннего хронологического рубежа для данной редакции "Новой истории". Упоминание имени философа Сириана (IV.18.4) не слишком проясняет общую картину, поскольку произведение последнего могло быть известно еще до 425 года.

 

Первый писатель, который цитирует Зосима и произведение которого сохранилось, Евагрий Схоластик, чья "Церковная история" была написана между 592 и 594 годами. В цитируемом отрывке Евагрий пишет об историке Евстафии Епифанийском, который среди источников, использованных им, упоминает Зосиму. Этим сведениям можно доверять; но неизвестно, когда писал Евстафии. В другом отрывке "Церковной истории" упоминается, что Евстафии умер после того, как рассказал об экспедиции римлян в Месопотамию, оставив свое произведение незаконченным - на описании двенадцатого года царствования Анастасия (император с 11 апреля 491 г.), что подтверждено хронистом Иоанном Малалой (Evagr. Historia Ecclasiastica (далее - НЕ) III; Malala 399.4). Из этих двух текстов следует, что Евстафии умер в 502 - 503 гг.; автор довел свой рассказ лишь до этой даты. Византийские историки имели обыкновение в своих повествованиях останавливаться на смерти императора, предшествовавшего тому, при котором они писали, стараясь соблюдать очевидную осторожность при описании императорской эпохи. Евтропий и Аммиан Марцеллин (Eutr. X.18.3; Amm. Marc. XXXI.19.9; Scriptores Historial Avgustas (SHA). Heliog. 35.5 (русский перевод - "Властелин Рима". М. 1992), например, считали, что говорить о царствующем императоре больше приличествует не историку, но панегиристу.

 

Поэтому очевидно, что произведение Евстафия, которое повествует о начале царствования Анастасия I, было написано не при нем, но в эпоху Юстина I (518 - 527). Этот вывод побуждает считать, что Зосим жил между 425 и 518 годами.

 

По некоторым данным (отмена ряда налогов при Анастасии), датировку "Новой истории" можно свести к 498 - 518 гг., то есть к тому времени, когда Римская империя была почти полностью занята варварами, или даже практически уничтожена (1.57.1). Здесь надо сделать скидку на риторическое преувеличение автора, стремившегося показать, что именно забвение традиционной религии в пользу христианства спровоцировало распад империи. Впрочем подобные фразы не могли быть написаны до конца V в., когда исчезла Западная империя. Позднее же, в VI в., империя лишь укреплялась и расширялась в рамках реставрационной политики Юстиниана.

 

В рукописи произведение Зосима озаглавлено "Новая история", тогда как во фрагменте, приведенном выше, Фотий называет его "новым изданием" и предполагает, что Зосим, как и Евнапий, дважды издавал свое произведение. Следовательно в руках Фотия было "второе издание". Фотиево описание сочинения Зосима совпадает с текстом, которым располагают современные историки. Некоторые новейшие историки следовали за Фотием в его гипотезе о двух редакциях, полагая при этом, что новое издание было отредактировано и очищено от самых антихристианских отрывков, хотя данное предположение нельзя доказать. Гипотеза о подготовке самим Зосимом второго издания, выглядит как невозможная, поскольку логический конец произведения отсутствует. Последние страницы текста явно свидетельствуют о поспешной и неоконченной правке. Видимо, Зосим не смог окончательно отделать текст своей книги. В этих условиях разумно допустить, что название в рукописи, подлинное, а Фотий стал жертвой путаницы. Понимать же заглавие "Новая история" следует как "История современной (новой) эпохи".

 

Зосим подчеркивал, что Полибий для него является примером - по форме, и по принципам изложения. Зосим претендовал на то, чтобы выступить как "Полибий времен упадка". В то время как последний посвятил свою историю описанию необычного и очень быстрого роста римского могущества, Зосим хочет показать, как империя столь же быстро пришла в упадок. Он заимствует у Полибия важные наблюдения: долгое время римляне были незначительным народом, после первых своих успехов их почти уничтожили карфагеняне, но в дальнейшем завоевали, менее чем за 53 года, огромную часть обитаемого мира. Далее Зосим еще более ясно заявляет о своей связи с Полибием (1.57.1): "В то время как Полибий изложил, каким образом римляне создали свою империю так быстро, я расскажу, как они так же быстро разрушили ее своим высокомерием". Сочинение Зосима видимо, осталось незаконченным, поэтому нельзя сказать, в какой мере Зосим остался бы верным своему основному замыслу. Зосим старается подражать строгому стилю Полибия, что ему в общем удается; но в целом он, как историк, все же уступает Полибию.

 

Согласно Фотию, "Новая история" содержит шесть книг. Писец, переписывавший последнюю часть рукописи Зосима, также указывает на это. Однако, более поздний рубрикатор в одной из

 

стр. 158

 

 

копий выделил только 5 книг. В тексте имеется лакуна - четвертая тетрадь (квартерион) рукописи, содержащая конец первой книги и начало второй, исчезла, и не знавший этого рубрикатор, не заметив указания писца, сместил нумерацию книг с III по VI из-за того, что не мог различить начало II книги. В результате среди копий, восходящих к основной рукописи, сохранилось деление на 6 книг, а у рубрикатора - на 5 книг. Правильным, очевидно, все же является деление труда Зосима на 6 книг.

 

"Новая история" состоит из около 300 страниц в издании Тёйбнера 1, и излагает преимущественно императорский период истории Рима. Короткая преамбула, подводит к царствованию Августа. Повествование делается постепенно все более подробным и завершается событиями лета 410 г., предшествовавшим взятию Аларихом Рима. В конце текст внезапно обрывается. VI книга намного короче предыдущих. Очевидно текст, которым мы располагаем - неполный. Возможно, что по каким-то причинам он никогда и не был закончен (случайно или по чьему-то умыслу). Эти версии рассматривались специалистами, но неясно, какая из них наиболее правдоподобна. Описание Фотия свидетельствует, что текст, которым патриарх располагал, не был более полным. Тот же вывод можно сделать и в отношении Евагрия, утверждающего, что история Зосима доходит до эпохи Аркадия и Гонория (Evagr. HE 111.41), что по-видимому не совсем точно, хотя и соответствует тексту "Новой истории", коим мы располагаем. Есть и другие доказательства, что в конце VI в., произведение Зосима не было более полным, чем сегодня. Прошло не более 90 лет между временем, когда писал Зосим, и тем, когда Евагрий цитировал его. Мало похоже на правду, что за это время окончание "Новой истории" исчезло бесследно. Если исходить из того, что произведение, и особенно его шестая книга, - по стилю и по обработке текста - свидетельствуют о поспешной редакции, то, вслед за Ф. Пашо2, можно допустить, что произведение осталось незаконченным.

 

По замыслу автора, "Новая история" должна была продолжаться хотя бы до конца 410 г.: в ряде мест историк намекает на более поздний период. Зосим добавляет, что будет писать о позднейшей катастрофе Рима подробно в нужном месте. Из этих фраз можно заключить лишь, что он вполне определенно к тому стремился. Можно допустить, что если бы Зосим мог закончить "Новую историю", то довел бы ее до 491 г., то есть до смерти предшествующего императора Зенона. Мы не слишком ошибемся, предполагая вслед за Ф. Пашу, что написанная в действительности часть не составляет и половины первоначального замысла, поскольку последняя полная пятая книга охватывает всего лишь пятнадцатилетний период. Но не нужно упускать из виду и то, что Зосим более или менее детально описывает события, следуя за источником, а также и то, что структура повествования заметно, хотя и беспорядочно, меняется и в ряде случаев перескакивает через события нескольких лет (например - описание персидского похода Юлиана или в книге V между 404 - 406 гг.).

 

Преамбула к первой книге (гл. 1 - 5) содержит некоторые размышления автора, затем следует переход от едва упомянутых событий греческой истории и республиканского периода к Риму императорскому. Преамбула заканчивается на критике монархического режима, установившемся в Риме со времени Августа. Этот вывод достаточно любопытен: природа политического режима принципата до сих пор вызывает споры в науке. У античных историков с течением времени усиливается понимание принципата как монархии (ср. оценки Тацита и Светония с оценками Диона Кассия в III в., и тем более Зосима в V в.). С 6 главы Зосима приступает к истории императорского периода (до вступления на престол Септимия Севера, только перечисляя императоров). Здесь изложение становится немного менее сухим. Царствование первых императоров III в. представлено, хотя и подробнее, но весьма схематично. Только с начала правления Гордиана и Филиппа Араба (1.14 - 22) повествование становится более насыщенным, что впрочем сильнее ощущается лишь к концу царствования Деция (I.23). С этого времени описываются войны против готов и персов. Рассказ Зосима становится более подробным, что представляет и важный источник для малоизвестных событий ill века. Связный рассказ обрывается к концу царствования Проба (окончание гл. 71) из-за исчезновения четвертой тетради (квартериона).

 

После пробела повествование возобновляется с длинного отступления, посвященного Столетним играм, которое принадлежит уже второй книге. Отступление, состоящее в нынешнем виде из восьми глав, охватывает 16 страниц греческого текста. Связный исторический рассказ возобновляется после отречения Диоклетиана и Максимиана. 23 года, с 282 по 305 гг., Зосимом не освещены в имеющемся у нас тексте, но традиция сохранила три фрагмента из трудов Иоанна Антиохийского, автора всемирной хроники от Адама до 610 г. "Извлечения о военных хитростях и доблестях" - византийской рукописи, приписываемой Константину Багрянородному3. Тем самым было спасено несколько десятков строк из лакуны в рукописи Зосима в конце книги I (главы 71 - 73). Трудно сказать, где заканчивается первая книга и начинается вторая. Если допустить, что две книги были примерно одинакового объема, то граница между ними пришлась бы на середину царствования Диоклетиана. Пашу представляется более логичным, что все царствование Диоклетиана излага-

 

стр. 159

 

 

лось в одной (второй) книге. Не исключено, что рубежом могло быть назначение двух цезарей - Констанция Хлора и Галерия - и установление тетрархии в 293 году.

 

Вторая книга в своем нынешнем виде начинается с отступления, посвященного Столетним играм (здесь отсутствуют, по всей видимости, немногие строки в начале). Почему Зосим (или его источник) ввел в свой рассказ этот сюжет, уникальный в своем роде? По мнению Л. Мендельсона, поводом к этому было упоминание Максимианом Столетних игр, праздновавшихся в 297/298 или 304 г., но представляется маловероятным, чтобы подобные масштабные игры вообще проводились в эти сложные для империи годы. По своему стилю данный экскурс должен был начинаться сразу после упоминания в тексте об отречении Диоклетиана и Максимиана (11.7.2). Легко угадать мотив, подтолкнувший автора, защитника традиционной религии, включить этот эпизод: с отставкой Диоклетиана и Максимиана уходят два последних императора, связываемых с язычеством (Зосим говорит это о Диоклетиане - 11,10,5). Это конец эпохи, когда почиталась и в полной мере уважалась старая религия; сразу после этого приходит к власти Константин, который со своим коллегой Лицинием предал забвению Столетние игры и начал покровительствовать христианству. Отречение тетрархов в 305 г. представлено Евнапием и Зосимом, как поворотный пункт в судьбе языческой религии Рима. Стремление показать в подробностях Столетние игры в таком контексте вполне понятно. Игры представлены как договор, заключенный Римом с богами на вечные времена, но не обновленный со времени Диоклетиана. Он объясняет, по мнению Зосима, упадок Римской империи.

 

Продолжение второй книги повествует об эпохе Константина и его сыновей вплоть до провозглашения цезарем Юлиана. Здесь обращает на себя внимание манера, в которой описана битва между Константином и Максенцием, где отсутствуют намеки на христианские чудеса, тогда как языческое божественное влияние, объясняющее поражение Максенция, упомянуто (11.16.1 - 2). В главах 29 - 38 Зосим дает волю своей ненависти к Константину, сурово критикуя различные нововведения последнего. Эти главы представляются наиболее ценными, так как именно они помогают лучше понять идеологические мотивы языческой пропаганды против Константина. Особенно любопытна языческая версия обращения императора в христианство (II.29). Нужно также привлечь внимание к гл. 45 - 53, которые рассказывают с большими подробностями, в деталях, часто уникальных, о кампании Констанция II против язычника, узурпатора, правителя Галлии и ряда других западных провинций в 350 - 353 гг. Максенция. С последней главой второй книги, рассказывающей о гибели Цезаря Галла, начинается часть "Новой истории", параллельная Аммиану Марцеллину и более подробная у последнего.

 

Почти полностью посвящена Юлиану Отступнику третья книга. Она начинается с назначения последнего цезарем и завершается шестью главами (30 - 35), посвященными царствованию Иовиана и воцарению Валентиниана I (364 г.). Из 36 глав об этом восьмилетнем периоде 18 (12 - 29) полностью посвящены персидской экспедиции Юлиана (363 г.). Эта книга серьезное отступление от общей композиции. Часть, посвященная персидской экспедиции Юлиана и смерти Иовиана - самая подробная из всей "Новой истории", хотя события тех лет, когда Юлиан находился в Галлии, изложены очень кратко (3 - 9), битва у Страсбурга упомянута только в нескольких коротких строках (III.3.3), путешествие Юлиана на Восток, как и его пребывание в Константинополе и в Антиохии, рассмотрены очень бегло (10 - 11). Более того, эти лаконичные строки иногда оставляют в стороне главное, зато останавливаются на малозначительных, анекдотических эпизодах, частично даже вымышленных (III.4 - 5, 7). Правда, перед рассказом о царствовании Юлиана, Зосим уточняет, что много исторических и поэтических произведений уже были посвящены этой теме. Также Зосим отмечает, что можно при желании свериться с произведениями самого императора. Персидская же экспедиция Юлиана описана день за днем. К несчастью, изобилие деталей у Зосима не делает повествование более ясным, а его окончание вообще непонятно. Зосим (вернее его источник) не говорит ни об отказе Юлиана осаждать Ктесифон, ни о причинах, побудивших императора изменить направление движения. Не указывает Зосим и на истинные причины поражения, ограничиваясь приписыванием всей вины Иовиану. Если принять во внимание предвзятость данного мнения и допущенные неточности, эти самые подробные главы "Новой истории" свидетельствуют, что Зосим не всегда мог хорошо пересказать источник и ясно и лаконично изложить события.

 

Четвертая книга посвящена периоду, который длился с начала царствования Валентиниана I до смерти Феодосия, то есть с марта 364 до января 395 года. В этой части повествование развивается ровно и соразмерно. В конце гл. 24, вместе со смертью Валента, заканчивается раздел, параллельный Аммиану Марцеллину. Особенный интерес представляет эта часть не только потому, что она относительно мало зависит от своих источников, но также и потому, что Феодосии, как ранее Константин, преподнесен в неблагоприятном свете из-за своих христианских убеждений и решительного противостояния язычеству. Здесь ярко выражена языческая версия событий, уникальная для

 

стр. 160

 

 

своего времени. Главные обвинения Феодосию обличают политику императора в отношении варваров, которым он позволяет жить в империи и включает их в римскую армию. Зосим здесь дает волю своему, пусть и несколько сдержанному, антигерманизму, весьма распространенному даже в христианской благочинной среде описываемого Зосимом конца IV века. В антифеодосианской полемике Зосим перемежает идеи политического языческого богословия с анекдотами, напоминающими поверхностный стиль биографий "Писателей истории августов" (SHA.IV.36,44). Последний языческий узурпатор латинского Запада Евгений представлен без особых подробностей и достаточно нейтрально; языческая реакция эпохи Евгения недостаточно отражена Зосимом. Сам Евгений выступает как хитрец и ловкий политик. Битва при Фригиде, так хорошо идеологически обоснованная язычниками и впоследствии представленная христианами как воля Господня, изложена Зосимом без малейшего упоминания о ее религиозном значении и мнимых чудесах, ее сопровождавших, что, впрочем легко понять с позиции фанатичного язычника. Книга заканчивается главой об отношении Феодосия к язычникам после поражения Евгения и главнокомандующего Западом Арбогаста, то есть о заключительном этапе христианизации империи.

 

Немного более обширна чем четвертая пятая книга, однако, она содержит только один целостный период протяженностью примерно в 15 лет. Рассказ становится еще более детальным. В начале этой книги Зосим обнаруживает особенную зависимость от источников, что приводит к некоторым досадным сбоям (в основном хронологическим) в ходе повествования. До 25 главы плавно излагаются почти исключительно события, происходившие в восточной части империи. Правители - Руфин и Стилихон - жестко критикуются из-за их алчности (V.1.1 - 2). Изложив суть интриг при константинопольском дворе, осветив долгие военные кампании Трибигильда, Гайны и Фравитты, беспорядки в восточной столице, которые привели к изгнанию Иоанна Златоуста, Зосим неожиданно прерывает рассказ на 404 году. Продолжение следует (с 26 гл.) уже с событий на Западе в 406/ 407 годах.

 

По вине автора, возникает пробел. Выпадают 2 - 3 года в описании событий на Западе после 396 года, что влечет за собой досадную неточность: король вестготов Аларих появляется в связном тексте, начиная с 26 гл., хотя о нем эпизодически уже упоминалось ранее (он разорил Грецию в 396 г. и был принужден Стилихоном вернуться в Эпир) (V.5,5 - 7). Из "Новой истории" следует, что Аларих провел в Греции 10 лет, ничего не предпринимая, что было на самом деле, конечно, далеко не так. Зосим не упоминает о первом походе готов на Италию, ни о Поллентской битве - в его источнике ничего об этом не говорится. Описание событий с 406 г. довольно невнятно: упоминается нашествие Радагайса, но битва у Фьезоле у Зосима происходит за Дунаем (грубая ошибка!) (V.26.3 - 5).

 

Далее следует более плавное повествование, сосредоточенное вначале на личности Стилихона и интригах, объектом которых он явился. После смерти всесильного правителя Запада, которому Зосим посвящает несколько очень доброжелательных строк (V.34.5 - 7), не отдавая себе, видимо, отчета в том, что они противоречат его же критике Стилихона в начале данной книги. Противоречие это - результат смены источника. Окончание книги посвящено последствиям триумфа политики антигерманизма для Запада, приведшей к походам Алариха на Италию и его первой осаде Рима. Она завершается примечательным событием во время военных действий осенью 409 года, когда Аларих снова идет на Рим, но, колеблясь, предлагает Гонорию менее жесткие условия и получает отказ.

 

Последняя - шестая книга очень кратка и прерывается, как уже отмечалось, внезапно и неожиданно. Недостатки стиля видны в ней особенно ярко, много путаницы и противоречий. Книга посвящена событиям на Западе с конца 409 г. до лета 410 года. Автор возвращается к началу и развитию узурпации Константина Галльского (гл. 1 - 5). Завоевание Рима Апарихом, по Зосиму, завершает ухудшение отношений между западным двором и готским вождем, чему посвящено все окончание "Новой истории", начиная со второй трети пятой книги. Этому же была посвящена, возможно, и не сохранившаяся часть труда Зосима. После описания двух осад Рима рассказ обрывается накануне падения Вечного города.

 

Отправной точкой для любого исследователя источников, использованных Зосимом, является утверждение Фотия, что этот историк "переписывает Евнапия". Патриарх прочел полный текст произведения Евнапия, и тем не менее указание Фотия все же не совсем справедливо, поскольку Евнапий описал период с 270 по 404 гг., а "Новая история" хронологически и начинается раньше, и заканчивается позже. Значит Зосим, живший на одно столетие позже последних описанных им событий, должен был располагать и другими письменными источниками, кроме Евнапия. Кроме того сдержанность патриарха, приписывающего Зосиму определенное отношение к Стилихону, обнаруживается лишь при описании событий 408 г., когда Зосим не мог использовать Евнапия. Когда же Зосим следует за Евнапием, то он весьма строг в отношении Стилихона. Однако у специалистов никогда не было сомнений, что труд Евнапия являлся источником важнейшей части "Новой истории".

 

стр. 161

 

 

Сам Зосим упоминает следующих авторов: Юлиан (III. 2; IV. 8,2), Олимпиодор и Квадрат (V. 27, 1 - 2), Пизандр (V. 29,3), Полибий (1.1; I. 57,1; V. 20,4), Сириан (IV. 18,4), Геродот (IV. 20,3), Гомер (IV. 57, 4; 5, 6, 1) и Сивиллины оракулы (I. 5; V. 36, 2). Цитаты из них у Зосима приведены не из первых рук. Можно сделать вывод, что Олимпиодор стал основным источником Зосима (с V.26). Для периода до 270 г. вопрос об источниках истории III в. вообще очень запутан.

 

Специалисты относительно согласны по первым семи главам, включающим предисловие и обозрение истории императоров с Августа до воцарения Септимия Севера. Бросается в глаза критика монархического режима, выглядещая как совершенно чуждый эпизод в истории ранней Империи. Оригинальный автор здесь сам Зосим. 1 и 5 главы могут также принадлежать Зосиму, выражая его антихристианские консервативные убеждения. Он выступает против императорского режима в специфической манере, несколько отдающей неоплатонизмом.

 

Начиная со 2-й книги, единогласно принято считать, что Зосим здесь следует за Евнапием, но некоторые отрывки приписываются большинством современных исследователей к другим источникам. Это относится прежде всего к длинному отступлению о Столетних играх, хорошо раскрывающем суть дела и достаточно точному в деталях, но, впрочем, игнорирующем хронологию (Eun. 1). Л. Мендельсон предполагает, что невозможно считать самого Зосима подлинным автором этого отрывка и называет в качестве такового Флегона Тралльского. Согласно византийскому словарю, этот писатель является автором трактата "О долгожителях", в котором приводит тот же оракул Сивиллы, что и Зосима. Текст также мог бы происходить от Валерия Анциата через Веррия Флакка и Варрона. Гипотеза эта привлекательна, но достоверность ее не доказана.

 

Против III книги особенно ополчились все те, кто изучал источники Зосима: повествование "Новой истории" о кампании Юлиана против персов очень близко к рассказу Аммиана Марцеллина и Либания. Проблема источников, относящихся к времени правления Юлиана вызвала многочисленные дебаты, в том числе и по вопросу о хронологии появления исторических работ Аммиана Марцеллина и Евнапия, от чего, очевидно, зависит их соотношение. Сразу становится очевидным, что сведения Аммиана, Либания и Зосима о персидской кампаний, несмотря на определенные сходства, имеют и заметные различия. Каждый из этих авторов приводит точные сведения (например, имена), отсутствующие у двух других.

 

Подойдя к концу текста Евнапия, Зосим был вынужден прибегнуть в качестве источника к Олимпиодору. Это самое простое объяснение, но оно в то же время и самое правдоподобное. Нельзя считать, что Зосим просто, механически соединил несколько источников. В принципе он следовал всегда одному источнику, и искал другой только тогда, когда прежний исчезал. Нет оснований сомневаться, что Зосим следовал Евнапию применительно к описанию похода в Персию и даже там, где сам Евнапий рассуждал об источниках, коими он располагал для описания правления Юлиана.

 

4 книга не представляет особенной проблемы в отношении источников. Общепризнано, что она полностью зависима от Евнапия. Только два отрывка были отмечены Л. Мендельсоном, как добавленные самим Зосимом. Во-первых, сцена чудесного спасения Афин во время землетрясения в Греции, где упомянут гимн философа Сириана (хронология не позволяет принять, что Евнапий мог ссылаться на Сириана в первой части своего исторического произведения). Во-вторых, это экскурс о коллегии понтификов. Параллели имеются у известного византийского писателя VI-VI вв. Иоанна Лида. Можно не сомневаться, что эти доводы достаточны для того, чтобы приписать эти строки самому Зосиму, а не Евнапию.

 

По проблеме источников пятой книги есть только одна точка зрения: историческое произведение Евнапия не продолжается после смерти императрицы Евдоксии в 404 г., поэтому Зосим обращается к Олимпиодору с гл. 26, что связано с уже упомянутым выше хронологическим пробелом в этой части "Новой истории". В самом деле, исторический рассказ Олимпиодора начинается с событий 406/407 гг. К тому же Евнапий игнорирует практически все происходившее на Западе после 395 г., в то время как Олимпиодор внимателен прежде всего к событиям на Западе, что удивительно для уроженца Востока и носителя греческого языка. Эти противоположные характеристики двух авторов отразились у Зосима, повествование которого становится весьма фрагментарным. Это убедительное свидетельство, что Зосим был настолько зависим от своих источников, что не позаботился ни заметить их недостатки, ни заполнить пробел, допущенный Олимпиодором.

 

В "Новой истории" Зосим допускает определенные изменения, следуя Олимпиодору, которого Фотий определил как "живая история". Олимпиодор ограничивается типичными латинскими терминами, дает их в греческой огласовке. Кроме того, он указывает даты и расстояния, принятые у римлян, предпочитает римские географические названия, не колеблется при упоминании точных цифр, интересуется социальными проблемами. Соответствующие примеры находят и у Зосима, начиная с гл. 26 пятой книги. Уже отмечалось, что Евнапий полагал недостойным историка давать точную

 

стр. 162

 

 

хронологию, и этого не находят у Зосима. Когда же Зосим начинает следовать Олимпиодору, то отмечает ежегодные изменения, приводя в пример имена новых консулов, указывает точную дату смерти Стилихона. Если Зосим обычно прибегал к стадиям для указаний расстояний, то в данном случае он применяет мили. В двух эпизодах он указал точное количество золота, серебра и других ценных вещей, которые Аларих потребовал от римлян.

 

Интерес Олимпиодора к социальным проблемам прослеживается и у Зосима, когда он описывает знатный и богатый род Анициев, извлекавших выгоды из народных несчастий или купцов, которые во время эпидемии в Риме во время второй осады Алариха не колебались поднимать цены на продовольственные товары. Это соответствует аналогичным местам у Олимпиодора, который благосклонно оценивает Стилихона и защищает его от клеветы сената. Аларих стремился удовлетворить свою жадность, для чего он покидает Италию, чему мог способствовать только сенат. Точка зрения сенаторской аристократии заимствована у Евнапия, но эти нюансы полностью ускользают из поля зрения Зосима, который не колеблется сопоставлять противоположные суждения двух частей.

 

Все эти наблюдения доказывают, что Зосим обращается к Олимпиодору, когда не может больше прибегнуть к Евнапию. Особенно они доказывают пассивное отношение Зосима к своему источнику, в угоду которому сохраняет даже мелкие детали, изменяет технику изложения и даже идеологические позиции. На этом основании ученые отказывают Зосиму в самостоятельности выбора при использовании источников или дополнении его сведениями, взятыми в другом месте. Кроме Олимпиодора Зосимом был использован для периода, который нас интересует, и Созомен. Книга 6 полна ошибок, противоречий и непонятных данных. Обнаруживается крайняя небрежность, с которой было составлено ядро текста.

 

Итак, Зосим следовал в основном двум источникам - Евнапию (с 1.47 до V.26) и Олимпиодору с V.26 и почти до конца. Но значит ли это, что Зосим не внес никакого личного вклада? Его труд все же содержит ряд оригинальных сведений, и это - самые интересные его части. В их основе лежат размышления религиозного и политического порядка, которые дополняют общий рассказ. Отступления Зосима и позволяют назвать его Полибием эпохи упадка. Они выражают идеологию автора, его теологию, языческую апологию истории. Упадок Рима он объясняет заброшенностью традиционной религии. В контексте исторического рассказа идеологическая направленность заложена уже на стадии замысла и реализуется, по крайней мере как намерение. "Новая история" в этом отношении похожа на труд "О Граде Божием" Августина или на "Историю против язычников" Орозия.

 

В XIX в. Л. Мендельсон строго осудил недостатки Зосима как историка, который запутывает хронологию, игнорирует географию, опускает то, что заслуживало внимания, следует анекдотам или занимательным рассказам, повторяет эпизоды, каждый раз в несколько иной манере. Однако это неполная и тенденциозная характеристика труда Зосима. В тексте Зосима можно различить два пласта - идеологический и событийный. Если он следует источникам, второй пласт утрачивает интерес, но первый сохраняет свое значение. Когда первоисточники оказываются утраченными, "Новая история" приобретает особый интерес. При всех перечисленных недостатках, труд Зосима часто выступает как единственный источник сведений, используемых антиковедами. Синхронные ему ученые ссылаются друг на друга, хотя почти никогда не изучают историю самостоятельно.

 

"Новая история" - единственное историческое произведение Поздней Империи, тенденциозно языческое, дошедшее до нас полностью (сохранился языческий труд Аммиана Марцеллина, но он сокращен переписчиками именно там, где рассматриваются религиозные проблемы). Что касается авторов, вошедших в SHA, то их интерпретация более деликатная, а враждебность к христианству не является их основной характеристикой. Из книги Зосима мы узнаем, как последние язычники интерпретировали судьбы христианской империи, и можем сравнить их с толкованиями сторонников Евсевия, Августина, Орозия, Феодорита и других христианских авторов.

 

На Востоке язычники (по Зосиму) находились в лучшем положении, чем на Западе. Язычество, которое исповедовалось в кружке Симмаха, значительно отличалось от того, что почитали Либаний и его друзья. Лучшее доказательство - трудности императора Юлиана в понимании требований римских сенаторов. Однако, Зосим доказывает, что эти несколько различающиеся тенденции, не стоит преувеличивать. Евнапий и Олимпиодор, как восточные люди, хорошо знали особенности древнегреческого язычества и, в то же время, приводили многочисленные факты, явно западного происхождения.

 

Конечно, идеологические интерполяции зачастую неудачно вставлены в изложение событий, и точка зрения Зосима выглядит здесь как особенно односторонняя и узкая. Однако негибкость и отсутствие нюансов не уменьшают интереса к высказанным им мнениям. Более того, этот недостаток даже поучителен: без "Новой истории" мы не могли бы даже предположить, что еще в эпоху

 

стр. 163

 

 

Анастасия существовали фанатически убежденные язычники, не привязанные к чисто культовому аспекту древней религии - как выразился Ф. Пашу, настоящие "святоши", не уступавшие ни одной детали своей веры. Наверное, тайная группа тех, кто разделял идеи Зосима, не могла быть многочисленной и исчезла немного лет спустя.

 

Что же касается манеры изложения событий, надо согласиться с Л. Мендельсоном: Зосим - достаточно посредственный историк. Он пассивно следует своим малочисленным источникам, не проявляет интереса ни к хронологии, ни к географии, ни к военной организации, ни к административной системе (кроме тех случаев, когда речь идет о критике христианских государей).

 

Зосим даже не способен ясно и четко изложить содержание своего источника, многие отрывки безнадежно перепутаны. В самом худшем состоянии находится начало шестой книги, повествующее об узурпации Константина, где Зосим к тому же является нашим единственным источником. Современный историк должен с большой осторожностью работать с трудом Зосима, требующим дополнения другими, более добротными источниками. В отдельных деталях Зосим зачастую точен, и несмотря на огрехи, успешно использует надежные источники. Для последней трети IV в. Евнапий, не являясь первоклассным историком, важнейший источник, основывающийся на личных свидетельствах. Как видно из текста Зосима, Евнапий располагает хорошими сведениями по предшествующему периоду. Олимпиодор, известный своей точностью и добросовестностью, отвечает лучше своих современников на вопросы историков. Наряду с этим надо помнить, что "Новая история" часто содержит важные свидетельства и указания на использованные первоисточники.

 

Читая "Новую историю", надо с большим усердием отделять зерна от плевел. У Зосима много правды, хотя она и смешана с большим количеством басен, и отчасти поэтому современные исследователи не очень внимательны к Зосиму. По источникам, которые использует автор "Новой истории", периодам, которые она освещает, и идеологии, которой вдохновляется, эта книга, несмотря на время, когда она была составлена, принадлежит еще к античности. В византийской историографии ей невозможно определить место, хорошо устанавливаемое в развитии античной историографии, плодом которой она в итоге и является. Это - последнее историческое произведение, дошедшее до нас из античности, зачастую причудливый и несистематизированный текст, содержащий одновременно и резюме, и детальный пересказ, в котором апология язычества перемежается антихристианскими памфлетами.

 

Зосим не изучил, как следует, даже Полибия, которого взял за образец. Употребление некоторых слов и оборотов как будто бы свидетельствует, что он прочел Геродота, Фукидида, Еврипида, Ксенофонта и Демосфена. Однако элементарный уровень его знаний показывает, что он лишь имитирует великих мастеров греческой историографии. Характерен отрывок, где Зосим говорит об отказе Константина разрешить жертвоприношения языческим богам на Капитолии. Отрывок этот возможно, был изменен переписчиком сознательно в XVI веке. Непонятно, какой смысл вкладывал Зосим в передачу латинских терминов греческими словами, сохранившимися в тексте рукописи. Неточен словарь Зосима и при передаче официальных должностей, гражданских служащих, римских военных, групп войск. Латинские термины заменены греческими эквивалентами, выбранными произвольно. Иногда перевод терминов легко понимается и узнается без труда. Но это относится лишь к отрывкам, происходящим от Олимпиодора.

 

Из-за враждебного отношения со стороны христианской церкви книга Зосима мало изучалась, как в средние века, так и на протяжении нового времени. Только счастливый случай способствовал ее сохранению. Единственный основной манускрипт, сохранивший "Новую историю", это Ватиканский греческий кодекс 156. В нем различают четыре различных почерка: первый от начала до 1.23,2, второй до II. 34,2, третий до III. 45,4, четвертый до конца. Две первые руки принадлежат современникам и могут быть датированы второй половиной X в.: два писца работали в сотрудничестве. Второй заменил первого в середине страницы на полуслове. Схолии 28, 32, 38 должны принадлежать руке первого, контролировавшего своего напарника. Третья рука принадлежит к XI в., четвертая к XII веку.

 

Четвертая тетрадь (квартерион) полностью отличается от прочих: в ней уничтожен конец первой и начало второй книги; отсутствует лист, до которого старательно отрезан край. Речь очевидно идет о добровольном искажении текста, сделанном для того, чтобы убрать несколько небольших отрывков, враждебных христианству. Остальная часть рукописи находится в хорошем состоянии. Недостатки главной рукописи были зафиксированы уже в XIII в. в схолиях на конце двух других манускриптов.

 

Происхождение рукописи неизвестно: косвенные признаки позволяют строить лишь предположения. На лицевой стороне первого листа первого квартериона выделяют на верхнем краю, а в

 

стр. 164

 

 

тексте на нижних краях, два креста, которые в основном были характерны для рукописей, происходящих от известного константинопольского скриптория - Студийского монастыря. Почерк двух самых важных частей Ватиканского кодекса 156 не характерен для Студийского скриптория, и эти части датируются более поздним временем, чем типичные и подлинные рукописи, характерные для этой мастерской. Вместе с тем, этот характерный почерк исчезает в начале X века. Не исключено, что два первых писца относились к Студийскому скрипторию. Ватиканский кодекс 156 происходил из важного центра, располагавший богатой и разнообразной библиотекой, а так как это был богатый и антихристианский кодекс, он находился именно там. Эта библиотека была хорошо известна и заботилась о пополнении кодекса, после того как он был искажен. Она располагала первоначальными рукописями. Ватиканский кодекс 156 хорошо сохранился, и текст, который до нас дошел - удовлетворительный. В 1590 г. во Франкфурте появляется первое полное греческое издание текста "Новой истории". Оставляя в стороне поздние списки, основанные лишь на Ватиканском кодексе 156, кардинал А. Май кропотливо сличил этот манускрипт с другими и передал его Л. Мендельсону, который и выпустил в 1887 г. новое издание с критическими комментариями. В этом издании приведены лишь некоторые объяснительные пометки об источниках, содержится параллельный латинский текст, отмечены различные трудности, которые здесь встречаются. Издание Л. Мендельсона богатством и качеством своего введения и комментария ценно до настоящего времени.

 

Самое полное и образцовое на сегодняшний день издание Зосима было опубликовано в 1971 - 1989 гг. Ф. Пашу в трех томах с французским переводом. Это издание отличает солидный комментарий, учет всех рукописей и изданий. Текст Ватиканского кодекса 156 Пашу дает в значительной степени исправленным, учитывая все текстологические достижения, сделанные в течение последних десятилетий. Пашу считает удовлетворительным издание Мендельсона и поныне (кроме деления на главки). Во введении уточняется вопрос о хронологии Зосима. Это главный недостаток прежних работ, который издание Пашу было призвано устранить. По отношению к тексту Мендельсона Пашу представляет незначительное количество разночтений: несколько удачных и приемлемых исправлений и догадок. Некоторые разночтения в орфографии имен, сохраненные Мендельсоном из-за его приверженности Ватиканскому кодексу 156, были устранены. Исправления и дополнения, предложенные после Мендельсона, были приняты Пашу, который использовал все последние достижения.

 

В России публиковались лишь избранные отрывки в хрестоматиях (самые обширные - в своде В. В. Латышева "Скифика и Кавказика")4. В 1997 г. был опубликован наш перевод книги VI, в 1999 г. - перевод книги I; V книга вышла в 2000 году5. В 2001 г. в С. -Петербурге в приложении ко 2 тому нового перевода Евагрия вышел перевод отрывков: 11.29 - 32.1; 38 - 39.1; 43.1 - 4; 44.3 - 4 (И. В. Кривушин)6.

 

О Зосиме упоминается в ряде общих трудов по истории ранней Византии 7. Ряд работ был посвящен сопоставлению данных Зосима с информацией Евнапия 8 и Аммиана Марцеллина, в частности, в отношении персидского похода Юлиана 9. Различные политические и социальные аспекты "Новой истории" чаще прочих тем вызывали интерес историков10. Среди этих аспектов выделяются представления Зосима о знатности 11, его отношение к варварам 12, религиозные взгляды 13. Структура работы освещена в статье Л. Берардо14. Исторические модели в труде Зосима рассмотрены в работе Д. Скавоне 15. Зосим как историк римского упадка оказался в центре внимания статьи У. Гоффарта 16. Три работы представляют собой общий очерк о труде историка 17. Сопоставление греческой и латинской терминологии было сделано в 2002 г. 18 Зосим упомянут и в одном из новейших пособий по источниковедению19. Наконец, в одной из диссертаций труд Зосима стал одним из основных источников исследования, правда на более широком историческом фоне20. Единственная специальная работа монографического характера, скромно названная "Пять очерков о Зосиме", выросла из уже упомянутого комментария Ф. Пашу к изданной им "Новой истории".

 

"Новая история" Зосима заслуживает пристального внимания историков. Это единственное связное, почти целиком сохранившееся историческое сочинение в классической традиции, созданное в конце V в. на Востоке империи. Кроме того, труд Зосима - последнее чисто античное произведение, в котором возрождается даже не позднеантичное (неоплатоническое), а скорее традиционное эллинское мировоззрение.

 

В историографии XX в. найдется едва ли более трех десятков публикаций о нем, причем в основном в виде статей. Монографического исследования о Зосиме нет до настоящего времени ни на Западе, ни в России. В нашей стране не существует даже общепринятого написания имени историка. Встречаются два варианта: эллинизированный - Зосима, и латинизированный - Зосим. С

 

стр. 165

 

 

чем связано подобное невнимание? Единственное рациональное объяснение может заключаться в том, что Зосим, будучи историком античного типа, но уже византийской эпохи стоит как бы на пороге античности и Византии и выпадает из поля зрения обеих категорий историков.

 

Зосим оплакивает уже почти ушедшее великое прошлое. Он не смог или не захотел изменить античности, и тем самым, быть может, больше других достоин называться не просто последним античным историком, но и "последним эллином".

 

Примечания

 

Работа подготовлена при поддержке внутривузовского гранта Белгородского государственного университета (БелГУ) 2005 г. ВКГ N 122 - 05 и 2006 г. ВКГ N 126 - 06.

 

1. Zosimi historia nova. Ed. Mendelsohn. L. Lipsae. 1887.

 

2. PASCHOUD F. Cinq etudes surZosimus. Vol. 1 - 3. P. 1971 - 1989.

 

3. Культура Византии. IV-первая половина VII вв. М. 1984, с. 260 - 261.

 

4. См. ЛАТЫШЕВ В. В. Известия древних писателей, греческих и латинских, о Скифии и Кавказе. Т. 1, вып. 1 - 3. СПб. 1893,1896,1900; т. 2, вып. 1 - 2. СПб. 1904,1906.

 

5. Проблемы всеобщей истории и политологии. Белгород. 1997, с. 49 - 57; Античный мир. Белгород. 1999, с. 151 - 191; Проблемы историографии всеобщей истории. Белгород. 2000, с. 86 - 115.

 

6. ЕВГАРИЙ СХОЛАСТИК. Церковная история. Кн. III-IV. СПб. 2001, с. 253 - 260.

 

7. УДАЛЬЦОВАЗ. В. Идейно-политическая борьба в ранней Византии (поданным историков IV-VII вв.). М. 1974; ее же: Из истории византийской культуры раннего средневековья (мировоззрение византийских историков IV-VII вв.). - Европа в средние века: экономика, политика, культура. М. 1972, с. 260 - 293; Культура Византии IV- I пол. VII вв., с. 145 - 148; БИБИКОВ М. В. Историческая проза Византии. СПб. 1998, с. 45 - 47; COLONNA М. Е. Gli storici Bizantini dal IV al XV secolo. - I Storici profani. Napoli. 1956.

 

8. RIDLEY R.T. Eunapius and Zosimus. - Helicon. Vol. 9 - 10.1969 - 1970, p. 574 - 592.

 

9. CHALMERS W.R. Eunapius, Ammianus Marcellinus and Zosimus on Julian's Persian Expedition. - Classical Quarterly. 1960, N10, p. 157 - 159.

 

10. КОЗЛОВ А. С. Социальные симпатии и антипатии Зосима. - Античная древность и средние века. Вып. 15. Свердловск,1978; CONDURACHIE. Les idees politiques de Zosime. - Revista classica. N 13 - 14.1941/42, p. 115 - 127; RIDLEY R.G. The Fourth and Fifth Century Civil and Military Hierarchy in Zosimus. - Byzantion. N 40. 1970, p. 91 - 104; PETRE Z. La pensee historique de Zosime. - Studii classice. Vol. 7.1965, p. 263 - 272.

 

11. ЧЕКАЛОВА А. А. Эволюция представлений о знатности в Византии 2-й пол. V-VI вв.. - Византийский временник. 1991. Т. 52, с. 61 - 63.

 

12. КОЗЛОВ А. С. Некоторые аспекты "проблемы варваров" в "Новой истории" Зосима. -Античная древность и средние века (АДСВ). N 14. Свердловск. 1977.

 

13. РОЗЕНТАЛЬ Н. Н. Религиозно-политическая идеология Зосима. -Древний мир. М. 1962, с. 611 - 617.

 

14. BERARDO L. Struttura, lacune e struttura della lacune di Zosimo. -Athenaium. Vol. 54.1976, p. 472 - 481.

 

15. SCAVONED.C. Zosimus and his Historical Models. -Greek, Roman and Byzantine Studies. Vol. 11.1970, p. 57 - 67.

 

16. GOFFART W. Zosimus, the First Historian of Rome's Fall. -American Historical Rewiew. Vol. 86.1971, p. 412 - 441.

 

17. RIDLEY R.T. Zosimus the Historian. - Byzantinische Zeitschrift. Bd. 65.1972, S. 277 - 302; Сборник научных трудов преподавателей и аспирантов. Вып. 2. Белгород. 1995, с. 106 - 112; Ученые записки исторического факультета БелГУ. Вып. 1. Белгород: 2002, с. 4 - 33.

 

18. Иресиона. Античный мир и его наследие. Вып. 2. Белгород. 2002, с. 163 - 172.

 

19. БОЛГОВ Н. Н. Античные письменные источники. Греция. Ч. I. Белгород. 1999, с. 104 - 105.

 

20. ЖУКОВ К. В. Падение Римской империи (Зосим и его североамериканские интерпретаторы). Великий Новгород, 2000. Автореф. канд. дисс.

 
 

Опубликовано на Порталусе 12 февраля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): ЗОСИМ




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама